Научная статья на тему 'ПОСЛЕРОДОВАЯ ДЕПРЕССИЯ У ЖЕНЩИН В КОНТЕКСТЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ В РОДАХ ДОУЛАМИ'

ПОСЛЕРОДОВАЯ ДЕПРЕССИЯ У ЖЕНЩИН В КОНТЕКСТЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ В РОДАХ ДОУЛАМИ Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
330
65
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОСЛЕРОДОВАЯ ДЕПРЕССИЯ / ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА / ДОУЛА / ЭДИНБУРГСКАЯ ШКАЛА ПОСЛЕРОДОВОЙ ДЕПРЕССИИ (EPDS) / ШКАЛА МОНТГОМЕРИ - АСБЕРГ ДЛЯ ОЦЕНКИ ДЕПРЕССИИ

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Айгумова З.И., Игнатова К.О.

Статья посвящена изучению феномена послеродовой депрессии. Задача исследования - выявить наличие или отсутствие взаимосвязи риска возникновения послеродовой депрессии у женщин и оказания профессиональной поддержки в родах доулами. Проблема рассматривается в рамках феноменологического подхода. Для решения проблемы использованы методы: теоретические - анализ зарубежной и отечественной литературы по проблеме исследования; диагностические - Эдинбургская Контент доступен по лицензии шкала послеродовой депрессии (EPDS) и Шкала Монтгомери - Асберг для оценки депрессии (MADRS); статистический метод: метод однофакторного дисперсионного анализа. Результаты исследования позволяют обсуждать, что усиление агентности матери в родах при помощи услуг доулы позволяет снизить риск возникновения послеродовой депрессии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Айгумова З.И., Игнатова К.О.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

WOMEN'S POSTPARTUM DEPRESSION IN THE CONTEXT OF PROVIDING CONTINUOUS LABOR SUPPORT WITH DOULAS

The article deals with the phenomenon of postpartum depression. The study aims to find out whether there is an interrelation between the risk of postpartum mothers suffering from depression and providing continuous labor support by doulas. The issue is viewed within the phenomenological approach. The following methods are used: theoretical -the relevant foreign and Russian literature studied, diagnostic - Edinburgh Postpartum Depression Scale (EPDS) and Montgomery Asberg Depression Scale, statistic - the method of one-way analysis of variance. The study results allow one to discuss the fact that the increase of agency of a mother in labor with the doula’s help lets reduce the risk of postpartum depression.

Текст научной работы на тему «ПОСЛЕРОДОВАЯ ДЕПРЕССИЯ У ЖЕНЩИН В КОНТЕКСТЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ В РОДАХ ДОУЛАМИ»

► МЕДИЦИНСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

УДК 159.9.072 DOI: 10.31862/2218-8711-2021-2-37-48

ББК 88.809.2

ПОСЛЕРОДОВАЯ ДЕПРЕССИЯ У ЖЕНЩИН В КОНТЕКСТЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ В РОДАХ ДОУЛАМИ

WOMEN'S POSTPARTUM DEPRESSION IN THE CONTEXT OF PROVIDING CONTINUOUS LABOR SUPPORT WITH DOULAS

Айгумова Заграт Идрисовна

Профессор кафедры психологии образования, Московский педагогический государственный университет, кандидат психологических наук E-mail: zi.ajgumova@mpgu.su

Ajgumova Zagrat I.

Professor at the Department of Psychology of Education, Moscow Pedagogical State University, PhD in Psychology E-mail: zi.ajgumova@mpgu.su

Игнатова Кристина Олеговна

Бакалавр психолого-педагогического образования, психолог-консультант частной практики

E-mail: kristysaen@gmail.com

Ignatova Kristina O.

