Научная статья на тему 'Прагматическое пространство директивного речевого акта «Совет» в свете коммуникативной категории вежливости'

Прагматическое пространство директивного речевого акта «Совет» в свете коммуникативной категории вежливости Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
126
34
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Рогожникова И. Н.

В настоящей статье рассматриваются факторы, обусловливающие речевое варьирование плана выражения директивного речевого акта «совет» через призму коммуникативной категории вежливости.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Прагматическое пространство директивного речевого акта «Совет» в свете коммуникативной категории вежливости»

ПРАГМАТИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО ДИРЕКТИВНОГО РЕЧЕВОГО АКТА «СОВЕТ»

В СВЕТЕ КОММУНИКАТИВНОЙ КАТЕГОРИИ ВЕЖЛИВОСТИ

© Рогожникова И.Н.1

Волгоградский государственный университет, г. Волгоград

В настоящей статье рассматриваются факторы, обусловливающие речевое варьирование плана выражения директивного речевого акта «совет» через призму коммуникативной категории вежливости.

Вежливость является примером лексических универсалий, т.е. «универсальных концептов, лексикализированных во всех языках мира» [Веж-бицкая, 1999: 653]. На уровне вербального действия вежливость соответствует социальным правилам и конвенциям отдельного культурного сообщества, тогда как тип действия она универсальна.

Вежливость является в современном немецком языке актуальной ценностью. Она позитивно коннотированна, т.к. стоит в ряду положительных характеристик человека и социально значимых атрибутов общественной жизни [Уманец, 2004]. Стандарт вежливого поведения в немецком культурном сообществе определяется такими ценностными доминантами как коммуникативная компетенция, основанная на хорошем воспитании, готовность помочь, уважительность, дружественность, корректность, которая заключается в сдержанности и тактичности.

Исходя из концепции П. Браун и Е. Левинсон вежливость разделяют на положительную и отрицательную. Положительная вежливость «замешана» на идеале солидарности, отрицательная - на императиве уважения личности [Brown, Levinson, 1987]. В разграничении понятий «вежливость» и «уважение» важную роль играет понятие статусной оценки [Карасик, 2002]. Вежливость представляет собой способ выражения уважения к другому человеку, хотя и не сводится только к выражению уважения.

Побудительный мотив позитивной вежливости - желание выразить симпатию к человеку, заинтересованность в хороших отношениях с ним, засвидетельствовать принадлежность к одной и той же группе. Негативная вежливость - результат альтернативных устремлений: подчеркнуть независимость личности, удостоверить недопустимость вторжения в личную сферу индивида. Развивая тему позитивной и негативной вежливости на основе речевого поведения носителей разных языков, Р. Ратмайр добавля-

1 Старший преподаватель кафедры Немецкой филологии, кандидат филологических наук

ет к вышесказанному: позитивная вежливость, то есть то, что обозначается русским словом вежливость, произрастает на ниве целого комплекса укорененных в русской культуре родственных ценностей, таких как забота, сердечность, поддержка, доверие, откровенность. Все они, вкупе с установкой на кооперативное общение, потребность в участии, делают привычными для русского человека расспросы о самочувствии партнера по общению, причинах его расстроенного вида, внимание к жалобам собеседника. Напротив, негативная вежливость, распространенная, по выводам Р. Ратмайр, в англо- и немецкоязычных культурах, предполагает обратные реакции: обойти молчанием замеченный вами расстроенный вид коллеги, не докучать окружающим личными проблемами [Ратмайр, 2003]. Ратмайр Р. вводит в связи с этим в оборот два новых термина: «вежливость солидарности» и «вежливость сохранения дистанции».

Ларина Т.В., анализирующая вежливость в межкультурном аспекте на материале английского и русского языков, использует в качестве синонимов позитивной и негативной вежливости термины «стратегия сближения» и «стратегия отдаления».

Стратегия сближения - это средства, которые сокращают дистанцию между партнерами по коммуникации. Она характерна для таких «приятных» речевых актов, как уместные обращения, приветствия, прощания, благодарности, поздравления, пожелания.

Стратегия отдаления нацелена на создание коммуникативных барьеров, на то, чтобы показать наличие дистанции между собеседниками и таким образом продемонстрировать взаимное уважение. Стратегия отдаления характерна для таких речевых актов, где затрагиваются интересы адресата: просьба, совет и др. [Ларина, 2003].

Стратегия негативной вежливости реализуется через использование косвенных речевых актов, формулирование высказываний в смягчающей модальной упаковке и т.д. [Тюрина, 2006].

