Научная статья на тему 'Поводы для возбуждения уголовного дела'

Поводы для возбуждения уголовного дела Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
1018
188
Поделиться
Ключевые слова
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО / ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ / СООБЩЕНИЕ О ПРЕСТУПЛЕНИИ / ПОВОДЫ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Малинин Василий Борисович

В статье речь идет об определении поводов для возбуждения уголовного дела. Автор определяет их как предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации источники, из которых органы дознания и предварительного следствия получают первичное сообщение о преступлении.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Малинин Василий Борисович,

Reasons for initiating criminal proceedings

This paper is devoted to determining the reasons for criminal prosecution. The author defines them as stipulated by the Criminal Procedure Code of the Russian Federation, the sources from which the bodies of preliminary investigation are the primary communication from the crime.

Текст научной работы на тему «Поводы для возбуждения уголовного дела»

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

В. Б. Малинин*

Поводы для возбуждения уголовного дела

В статье речь идет об определении поводов для возбуждения уголовного дела. Автор определяет их как предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации источники, из которых органы дознания и предварительного следствия получают первичное сообщение о преступлении.

This paper is devoted to determining the reasons for criminal prosecution. The author defines them as stipulated by the Criminal Procedure Code of the Russian Federation, the sources from which the bodies of preliminary investigation are the primary communication from the crime.

Ключевые слова: уголовно-процессуальное право, правоохранительные органы, сообщение о преступлении, поводы для возбуждения уголовного дела.

Key words: criminal procedural law, law enforcement sidiary organs, the message of the crime, excuses for criminal prosecution.

УПК РСФСР не определял начального момента досудебного уголовно-процессуального производства. Пришедший ему на смену с 1 июля 2002 г. УПК РФ обозначил в качестве такового получение сообщения о преступлении (п. 9 ст. 5). Вместе с тем не каждое сообщение о преступлении, полученное правоохранительными органами, может положить начало уголовно-процессуальной деятельности и повлечь возникновение соответствующих правоотношений, а лишь такое, которое облечено в соответствующую правовую оболочку или - надлежащую процессуальную форму, а именно в форму законного и обоснованного повода для возбуждения уголовного дела (п. 43 ст. 5, ст. 140 УПК РФ). При этом требование законности повода относится к лицу, сообщающему сведения о преступлении, к компетентности правоохранительного органа, принимающего данное со-

* Доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и уголовного процесса юридического факультета Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина.

общение, и к соблюдению правил процессуального оформления такого сообщения, а требование обоснованности - к характеру и объему содержащихся в сообщении данных о преступлении.

Действующий уголовно-процессуальный закон не формулирует дефиниции повода(ов) для возбуждения уголовного дела, в связи с чем по вопросу о содержании данного понятия в процессуальной литературе высказываются достаточно разнообразные мнения. На наш взгляд, представляется наиболее правильным определить поводы для возбуждения уголовного дела как предусмотренные УПК РФ источники, из которых органы дознания и предварительного следствия получают первичное процессуально-значимое сообщение о преступлении1.

В соответствии с ч.1 ст. 140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела служат: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

Однако следует обратить внимание на некорректность нормативного формулирования в п. 2,3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ таких поводов для возбуждения уголовного дела, как явка с повинной и сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Дело в том, что данные поводы не являются таковыми в собственном смысле этого слова, не будучи законными до их надлежащего процессуального оформления.

Так, во-первых, процессуальной формой фиксации явки с повинной (п. 2 ч. 1 ст. 140 УПК РФ) служит собственноручное письменное заявление лица о его явке с повинной или протокол явки с повинной (ст. 142 УПК РФ).

Во-вторых, предусматривая сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, в качестве самостоятельного повода для возбуждения уголовного дела (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ) уголовно-процессуальный закон, к сожалению, никак не конкретизирует возможный или обязательный спектр и не приводит определенного перечня таких источников. Вместе с тем УПК РФ устанавливает единственно возможную процессуальную форму фиксации такого сообщения, т. е. придания ему законности как поводу для возбуждения уголовного де-

1 См.: Даньшина Л.И. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование в уголовном процессе России: учеб. пособие для вузов. М., 2003. С. 48; Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела: науч.-практ. руководство. М., 2007. С. 9; Уголовный процесс России. Особенная часть: учеб. для студ. юрид. вузов и фак. / А.И. Александров, С.А. Величкин, Н.П. Кириллова и др.

113

ла, - рапорт об обнаружении признаков преступления (п. 43 ст. 5, ст. 143 УПК РФ). Соответственно такой рапорт служит исключительной процессуально-значимой формой любого сообщения о преступлении, полученного правоохранительными органами не из заявлений о преступлении или о явке с повинной.

Если сообщение о преступлении не отвечает требованиям законности и обоснованности, то его нельзя рассматривать в качестве повода для возбуждения уголовного дела. Такое сообщение служит так называемым «сигналом» и подлежит допроцессуальной (предпроцессуальной) проверке в рамках оперативно-розыскной, административной (административноправовой (процесссуальной) или прокурорско-надзорной деятельности. Если в процессе проведения такой проверки данные, содержащиеся в первичном сообщении о преступлении (сигнале), получают подтверждение, то должностным лицом, проводившим проверку, составляется рапорт об обнаружении признаков преступления, который фактически и будет служить поводом для возбуждения уголовного дела в процессуальном смысле этого понятия (п. 3 ч. 1 ст. 140; ст. 143 УПК РФ).

