Научная статья на тему 'Поведенческие намерения старших дошкольников относительно партнеров с атипичными особенностями лица'

Поведенческие намерения старших дошкольников относительно партнеров с атипичными особенностями лица Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
225
21
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОЦИАЛЬНАЯ ПЕРЦЕПЦИЯ / ДОШКОЛЬНИКИ / АНОМАЛЬНОЕ ЛИЦО / АТИПИЧНОЕ ЛИЦО / ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ НАМЕРЕНИЯ / ГОТОВНОСТЬ ВЗАИМОДЕЙСТВОВАТЬ / SOCIAL PERCEPTION / PRESCHOOLERS / ABNORMAL FACE / ATYPICAL FACE / BEHAVIOURAL INTENTIONS / READINESS TO INTERACT

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Зорина Светлана Валерьевна, Грунина Элина Александровна, Камзина Оксана Анатольевна, Федорова Марина Алексеевна

В статье описаны результаты экспериментального исследования предпочтения детей-партнеров для взаимодействия в зависимости от изменения одного лицевого измерения увеличения расстояние между внутренними углами глаз (по типу синдрома орбитального гипертелоризма). Такая модификация имеет перцептивное (связанное с обработкой лица как специфического объекта восприятия), социально-психологическое (связанное с контактом глаз между людьми) и клиническое (связанное с проявлениями ряда генетических заболеваний) значение. На основании документально подтвержденного преимущественно негативного отношения школьников к детям с аномалиями лицевой области (типа расщелины неба и губы) была сформулирована гипотеза об ожидаемом снижении положительных выборов при восприятии лиц с признаками орбитального гипертелоризма. Старшим дошкольникам (140 чел.) предъявлялись фотографии детей и взрослых женщин с увеличенным и нормальным расстоянием между глазами. Дошкольники выражали свое желание играть с детьми и взаимодействовать с взрослым, как воспитателем, выбирая один из вариантов: согласие, отказ или неопределенный ответ (1-й эксперимент); согласие или отказ (2-й эксперимент). Результаты не подтвердили гипотезу, показав преимущественный выбор неопределенного ответа при восприятии фотографий всех трех групп: мальчиков, девочек, взрослых женщин с лицевыми особенностями (1-й эксперимент). Сопоставление положительного и отрицательного ответов (2-й эксперимент) показало равную готовность взаимодействовать с людьми независимо от лицевых признаков орбитального гипертелоризма. Полученный результат рассматривается как реакция на новизну атипичного лица, отклоняющегося от средненормативных измерений. Результаты исследования обсуждаются в контексте широких социальных, в том числе кратковременных контактов с незнакомыми людьми, детей с особыми возможностями здоровья, обладающих лицевыми особенностями.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Зорина Светлана Валерьевна, Грунина Элина Александровна, Камзина Оксана Анатольевна, Федорова Марина Алексеевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Behavioural Intentions of Preschoolers toward Partners with Atypical Facial Features

This article describes the findings of research on children’s preferences for interaction in relation to a change in one facial measure increasing the distance between the inner corners of the eyes (Orbital Hypertelorism Syndrome). This modification has perceptive (related to the processing of the face as a specific object of perception), socio-psychological (related to eye contact between people) and clinical (related to genetic diseases) meanings. The hypothesis for the expected reduction in positive perceptions of faces with symptoms of orbital hypertelorism was formulated on the basis of the documented negative attitude to children with facial abnormalities (cleft lip and palate). Preschoolers (n=140) were shown pictures of children and women with both increased and normal distance between their eyes. Preschoolers expressed their willingness to play with the children and to interact with an adult as an educator choosing one of the options: consent, refuse, or indefinite answer (experiment 1); consent or refuse (experiment 2). The results did not confirm the hypothesis. Rather, the indefinite answer was the primary choice for the perception of the pictures in all three groups: boys, girls, and adult women with the facial features (experiment 1). Comparison of positive and negative answers (experiment 2) showed an equal willingness to interact with people regardless of the symptoms of orbital hypertelorism. The obtained results are interpreted as a reaction to the novelty of an atypical face, which deviates from average measures. The findings are discussed in a broad social context, including short-term contacts with strangers and special needs children with atypical facial features.

Текст научной работы на тему «Поведенческие намерения старших дошкольников относительно партнеров с атипичными особенностями лица»

H ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБРАЗОВАНИЯ _

УДК 316.6

С.В. Зорина, Э.А. Грунина, О.А. Камзина, М.А. Федорова

Поведенческие намерения старших дошкольников относительно партнеров с атипичными особенностями лица

Зорина Светлана Валерьевна - кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной психологии психологического факультета Самарского национального исследовательского университета имени академика С.П. Королева (Самара, Россия)

Грунина Элина Александровна - педагог-психолог ГКУ СО «Центр «Семья» Самарского округа», промышленное отделение (Самара, Россия)

Камзина Оксана Анатольевна - старший преподаватель кафедры социальной психологии психологического факультета Самарского национального исследовательского университета имени академика С.П. Королева (Самара, Россия)

Федорова Марина Алексеевна - кандидат медицинских наук, доцент кафедры социальной психологии психологического факультета Самарского национального исследовательского университета имени академика С.П. Королева (Самара, Россия)

