Научная статья на тему 'Появление человека на Урале: время и природные условия'

Появление человека на Урале: время и природные условия Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
634
233
Поделиться
Ключевые слова
УРАЛ / древний человек / межледниковье / поздний ашель / бифасы / КЛИМАТ / ландшафт

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Мосин Вадим Сергеевич

Начало заселения территории Урала связано с важнейшими событиями в истории человечества, которые можно назвать Великими переселениями. Первая волна, связанная с распространением галечных орудий около 1 млн лет назад, прошла южнее и, вероятно, не затронула территорию Урала. Появление человека на уральских землях связано со второй волной, прокатившейся из Передней Азии около 450-350 тыс. лет назад. Местонахождения комплексов культуры с бифасами, связанной с этой волной расселения, были найдены в Мугоджарах, которые являются южной оконечностью Уральской горной системы, и затем на указанных местонахождениях Урала. Это время было очень благоприятным для проживания древнего человека.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Мосин Вадим Сергеевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Появление человека на Урале: время и природные условия»

3. Грязнов, М.П. История древних племен Верхней Оби по раскопкам близ с. Большая Речка [Текст] / М.П. Грязнов. - МИА. - № 48. - М.; Л., 1956. - С. 99-164.

4. Кубарев, Г. В. Культура древних тюрок Алтая (по материалам погребальных памятников) [Текст] / Г. В. Кубарев. - Новосибирск : Изд-во ИАиЭ СО РАН, 2005. - 400 с.

5. Мажитов, Н. А. Южный Урал в VII-XIV вв. [Текст] / Н. А. Мажитов. - М. : Наука, 1977. - 240 с.

6. Мажитов, Н. А. Курганы Южного Урала VIII-XII вв. [Текст] / Н. А. Мажитов. - М. : Наука, 1981. - 163 с.

7. Могильников, В. А. Кочевники северо-западных предгорий Алтая в IX-XI веках [Текст] / В. А. Могильников. - М. : Наука, 2002. - 362 с.

8. Степи Евразии в эпоху средневековья. Археология СССР [Текст]. - М., 1981. - 302 с.

9. Стоколос, В. С. Сокровища озера Синеглазово [Текст] / В. С. Стоколос // Уральский следопыт. - 1961. - № 4. - С. 37-39.

10. Стоколос, В. С. Курган на озере Синеглазово [Текст] / В. С. Стоколос // Археология и этнография Башкирии. Т. 1. - 1962. - С. 163-168.

11. Трифонов, Ю. И. Памятники средневековых кочевников [Текст] / Ю. И. Трифонов // Археологические памятники в зоне затопления Шульбинской ГЭС. - Алма-Ата : Наука, 1987. - С. 115-246.

12. Халикова, Е. А. Ранневенгерские памятники Нижнего Прикамья и Приуралья [Текст] / Е. А. Халикова // СА. - 1976. - № 3.

13. A Honfoglalo Magyarsag. Kiallftasi katalogus. - Budapest : Magyar nemzeti mйzeum, 1996. - 477 c.

УДК 902.01

Вадим Сергеевич Мосин

Южно-Уральский филиал Института истории и археологии УрО РАН

ПОЯВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА НА УРАЛЕ: ВРЕМЯ И ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ

Начало заселения территории Урала связано с важнейшими событиями в истории человечества, которые можно назвать Великими переселениями. Первая волна, связанная с распространением галечных орудий около 1 млн лет назад, прошла южнее и, вероятно, не затронула территорию Урала. Появление человека на уральских землях связано со второй волной, прокатившейся из Передней Азии около 450-350 тыс. лет назад. Местонахождения комплексов культуры с бифасами, связанной с этой волной расселения, были найдены в Мугоджарах, которые являются южной оконечностью Уральской горной системы, и затем на указанных местонахождениях Урала. Это время было очень благоприятным для проживания древнего человека.

Ключевые слова: Урал, древний человек, межледниковье, поздний ашель, бифасы, климат, ландшафт.

Хронология событий, происходивших на Урале в эпоху камня, построена на фундаменте применения нескольких методов. Это анализ стратиграфии, включающей в себя литостратиграфию, основанную на изучении литологических особенностей геологических пластов, биостратиграфию, анализирующую содержащиеся в отложениях ископаемые остатки и хроностратиграфию, основанную на данных об их возрасте. Для абсолют© Мосин В. С., 2011.