BA in Psychology and Education, consulting psychologist

E-mail: kristysaen@gmail.com

Аннотация. Статья посвящена изучению феномена послеродовой депрессии. Задача исследования - выявить наличие или отсутствие взаимосвязи риска возникновения послеродовой депрессии у женщин и оказания профессиональной поддержки в родах доулами. Проблема рассматривается в рамках феноменологического подхода. Для решения проблемы использованы методы: теоретические - анализ зарубежной и отечественной литературы по проблеме исследования; диагностические - Эдинбургская

Abstract. The article deals with the phenomenon of postpartum depression. The study aims to find out whether there is an interrelation between the risk of postpartum mothers suffering from depression and providing continuous labor support by doulas. The issue is viewed within the phenomenological approach. The following methods are used: theoretical -the relevant foreign and Russian literature studied, diagnostic - Edinburgh Postpartum Depression Scale (EPDS) and Montgomery -

Ф 1 Контент доступен по лицензии Creative Commons Attribution 4.0 International License The content is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License

© Айгумова З. И., Игнатова К. О., 2021

шкала послеродовой депрессии (EPDS) и Шкала Монтгомери - Асберг для оценки депрессии (MADRS); статистический метод: метод однофакторного дисперсионного анализа. Результаты исследования позволяют обсуждать, что усиление агентности матери в родах при помощи услуг доулы позволяет снизить риск возникновения послеродовой депрессии.

Ключевые слова: послеродовая депрессия, профессиональная поддержка, доула, Эдинбургская шкала послеродовой депрессии (EPDS), шкала Монтгомери - Асберг для оценки депрессии.

Актуальность изучения феномена послеродовой депрессии1 обусловлена значительной частотой встречаемости данного расстройства. К сожалению, в России не ведется официальный статистический подсчет числа женщин, столкнувшихся с послеродовой депрессией (ПРД). Однако каждый год в России от 160 до 320 тысяч молодых матерей сталкиваются с послеродовой депрессией2. Зарубежные специалисты, изучающие данную проблему, приводят тревожащую статистику. Женщины, столкнувшиеся с проблемой ПРД, дольше остаются в декрете [1], а больше половины из них повторно обращаются за психиатрической помощью [2], что лишний раз говорит о том, как сильно влияет на жизнь матери опыт ПРД.

Депрессивное состояние матери разрушает не только формирование гармоничных отношений в семье с новым ее членом, но и действует крайне деструктивно на жизнь самой женщины. На фоне устойчивого негативного опыта матери не могут наладить стабильную и здоровую связь с ребенком в первый год после его рождения [3]. В особо тяжелых случаях ПРД может привести к самоубийству.

Процесс родов оказывает значительное воздействие на риск возникновения ПРД. Тут важно отметить, что от 20% до 45% женщин считают свой опыт родов психологически травмирующим [4, с. 41]. Голоса женщин слышны все отчетливее - в 2016-2017 гг. появился флешмоб против «акушерского насилия» в роддомах3. Согласно исследованиям, отношение женщин к государственным роддомам в целом характеризуется высокой степенью недоверия и тревоги [5, с. 145]. Неудивительно, что будущие матери, желая

1 Послеродовая депрессия (ПРД) - форма депрессивного расстройства, развивается в период до одного года после рождения ребенка; длительное и субъективно тяжелое состояние, сопровождающееся ухудшением настроения, понижением интереса к жизни, подавленностью.

2 Младенцы. Как живут женщины с послеродовой депрессией в России. Фильм Оксаны Сербиновой. URL: https://youtu.be/TFy7w36vuqg (дата обращения: 28.04.2020).

3 Насилие в родах: женщины делятся пережитым опытом. 30.11.2016. URL: https://www.wonderzine.com/ wonderzine/life/news/222757-humanize-birth (дата обращения: 16.04.2020).

Asberg Depression Scale, statistic - the method of one-way analysis of variance. The study results allow one to discuss the fact that the increase of agency of a mother in labor with the doula's help lets reduce the risk of postpartum depression.

Keywords: postpartum depression, professional support, doula, Edinburgh Postpartum Depression Scale (EPDS), Montgomery - Asberg Depression Scale.

получить персональную заботу и внимание со стороны медицинских сотрудников, обращаются в коммерческий сектор родовспоможения.