Сложилась уже устойчивая тенденция, идущая от Дж.Р. Серля, считать косвенным такой речевой акт, при котором говорящий имеет в виду нечто большее, чем то, что он говорит: «в косвенных речевых актах говорящий передает слушающему большее содержание, чем то, которое он реально сообщает, и он делает это, опираясь на общие фоновые знания, как языковые, так и неязыковые, а также на общие способности разумного рассуждения, подразумеваемые им у слушающего» [Серль, 1986]. Под косвенными РА понимаются те случаи, когда один иллокутивный акт осуществляется опосредованно, путем осуществления другого [Серль, 1986; MeyerHermann, 1976].

Герасимова О.И., Иосифова В.Г. придерживаются следующего определения косвенного речевого акта: «косвенный речевой акт имеет место, если иллокутивная цель выражается не соответствующей ей языковой

формой» [Герасимова, 1985; Иосифова, 2005]. Первичная интенция в косвенных речевых актах носит имплицитный характер и перекрывается эксплицитным выражением по форме речевого акта. Со стороны адресата требуются дополнительные усилия, чтобы понять эту завуалированную интенцию.

По мнению А. А. Чухно, косвенным значением следует считать неявное стремление осуществить воздействие наиболее эффективным образом. При этом прямой смысл данного уровня связан с потребностью обосновать важность выраженного директивного мотива, а косвенный направлен на стимуляцию его правильного восприятия адресатом [Чухно, 2005]. Все вышерассмотренные определения косвенного речевого акта дополняют друг друга.

Косвенные директивные речевые акты (ДРА), выступая в качестве конвенционального средства смягчения директивной силы высказывания, широко представлены в диалогическом дискурсе немецкого языка.

Модальные глаголы обнаруживают достаточно высокую степень продуктивности при вербализации ДРА в немецком языке. Проиллюстрируем на примере ДРА с модальными глаголами, как реализуется стратегия негативной вежливости в ДРА совета.

Речевой акт совета представляет собой ДРА, иллокутивная цель которого заключается в побуждении к выполнению необлигаторного, но, по мнению говорящего, бенефактивного для адресата действия (речевого, ментального, физического) либо изменению состояния. Его особенность заключается в том, что бенефактивность, с точки зрения говорящего, пре-дицируемого действия не всегда очевидна для адресата. Поэтому приоритетность советующего лица должна быть статусно, позиционально либо ситуативно обусловлена. Это дает основание каузировать действия адресата, принимая на себя ответственность за благополучный исход предикации. Но решение об исполнении действия адресат принимает сам.

ДРА совета основывается на пресуппозициях, свойственных как всем ДРА, так и характерных только для него. Давая совет, говорящий полагает / уверен, что адресат, находясь в ситуации выбора решения относительно своего будущего действия, сомневается в его целесообразности либо не знает способов разрешения затруднения. Напротив, говорящий знает адекватное решение проблемы и готов принять на себя ответственность за последствия каузации [Шеловских, 1995: 133-134].

Речевое варьирование плана выражения ДРА совета обусловлено национальной традицией, вариативностью параметров прагматического контекста, прагматическим диапазоном форм. Остановимся сначала подробнее на национальной традиции «советования».

Согласно исходной гипотезе, которая нуждается еще в более детальном подкреплении фактическим материалом, в немецкой культурной традиции в отличие от русской совет реже дается инициативно, без предварительной

просьбы о нем собеседника, что считалось бы вмешательством в личную автономию собеседника, а при его реализации используются более косвенные тактики, такие как возможности выполнения адресатом данного действия без акцентирования необходимости его для адресата, что характерно также для англо-американской культуры [Эвансон, Цурикова, 1995: 144]. Немецкий коммуникативный стиль характеризуется как рациональный, в то время как русский - как интуитивный, отмеченный такими качествами, как общительность, контактность, искренность [Куликова, 2004: 70]. С точки зрения носителя русского языка полезность для адресата пре-дицируемого действия как бы дает говорящему право быть настойчивым и «прямым» в предписании этого действия. Очевидно, именно этим объясняется существующая в русской речевой культуре тенденция давать советы, когда о них не просят, а также частое использование императива и модальных предикатов «надо», «нужно», эквивалентных по значению модальному глаголу müssen в немецком. Ратмайр Р. отмечает, что особенность ДРА в русском языке заключается в следующем: «По сравнению со многими западноевропейскими языками в русском языке для употребления императива в ДРА существует меньше прагматических ограничений. Эта особенность, может быть, объясняется высоким статусом откровенности в русском языке и в русской культуре [Rathmayr, 1994: 278].

Но ставить вопрос о том, какая нация более вежлива, русские или немцы, не совсем корректно с точки зрения межкультурной этики. Негативная оценка чужой вежливости связана с проблемой так называемого когнитивного диссонанса, т.е. непонимания и неадекватного вербального и невербального поведения в виду несовпадения концептов в разных лингво-культурах [Уманец, 2004: 34].