ного датирования применяются методы радиоуглеродного (AMS и конвенциального) и термолюминисцентного, в модификации OSL. При реконструкции палеогеографической ситуации используются методы палинологического (споро-пыльцевого) анализа, палеозоология и другие палеонтологические методы [3; 5; 9; 12].

Появление древнего человека на территории Урала по современным археологическим и геологическим данным можно связывать со средним звеном неоплейстоценового раздела четвертичного периода, т. е. средним плейстоценом. Средний плейстоцен на Урале делится на сылвицкий межледниковый горизонт и среднеуральский надгоризонт, который объединяет вильгортовский, ницинский и леплинский горизонты [23]. По археологической периодизации это заключительные этапы раннего палеолита - позднеашель-ское время и начало среднего палеолита - мустье. Поскольку датировка археологических материалов палеолита в большой степени связана с условиями их залегания в тех или иных геологических горизонтах, необходимо остановиться на некоторых общих характеристиках плейстоцена.

Главными закономерностями в изменениях природной среды являются: направленность, ритмичность, цикличность и метахронность (местная индивидуальность). Общая направленность похолодания с конца эоплейстоцена и в неоплейстоцене проявляется в понижении температуры межледниковий и оледенений, которая к заключительным этапам - поздневалдайскому в Восточной Европе и сартанскому в Западной Сибири, привело к термическому минимуму, сопровождавшемуся глубокой аридизацией. Ритмичность изменений природной среды и климата четко фиксируется в повторных чередованиях похолоданий и потеплений, обусловленных орбитальными факторами и изменениями солнечной активности. Разработанная для территории Восточно-Европейской равнины геохронологическая шкала позволяет реконструировать смену 17 глобальных климатических событий - девяти межледниковий и восьми разделяющих их оледенений или похолоданий ледникового ранга. Близкие по содержанию, но не всегда, в силу метах-ронности, совпадающие по хронологии процессы характерны и для Урало-Сибирского региона (таблица 1). Еще одной главной закономерностью является цикличность, в которой циклами именуются периоды с завершенными природными процессами. На основе палинологических исследований наиболее явно выражены два типа циклов в развитии растительности и климата - на протяжении одной межледниковой и одной ледниковой эпох и более длительные, охватывающие четыре межледниково-ледниковые пары. Сходство орбитальной конфигурации, глобального климата, региональных климатических режимов и других палеогеографических параметров позволяет сделать вывод о том, что палеогеографическим аналогом голоцена является лихвинский термохрон. Большой цикл по продолжительности составляет около 450 тыс. лет и корреляционные исследования показывают, что голоцен, как и его аналог - лихвинское межледниковье может иметь продолжительность около 95 тыс. лет. Характеристику развития растительности и климата на протяжении лихвинского межледниковья можно рассматривать в качестве аналоговой модели их изменений в предшествующие и будущие стадии голоцена. К настоящему времени голоценовый климатический ритм миновал лишь термоксероти-ческую стадию и в последующие тысячелетия, вероятно, можно ожидать наступления термогигротической стадии с более теплым и влажным климатом, чем в климатический оптимум атлантического периода голоцена. Например, в горизонтах, сопоставимых с лихвинским в Восточной Европе, сылвицким на Урале и тобольским в Западной Сибири межледниковьем, встречены теплолюбивые среднеазиатские пресноводные моллюски, в частности, корбикулы, современное распространение которых ограничено среднегодовой температурой +16 градусов по Цельсию. Эти моллюски гибнут, если температура около нуля держится более недели, следовательно, ледовый режим на реках Урала и Западной Сибири в это время отсутствовал [3; 4; 9. С. 22-55; 12; 23. С. 26, 109].

Свидетельством появления древнего человека, вероятно, еще Homo erectus/ergaster, на Урале в среднем плейстоцене, подтвержденного геостратиграфическими данными, является местонахождение Ельники II, расположенного на р. Сылва в 0,9 км западнее дер. Ельники Пермского района Пермского края [16. С. 44-46, 162; 17. С. 35; 18]. В цоколе III террасы реки, на контакте сине-серой глины с вышележащим слоем были обнаружены два артефакта - чоппинг и отщеп. Явным указанием на ранний возраст местонахождения служит находка остатков трогонтериевого слона, время существования которого относится к среднему плейстоцену.