В последние годы в крупных российских городах получили распространение доу-лы - женщины, которые обеспечивают эмоциональную и информационную поддержку (но не медицинскую) будущим матерям в процессе беременности и родов. Ключевая роль доулы состоит в том, чтобы придать женщине уверенности в своих собственных силах и подержать ее в этом процессе [6].

Проблемы послеродовой депрессии продолжают волновать специалистов. Послеродовой период в контексте индивидуально-личностных особенностей матери и функционально-ролевой специфики семьи активно изучался В. А. Абабковым [7]. Также важно отметить научный вклад Л. И. Вассерман, Г. Э. Мазо и М. В. Шаманиной в понимание диагностических методов послеродовой депрессии [4, с. 41]. А. В. Филоненко была проделана большая научная работа по изучению влияния терапии ПРД при грудном вскармливании [8, с. 13]. В соавторстве с А. В. Голенковым, В. А. Филоненко и А. И. Сергеевой была изучена тема необходимости ранней диагностики послеродовой депрессии [9]. В сфере психиатрии данная тема активно изучена А. А. Рагимовой [10]. Ее труды дают широкое понимание феномена ПРД с психиатрической точки зрения.

Проблема исследования для нас представляется как необходимость узнать о наличии или отсутствии взаимосвязи риска возникновения послеродовой депрессии у женщин и оказания профессиональной поддержки в родах доулами.

Теоретико-методологической основой исследования послужили научные труды известных отечественных и зарубежных психологов, психиатров и социологов. Психологический подход, который является доминирующим в понимании феномена депрессии, - феноменологический подход. Представители этого направления рассматривают депрессию как долгосрочное расстройство соотнесенности с жизнью, можно сказать, депрессия - симптом того, что человек потерял ощущение ценности жизни. Значимой являются работы о холистическом подходе к сфере родовспоможения Р. Дэвис-Флойд, а также М. С. Денисовой [11] о сущности работы доул в процессе родовспоможения. Основные идеи холистического подхода подразумевают гуманизацию родов, а также повышения агентности женщин в этом процессе.

Полагаем, что риск возникновения послеродовой депрессии возможно снизить, усилив агентность матери в родах с помощью обращения к услугам профессиональных доул.

Для проверки гипотезы использованы методы:

• теоретические: анализ зарубежной и отечественной литературы по проблеме исследования;

• диагностические методы: Эдинбургская шкала послеродовой депрессии (ЕРЭБ) и Шкала Монтгомери - Асберг для оценки депрессии (MADRS);

• статистический метод: метод однофакторного дисперсионного анализа.

Проблема имеет перспективную практическую значимость, так как расширяет поле возможностей в популяризации услуг доул в качестве профилактической меры ПРД, актуализирует проблему ПРД, ее диагностики и важности ее лечения. Также данная

работа несет просветительскую значимость в материнской среде, позволяя женщинам быть более осведомленными в вопросах ПРД.

Настоящее исследование проводилось с сентября 2019 по май 2020 г. Всего в исследовании приняли участие 54 женщины: поровну в контрольной и основной группах по 27 участниц.

Для основной группы были созданы списки критериев включения и невключения в выборку исследования:

Критерии невключения:

• Испытуемые после выкидыша, смерти ребенка или иного стрессового события, кроме родов.

• Тяжелая соматическая или психическая патология, препятствующая проведению исследования.

• Возраст до 18 лет.

• Роды более чем полугодичной давности.

Критерии включения:

• Возраст испытуемой от 18 лет.

• Рождение ребенка в пределах 6 месяцев до принятия участия в исследовании, согласно концепции К. Уиснер [12].

• Опыт обращения к услугам доулы в родах в пределах 6 месяцев до принятия участия в исследовании.

В выборку контрольной группы также вошли женщины, родившие ребенка в период до 6 месяцев до участия в исследовании. Отличительная особенность включения в контрольную группу: женщины этой группы не пользовались услугами доулы в процессе своих родов. Остальные критерии включения и невключения были такими же, как к испытуемым основной группы.

