Научная статья на тему 'Понятие права личного пользовладения и его место в системе российского права'

Понятие права личного пользовладения и его место в системе российского права Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
128
14
Поделиться
Ключевые слова
ВЕЩНОЕ ПРАВО / ОГРАНИЧЕНИЕ / ПРАВО ЛИЧНОГО ПОЛЬЗОВЛАДЕНИЯ / ПРАВО СОЦИАЛЬНОГО ПОЛЬЗОВЛАДЕНИЯ / ПРАВО ОБЫЧНОГО ПОЛЬЗОВЛАДЕНИЯ / УЗУФРУКТ / СЕРВИТУТ / ОГРАНИЧЕННОЕ ВЕЩНОЕ ПРАВО

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Быкина Мария Владимировна

В статье исследуется понятие личного пользовладения, приводятся его отличительные черты, обосновывается его самостоятельность и независимость от других вещных прав, в том числе от сервитутов. Высказана точка зрения, что право личного пользовладения не является узуфруктом в его классическом понимании. Рассмотрено место права личного пользовладения в системе российского права. Сделан вывод о том, что право личного пользовладения является самостоятельный видом ограниченных вещных прав, делится на 2 разновидности: право обычного пользовладения и право социального пользовладения. Право социального пользовладения регулируется жилищным правом как подотраслью гражданского права. Право обычного пользовладения регулируется частично жилищным правом как подотраслью гражданского права, частично отраслью гражданского права.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Быкина Мария Владимировна,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Понятие права личного пользовладения и его место в системе российского права»

УДК 340

Быкина Мария Владимировна

аспирант кафедры гражданского права юридического факультета Южного федерального университета tigra.pishite @mail .ru Maria V. Bykina

graduate student of chair of civil law

of law department of the Southern feeralny university

tigra.pishite@mail .ru

Понятие права личного пользовладения и его место в системе российского права

The concept of the right of personal polzovladeniya and its place in the system of Russian law

Аннотация. В статье исследуется понятие личного пользовладения, приводятся его отличительные черты, обосновывается его самостоятельность и независимость от других вещных прав, в том числе от сервитутов. Высказана точка зрения, что право личного пользовладения не является узуфруктом в его классическом понимании. Рассмотрено место права личного пользовладения в системе российского права. Сделан вывод о том, что право личного пользовладения является самостоятельный видом ограниченных вещных прав, делится на 2 разновидности: право обычного пользовладения и право социального пользовладения. Право социального пользовладения регулируется жилищным правом как подотраслью гражданского права. Право обычного пользовладения регулируется частично жилищным правом как подотраслью гражданского права, частично отраслью гражданского права.

Ключевые слова: вещное право, ограничение, право личного пользовладения, право социального пользовладения, право обычного пользовладения, узуфрукт, сервитут, ограниченное вещное право.

Annotation. The article deals with the concept of personal polzovladeniya, given its distinctive features, and proves its independence from other proprietary rights, including from servitudes. Expressed the view that the right of personal polzovladeniya is not a usufruct in its classic sense. Discusses the place of the right of personal polzovladeniya in the system of Russian law. The conclusion is that the right personal polzovladeniya an independent view of limited real rights, divided into 2 types: the right usual polzovladeniya and law of social polzovladeniya. Law of social polzovladeniya regulated by the housing right as a sub-sector of civil rights. Right usual polzovladeniya is partially regulated housing right as a sub-sector of civil rights, partially branch of civil law.

Keywords: property law, limitation, the right to personal polzovladeniya, law of social polzovladeniya, right usual polzovladeniya, usufruct, easement, limited real right.

Проектом Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью, четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012) [1] (далее - Законопроект) вводится новый вид вещного права - право личного пользовладения.

Праву личного пользовладения посвящена глава 20.3 подраздела 4 раздела 2 ГК РФ в редакции Законопроекта.

Исходя из места расположения главы, право личного пользовладения является самостоятельным видом ограниченного вещного права (статья 223 ГК РФ в редакции Законопроекта). Право личного пользовладения должно отвечать всем признакам вещных прав, изложенных в главе 15 ГК РФ в редакции Законопроекта.