С большой долей уверенности можно отнести к среднему плейстоцену позднеашель-ский бифас со стоянки Краснокаменка [15. С. 68-69] и несколько артефактов со стоянки Мысовая на Южном Урале [2]. Данные материалы входят в широкий круг позднеашель-ских памятников с леваллуазской системой расщепления и бифасами Казахстана, Южной Сибири, Таджикистана, Узбекистана, Монголии и датируются возрастом около 300 тыс. лет назад [8. С. 24-28; 10. С. 20-36].

Еще четыре бифаса зафиксированы на территории Гальянской стоянки, расположенной на северо-восточном склоне горы Голый камень (юго-западная окраина г. Нижний Тагил). На поверхности склона было собрано около 100 предметов из окремненного туфа, покрытых патиной толщиной до 2 мм: преформы, нуклеусы, скребла и отщепы, относящихся, вероятно, к различным периодам раннего и среднего палеолита [20; 22]. Предположительно ашельский возраст артефактов пока не подтвержден.

Вид Homo erectus / ergaster - человек прямоходящий / трудящийся, с которым связаны ашельские каменные индустрии, впервые был обнаружен в Азии и имел названия - питекантроп (прямоходящий обезьяночеловек), яванский человек, пекинский синантроп. Сейчас все эти виды относят к виду эректус-эргастер. Древнейший и наиболее полный скелет Homo erectus был найден в Восточной Африке, его возраст примерно 1,6 млн лет. По сравнению с предшествующими видами человек прямоходящий / трудящийся претерпел важные изменения. Объем мозга составил уже 880-1100 куб. см, в увеличении объема мозга проявилась ведущая тенденция эволюции этого вида. Некоторые взрослые особи этого вида достигали роста 1,8 м, а веса 60-65 кг. Основное направление отбора на этой стадии эволюции выражалось в приспособлении к усложнению трудовой деятельности. Несмотря на возросший объем мозга, речевой аппарат эректуса был, вероятно, слабо развит, а количество издаваемых звуков ограничено. По сравнению с предшествующими видами у человека прямоходящего / трудящегося была более выражена способность осваивать новые экологические условия, что способствовало росту численности населения. Представители этого вида изготавливали разнообразные орудия, наиболее эффективными среди них были двусторонние формы - бифасы. Получили дальнейшее развитие охотничьи навыки. Судя по наличию угля на различных стоянках? представители этого вида широко пользовались огнем и, вероятно, могли готовить на нем пищу. Развивается и структура древних поселений, включающая жилища, очаги и другие конструкции. Этот вид древнего человека существовал примерно до 200 тыс. лет назад.

Начало заселения территории Урала связано с важнейшими событиями в истории человечества, которые можно назвать Великими переселениями. Около 2-1,8 млн лет назад часть «прямоходящей - трудящейся» массы Homo ergaster-erectus вышла из своей колыбели за пределы Африки, что положило начало заселению человеком почти всей планеты. Распространение древнейших людей было разделено на два потока Тибетом и Гималаями. Южный через Пакистан, Индию достиг Восточной и Юго-Восточной Азии около 1 млн лет назад. Северная миграционная волна обошла Гималаи и Тибет с севера и проникла в Центральную Азию. Наиболее ранние местонахождения, относящиеся к этому периоду, зафиксированы в Таджикистане, Южном Казахстане и на Алтае. Орудийный набор первых переселенцев включал чопперы, чоппинги, орудия с носиком, га-

Таблица 1

Хроностратиграфия плейстоцена

Восточно-Европейская равнина Урал Западная Сибирь

- 10000 - Горбуновский

-10200 11400 _11800 _12200 _13000 15500 _16000 . 23000 Голоц ен

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10800 _ 11800 12000 12400 13200 _ 17000 23000 <и з X о X ф Ф с; о ф о >s S їй о >s со Ct с; со ш ф X 3 о с Поздний дриас Аллеред Средний дриас Бёллинг Ранний дриас Межстадиал Стадиал Полярно- уральский 5 >s S їх: О X ГО J— о. го О Норильский стадиал Таймырский межстадиал Стадиал Кокоревский межстадиал Ньяпанский стадиал Межстадиал Гыданский стадиал

50000 о со «=с ц со со >s S о >5 го 5 га ш ф X Ct 0) а. о Межстадиал Стадиал Межстадиал Стадиал Межстадиал Стадиал Невьянский X о; а. л со >s s О X S о. го ы Липовско-новоселовское потепление Коношельское похолодание Малохетское потепление Стадиал 30000 _33000 43000 _45000 - >s S X X Q. Ф ш