На рис. 1 продемонстрировано количество участниц, собранное в группы по числу набранных баллов. Такая группировка помогает наглядно увидеть, какой результат в

Результаты Эдинбургской шкалы послеродовой депрессии

□ 1 балл □ 2 балла □ 3 балла □ 4 балла □ 5 баллов □ 6 баллов □ 7 баллов

6

Количество испытуемых

Рис. 1. Результаты EPDS участниц основной группы

числовом эквиваленте является самым популярным в данной выборке. Для основной группы самым частым результатом количества набранных баллов оказалось 5 баллов (26% от общего числа). Реже всего представлен результат в количестве 7 баллов (3% от общего числа испытуемых). При этом самый низкий балл (1) набрало 11% участниц. Среднее количество баллов: 4,4 балла из 30 возможных.

Следующие результаты обсуждаем уже не с числовой точки зрения, а с интерпретационной:

• в основной группе не выявлено ни одной участницы, показавшей в результате исследования высокий уровень ПРД;

• больше всего участниц в данной группе продемонстрировали средний уровень ПРД - 27, 62% испытуемых; 38% участниц показали низкий уровень ПРД.

Анализируя ответы респонденток, мы выявили определенную характеристику времени, в которое исследование было проведено. В рамках сложившейся эпидемиологической обстановки многие люди чувствуют себя неуверенными в будущем дне, предвосхищая грядущий за пандемией экономический кризис.

В EPDS один из вопросов напрямую касается как раз ориентированности женщины на будущее («Я смотрела в будущее с удовольствием к окружающим обстоятельствам») и ответы по данному вопросу позволяют уловить определенные смыслы, представляющие собой в определенном смысле тревожащие тенденции общественного взгляда на свое будущее. Предполагаем, что во многом специфика времени исследования наложила такой весомый отпечаток на ответы женщин по данному вопросу.

Так, 11% участниц набрали по данному вопросу 0 баллов, указав, что их взгляд будущее и окружающие обстоятельства не изменился. Максимальное количество баллов по второму вопросу набрали 26% женщин. Также 26% женщин получили один балл, а 37% женщин получили 2 балла. Результаты представлены на рис. 2.

Рис. 2. Результаты участниц основной группы по вопросу № 2 ЕРЭБ

Говоря о результатах именно в рамках второго вопроса, хочется сделать акцент на том, что повышенная активность в ответе отмечена и у контрольной группы (рис. 3). Лишь 7% женщин набрали минимальное количество баллов (0) по данному вопросу. 18,5% набрали один балл, 40% набрали два балла и 33% набрали максимально возможный балл (3). На наш взгляд, на подобное единодушие в показателях по вопросу, который напрямую касается будущего, определенным образом сыграла окружающая действительность, в которой обнажилась нестабильность и хрупкость множества аспектов, влияющих на наши жизни.

Рис. 3. Результаты участниц контрольной группы по вопросу №2 EPDS

Далее рассмотрели результаты контрольной группы более подробно. Для удобства полученные данные, как и в случае с основной группой, продемонстрированы в виде диаграммы (рис. 4).

Здесь можно сделать ряд выводов:

• самый распространенный результат в контрольной группе - 4 балла. Его получили 29,6% женщин;

• в контрольной группе есть 11% женщин, чей результат находится в пределах высокого уровня ПРД;

• результат до 4 баллов получили 18,5% женщин.

В рамках обсуждения результатов данной группы предлагается к ознакомлению еще одна диаграмма (рис. 5), в которой результаты проведенного исследования продемонстрированы уже с интерпретационной точки зрения. В диаграмме (рис. 6) результаты участниц сгруппированы по уровню ПРД, выявленному с помощью Эдинбургской шкалы послеродовой депрессии.