В статье описаны результаты экспериментального исследования предпочтения детей-партнеров для взаимодействия в зависимости от изменения одного лицевого измерения - увеличения расстояние между внутренними углами глаз (по типу синдрома орбитального гипертелоризма). Такая модификация имеет перцептивное (связанное с обработкой лица как специфического объекта восприятия), социально-психологическое (связанное с контактом глаз между людьми) и клиническое (связанное с проявлениями ряда генетических заболеваний) значение. На основании документально подтвержденного преимущественно негативного отношения школьников к детям с аномалиями лицевой области (типа расщелины неба и губы) была сформулирована гипотеза об ожидаемом снижении положительных выборов при восприятии лиц с признаками орбитального гипертелоризма. Старшим дошкольникам (140 чел.) предъявлялись фотографии детей и взрослых женщин с увеличенным и нормальным расстоянием между глазами. Дошкольники выражали свое желание играть с детьми и взаимодействовать с взрослым, как воспитателем, выбирая один из вариантов: согласие, отказ или неопределенный ответ (1-й эксперимент); согласие или отказ (2-й эксперимент). Результаты не подтвердили гипотезу, показав преимущественный выбор неопределенного ответа при восприятии фотографий всех трех групп: мальчиков, девочек, взрослых женщин с лицевыми особенностями (1-й эксперимент). Сопоставление положительного и отрицательного ответов (2-й эксперимент) показало равную готовность взаимодействовать с людьми независимо от лицевых признаков орбитального гипертелоризма. Полученный результат рассматривается как реакция на новизну атипичного лица, отклоняющегося от средненормативных измерений. Результаты исследования обсуждаются в контексте широких социальных, в том числе кратковременных контактов с незнакомыми людьми, детей с особыми возможностями здоровья, обладающих лицевыми особенностями.

Ключевые слова: социальная перцепция, дошкольники, аномальное лицо, атипичное лицо, поведенческие намерения, готовность взаимодействовать.

Behavioural Intentions of Preschoolers toward Partners with Atypical Facial Features Svetlana V. Zorina, PhD in Psychology, Associate Professor of Department of Social Psychology of Samara National Research University (Samara, Russia) Elina A. Grunina, Educator, Psychologist in Family Center (Samara, Russia) Oksana A. Kamzina, Senior Lecturer of Department of Social Psychology of Samara National Research University (Samara, Russia) Marina A. Fedorova, PhD in Medicine, Associate Professor of Department of Social Psychology of Samara National Research University (Samara, Russia) This article describes the findings of research on children's preferences for interaction in relation to a change in one facial measure - increasing the distance between the inner corners of the eyes (Orbital Hypertelorism Syndrome). This modification has perceptive (related to the processing of the face as a specific object of perception), socio-psychological (related to eye contact between people) and clinical (related to genetic diseases) meanings. The hypothesis for the expected reduction in positive perceptions of faces with symptoms of orbital hypertelorism was formulated on the basis of the documented negative attitude to children with facial abnormalities (cleft lip and palate). Preschoolers (n = 140) were shown pictures of children and women with both increased and normal distance between their eyes. Preschoolers expressed their willingness to play with the children and to interact with an adult as an educator choosing one of the options: consent, refuse, or indefinite answer (experiment 1); consent or refuse (experiment 2). The results did not confirm the hypothesis. Rather, the indefinite answer was the primary choice for the perception of the pictures in all three groups: boys, girls, and adult women with the facial features (experiment 1). Comparison of positive and negative answers (experiment 2) showed an equal willingness to interact with people regardless of the symptoms of orbital hypertelorism. The obtained results are interpreted as a reaction to the novelty of an atypical face, which deviates from average measures. The findings are discussed in a broad social context, including short-term contacts with strangers and special needs children with atypical facial features. Keywords: social perception, preschoolers, abnormal face, atypical face, behavioural intentions, readiness to interact.

Введение

Лицо является источником важнейшей информации о человеке, его личностных чертах, устойчивых и кратковременных состояниях, коммуникативных намерениях. Восприятие и интерпретация статичных и динамичных лицевых сигналов выступают в качестве необходимого элемента различных форм социальных интеракций на всех возрастных этапах, в том числе и этапе дошкольного детства. В непосредственных контактах восприятие устойчивых структурных параметров лица осуществляется непрерывно и даже «навязчиво», в том смысле, что эту информацию невозможно перестать обрабатывать, она не изменяется, как экспрессия и не перестает воздействовать на органы чувств, как произнесенные слова (Лабун-ская В.А., 2010). Поэтому отклонения от нормативных лицевых измерений оказывают существенное влияние на повседневное общение,

и как следствие, на самочувствие, самооценку носителей лицевых особенностей (Труфано-ва Е.О., 2014). В ряде публикаций показано, что эстетика лица является важным фактором, влияющим на отношение родителей к процессу ухода за детьми (Perry B.D. и др., 1998).

По данным Всемирной организации здравоохранения, приблизительно 7% младенцев рождаются с пороками черепно-лицевой области (данные по Колтунову Д.Е., 2006). Значительное количество детей с особыми возможностями здоровья также обладают отличиями в строении лица, оказывающими влияние на процесс их интеграции в социальную и образовательную среду.

Современные исследования содержат результаты по изучению влияния ряда параметров лица на взаимоотношения детей. Колин Демельвеек с соавторами оценили отношение детей 8-11 лет к незнакомым ровесникам с лицевыми «винными» пятнами (телеангиэктати-

ческий невус, то есть дисплазия поверхностных сосудов кожи). Дети предположили, что у ровесников с сосудистым невусом могут быть трудности в отношениях со сверстниками, притом, что сами они готовы с ними подружиться. Причину противоречия в ответах детей авторы видят в нежелании испытуемых выражать собственные предубеждения (Demellweek C., 1997). Похожие результаты были обнаружены в исследовании готовности совместного взаимодействия школьников 3-6 классов (8-12 лет) со сверстниками в инвалидном кресле (Morgan S.B. и др., 1998). Влияние социальной желательности на ответы было зафиксировано посредством заявления о собственной позиции и ожидаемом отношении к инвалидам-колясочникам со стороны одноклассников.