>5 Межстадиал Межстадиал 55000

70000 о »s (0 ч £ га ш а> X X <0 G- Стадиал Межстадиал Стадиал Межстадиал Стадиал Ханмейский >s Ьй о ш о го Ермаковский стадиал X ф =г е

2 О. ш 110000 о >Х ф с; с о ф л X ф =г о h о

Стрелецкий Казанцевское межледниковье 130000 ф С, с=

145000 Микулинское межледниковье Леплинский >S Тазовский ледниковый

ы: о 170000

Ницинский X S Ширтинский межледниковый 190000

200000 Днепровское оледенение Вильгортовский X Самаровский ледниковый

235 Черепетьское межледниковье LQ 260000 S X

Лихвинекий 280 Жиздринское похолодание ф

надгоризонт 340 Чекалинское межледниковье О

360 Калужское похолодание Тобольский межледниковый

Сылвицкий

Лихвинское межледниковье 427000

455000 Низямский

Окский ледниковый Карпийский

535000 ъс Тильтимский

X СО 1- со 3 550000

610000 Беловежский межледниковый Чернореченский Азовский 600000 >s S

660000 Донской ледниковый Лозьвинский 660000 I

780000 800000 Ильинский надгоризонт Межледниковый Ледниковый Межледниковый Батуринский Тыньинский Миасский Талагайскинский Мансийский Горнофиленский 800000

1800000 Эоплейстоцен Сарыкульский Чумлякский Увельский

лечные скребла и т. д. Типологически эта галечная индустрия в своей основе относится к олдувайской. Вся история и развитие культуры в Восточной, Юго-Восточной, Южной и Центральной Азии были связаны с близкими по своим физическим данным представителями Homo erectus [7]. Серьезных научных фактов, говорящих о том, что первая волна переселения дошла до Южного Урала, пока нет, хотя и полностью исключить такой вариант нельзя. Местонахождения этого времени зафиксированы на Алтае, возможно, что первопроходцев могли привлечь и благоприятные для охоты и проживания предгорья Урала.

Продвижение второй миграционной волны в Евразию началось уже с Ближнего Востока около 450-350 тыс. лет назад. Это было распространение древнего населения, которое использовало орудия позднеашельской индустрии с леваллуазской техникой и бифасами. Местонахождения комплексов культуры с бифасами, связанной с этой вол-

ной расселения, были найдены в Мугоджарах, которые являются южной оконечностью Уральской горной системы, и на указанных местонахождениях собственно Урала.

Позднеашельский археологический период соответствует сылвицкому стратиграфическому горизонту на Урале, который в силу метахронности частично совпадает с лихвинским на Восточно-Европейской платформе и тобольским на Западно-Сибирской равнине (таблица 1) [23. С. 8]. Рассмотрим, какие же природные условия сопровождали появление первого человека на Урале.

Лихвинское (тобольское) межледниковье пришло на смену окскому оледенению и характеризовалось благоприятным климатом, широким распространением лесных ландшафтов весьма экзотического, в сравнении с современными, состава. Это межледниковье продолжительнее всех последующих, и для него характерны неоднократные смены ландшафтов. До недавнего времени считалось, что лихвинское межледниковье представлено одним климатическим оптимумом. Теперь появились данные о двух оптимумах, разделенных похолоданием. Наиболее теплым и, вероятно, более продолжительным был нижний оптимум, в течение которого здесь были смешанные хвойно-широколиственные леса. В их состав входили ель, пихта, дуб, граб, бук, липа и другие теплолюбивые породы. Временами были даже буково-грабовые леса. Небезынтересно, что среди водных растений Лихвинского и ряда других разрезов определено много теплолюбивых экзо-тов, произрастающих ныне в областях с более теплым и влажным климатом (сальвиния, наяды, альдрованда, бразения и др.). Они определены по пыльце и макроостаткам. Некоторые из них относятся к вымершим видам. Все это указывает на значительно более теплый и более влажный климат. Наиболее типичными животными были древний лесной слон, носорог Мерка, сибирский эласмотерий, лошади, большерогие и благородные олени и др. [21].