10 баллов 1 балл

Рис. 4. Результаты EPDS участниц контрольной группы

Анализ полученных в контрольной группе результатов позволяет сделать вывод о том, что средний уровень ПРД в данной выборке является доминирующим - 70,4%. Низкий уровень продемонстрировали 18,5% участниц. Также в данной выборке, в отличие от основной, был выявлен высокий уровень ПРД у 11% женщин, что позволяет судить о целесообразности дальнейшего анализа результатов двух групп.

Сравнение показателей обеих групп (см. рис. 6), полученных в исследовании по Эдинбургской шкале послеродовой депрессии, позволяет отметить:

• в контрольной группе выявлено 11% женщин с высоким уровнем ПРД, тогда как в основной группе не выявлено ни одной женщины;

Высокий уровень

11,1% Низкий уровень

Средний уровень 70,4%

Рис. 5. Результаты EPDS участниц контрольной группы (по уровням)

Рис. 6. Сравнение результатов ЕРЭ8 (в уровнях) контрольной и основной групп

• в рамках низкого уровня ПРД в основной группе встречаются в два раза чаще, чем в контрольной - 37% против 18%. То есть в основной группе на 19% выше число женщин, имеющих низкий уровень ПРД;

• показатели в пределах среднего уровня ПРД в двух группах примерно в равной концентрации. В основной - 62% женщин, в контрольной - 70%.

Но полученные данные статистически не значимы. То есть с помощью Эдинбургской шкалы нам не удалось доказать статистическую значимость влияния деятельности доул на уменьшение риска возникновения депрессии.

Далее при рассмотрении результатов шкалы Монтгомери - Асберг (MADRS) видим, что они не однородны (рис. 7).

Отсутствие депрессии было обнаружено у 85,2% испытуемых, малый депрессивный эпизод - у 11,1% испытуемых, умеренный депрессивный эпизод - 3,7%. Средний балл в данной группе выше на 4,3 пункта, чем в основной группе, и составляет 10,4 баллов из 60 максимально возможных.

Анализ результатов, полученных испытуемыми контрольной группы (рис. 8), позволяет сделать ряд выводов.

Больше всего участниц контрольной группы набрали 10 баллов (30%).

В данной группе присутствуют 11,1% респонденток, набравших количество баллов, соответствующее малому и умеренному эпизоду депрессии. Одна респондентка из данной категории получила 26 баллов, что интерпретируется как умеренный депрессивный эпизод. Следовательно, представленность депрессивных тенденций в данной группе выше, чем в основной на 11,1%.

Значимость различий в результатах данной методики между двумя группами подтверждается в рамках однофакторного дисперсионного анализа (рис. 9). По результатам

12 баллов 7,4%

2 балла

1 А СО/

8 баллов 18,5%

10 балл 14,8%

4 балла 37,0%

6 баллов 7,4%

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 7. Результаты MADRS участниц основной группы

проведенного анализа мы можем говорить о существенном влиянии фактора наличия доулы в процессе родовспоможения на результаты эмпирического исследования по шкале Монтгомери - Асберг. Иными словами, деятельность доул способна уменьшать риск возникновения депрессии.

Завершая обсуждение данных, полученных нами в рамках эмпирического исследования, целесообразно обозначить вытекающие из полученных результатов общие положения.

По результатам Эдинбургской шкалы послеродовой депрессии, женщины из основной группы показали в два раза большее количество результатов в рамках низкого уровня ПРД, нежели представительницы контрольной группы. В контрольной группе

умеренный ' 3.7%

нет депрессии 85.2%

Рис. 8. Результаты MADRS участниц контрольной группы

Рис. 9. Результаты МЛЭЯЗ участниц контрольной группы в баллах

были выявлены 11,1% респонденток, результаты которых находятся в рамках высокого уровня послеродовой депрессии. Но полученные данные статистически не значимы.