Статья 302 ГК РФ в редакции Законопроекта открывает главу 20.3 ГК РФ в редакции Законопроекта и дает определение права личного пользовладения: «Собственник недвижимой вещи вправе предоставить другому лицу -гражданину, а в случаях, установленных законом, - некоммерческой организации (пользовладельцу) право личного владения и пользования такой вещью (узуфрукт)». Исходя из содержания статьи видно, что право личного пользовладения отождествляется с понятием узуфрукта. Узуфрукт - термин, заимствованный из Римского права.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Происхождение и правовая конструкция этого института произошли от института, существовавшего в римском праве и носившего наименование usufructus [7, с. 466]. Узуфрукт в римском праве был разновидностью личного сервитута. Для понимания того, что является личным сервитутом, следует остановиться на понимании разделения прав в Римском праве на вещные и личные и, в частности, на понимании субъективных прав вообще. Ю. Барон давал следующее определение субъективного права: «право в субъективном смысле (так наз. ius agendi, частное право, правомочие) есть господство, принадлежащее определенному лицу (или совокупности лиц) над определенным предметом для цели удовлетворения их интересов... на основании норм права» [3, с. 82]. Понимание права как господства над предметом или над личностью (без отражения социальной сущности права и взгляда на правоотношения) позволяло романистам делить имущественные права на вещные и личные в зависимости от объекта этих прав. В личных правах объектом выступало другое лицо, в вещных соответственно телесная вещь [3, с. 82; 6, с. 73]. Так, «сервитут (servitus) есть такое вещное право на чужую вещь, которое имеет целью исключительно выгоду определенного лица или определенного участка, и в силу которого управомоченный может или известным образом пользоваться вещью, или запрещать известное пользование другим (даже собственнику)» [3, с. 409].

Экономической сущностью сервитутов выступает употребление вещи и извлечение плодов из вещи [4, с. 10]. Причем употребление не предполагает изменение экономической сущности вещи, это употребление опосредуется правомочием пользования, а не распоряжения. Узуфрукт является тем сервитутом, который предполагает пользование вещью и обязательное извлечение плодов из вещи.

Для всех личных сервитутов характерны следующие признаки. Во-первых, сервитут - это вещное право на телесную вещь. Во-вторых, сервитут есть право на чужую вещь. В-третьих, сервитут имеет своей целью выгоду лица - не собственника. Эта выгода может выражаться и в увеличении полезности, но не только в денежной прибыли. Выгода предоставляется определенному лицу. Перенос этой выгоды на другое лицо не допускается. В зависимости от разновидности сервитута содержание сервитутного права составляет либо возможность пользоваться чужой вещью (положительный сервитут), либо устранение пользования определенным образом со стороны других (в том числе собственника, отрицательный сервитут).

Объектом узуфрукта выступали непотребляемые вещи. Это отличало его от квази-узуфрукта (quasi-usufructus (при нем потребляемые вещи поступали в собственность с обязанностью вернуть то же количество потребляемых вещей с теми же качественными характеристиками)).

Личные сервитуты отличались друг от друга, прежде всего, своим объектом и сферой применения. Если в отношении usus можно сказать, что он явился предпосылкой института узуфрукта, то в отношении habitatio и operae, следует полагать, что эти институты являлись либо также развитием узуса или даже самого узуфрукта. У сервитута habitatio объектом выступает жилище. У operae объектом выступали рабы или животные.

Теперь перейдем к праву личного пользовладения.

Объектом права личного пользовладения в соответствии со ст. 302.1 Законопроекта может быть здание, помещение или иная недвижимая вещь. Получается, что объект права личного пользовладения значительно уже объекта узуфрукта по римскому праву и соответствует объекту habitatio.

Субъектами права личного пользовладения, согласно ст. 302 Законопроекта, выступают собственник недвижимого имущества (любой субъект гражданского права, имеющий в собственности недвижимость), с одной стороны, и гражданин и некоммерческая организация в случаях, установленных законом, с другой стороны. Круг субъектов права личного пользовладения также существенно ограничен.

Существенным признаком узуфрукта выступает право пользования плодами вещи. Кроме того, узуфрукт как право был оборотоспособен [4, с. 24].

Ничего подобного мы не наблюдаем при исследовании права личного пользовладения. Так, согласно ст. 302 Законопроекта, использование вещи, предоставленной в личное пользовладение, в предпринимательской деятельности не допускается. Право личного пользовладения запрещает передавать вещь другому лицу, в том числе в порядке универсального правопреемства и по сделке. Пользование вещью может осуществляться только

в личных целях, не связанных с предпринимательской деятельностью без права передачи не только права личного пользовладения, но и объекта права личного пользовладения другому лицу. Таким образом, право личного пользовладения не отвечает главному признаку узуфрукта, отличавшему его от смежных личных сервитутов.

Изложенное позволяет сделать вывод, что право личного пользовладения не является узуфруктом в понимании римского права.

Право личного пользовладения, вводимое Законопроектом, содержится в главе 20.3, которая располагается в подразделе 4 «Ограниченные вещные права» раздела 2 «Вещное право». Таким образом, право личного пользовладения является самостоятельным видом ограниченного вещного права, но не является сервитутом. Сервитут содержится в главе 20.2 и также является самостоятельным видом ограниченного вещного права.