В сылвицкое (лихвинское, тобольское) время на Урале не было резко выраженной климатической зональности. Сходными были также условия осадконакопления в разных структурно-фациальных зонах. Поэтому осадки рассматриваемого времени уверенно выделяются в большинстве разрезов. В лихвинское время на восточном склоне формируется современная гидросеть, наличие пыльцы широколиственных пород предполагает теплый климат [14]. Палинологический комплекс оптимума сылвицкого межледниковья известный по скважинам в долинах рек Уй, Миасс, Исеть и Пышма - лесного типа и позволяет реконструировать елово-березово-сосновые массивы с теплолюбивыми деревьями: дуб, вяз, лещина, липа и разнотравно-папоротниковым покровом. К этим же отложениям приурочены и находки раковин, упоминавшихся уже теплолюбивых среднеазиатских моллюсков корбикул [23].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В Сибири эта эпоха называется тобольским межледниковьем. На севере оно представлено морскими, а в центральных и южных районах - аллювииальными и озерными отложениями. В это время здесь шло формирование широких речных долин, наследуемых крупными современными реками. В Западной Сибири тобольский горизонт представлен аллювием, содержащим споро-пыльцевые спектры лесного типа [12]. В аллювии известны остатки древнего слона и широколобого лося - типичных лесных обитателей. В тобольском аллювии Иртыша также встречаются раковины тепловодного моллюска корбикула (СогЫсий fluminahs).

Судя по находке на местонахождении Ельники II остатков трогонтериевого слона, в это время в Прикамье существовали открытые степные ландшафты, для которых этот вид считается индикаторным [13]. На территории Восточной Европы трогонтериевый слон входит в состав среднеплейстоценового тираспольского териокомплекса [1].

Основная особенность лихвинского (сылвицкого, тобольского) межледниковья состоит в том, что климат тогда был теплее и влажнее современного. Этим было обусловлено широкое распространение лесных ландшафтов богатого видового состава. Особенно

примечательно произрастание теплолюбивых экзотов, но широкое распространение они имели лишь в европейской части. В Западной Сибири их уже нет или они представлены локально и небольшим числом видов. Эта эпоха была благоприятна для обитания древних людей на территориях вплоть до центральных районов Урала.

Следующим в природном цикле было максимальное - днепровское на ВосточноЕвропейской равнине, самаровское - в Западной Сибири оледенение, льды которого занимали огромные площади, проникая далеко на юг Русской и Западно-Сибирской равнин. Многие палеогеографические особенности днепровского оледенения выяснены плохо. Это касается, в частности, климата, растительности и фауны [21].

Растительность днепровской эпохи известна главным образом по палинологическим материалам. Чрезвычайно широко распространялась перигляциальная растительность, сходная с той, которая была в нижнем плейстоцене. Зональные и провинциальные различия проявлялись слабо. Наибольшие пространства были заняты тундростепями. В их составе видную роль играли лебедовые, полыни, злаки. Типичными были карликовая береза, полярная ива, куропаточья трава, морошка, арктические виды плаунов и др. Характерно и широкое распространение растений засоленных грунтов (солянка, солерос и др.). По речным долинам и их склонам участками произрастали береза, лиственница, сосна и др. Южнее распространялись перигляциальные степи, существование лесных ландшафтов допускается лишь в Казахстане. В первую половину эпохи климат был холодным и влажным, а во вторую - холодным и сухим.

На Урале вторая половина среднего плейстоцена представлена среднеуральским над-горизонтом, который объединяет вильгортовский и леплинский ледниковые горизонты и ницинский межледниковый (таблица 1). Сложно построенные ледниковые образования картируются единой ледниковой толщей. Перигляциальные отложения очень редко разделены погребенной почвой, синхронной ницинскому межледниковому горизонту. Стратотипические разрезы среднеуральской озерно-аллювиальной свиты изучен по серии скважин на меридиональном отрезке Тобола от устья р. Убаган и в низовьях рек Тавды, Туры, Исети, а также на обнажениях р. Колвы в Пермском крае и р. Ницца в Свердловской области. Для вильгортовского горизонта палинологические спектры характеризуют лесотундровый ландшафт с луговым разнотравьем и отражают холодные и влажные условия. По лесостепным споро-пыльцевым спектрам ницинского межледникового горизонта реконструируются смешанные елово-сосново-березовые лесные массивы с пихтой, ольхой и лугостепными участками. Леплинский горизонт характеризуют спектры открытых ландшафтов холодных перигляциальных степей с мамонтовой фауной раннего типа [23].