В анализируемом массиве работ обнаруживаются исследования, содержащие неоднозначные данные. Джули Рид с соавторами заявили об отсутствии различий в готовности взаимодействия опрашиваемых (7-10 лет) с детьми (изображенными на фотографиях) с двумя видами черепно-лицевых аномалий: деформированный (укороченный) нос и деформированная губа (Reed J. и др., 1999). Следует отметить, что стимульные фотографии были созданы посредством объединения при помощи компьютерных алгоритмов нескольких исходных изображений, что приводит к созданию так называемого «усредненного» лица (facial averageness), лишенного индивидуальных особенностей и обладающего повышенной привлекательностью (Rubenstein A. J. и др., 2002). Предпочтение усредненного лица гипотетически связывается с возможностью быстрой и легкой обработки типичного (прототипичного) стимула (Principe C.P., & Langlois J.H., 2012). Поэтому полученные данные могли являться результатом взаимодействия двух факторов (усреднение лица и трансформация лица), которое не контролировалось в эксперименте.

Масштабные исследования Стивена Ричардсона (1983) выявили следующий рейтинг предпочтений детей от 6 до 16 лет (от наиболее до наименее предпочитаемых): 1) ребенок с нормативным типом развития; 2) ребенок с костылем; 3) ребенок в инвалидной коляске; 4) ребенок без конечности; 5) ребенок с атипичным лицом (расщелина неба и губы) и 6) ребенок с ожирением.

Дальнейшие исследования Дениса Харпера и его коллег (Harper D.C. и др., 1986, 1995) показали зависимость детских рейтингов от дополнительных переменных: вариант инва-

лидности, тип совместной социальной или игровой активности, особенности вопросов, задаваемых ребенку в интервью. Это результаты показывают, что дети с анормальным лицом могут испытывать трудности во взаимодействии с другими детьми. Однако существует относительно немного прямых эмпирических исследований отношения детей к партнерам с особенностями лица по сравнению с обычными лицами. Исключение составляют работы, показывающие социальные трудности, возникающие у детей с расщелиной губы и неба (Набойченко Е.С., 2009; Фоменко И.В., 2016). Детальное понимание психологического воздействия отклоняющегося от нормативных параметров лица предполагает последовательный учет множества различных типов внешних различий, их причин, степень, в которой дефект заметен наблюдателям, возраст человека, а также личностных и ситуационных характеристик (Рамси Н., Харкорт Д., 2009).

Таким образом, большая часть исследований посвящена изучению реакций детей школьного возраста на изображения людей в инвалидных колясках или с другими нарушениями опорно-двигательного аппарата. В части исследований, сфокусированных на лицевых особенностях, преобладают работы, сопоставляющие, во-первых, рейтинги детей с аномальным лицом и детей с другими физическим особенностями, во-вторых, оценки лиц с расщелиной неба и губы. Неизученными остаются эффекты широкого спектра лицевых особенностей, необходимость внимания к которым определяется предположением о возможном дифференцированном влиянии различных вариантов лицевых аномалий. Действительно, внешне наблюдаемые признаки могут вызывать различную реакцию детей, в связи с тем, что могут являться сигналами, имеющими различный социальный и эволюционный смысл. Например, наблюдаемые характеристики могут свидетельствовать о: коммуникативных/ игровых возможностях партнера; опасности сверстника; эпидемиологическом статусе ребенка; групповой принадлежности (свой-чу-жой) (Hansen C.H., Hansen R.D., 1988; Ryan S., 2012; Хрисанфова Л.А., Суслова Л.Ф., Крюкова Е.А., 2014). Следует отметить и недостаточную изученность реагирования на различные лицевые сигналы детей дошкольного возраста, чьи оценки могут отличаться от отношения более взрослых детей.

Потенциально существует достаточно большое количество лицевых параметров, до-

ступных преобразованию с целью создания аномального лица. В текущем исследовании при создании стимульного материала модификации подвергся только один параметр: расстояние между внутренними уголками глаз. Такой выбор определялся следующими соображениями. Увеличение расстояния между глазными щелями действительно встречается в реальности как результат патологии строения черепа (орбитальный гипертелоризм) или особого строения верхнего века (эпикантус). Орбитальный гипертелоризм является синдромом, входящим в состав целого ряда пороков и заболеваний, в том числе генетического характера, сопровождающихся разнообразными нарушениями развития. В раннем исследовании было показано, что изменение лица по типу синдрома Грейга, включающее наличие эпикантуса, увеличение расстояния между глазами, уплощение спинки носа, смещение внешних углов глаз, оказало влияние на социальную перцепцию взрослых испытуемых, в части характеристик, непосредственно связанных с коммуникацией (Зорина С.В., Шалаева Н.Ю., 2013). В настоящей работе с целью уточнения влияния отдельных лицевых измерений было принято решение изменить только межглазное расстояние.

Выбор области глаз также определяется особым значением этой зоны в межличностном восприятии, выступающей в качестве смыслового центра лица (Барабанщиков В.А., Малкова Т.Н., 1986). Информация о взгляде активно используется в создании гипотез о психических состояниях, мыслях, убеждениях других людей, позволяющих предсказывать их поведение, например, готовность вступить в контакт, ориентацию на сотрудничество, стремление к доминированию (Byom L.J., Mutlu B., 2013). С самого раннего возраста сензитивность к взгляду является важнейшим инструментом социального познания. Уже младенцы предпочитают смотреть на лица с открытыми, а не закрытыми глазами (Batki A. и др., 2000), а с возраста 4 месяцев взгляд используется для модулирования распознавания лица (Farroni T. и др., 2007). Способность «читать чужие мысли» с использованием взгляда воспринимаемого человека рассматривается как важнейший элемент развития детской способности строить модель другого (Theory of Mind) начиная с 2-3 лет (Baron-Cohen S., Cross P., 1992). К старшему дошкольному возрасту взгляд используется для решения множества задач социального взаимодействия,

например, определения скрываемой информации (Freire A., Eskritt M., Lee K., 2004), заключения о психических состояниях человека, его желаниях и намерениях (Einav S., Hood B., 2004).