Глава 20.3 ГК РФ в редакции Законопроекта состоит из 2 параграфов, первый из которых посвящен общим положениям, а второй - социальному пользовладению.

Место социального пользовладения в системе российского права определяется довольно четко - это институт вещных прав, входящий в состав подотрасли - жилищного права. В связи с такой формулировкой могут возникнуть вопросы о разграничении отрасли права на подотрасли и институты. Критерий деления отрасли права на институты и на подотрасли не качественный, а количественный. Так, Н.И. Матузов, А.В. Малько [5, с. 309] в своем учебнике предлагают определение подотрасли как массива правовых норм в зависимости от родового единства общественных отношений, институты как небольшую группу правовых норм отдельной разновидности. Род, вид, массив, небольшая группа - это критерии, объединяющие некоторое количество качественно однородных явлений. Между ними нет качественного отличия, в связи с этим также можно сделать вывод о том, что деление отрасли на подотрасли, институты и субинституты носит исключительно синергетический характер, это сделано для построения стройной системы права. В настоящей статье неоднократно использовались понятия «институт вещных прав» и «институт узуфрукта», «институт права личного пользовладения». Использование термина «институт» носило исключительно технический характер. При строжайшем делении права следует признавать право личного пользовладения субинститутом с целью противовеса более обширной группы правовых норм, носящих название вещное право и признаваемых институтом. В свою очередь, при таком же строгом делении жилищное право должно признаваться подотраслью гражданского права, вещное право - институтом права. Личное пользовладение - субинститутом. Социальное пользовладение - частью субинститута. Следовательно, право социального пользовладения является частью субинститута права личного пользовладения, которая регулируется жилищным правом как подотраслью гражданского права.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Право личного пользовладения не состоит исключительно из социального пользовладения: глава 20.3 ГК РФ в редакции Законопроекта состоит из 2

параграфов, первый носит название «общие положения». Поэтому предположительно существует и иное (несоциальное, обычное в терминологии Концепции пользовладение), общие нормы о котором содержатся в параграфе 1 главы 20.3 ГК РФ в редакции Законопроекта.

Характер правовых норм параграфа первого главы 20.3 Законопроекта не позволяет определить, что имел в виду законодатель: являются ли общие нормы общими как для обычного, так и для социального пользовладения, тогда не ясно, почему нет специальных норм в отношении обычного пользовладения, или же общие положения не носят общего характера и призваны регулировать обычное пользовладение. При этом приходится признать неудачное название первого параграфа главы 20.3 ГК РФ в редакции Законопроекта. Придется признавать последнее, потому что по замыслу Концепции [2] развития гражданского законодательства предполагалось ввести 2 вида личного пользовладения: обычное и социальное. Параграф, посвященный общим положениям, призван регулировать обычное пользовладение.

Обычное пользовладение является такой же частью субинститута права личного пользовладения. Эта часть субинститута частично входит в подотрасль жилищного права и частично регулируется гражданским правом как отраслью права.

Таким образом, право личного пользовладения является самостоятельный видом ограниченных вещных прав, делится на 2 разновидности: право обычного пользовладения и право социального пользовладения. Право социального пользовладения регулируется жилищным правом как подотраслью гражданского права. Право обычного пользовладения регулируется частично жилищным правом как подотраслью гражданского права, частично отраслью гражданского права.

Литература:

1. Проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012).

2. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // Вестник ВАС РФ N11, ноябрь, 2009.

3. Барон Ю. Система римского гражданского права. В шести книгах. Спб. 2005.

4. Горонович И. Исследование о сервитутах, СПб. 1883.

5. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Юристъ, 2004. - Стр. 309.

6. Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. М. 2007.

7. Пухта Г.Ф. Курс римского гражданского права. Том 1. (перевод А.А.Ф. Рудорфа) М, 1874.

Literature:

1. The draft Federal law N 47538-6 «On amending part one, second, third and fourth Civil code of the Russian Federation and certain legislative acts of the Russian Federation» (as amended, adopted by the state Duma in the first reading 27.04.2012).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. The concept of development of civil legislation of the Russian Federation (approved by the decision of the Council under RF President on codification and improvement of civil legislation from 07.10.2009) // Bulletin of the RF N11, November, 2009.

3. Baron Y. the System of Roman civil law. In six books. SPb. 2005.

4. Goronovich I. Study on servitudes, SPb. 1883.

5. Matusow NI, Malko A.V. Theory of state and law: Textbook. M: lawyer, 2004. - Page. 309.

6. Novitsky IN the foundations of Roman civil law. M. 2007.

7. Puhta GF Course Roman civil law. Volume 1. (translation AAF of Rudolf) M, 1874.