В целом для этого периода плейстоцена фауна млекопитающих представлена хазарским и верхнепалеолитическим комплексами, в составе которых много обитателей открытых и холодных ландшафтов. Типичными представителями хазарского комплекса были трогон-териевый слон, длиннорогий бизон, сайга, шерстистый носорог, северный олень, верблюд Кноблоха. Все они имели широкое распространение, не исключено, что эта фауна обитала и в лихвинскую эпоху. Хазарская фауна сменяется верхнепалеолитической. Ее часто называют еще мамонтовой, так как мамонт особенно показателен для этой фауны. Обычно считается, что верхнепалеолитическая фауна появилась в эпоху московского оледенения, но уже в первую половину днепровской эпохи все типичные ее представители, в том числе, мамонт, лемминг, северный олень и др., встречаются довольно часто. Однако наиболее широкое распространение они получили уже в верхнем плейстоцене [21].

Жил ли в таких условиях палеолитический человек на Урале - неизвестно, поскольку достоверно датированных местонахождений этой эпохи мы еще не знаем. К настоящему времени лакуна между первым и вторым появлением человека на Урале составляет около 200 тыс. лет.

Следующим этапом обживания Урала древним человеком был уже средний палеолит (мустье) - это около 100 тыс. лет назад, связанный с концом микулинского-стрелецкого-казанцевского межледниковья и началом валдайской-зырянской ледниковой эпохи. Памятники этого периода в Предуралье представлены двумя местонахождениями, расположенными в бассейне верхней Камы: нижним слоем стоянки Гарчи I и местонахождением Пещерный Лог. Стратифицированные находки среднего палеолита найдены только на стоянке Г арчи I, где в разрезе террасы вскрываются отложения верхнего и среднего плейстоцена. На глубине 3,10-3,20 м выявляется прерывистая линза с мелкими включениями угля. С этим слоем связаны находки обработанного камня и фауны. Культурные остатки среднего палеолита залегают в отложениях мезинского педокомплекса. Основание лессовидного суглинка непосредственно перекрывающего почвенные отложения имеет OSL даты: 87 000 ± 3000 и 88 000 ± 3000 лет назад. Таким образом, мезинский педокомплекс включает в себя почвы, сформированные в микулинское межледниковье и в течение ранневалдайских интерстадиалов. Каменные предметы были найдены в почвенных отложениях, нарушенных мощными мерзлотными клиньями, формирование которых относится, вероятно, ко второй фазе ярославского криогенного горизонта. По стратиграфическим данным культурный слой мустьерской эпохи, вероятнее всего, относится к заключительным фазам первого ранневалдайского интерстадиала и имеет возраст около 100 тыс. лет назад. Памятник является самым ранним мустьерским местонахождением на Урале. Г еологический возраст мустьерского местонахождения у Пещерного лога не установлен. Он может быть датирован только в широких пределах: ранний - средний валдай [16. С. 47-53; 17. С. 35; 18].

Стоянка Богдановка расположена в Кизильском районе Челябинской обл., на левом берегу р. Урал, в 150 км к югу от г. Магнитогорск и в 1,5 км ниже по течению от с. Бог-дановка. В береговом обнажении под отложениями делювиального шлейфа, на глубине более 6 м от дневной поверхности, выявлен костеносный горизонт, который прослеживается вдоль обрыва от скалы вверх по течению реки на протяжении 60 м. Под этим горизонтом на бечевнике обнаружены кости мамонта, носорога, лошади и каменные изделия. При зачистке берегового обнажения выявлен связанный с ним культурный слой, представленный пылеватыми отложениями мощностью до 3-5 см, с включением угольков и каменных изделий. В 1989 г. проведены раскопки памятника [24; 25; 28].

Датировка стоянки проведена по данным стратиграфии. В строении отложений хорошо видны два горизонта погребенных почв, перекрытых и разделенных лёссовыми отложениями. Такое строение отложений позволяет рассматривать их как климатостратиграфический циклит. Характеристики погребенных почв и литологических слоев позволяют провести корреляцию циклита с лёссово-почвенными и ледниковыми последовательностями юга Западной Сибири [11. С. 32-34].

Культурный слой лежит ниже слоя лёссовидного суглинка, в слое пойменных отложений, поэтому на основе стратиграфических данных его можно датировать первой половиной ермаковского времени и сопоставлять со стадией МИС-5а-Ь или началом МИС-4 (примерно 90-70 тыс. лет назад). На Восточно-Европейской равнине это соответствует началу формирования хотылевского лёсса [6. С. 24-32].