Результаты исследования по шкале Монтгомери - Асберг продемонстрировали однородность интерпретации в основной группе (у 100% женщин не обнаружена депрессия), средний балл в данной группе - 6,1 балла из 60 возможных. В контрольной группе отсутствие депрессии было обнаружено у 85,2% испытуемых, малый депрессивный эпизод - 11,1% испытуемых, умеренный депрессивный эпизод - 3,7%. Средний балл в данной группе выше на 4,3 пункта, чем в основной группе, и составляет 10,4 баллов из 60 максимально возможных. По итогам проведения однофакторного дисперсионного анализа можем говорить о существенном влиянии фактора наличия доулы в процессе родовспоможения на результаты эмпирического исследования по шкале Монтгомери - Асберг. Иными словами, деятельность доул способна уменьшать риск возникновения депрессии.

Результаты исследования позволяют выйти на обсуждение ранее выдвигаемой гипотезы о том, что усиление агентности матери в родах при помощи услуг доулы позволяет снизить риск возникновения послеродовой депрессии. Как показало исследование, эта гипотеза имеет право на ее признание, так как результаты статистически значимые.

Однако учитывая, что результаты, полученные в ходе применения Эдинбургской шкалы послеродовой депрессии, не продемонстрировали статистической значимости, то считаем важным продолжить исследование на более расширенной выборке.

Возвращаясь к ключевому исследовательскому вопросу о том, каким образом связаны повышение агентности матери в родах (при помощи обращения к услугам доул) и послеродовая депрессия, утверждаем, что гуманизированный подход к процессу родов, в рамках которого действуют доулы и в рамках которого возможно усиление агентно-сти роженицы, имеет связь с риском возникновения депрессии, снижая ее.

Список литературы

1. Outcome of postpartum disorders: a 10 year follow-up of hospital admissions / P. Garfield, A. Kent, E. S. Paykel [et al.] // Acta Psychiatr Scand. 2004. Vol. 109, No. 6. P. 434-439.

2. Severe Maternal Morbidity and Postpartum Depressive Symptomatology: A Prospective Double Cohort Comparison Study / M. Norhayati, N. Nikhazlina, A. Aniza [et al.] // Res Nurs Health. 2016. Vol. 39, No. 6. P. 415-425.

3. Голубых А. И., Савенышева С. С. Эмоциональные особенности беременных женщин и отношение к будущему ребенку и супругу // Научные исследования выпускников факультета психологии СПбГУ. 2014. № 2. С. 72-78.

4. Шаманина М. В., Мазо Г. Э., Вассерман Л. И. Выбор шкал для оценки послеродовой депрессии // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева. 2012. № 2. С. 41-50.

5. Borozdina E. Introducing 'natural'childbirth in Russian hospitals. Midwives' institutional work // Health, technologies, and politics in post-soviet settings. Palgrave Macmillan, Cham, 2018. P. 145-171.

6. Hunter C. A., Hurst A. Understanding doulas and childbirth: Women, love, and advocacy. Springer, 2016.

7. Абабков В. А., Перре М., Планшерел Б. Систематическое исследование семейного стресса и копинга // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева. 1999. № 2. С. 4-8.

8. Филоненко А. В. Терапия послеродовой депрессии и грудное вскармливание новорожденного (обзор литературы) // Психические расстройства в общей медицине. 2012. № 2. С. 46-49.

9. О необходимости раннего распознавания послеродовой депрессии / А. В. Филоненко, А. В. Голенков, В. А. Филоненко, А. И. Сергеева // Медицинская сестра. 2019. № 1. С. 13-17.

10. Рагимова А. А., Иванов С. В. Клиническое исследование послеродовых депрессий при шизофрении // Психические расстройства в общей медицине. 2017. № 1. С. 4-11.

11. Денисова М. С. Профессиональная поддержка в родах: роль доул в увеличении агент-ности матери. М., 2019. 101 с.

12. Onset timing, thoughts of self-harm, and diagnoses in postpartum women with screen-positive depression findings / K. Wisner, D. Sky, M. McShea [et al.] // JAMA Psychiatry. 2013. № 70. P. 490-498.

13. Вассерман Л. И., Абабков В. А., Трифонова Е. А. Совладание со стрессом: теория и психодиагностика. СПб.: Речь, 2010.