Особая психологическая роль глаз во взгляде привлекает внимание не только ученых, ориентированных на изучение когнитивных, социально-психологических и возрастных аспектов, но и психотерапевтов разных школ (психоаналитической, экзистенциальной), что обеспечивает комплексное видение всего психологического контекста изучаемого вопроса.

В исследованиях отношений детей к людям с особыми возможностями здоровья используются несколько методических приемов: ранжирование картинок, изображающих людей с разными видами/степенями физических нарушений (в инвалидной коляске, с костылями, без конечности и т.д.); шкалирование предпочтения инвалидов для совместной активности в зависимости от степени двигательного участия; сообщение о собственных предпочтениях и ожидаемых преференциях сверстников относительно людей с ограниченными возможностями. Практика исследований показывает, что введение дополнительных переменных, например, видов совместной активности, предполагаемых оценок сверстников не всегда позволяет получить дополнительную информацию в связи с низкой дифференцированностью ответов дошкольников (Cohen R., 1994). Это обстоятельство обусловливает выбор в настоящем исследовании дошкольников единственного вида потенциальной совместной активности (игровой).

При формулировании гипотезы мы опираемся на следующие рассуждения. В большинстве работ выявлено отрицательное отношение детей младшего возраста к сверстникам с внешними особенностями. В частности, дошкольники 3-5 лет последовательно продемонстрировали желание взаимодействовать с человеком без физических ограничений (Cohen R., 1994); школьники проявили предубежденность, адресованную ровесникам с некоторыми внешними особенностями (расщелины неба и губы, телеан-гиэктатический невус). Несмотря на то, что в текущем исследовании изучается влияние менее глобальных отклонений от нормы, изменение в области глаз затрагивает смысловой центр лица, что определяет их важность в социальной перцепции. Поэтому мы ожидаем, что дети старшего дошкольного воз-

Т Е О Р И Я И П Р А К Т И К А О Б Р А З О В А Н И Я

раста проявят меньшую готовность к взаимодействию с ребенком и взрослой женщиной с увеличенным расстоянием между глазными щелями.

Испытуемые

В эксперименте приняли участие 140 воспитанников общеразвивающих групп детских садов муниципального подчинения города Самара, посещающих подготовительные группы в возрасте 5 лет (9 человек), 6 лет (71 человек) и 7 лет (60 человек), среди которых 65 девочки (46,4%) и 75 мальчиков (53,6%). На момент исследования в МДОУ функционировали группы общеразвивающей направленности и коррекционные (для детей с недоразвитием речи). Логопедические группы посещали дети с общим недоразвитием речи без интеллектуальных нарушений.

Процедура и стимульный материал

В качестве стимульного материала использовались фотографии детей, свободно размещенные в сети Интернет. Отбор фотографий осуществлялся с использованием следующих критериев: расположение головы (модель смотрит прямо в камеру), выражение лица (нейтральное), отличительные признаки лица типа крупных родинок, шрамов, пятен (отсутствуют). Украшения, детали одежды, привлекающие внимание, устранялись с фотоизображения при помощи инструментальных возможностей программы Adobe Photoshop. Было подготовлено два набора по 14 цветных фотографий (фотографии четырех девочек, фотографии пяти мальчиков и фотографии пяти женщин) размером 9х13 см. В программе Adobe Photoshop было увеличено расстояние между внутренними уголками глаз таким образом, что отношение расстояния между глазами и длины глаз составило 1,64; в исходных фотографиях это отношение составило 1,16 (рис. 1). В норме при плоскостном изображении эта пропорция приближена к единице (Чиварди Дж., 2006).

Для того чтобы определить возраст, приписываемый моделям, было опрошено 9 человек в возрасте от 14 до 28 лет. Испытуемым задавался вопрос: «Как вы думаете, сколько лет ребенку, изображенному на фотографии?». Опрос показал, что приписываемый средний возраст детей равен 7,5 лет.

б

Рис. 1. Пример фотоизображений с увеличенным (а) и исходным (б) расстоянием между глазными щелями

Для проверки гипотезы были организованы два эксперимента, составляющие единую серию. При проведении первого эксперимент ребенок приглашался в комнату, в которой находился экспериментатор. На столе перед экспериментатором располагались три белых листа формата А4, на которых были нарисованы домики и написаны слова: «да», «нет», «не знаю». Взрослый, обращаясь к ребенку, говорил: «Здравствуй. Как тебя зовут? (Имя ребенка) сколько тебе лет? Перед тобой лежат три домика. Домик «да», домик «нет», домик «не знаю». Сейчас я буду показывать тебе фотографии и задавать вопросы». Если предъявлялась фотография, на которой изображен ребенок, то звучал вопрос: «Ты будешь играть с этим ребенком?», а при предоставлении фотографии, на которой изображена женщина, задавался вопрос: «Ты хотел бы, чтобы эта женщина была бы твоим воспитателем?». Фотография передавалась в руки ребенка со словами: «Положи фотографию в тот домик, который хочешь. Домик «да», если хочешь играть с ребенком. Домик «нет», если не хочешь играть с ребенком. Домик «не знаю», если не знаешь». Взяв в руки фотографию, испытуемый клал ее в тот домик, который соответствовал его выбору. Поскольку дошкольники могут не уметь читать, при произнесении инструкции экспериментатор сопровождал называние «домиков» указательным жестом. Порядок предъявления фотографий и расположение «домиков» (справа, по центру, слева) для каждого ребенка изменялся случайным образом.