Из скважин в районе нахождения стоянки получены репрезентативные палиноспек-тры, на основе которых выполнены палеореконструкции [29. С. 268]. В послеказанцев-ское (послемикулинское) время здесь существовали сменявшие друг друга степные и лесостепные ландшафты. В период обитания на стоянке людей были распространены сухие степи; древесная растительность была развита в предгорьях и в долине р. Урал. Состав фауны млекопитающих подтверждает эти реконструкции. Преобладают виды, характерные для открытых ландшафтов: узкочерепная полевка, малый пещерный медведь, лошадь, бизон, северный олень, сайга. Только благородный олень указывает на произрастание в районе стоянки древесно-кустарниковой растительности [27].

Близким возрастом, на основании геостратиграфических данных, датируется часть находок на стоянке Мысовая, расположенной на оз. Карабалыкты, недалеко от стоянки Богдановка [2; 30].

На Урале стрелецкое межледниковье характеризуется стрелецкой свитой, изученной по стратотипическому разрезу на левом берегу р. Уй у с. Стрелецкое в Челябинской области, разрезу на р. Нейва в Свердловской обл., на обнажениях р. Тобол и др. [23]. Северная часть Урала в это время характеризуется таежным споро-пыльцевым спектром. В центральной части Урала господствовали ландшафты светлохвойных сосново-березовых лесов среднетаежного типа, где древостой образован сосной с участием берез, ели и ольхи, а в подлеске преобладали травянистые растения. На юге Урала и Зауралья определен лесостепной комплекс с доминированием трав и зарослями кустарников и, возможно, деревьев в поймах рек. Из отложений стрелецкой свиты известны многочисленные находки фауны крупных млекопитающих верхнепалеолитического комплекса: мамонта - как ранней, так и переходной от ранней к поздней формы, шерстистого носорога, длиннорогого и короткорогого бизонов, первобытного быка, сайгака, лошади и разнообразных грызунов. Руководящими видами комплекса являются ранняя и промежуточная формы мамонта [23].

Были ли жители Урала этого времени неандертальцами, как это традиционно трактовалось ранее, или это были люди с переходными чертами от Homo erectus/ergaster к Homo sapiens archaic или к человеку современного типа Homo sapiens sapiens - сказать пока невозможно.

Список литературы

1. Алексеева, Л. И. Териофауна верхнего плейстоцена Восточной Европы (крупные млекопитающие) [Текст] / Л. И. Алексеева // Труды ГИН. - М. : Наука, 1990. - Вып. 455. - 109 с.

2. Бадер, О. Н. Новый памятник среднего палеолита на Южном Урале [Текст] / О. Н. Бадер, Г. Н. Матюшин // Сов. археология. - 1973. - № 4. - С. 135-142.

3. Болиховская, Н. С. Пространственно-временные закономерности развития растительности и климата Северной Евразии в неоплейстоцене [Текст] / Н. С. Болиховская // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2007. - № 4. - С. 2-28.

4. Болиховская, Н. С. Реконструкция развития палеоклиматических событий плейстоцена по данным палинологических и электронно-парамагнитнорезонансных исследований на территории Северной Евразии [Текст] / Н. С. Болиховская, А. Н. Молодьков // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2002. - № 2. - С. 2-21.

5. Вагнер, Г. А. Научные методы датирования в геологии, археологии и истории [Текст] / Г. А. Вагнер. - М. : Техносфера, 2006. - 576 с.

6. Величко, А. А. Лёссовый покров [Текст] / А. А. Величко, Т. Д. Морозова, Ю. Н. Грибченко и др. // Динамика ландшафтных компонентов и внутренних бассейнов Северной Евразии за последние 130 000 лет. - Вып. II. - Общая палеогеография. - М., 2002.

7. Деревянко, А. П. Древнейшие миграции человека в Евразии и проблема формирования верхнего палеолита [Текст] / А. П. Деревянко // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2005. - Вып. 2 (22). - С. 22-36.

8. Деревянко, А. П. Проблема бифасиальной техники в Китае [Текст] / А. П. Деревянко // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2008. - 1 (33). - С. 2-32.

9. Деревянко, А. П. Палеолитоведение: введение и основы [Текст] / А. П. Деревянко, С. В. Маркин, С. А. Васильев. - Новосибирск : Наука, 1994.

10. Деревянко, А. П. Ашельские комплексы Мугоджарских гор (Северо-Западная Азия) [Текст] / А. П. Деревянко, В. Т. Петрин, С. А. Гладышев и др. // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2001. - 2 (6). - С. 2-36.