14. Шаманина М. В., Мазо Г. Э. Опыт применения Эдинбургской шкалы послеродовой депрессии у российских женщин // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева. 2015. № 1. С. 74-82.

15. Шаманина М. В. Депрессивные состояния в послеродовом периоде: дис. ... канд. мед. наук: 14.01.06. СПб., 2014. 193 с.

References

1. Garfield P., Kent A., Paykel E. S. et al. Outcome of postpartum disorders: a 10 year follow-up of hospital admissions. Acta Psychiatr Scand. 2004, Vol. 109, No. 6, pp. 434-439.

2. Norhayati M., Nikhazlina N., Aniza A. et al. Severe Maternal Morbidity and Postpartum Depressive Symptomatology: A Prospective Double Cohort Comparison Study. Res Nurs Health. 2016, Vol. 39, No. 6, pp. 415-425.

3. Golubykh A. I., Savenysheva S. S. Emotsionalnye osobennosti beremennykh zhenshchin i otnoshenie k budushchemu rebenku i suprugu. Nauchnye issledovaniya vypusknikov fakulteta psikhologii SPbGU. 2014, No. 2, pp. 72-78.

4. Shamanina M. V., Mazo G. E., Vasserman L. I. Vybor shkal dlya otsenki poslerodovoy depressii. Obozrenie psikhiatrii i meditsinskoy psikhologii im. V. M. Bekhtereva. 2012, No. 2, pp. 41-50.

5. Borozdina E. Introducing 'natural'childbirth in Russian hospitals. Midwives' institutional work. In: Health, technologies, and politics in post-soviet settings. Palgrave Macmillan, Cham, 2018. Pp. 145-171.

6. Hunter C. A., Hurst A. Understanding doulas and childbirth: Women, love, and advocacy. Springer, 2016.

7. Ababkov V. A., Perre M., Plansherel B. Sistematicheskoe issledovanie semeynogo stressa i kopinga. Obozrenie psikhiatrii i meditsinskoy psikhologii im. V. M. Bekhtereva. 1999, No. 2, pp. 4-8.

8. Filonenko A. V. Terapiya poslerodovoy depressii i grudnoe vskarmlivanie novorozhdennogo (obzor literatury). Psikhicheskie rasstroystva v obshchey meditsine. 2012, No. 2, pp. 46-49.

9. Filonenko A. V., Golenkov A. V., Filonenko V. A., Sergeeva A. I. O neobkhodimosti rannego raspoznavaniya poslerodovoy depressii. Meditsinskaya sestra. 2019, No. 1, pp. 13-17.

10. Ragimova A. A., Ivanov S. V. Klinicheskoe issledovanie poslerodovykh depressiy pri shizofrenii. Psikhicheskie rasstroystva v obshchey meditsine. 2017, No. 1, pp. 4-11.

11. Denisova M. S. Professionalnaya podderzhka v rodakh: rol doul v uvelichenii agentnosti materi. Moscow, 2019. 101 p.

12. Wisner K., Sky D., McShea M. et al. Onset timing, thoughts of self-harm, and diagnoses in postpartum women with screen-positive depression findings. JAMA Psychiatry. 2013, No. 70, pp. 490-498.

13. Vasserman L. I., Ababkov V. A., Trifonova E. A. Sovladanie so stressom: teoriya i psikhodiag-nostika. St. Petersburg: Rech, 2010.

14. Shamanina M. V., Mazo G. E. Opyt primeneniya Edinburgskoy shkaly poslerodovoy depressii u rossiyskikh zhenshchin. Obozrenie psikhiatrii i meditsinskoy psikhologii im. V. M. Bekhtereva. 2015, No. 1, pp. 74-82.

15. Shamanina M. V. Depressivnye sostoyaniya v poslerodovom periode. PhD dissertation (Medicine). St. Petersburg, 2014. 193 p.

Интернет-журнал «Проблемы современного образования» 2021, № 2

Статья поступила в редакцию 10.07.2020 The article was received on 10.07.2020

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.