При проведении второго эксперимента использовался тот же стимульный материал. Процедура была изменена только в одной детали: детям предложили только два варианта ответа на вопросы: «Ты будешь играть с этим ребенком?» и «Ты хотел бы, чтобы эта женщина была бы твоим воспитателем?» - это ответы

а

«да» и «нет». Ответ «не знаю» не использовался во втором эксперименте.

Исследование осуществлялось индивидуально в помещении детского сада в период, отведенный для самостоятельной игровой деятельности детей. В каждом эксперименте использовался межсубъектный дизайн для независимой переменной (есть/нет признаки орбитального гипертелоризма).

Статистическая обработка массива данных осуществлялась при помощи программы «SPSS 21. for Windows».

Результаты

Все выборы детей, дополненные суммированием частот по двум категориям (все дети, все дети и женщины), полученные в первом эксперименте, отражены в табл. 1.

Полученные данные свидетельствуют о том, что дошкольники выбирают сверстников с орбитальным гипертелоризмом для игрового взаимодействия в 41-56% случаев, а женщин как

опекающих взрослых в 33% случаев. Процент неопределенных ответов выше в группе детей, которые выбирали людей с атипичной внешностью, причем преимущество неопределенных ответов достигается примерно равным образом за счет снижения частот как положительных, так и отрицательных реакций.

Для проверки гипотезы были сопоставлены три распределения: неопределенных ответов относительно определенных, отрицательных относительно положительных, агрегированных с неопределенными, и положительных относительно отрицательных, агрегированных с неопределенными (табл. 2).

Результаты статистического анализа показали преобладание неопределенных по сравнению с определенными ответами при выборе взаимодействия с носителями внешних признаков гипертелоризма. Эта закономерность устойчиво прослеживается в отношении всех оцениваемых групп (мальчики, дети, женщины). Столь же последовательно проявляется независимость отказа от особенностей лица

Таблица 1. Варианты взаимодействия с ребенком и взрослым в зависимости от лицевых признаков гипертелоризма (1-й эксперимент)

Взаимодействие с людьми с признаками гипертелоризма

Группы Девочки Мальчики Все дети Женщины Дети и женщины

Выбор f a % f a % f a % f a % f a %

Отрицательный 39 27,86 74 42,29 113 35,87 84 48 197 40,2

Не определенный 23 16,43 29 16,57 52 16,51 34 19,43 86 17,55

Положительный 78 55,71 72 41,14 150 47,62 57 32,57 207 42,24

Всего 140 100 175 100 315 100 175 100 490 100

Взаимодействие с людьми без признаков гипертелоризма

Группы Девочки Мальчики Все дети Женщины Дети и женщины

Выбор f a % f a % f a % f a % f a %

Отрицательный 40 28,57 83 47,43 123 39,05 93 53,14 216 44,08

Не определенный 7 5 15 8,57 22 6,98 11 6,29 33 6,73

Положительный 93 66,43 77 44 170 53,97 71 40,57 241 49,18

Всего 140 100 175 100 315 100 175 100 490 100

Примечание: f - частота.

Таблица 2. Результаты статистической проверки различий между распределениями выборов в зависимости от признаков лицевого гипертелоризма (%2, df=1) (1-й эксперимент)

Группы Девочки Мальчики Все дети Женщины Дети и женщины

Выборы Х2(1) Р Х2(1) Р Х2(1) Р Х2(1) Р Х2(1) Р

«Не знаю» против «да»+ «нет» 9,557 0,002 5,095 0,024 13,781 <0,001 13,49 <0,001 26,868 <0,001

«Нет» против «да»+ «не знаю» 0,018 0,894 0,936 0,333 0,678 0,41 0,926 0,336 1,511 0,219

«Да» против «нет» + «не знаю» 3,38 0,066 0,292 0,589 2,54 0,111 2,414 0,12 4,753 0,029

моделей, принадлежащих ко всем группам. Зависимость согласия контактировать от лицевых параметров обнаружена только в целом по выборке, то есть по одному из пяти измерений и на уровне р<0,05, что не позволяет уверенно утверждать устойчивость данного исхода. Поэтому мы рассматриваем полученные результаты как отражающие отсутствие различий между группами по положительному ответу.

Второй эксперимент позволил сопоставить отрицательный и положительный выбор дошкольников (табл. 3).

Результаты второго эксперимента позволяют заметить, что готовность и не готовность взаимодействовать со всеми группами не различается при восприятии изображений лиц с признаками и без признаков орбитального ги-пертелоризма. Статистический анализ подтвердил, что дошкольники равным образом готовы контактировать с другими детьми и взрослыми женщинами в случаях увеличенного и нормального расстояния между внутренними углами глаз (табл. 4).

Обсуждение

Результаты исследования опровергают выдвинутую нами гипотезу о влиянии увеличения расстояния между глазами на снижении готовности взаимодействовать с детьми и взрослы-

ми женщинами. При формулировании нашего предположения мы исходили из обнаруженного исследователями общего предубеждения против людей с видимыми физическим особенностями. Однако, данных о том, что такое негативное смещение оценок, во-первых, характерно для дошкольников; во-вторых, выражается дошкольниками в отказе от взаимодействия; в-третьих, распространяется на людей с признаками лицевого гипертелоризма, было недостаточно. Поэтому полученные результаты не опровергают общую тенденцию, на которой основана наша гипотеза, а дополняют ее, конкретизируя специфику реагирования старших дошкольников на лицевые особенности, связанные с увеличением расстояния между глазными щелями.