Речевое варьирование плана выражения ДРА совета обусловлено также вариативностью параметров прагматического контекста. Дифференциальные признаки ДРА определяются действием факторов, отражающих существенные признаки директивной ситуации - прагматическим контекстом, т.е. совокупностью специфических прагматических признаков приоритетности, облигаторности и бенефактивности.

Дальнейшая детализация прагматического признака «приоритетность говорящего» позволяет выделить варианты институционального и неинституционального советов. Отмечается, что вежливость личного дискурса, и в его рамках неинституционального совета, будет иметь минимальные вербальные затраты на организацию речевого акта и будет менее ритуали-зирована и менее формальна.

В то время как вежливость в рамках институционального общения -это своего рода суперстратегия организации речевого поведения, и ее цель - регламентация вербальных и невербальных действий говорящего и адресата в различных социальных ситуациях [Уманец, 2004]. Далее приво-

дятся примеры, наглядно иллюстрирующие отличия между советами в разных типах дискурса:

Der Arzt sagte: «Sie müssen ihr jede Aufregung ersparen» (Richter,

Hanna, 183)

Du solltest so einen Quatsch nicht lesen (Peters, Reise, 15)

Если коммуникация в рамках институционального дискурса: между врачом и родственниками больной девушки проходит на «Вы», то в рамках неинституционального дискурса нормой является общение на «ты», отличаться будут соответственно и сами темы общения, выбор лексики.

Совет, как подтип ДРА, характеризуется, в том числе и тем, что говорящий высказывает свое мнение относительно того, как следует вести себя адресату, предоставляя адресату полную свободу в выборе стратегий поведения:

Aber eigentlich, Pat - solltest du nicht lieber ein bießchen sparen?

(Remarque, DK, 115).

Адресант, формулируя свое высказывание в виде вопроса, вежливо побуждает слушающего к экономии средств. Косвенные ДРА со структурой вопросительного высказывания служат прагматическим средством смягченного воздействия на адресата - говорящий не решается открыто говорить о своих намерениях, осуществление которых может затруднить собеседника. Они закономерны в диалогических ситуациях, в которых адресат не зависит от воли говорящего [Чухно, 2007].

Стратегия негативной вежливости реализуется также через формулирование высказываний в смягченной модальной упаковке. Так, интенсивность высказывания, содержащего модальный глагол sollen, зачастую смягчается за счет использования «вежливого» конъюнктива, придающего высказыванию еще более ощутимый оттенок осторожности, деликатности [Милосердова, 1989: 151].

Как показывает анализ научной литературы, глаголу sollen в форме Präteritum Konjunktiv предписывается значение «совет», но совет есть прагматическое значение высказывания. Форма sollte, хотя и является наиболее частотной при выражении ДРА совет, не может считаться иллокутивным индикатором, показателем иллокутивной силы предложения [Рогожникова, 2006]. Совет может быть выражен и с помощью других модальных глаголов в сочетании с инфинитивом в составе ДРА, а именно, с помощью модальных глаголов dürfen, können, lassen, müssen:

Du darfst dich nicht weigern, auch kleine Rollen ... zu spielen (Zinner,

Fini, 148).

«Du könntest auf die Hotelfachschule gehen», sagte Herr Kleeberg

(Bieler, Maria, 228).

Und laß dir die Haare neu färben (Zinner, Fini, 307).

Du mußt ein bißchen abnehmen, dann kannst du auch besser rennen

(Pressler, Bitterschokolade, 48).

В высказываниях с müssen иллокутивная сила максимальна. Воздействующий потенциал заключается в обосновании необходимости проделать рекомендуемое действие. Ослабление категоричности в ДРА совета связывается говорящей личностью с высказываниями, модальный план которых передает возможность осуществления искомого действия.

В настоящей статье мы остановились подробно на факторах обусловливающих речевое варьирование плана выражения ДРА «совет», что позволило нам проследить реализацию стратегии негативной вежливости на примере данного ДРА. Отмечается, что адресанту приходится прибегать к разным тактикам, чтобы смягчить категоричность и без того невежливого директивного речевого акта «совет». Так, в коммуникативной компетенции говорящего применительно к интенции совета уже есть представление о том, что предицируемое действие следует вербализировать вежливым образом, чтобы избежать давления на собеседника и добиться кооперативного сотрудничества для достижения коммуникативной цели.

Список литературы:

1. Арутюнова Н.Д., Падучева Е.В. Истоки, проблемы и категории прагматики // Новое в зарубежной лингвистике. - М., 1985. - Вып. XVI. Лингвистическая прагматика. - С.29.

2. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. - М., 1999.

3. Герасимова О.И. О типах значений косвенных высказываний // Прагматические и семантические аспекты синтаксиса. Сб. науч. трудов. -Калинин, 1985.

4. Иосифова В.Г. Употребительность в естественном диалоге прямых и косвенных речевых актов, выражающих побуждение. На материале устной речи жителей г. Калуги, к проблемам изучения языка города: Дисс. ... канд. филол. наук. - Калуга, 2005.

5. Карасик В.И. Язык социального статуса. - М.: ИТДГК «Гнозис», 2002. - 333 с.

6. Куликова Л.В. Тип культуры и национальный стиль // Вестник ВГУ Серия: Филология. Журналистика. - 2004. - № 2. - С. 62-70.

7. Ларина Т.В. Категория вежливости в английской и русской коммуникативных культурах. Моногр. - М.: Изд-во РУДН, 2003. - 315 с.

8. Милосердова Е.В. Семантика и прагматика модальности. - Тамбов, 1989.

9. Ратмайр Р. Прагматика извинения: Пер. с немецкого. - М.: Языки славянской культуры, 2003.

10. Реукова Н. В. Лексико-грамматические средства выражения вежливости в современном немецком языке. Дисс. ... канд. филол. наук. - М., 2005.

11. Рогожникова И.Н. Семантическая структура немецких модальных глаголов в составе директивных речевых актов. Дисс. . канд. филол. наук. - Волгоград, 2006.

12. Серль Дж. Косвенные речевые акты // Новое в зарубежной лингвистике. Вып.17. Сборник. Пер. с англ. Сост. и вступ. ст. Кобозевой И.М. и Демьянкова В.З. Общ. ред. Городецкого Б.Ю. - М.: Прогресс, 1986. -С. 195-223.

13. Тахтарова С.С., Ренц Т.Г. Национальная специфика директивных актов // Актуальные проблемы коммуникации и культуры. Вып. 2. Меж-дун. сб. науч. трудов. ПГЛУ - Москва-Пятигорск, 2005. - С. 450-457.

14. Тюрина С.Ю. Принцип вежливости в теории и практике межкуль-турной коммуникации] // INTER-CULTUR@L-NET : междунар. науч.-практ. (электрон.) журн. / Владимир. фил. Нижегор. гос. лингв. ун-та им. Н.А. Добролюбова. - Владимир, 2006. - Вып. 5. - Библиогр.: 9 назв. -URL: http://vfnglu.wladimir.ru/Rus/NetMag/v5/v5_ar05.htm.

15. Уманец Л.В. Вербальная репрезентация вежливости в сфере делового общения (на материале современного немецкого языка). Дисс. ... канд. филол. наук. - Иркутск, 2004.

16. Чухно А.А. Косвенные директивы и реакции на них: фактор адресата (на материале английской диалогической речи). Автореф. ... канд. филол. наук. - Ростов-на-Дону, 2007.

17. Шеловских Т.И. Прагматическое пространство суггестивов // Коммуникативные и прагматические компоненты в лингвистическом исследовании: Сб. статей. - Воронеж, 1995. - С. 133-140.

18. Эвансон В., Цурикова Л.В. Коммуникативная функция совета в английском языке // Коммуникативные и прагматические компоненты в лингвистическом исследовании: Сб. статей. - Воронеж, 1995. - С. 140-145.

19. Brown P., Levinson S. Politeness. Some universals in language usage. Cambridge: CUP, 1987.

20. Meyer-Hermann R. Direkter und indirekter Sprechakt // Deutsche Sprache. Zeitschrift für Theorie, Praxis, Dokumentation, 1976. - S. 1 - 19.

21. Rathmayr R. Pragmatische und sprachliche konzeptualisierte Charakteristika russischer direktiver Sprechakte // In: Slavistische Linguistik 1993 / Hrsg. v. H.R. Mehlig. - München: Verlag Otto Sagner, 1994 / Slavistische Beiträge, Bd. 319. - S. 251-278.

22. Bieler M. Maria Morzeck oder das Kaninchen bin ich. Roman. -München: Biederstein Verlag, 1969.

23. Peters E. Reise nach Casablanca. Roman. - Frankfurt a/M; Berlin: Ullstein, 1987.

24. Pressler M. Bitterschokolade. Roman. - Weinheim: Beltz Verlag, 1986.

25. Remarque E.M. Drei Kameraden. - Germany: Ullstein, 1981.

26. Richter G. Hanna und Jörg. - Leipzig: Paul List Verlag, 1967.

27. Zinner H. Fini. Ahnen und Erben. - Berlin: Buchverlag Der Morgen, 1973.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.