11. Зыкин, B. C. Проблемы расчленения и корреляции плиоценовых и четвертичных отложений юга Западной Сибири [Текст] / В. С. Зыкин, B. C. Зыкина, B. C. Зажигин // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2007. - № 2 (30).

12. Зыкин, В. С. Стратиграфия и основные закономерности изменения природной среды и климата в плейстоцене и голоцене Западной Сибири Зыкина [Текст] / В. С. Зыкин, Л.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

A. Орлова // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2000. - № 1. - С. 3-22.

13. Косинцев, П. А. Трогонтериевый слон нижнего Иртыша [Текст] / П. А. Косинцев, Н. Е. Бобковская, А. В. Бородин, Е. В. Зиновьев, А. И. Некрасов, С. Н. Трофимова. - Екатеринбург : Болот, 2004. - 243 с.

14. Лидер, В. А. Четвертичные отложения Урала [Текст] / В. А. Лидер. - М. : Недра, 1976. - 144 с.

15. Мосин, В. С. Древнейшее орудие с Южного Урала [Текст] / В. С. Мосин, В. Н. Широков // Рос. археология. - 2007. - № 4. - С. 6В-69.

16. Павлов, П. Ю. Палеолитические памятники Северо-Востока европейской части России [Текст] / П. Ю. Павлов. - Сыктывкар : Коми научный центр УрО РАН, 1996. - 212 с.

17. Павлов, П. Ю. Палеолит северо-востока Европы: новые данные [Текст] / П. Ю. Павлов // Археология, этнография и антропология Евразии. - 200В. - 1 (33). - С. 33-45.

1В. Павлов, П. Ю. Палеолит северо-востока Европы [Текст] : автореф. дис. ... д-ра ист. наук / П. Ю. Павлов. - СПб., 2009.

19. Палеолит СССР [Текст]. - М. : Наука, 19В4.

20. Петрин, В. Т. Комплекс эпохи палеолита с восточного склона Среднего Урала [Текст] / В. Т. Петрин, Ю. Б. Сериков // Эпоха камня и палеометалла азиатской части СССР. - Новосибирск : Наука, 19ВВ. - С. 27-35.

21. Природа и древний человек (основные этапы развития природы палеолитического человека и его культуры на территории СССР в плейстоцене) [Текст]. - М. : Мысль, 19В1. - 223 с.

22. Сериков, Ю. Б. Палеолит и мезолит Среднего Зауралья [Текст] / Ю. Б. Сериков. -Нижний Тагил : НГПИ, 2000. - 430 с.

23. Стефановский, В. В. Плиоцен и квартер Восточного склона Урала и Зауралья [Текст] / В. В. Стефановский. - Екатеринбург : ИГГ УрО РАН, 2006. - 223 с.

24. Широков, В. Н. Об открытии двух палеолитических памятников на Южном Урале [Текст] / В. Н. Широков // Археологические открытия Урала и Поволжья. - Сыктывкар, 19В9.

25. Широков, В. Н. Палеолитическая стоянка Богдановка на реке Урал [Текст] /

B. Н. Широков // Хроностратиграфия палеолита Северной, Центральной, Восточной Азии и Америки. - Новосибирск, 1991.

26. Широков, В. Н. Каменные орудия стоянки Богдановка I (Южный Урал) [Текст] / В. Н. Широков, Р. Б. Волков // Охранные археологические исследования на Среднем Урале. - Екатеринбург, 2001.

27. Широков, В. Н. Палеолитическая стоянка Богдановка (Южный Урал) [Текст] / В. Н. Широков, Р. Б. Волков, П. А. Косинцев, Е. Г. Лаптева // Рос. археология. - 2011. -№ 1. - С. 111-125.

2В. Широков, В. Н, Палеолит и мезолит Урала [Текст] : учеб. пособие / В. Н. Широков, Р. Б. Волков, Г. М. Новикова. - Екатеринбург, 2005.

29. Шилова, Г. Н. Четвертичная эволюция растительных сообществ Южного Урала [Текст] / Г. Н. Шилова, А. Н. Демидова, А. В. Тевелев // Палинология: стратиграфия и геоэкология : сб. науч. тр. XII Всерос. палинолог. конф. - Т. II. - СПб., 200В.

30. Цейтлин, С. М. К геологии палеолитической стоянки Урта-Тубе (Мысовая) в Восточной Башкирии [Текст] / С. М. Цейтлин // Памятники древнейшей истории Евразии. - М. : Наука, 1975. - С. 27-31.