Сопоставление выборов в двух группах позволяет зафиксировать увеличение частоты неопределенных ответов по сравнению с определенными и отсутствие различий в частотах как отрицательных, так и положительных ответов. Следует подчеркнуть устойчивость обнаруженной закономерности, которая характеризует преимущественный вариант реагирования относительно всех категорий воспринимаемых людей. Это может свидетельствовать о наличии общих причин, определяющих сходство степени готовности взаимодействовать дошкольников с группами, различающимися по полу и статусу.

Таблица 3. Варианты взаимодействия с ребенком и взрослым в зависимости от лицевых признаков гипертелоризма (2-й эксперимент)

Варианты взаимодействия с людьми с признаками гипертелоризма

Группы Девочки Мальчики Все дети Женщины Дети и женщины

Ответ f а % f а % f а % f а % f а %

Отрицательный 43 30,71 96 54,86 139 44,13 103 58,86 242 49,39

Положительный 97 69,29 79 45,14 176 55,87 72 41,14 248 50,61

Всего 140 100 175 100 315 100 175 100 490 100

Варианты взаимодействия с людьми без признаков гипертелоризма

Группы Девочки Мальчики Все дети Женщины Дети и женщины

Ответ f а % f а % f а % f а % f а %

Отрицательный 48 34,29 90 51,43 138 43,81 94 53,71 232 47,35

Положительный 92 65,71 85 48,57 177 56,19 81 46,29 258 52,65

Всего 140 100 175 100 315 100 175 100 490 100

Таблица 4. Результаты статистической проверки различий между распределениями выборов в зависимости от признаков лицевого гипертелоризма (х2, df=1) (2-й эксперимент)

Девочки Мальчики Все дети Женщины Дети и женщины

Х2(1) Р Х2(1) Р Х2(1) Р Х2(1) Р Х2(1) Р

0,407 0,523 0,413 0,52 0,006 0,936 0,941 0,332 0,409 0,523

Первое предположение, выдвигаемое для интерпретации полученных результатов, определяется трактовкой лиц с увеличенным орбитальным расстоянием как особенных стимулов, обладающих свойством новизны. В концепции лицевых прототипов показано наличие некоторой схемы лица, обладающей усредненными параметрами, увеличивающими эффективность распознавания лица (Tsao D.Y., Freiwald W.A., 2006). Отклонение важного параметра от нормативного не позволяет дошкольникам использовать готовые реакции. В процессе эксперимента у детей отсутствует возможность преодоления неопределенности путем лучшего ознакомления с объектами восприятия. Тогда предпочтение неопределенного ответа является адекватным способом выражения действительной реакции на новый стимул.

В то же время неопределенный выбор может рассматриваться как уход от предъявления действительной реакции, если она переживается как недостаточно «правильная» с точки зрения социальных норм взаимодействия. В психологической литературе подробно описан феномен «социальной желательности», оказывающий существенное влияние на результаты психодиагностических обследований и экспериментальных исследований. Дети старшего дошкольного возраста усваивают нормы социального взаимодействия и проявляют желание получить положительную оценку от взрослого (Салмина Н.Г., Иовлева Т.Е., Тиханова И.Л., 2006). Уменьшает вероятность доминирования данной объяснительной конструкции частота отрицательных ответов, соотносимая с частотой положительных (табл. 1). Если готовность взаимодействовать с девочками превосходит число отказов приблизительно в два раза как в контрольной (93/40), так и в экспериментальной (78/39) группах, то отрицательных ответов, адресованных мальчикам (контрольная группа - 77/83, экспериментальная группа - 72/74), и женщинам (контрольная группа - 71/93, экспериментальная группа -57/84), несколько больше, чем положительных. Это указывает на открытое предъявление в исследовании дошкольниками своего нежелания взаимодействовать и, соответственно, ограниченное влияние социальной желательности на межгрупповые различия в предпочтении неопределенных ответов.

П реимущество «перцептивно-прототипи-ческого» объяснения против «социально нормативного» подтверждается данными второго эксперимента. Инструкция, использованная во втором эксперименте, определила использова-

ние только двух вариантов ответов детей: согласия или не согласия взаимодействовать с ровесниками и взрослыми. В результате дошкольники показали равную готовность контактировать с людьми, независящую от изучаемых лицевых особенностей. Эти данные позволяют обоснованно исключить влияние социальной желательности на предпочтение неопределенных выборов, выявленных в первом эксперименте.

Современные представления о лице, как особом объекте восприятия, оказывающем влияние на оценку других людей и выбор способа взаимодействия с ними, и результаты настоящего исследования показывают необходимость адаптации дошкольников к внешне наблюдаемым особенностям других людей. Дети старшего дошкольного возраста уже достаточно чувствительны к тонким отклонениям параметров лица от средненормативных, чтобы выделить их как особый объект социальной перцепции. Новизна некоторых внешних параметров способствует увеличению внимания к необычному стимулу, что может проявиться в нетактичном, но естественном для данного возраста поведении дошкольников по отношению к «особым» детям, например, чрезмерном разглядывании лица, задавании прямых вопросов о лицевых особенностях. Такое поведение, в свою очередь, может вызвать у ребенка или сопровождающего взрослого защитную реакцию, что также затруднит развитие положительных отношений. По результатам анализа высказываний детей в серии исследований, Д. Харпер отмечал, что часто негативная социальная среда, которая окружает ребенка с аномальным лицом, является следствием любопытства и отсутствия информации (Harper D.C., 1995).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Неопределенное отношение по мере взросления детей, получения опыта взаимодействия с различными социальными группами, репрезентированными специфическими визуальными маркерами, достаточно естественно изменяется на положительное или отрицательное. Опыт показывает, что совместное обучение и воспитание способствует складыванию скорее позитивных межличностных отношений нормативно и анормативно развивающихся детей (Социум, дружественный детям-сиротам и детям с ограниченными возможностями: результаты исследования, 2011). Тем не менее, не всегда контакты сами по себе гарантируют достижение оптимальных результатов. Например, в систематическом обзоре связи между контактами детей с инвалидами и их отношением к инвалидности показано, что