Однако п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ, предусматривающий сообщение о преступлении, полученное из иных источников, в качестве самостоятельного повода для возбуждения уголовного дела, вступает в определенное противоречие с п. 43 ст. 5 УПК РФ, который охватывает понятием «сообщение о преступлении» заявление о преступлении и явку с повинной, которые в соответствии с п. 1 и 2 ч. 1 ст. 140 УПК РФ служат поводами для возбуждения уголовного дела, а также рапорт об обнаружении признаков преступления, который в соответствии с ч. 1 ст. 140 УПК РФ к таким поводам не относится. Таким образом, законодатель, с одной стороны, частично отождествляет содержание понятий «поводы для возбуждения уголовного дела» и «сообщение о преступлении», а с другой стороны, разделяет их, и в конечном итоге смешивает указанные понятия, привнося путаницу и вызывая замешательство при попытке корректно определить их сущность и раскрыть содержание.

Заслуживает более тщательного анализа и рассматриваемое законодателем в качестве повода для возбуждения уголовного дела сообщение о «готовящемся» преступлении (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ). Использование термина «готовящееся» в данном контексте, на наш взгляд, не совсем корректно с точки зрения уголовного права. Так, несмотря на предусмотренную за приготовление к преступлению уголовную ответственность (ч. 1 ст. 30 УК РФ) согласно распространенному в науке уголовного права мне-

114

нию при приготовлении к преступлению (ч. 1 ст. 30 УК РФ) еще не происходит непосредственного посягательства на объект преступления, т. е. не исполняется объективная сторона данного преступления2. Кроме того, уголовная ответственность за приготовление к преступлениям небольшой и средней тяжести действующим законодательством вообще не установлена (ч. 2 ст. 30 УК РФ), а ст. 31 УК РФ предусматривает возможность добровольного отказа от преступления на стадии приготовления к нему).

Таким образом, наличие стадии приготовления к преступлению отнюдь не всегда позволяет констатировать факт совершения или начала совершения преступного деяния, а значит, и наличие повода для уголовнопроцессуального реагирования на него. Кроме того, обращает на себя внимание то обстоятельство, что законодатель, включая в п. 3 ч. 2 ст. 140 УПК РФ в формулировку третьего повода для возбуждения уголовного дела сообщение о готовящемся преступлении (ч. 1 ст. 30 УК РФ), необоснованно игнорирует сообщение о покушении на преступление (ч. 3 ст. 30 УК РФ) как возможную разновидность указанного повода. Помимо этого, законодательное положение, содержащееся в п. 3 ч. 2 ст. 140 УПК РФ умалчивает также и о возможности уголовно-процессуального реагирования на длящееся или продолжаемое, т. е. совершаемое преступление. Однако с точки зрения уголовного судопроизводства момент возникновения основания уголовной ответственности за конкретное преступление, предусмотренный уголовным законом, служит фактическим поводом для уголовнопроцессуального реагирования на него безотносительно стадии совершения преступления, характеризующей указанный момент.

В связи с изложенным представляется целесообразным либо исключить из п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ термин «готовящееся», возможно заменив его термином «совершаемое», либо вообще убрать из указанного положения все термины, указывающие на стадии совершения преступления.

Для принятия решения о возбуждении уголовного дела помимо законного повода необходимо и соответствующее основание, которым в соответствии с ч. 2 ст. 140 УПК РФ является наличие достаточных данных, указывающих на «признаки преступления». Кроме того, термин «признаки преступления» употребляется как в названии, так и в содержании ст. 143 УПК РФ - «рапорт об обнаружении признаков преступления». Однако сле-

2 См.: Уголовное право России. Общая часть: учеб. / под ред. Г.Л. Касторского, А.И. Чучаева. СПб., 2009. С. 322; Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учеб. / М.П. Журавлев, А.В. Наумов и др. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 127.

115

дует иметь в виду, что в данном случае законодатель понимает под «признаками преступления» отнюдь не его понятие образующие элементы, а именно общественную опасность, противоправность, виновность и наказуемость (ч. 1 ст. 14 УК РФ). Говоря о признаках преступления в рассматриваемом контексте, уголовно-процессуальный закон подразумевает под ними признаки, характеризующие элементы состава преступления (ст. 8 УК РФ), т. е. его объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону.

При этом для возбуждения уголовного дела нет необходимости устанавливать признаки всех элементов состава преступления, а следует ограничиться их необходимым и достаточным для вероятностного вывода о его наличии минимумом, зависящим от конструктивных особенностей состава конкретного преступного деяния, который, как правило, составляют объект преступления и отдельные признаки его объективной стороны3. Установление же необходимых признаков всех элементов состава преступления в полном объеме входит в задачу последующих процессуальных стадий -предварительного расследования и судебного разбирательства.

Кроме того, необходимо подчеркнуть, что п. 43 ст. 5 УПК РФ, раскрывающий содержание понятия «сообщение о преступлении», в качестве одного из них указывает «рапорт об обнаружении преступления», опуская при этом какое бы то ни было упоминание о признаках последнего. В связи с этим представляется целесообразным заменить в законоположении, предусмотренном ч. 2 ст. 140 УПК РФ словосочетание «признаки преступления» на «необходимые признаки состава преступления», а из ст. 143 УПК РФ вообще исключить термин «признаки».

Помимо указанного выше, представляется некорректной сама законодательная формулировка «поводы для возбуждения уголовного дела», поскольку после рассмотрения и проверки содержащегося в любом из таких поводов сообщения о преступлении (ст. 144 УПК РФ) в возбуждении уголовного дела может быть и отказано (п. 2 ч. 1 ст. 145 УПК РФ). Поэтому видится наиболее правильным привнесение в действующее законодательство следующего варианта указанного процессуального понятия: «поводы для рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела».

3 См.: Уголовное право России. Общая часть: учеб. / под ред. Г.Л. Касторского, А.И. Чучаева. СПб., 2009. С. 322; Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учеб. / М.П. Журавлев, А.В. Наумов и др. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 127.

116