Т Е О Р И Я И П Р А К Т И К А О Б Р А З О В А Н И Я

в 22 исследованиях обнаружено благоприятное отношение детей к людям с ограниченными физическими возможностями на фоне достаточного контактного взаимодействия; в 11 исследованиях не обнаружено связи между контактами и отношениями (MacMillan M. и др., 2014). Даже учитывая благоприятный прогноз развития отношений в образовательной среде, следует ожидать, что преодоление сложностей начального периода, обусловленных в том числе и негативным первым впечатлением, может потребовать от детей чрезмерного напряжения адаптивных механизмов.

Традиционно внимание исследователей фокусируется на адаптации и социализации детей с ОВЗ в контексте образовательных задач и учреждений. Но социальная интеграция «особенных» детей предполагает их включение в обычные социальные взаимодействия, предполагающие значительное количество кратковременных и поверхностных контактов на улицах, в магазинах, на детских праздниках и общественных мероприятиях. Именно в таких ситуациях отличающиеся дети могут получать множество неблагоприятных сигналов от своих сверстников, которые носят достаточно тонкий характер, не нарушают социальных норм, но оказывают заметное влияние на социальное самочувствие. Например, многие элементы невербального поведения (дистанция, контакт глаз, положение тел) интерпретируются с точки зрения их оценочного содержания (Houston V., Bull R., 1994). Следует учитывать, что замет-ность лицевых аномалий для окружающих является дополнительным фрустрирующим фактором. Феноменологический анализ взгляда другого («пристальный взгляд» по Ж.-П. Сартру) обнаруживает его экзистенциальное значение, отраженное в повышенной чувствительности объекта чужого внимания к визуальному вмешательству, особенно когда этот взгляд отражает реакцию наблюдателя, усиленную необычностью наблюдаемого (Сартр Ж.-П., 2000). Поэтому, подготовленность общества важна для действительного психологического включения внешне отличающихся детей, когда социальные интеракции за пределами организованной воспитательно-образовательной среды не бросают вызов становящейся идентичности, а оказываются комфортным фоном для развития способности устанавливать ясные и надежные отношения «Я - другой».

Неопределенность отношения старших дошкольников к детям с исследуемыми особенностями лица может трансформироваться

в предубеждение в более старшем возрасте. Известно, что младшие дети проявляют меньше отрицательных реакций по отношению к детям с ОВЗ по сравнению с детьми 12 лет, когда происходит закрепление негативного уклона, если он уже сложился (Richardson S.A., 1976). Эмпирические исследования позволяют заметить отдельных участников, которые выбирают детей с внешними отклонениями в качестве предпочитаемых партнеров, что указывает на наличие не только отрицательных, но и положительных установок детей, которые могут выступить хорошей предпосылкой для успешной социализации детей с внешними особенностями. ■

литература

1. Барабанщиков ВА., Малкова Т.Н. Зависимость точности идентификации экспрессии лица от локализации мимических проявлений // Вопросы психологии. - 1986. - №5. - С. 131-140.

2. ЗоринаС.В.,ШалаеваН.Ю. Физические характеристики лица человека как фактор социальной перцепции // Вестник СамГУ. - 2013. - №5 (106). -С. 184-187.

3. Колтунов Д.Е. Синдром Апера: клинические проявления и этиология // Лечащий врач. -2006. - №5. - С. 16-20.

4. Лабунская ВА «Видимый человек» как социально-психологический феномен // Социальная психология и общество. - 2010. - №1. - С. 26-39.

5. Набойченко Е.С. Психологическое сопровождение развития детей и подростков с атипичными особенностями внешности: дис. ... д-ра психол. наук. - Екатеринбург, 2009. - 467 с.

6. Рамси Н., Харкорт Д. Психология внешности. - СПб.: Питер, 2009. - 256 с.

7. Салмина Н.Г., Иовлева Т.Е., Тиханова ИЛ. Методика диагностики социально-желательного поведения, исследование феномена социально-желательного поведения в дошкольном возрасте // Психологическая наука и образование. - 2006. -№4. - С. 81-94.

8. Сартр Ж.-П. Бытие и ничто: Опыт феноменологической онтологии // Пер. с фр., предисл., примеч. В.И. Колядко. - М.: Республика, 2000. - 638 с.

9. Социум, дружественный детям-сиротам и детям с ограниченными возможностями: отчет о результатах исследования /Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. - М., 2011. URL: http://fond-detyam.ru/pechatnye-izdaniya/ 11068/(дата обращения: 1 6.02.201 7).

10. Труфанова Е.О. Лицо человека в системе социальных связей // Лицо человека в науке, искусстве и практике / Отв. ред. К.И. Ананьева,

B.А. Барабанщиков, А.А. Демидов. - М.: Когито-Центр, 2014. - С. 487-502.

11. Фоменко И.В. и др. Особенности психологического состояния и самооценки детей с врожденной односторонней расщелиной верхней губы и неба // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. - 2016. -№1 (57). - С. 91-93. URL: http://cyberleninka.ru/ article/n/osobennosti-psihologicheskogo-sostoyaniya-i-samootsenki-detey-s-vrozhdennoy-odnostoronney-rasschelinoy-verhney-guby-i-neba (дата обращения: 06.01.2017).

12. Хрисанфова ЛА., Суслова Л.Ф., Крюкова Е.А. Особенности восприятия лица незнакомого человека и особенности воспринимающего, влияющие на формирование доверия к незнакомцу. Лицо человека в науке, искусстве и практике / Отв. ред. К.И. Ананьева, В.А. Барабанщиков, А.А. Демидов. - М.: Когито-Центр, 2014. -

C. 595-601.

13. Batki A., Baron-Cohen, S., Wheelwright, S., Connellan, J., & Ahluwalia, J. Is there an innate gaze module? Evidence from human neonates //Infant Behavior and Development. - 2000. - Т. 23. - №. 2. Pp. 223-229.

14. Byom L. J., Mutlu B. Theory of mind: Mechanisms, methods, and new directions //Frontiers in human neuroscience. - 2013. - Т. 7. Pp. 413-425.

15. Cohen R., Nabors L. A., Pierce K. A. Preschoolers' evaluations of physical disabilities: A consideration of attitudes and behavior //Journal of Pediatric Psychology. - 1994. - Т. 19. - №. 1. Pp. 103-111.

16. Demellweek C., Humphris, G. M., Hare, M., & Brown, J. Children's Perception of, and Atitude Towards, Unfamiliar Peers with Facial Port-Wine Stains //Journal of pediatric Psychology. - 1997. - Т. 22. - №. 4. Pp. 471-485.

17. Einav S., Hood B. Young children's use of gaze cues for inferring mental states //Poster presented at the 14th Biennial Conference on Infant Studies, Chicago, IL. -2004.

18. Farroni T., Massaccesi, S., Menon, E., & Johnson, M. H. Direct gaze modulates face recognition in young infants //Cognition. - 2007. - Т. 102. - №. 3. Pp. 396-404.

19. Freire A., Eskritt M., Lee K. Are eyes windows to a deceiver's soul? Children's use of another's eye gaze cues in a deceptive situation // Developmental psychology. - 2004. - Т. 40. - №. 6. Pp. 1093-1104.

20. Hansen C. H., Hansen R. D. Finding the face in the crowd: An anger superiority effect //Journal of personality and social psychology. - 1988. - Т. 54. - №. 6. Pp. 917-924.

21. Harper D. C. Children's attitudes to physical differences among youth from western and non-western

cultures //The Cleft palate-craniofacial journal. - 1995. -Т. 32. - №. 2. Pp. 114-119.

22. Harper D. C., Wacker D. P., Cobb L. S. Presidential address: children's social preferences toward peers with visible physical differences // Journal of Pediatric Psychology. - 1986. - Т. 11. - №. 3. Pp. 323-342.

23. Houston V., Bull R. Do people avoid sitting next to someone who is facially disfigured? //European Journal of Social Psychology. - 1994. - Т. 24. - №. 2. Pp. 279-284.

24. MacMillan M., Tarrant M., Abraham C., & Morris C. The association between children's contact with people with disabilities and their attitudes towards disability: a systematic review //Developmental Medicine & Child Neurology. - 2014. - Т. 56. - №. 6. PP. 529-546.

25. Morgan S. B., Bieberich, A. A., Walker, M., & Schwerdtfeger, H. Children's willingness to share activities with a physically handicapped peer: Am I more willing than my classmates? //Journal of Pediatric Psychology. -1998. - Т. 23. - №. 6. Pp. 367-375.

26. Perry B. D., Czyzewski, D. I., Lopez, M. A., Spiller, L. C., & Treadwell-Deering, D. Neuropsychologic impact of facial deformities in children. Neurodevelopmental role of the face in communication and bonding //Clinics in plastic surgery. - 1998. -Т. 25. - №. 4. Pp. 587-597.

27. Principe C. P., Langlois J. H. Shifting the prototype: Experience with faces influences affective and attractiveness preferences //Social cognition. - 2012. -Т. 30. - №. 1. - Pp. 109-120.

28. Reed J., Robathan, M., Hockenhull, A., Rostill, H., Perrett, D., & Lees, A. Children's attitudes toward interacting with peers with different craniofacial anomalies //The Cleft palate-craniofacial journal. - 1999. - Т. 36. -№. 5. Pp. 441-447.

29. Richardson S. A. Attitudes and behavior toward the physically handicapped //Birth defects original article series. - 1976. - Т. 12. - №. 4. Pp. 15-34.

30. Richardson S. A. Children's values in regard to disabilities: A reply to Yuker. - 1983. 131 p.

31. Rubenstein A. J., Langlois J. H., Roggman L. A. What makes a face attractive and why: The role of averageness in defining facial beauty. In G. Rhodes & L.A. Zebrowitz (Eds.), Facial attractiveness: Evolutionary, cognitive, and social perspectives. - Ablex: Westport, CT., 2002.

32. Ryan S. et al. Facial disfigurement is treated like an infectious disease //Evolution and Human Behavior. -2012. - Т. 33. - №. 6. Pp. 639-646.

33. Tsao D. Y., Freiwald W. A. What's so special about the average face? //Trends in cognitive sciences. -2006. - Т. 10. - №. 9. Pp. 391-393.

Статья поступила в редакцию 18.06.2017 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.