Научная статья на тему 'Понятие и основные характеристики толкования конституций (уставов) субъектов Российской Федерации конституционными (уставными) судами'

Понятие и основные характеристики толкования конституций (уставов) субъектов Российской Федерации конституционными (уставными) судами Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1327
168
Поделиться
Ключевые слова
ТОЛКОВАНИЕ / СУБЪЕКТЫ ОБРАЩЕНИЯ / ПРЕДМЕТ ТОЛКОВАНИЯ КОНСТИТУЦИЙ (УСТАВОВ) СУБЪЕКТОВ РФ / КОНСТИТУЦИОННЫЕ (УСТАВНЫЕ) СУДЫ / THE SUBJECT OF INTERPRETATION OF CONSTITUTIONS (CHARTERS) OF SUBJECTS OF THE RUSSIAN FEDERATION / THE CONSTITUTIONAL (CHARTER) COURTS / INTERPRETATION / SUBJECTS TREATMENT

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Артемова Светлана Тагировна

В статье приводится анализ понятия и основных характеристик толкования конституций (уставов) субъектов Российской Федерации. Вопросы толкования Основных законов регионального уровня имеют не только теоретическое, но и важное практическое значение, поскольку процесс создания органов конституционной юстиции на территории субъектов РФ не завершен и вызывает большое количество вопросов.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Артемова Светлана Тагировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Notion and basic characteristics of the interpretation constitutions of subjects of the Russian Federation with the help of constitutional courts

The article analyzes the concept and main characteristics of the interpretation of constitutions (charters) of subjects of the Russian Federation. The questions of interpretation of the Basic Laws of the regional level have not only theoretical but also practical importance, since the creation of constitutional justice in the Russian regions is not completed and causes a lot of questions.

Текст научной работы на тему «Понятие и основные характеристики толкования конституций (уставов) субъектов Российской Федерации конституционными (уставными) судами»

I. ПРАВО 1. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО, МУНИЦИПАЛЬНОЕ ПРАВО

1.1. ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТОЛКОВАНИЯ КОНСТИТУЦИЙ (УСТАВОВ) СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КОНСТИТУЦИОННЫМИ (УСТАВНЫМИ) СУДАМИ

Артемова Светлана Тагировна, к.ю.н., доцент кафедры государственного и административного права Ульяновского государственного университета Контакты автора: artemovast@mail.ru

Аннотация. В статье приводится анализ понятия и основных характеристик толкования конституций (уставов) субъектов Российской Федерации. Вопросы толкования Основных законов регионального уровня имеют не только теоретическое, но и важное практическое значение, поскольку процесс создания органов конституционной юстиции на территории субъектов РФ не завершен и вызывает большое количество вопросов.

Ключевые слова: толкование, субъекты обращения, предмет толкования конституций (уставов) субъектов РФ, конституционные (уставные) суды

NOTION AND BASIC CHARACTERISTICS OF THE INTERPRETATION CONSTITUTIONS OF SUBJECTS OF THE RUSSIAN FEDERATION WITH THE HELP OF CONSTITUTIONAL COURTS

Artyomova Svetlana Tagirovna, Ph.D., assistant professor of Public and Administrative Law Ulyanovsk State University Контакты автора: artemovast@mail.ru

Annotation: The article analyzes the concept and main characteristics of the interpretation of constitutions (charters) of subjects of the Russian Federation. The questions of interpretation of the Basic Laws of the regional level have not only theoretical but also practical importance, since the creation of constitutional justice in the Russian regions is not completed and causes a lot of questions.

Keywords: interpretation, subjects treatment, the subject of interpretation of constitutions (charters) of subjects of the Russian Federation, the constitutional (charter) courts

Правовая охрана конституций (уставов) субъектов Российской Федерации осуществляется путем их толкования. В условиях принципа разделения властей

наиболее целесообразно наделение правом официального толкования конституций и уставов субъектов РФ именно региональных органов конституционного контроля в силу их самостоятельности и независимости. Толкование конституционных норм возникает в случае, когда необходимо установить смысл нормативных установлений. Конституционное толкование законов, в отличие от иных видов толкования, имеет высшую юридическую силу по отношению ко всем правоприменителям, оно не может быть проигнорировано ни в какой другой правовой деятельности.

Вместе с тем, следует учитывать специфическую особенность - конституции и уставы субъектов Российской Федерации не обладают той степенью самодостаточности, какой обладает федеральная Конституция. Следовательно, процесс толкования региональных основных законов усложняется: если федеральная Конституция должна соответствовать самой себе и толковаться с учетом собственных положений, то конституции (уставы) субъектов РФ должны не противоречить Конституции РФ, а также федеральному законодательству1. Между тем, нельзя говорить о невозможности толкования конституционными (уставными) судами субъектов РФ тех положений, которые являются прямым цитированием норм Конституции РФ. В региональном законодательстве отсутствуют подобные ограничения, следовательно, у суда не будет правового основания отказать в принятии запроса к рассмотрению. С практической точки зрения наложение запрета толковать нормы конституций и уставов субъектов РФ, которые повторяют нормы Конституции РФ, было бы нецелесообразным, так как большинство норм региональных основных законов копируют федеральные конституционные установления.

Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации не наделены правом толкования конституционных норм по собственной инициативе. Обращение в орган конституционного контроля является необходимым элементом начала производства по толкованию региональных основных законов. Законы субъектов РФ об органах конституционного контроля по-разному решают вопрос о круге субъектов, имеющих право подать запрос о толковании конституций (уставов). Как правило, таким правом наделяются главы субъектов РФ, законодательные органы субъектов РФ в целом и его палаты, комитеты, высшие исполнительные органы субъектов РФ. В некоторых субъектах Российской Федерации перечень лиц, могущих обратиться с запросом о толковании Конституции (Устава), гораздо шире. Так, в Республике Адыгея, КабардиноБалкарской Республике, Свердловской области таким правом наделяются также органы местного самоуправления. В республиках Башкортостан, Саха (Якутия), Северная Осетия - Алания, Калининградской области данное право предоставлено также прокурору, а в Свердловской области с аналогичным запросом в

1 См. также: Хусаинова А.М. К вопросу о методике толкования конституций субъектов Российской Федерации // Актуальные про-

блемы теории и практики конституционного судопроизводства (выпуск III): Сборник научных трудов. Казань, 2008. С. 294.

Уставный Суд вправе обращаться федеральные суды и мировые судьи и Уполномоченный по правам человека.

Перечисленные субъекты вправе обратиться в конституционный (уставный) суд с запросом о толковании положений региональных основных законов в случае, если обнаружится неопределенность в понимании Конституции (Устава). При этом неопределенность обнаруживается управомоченными на обращение в суд субъектами в связи с их официальной деятельностью по осуществлению своих функций. Понятно, что одни и те же нормы конституций (уставов) субъектов Российской Федерации могут применяться различными органами и должностными лицами. Наиболее характерно нормативное толкование проявляется тогда, когда обнаруживается различное понимание статей конституций (уставов) государственными органами субъектов РФ, складывается разная практика применения конституционных норм. Имеются примеры такого нормативного толкования по запросу органа, который имеет целью организовать свою последующую работу в соответствии с региональной Конституцией (Уставом), но затрудняется в интерпретации каких-либо конституционных установлений. Например, 24 ноября 2006 года Конституционный Суд Республики Тыва вынес Постановление по делу о толковании отдельных положений статей 96, 98, 111 и статьи 99 Конституции Республики Тыва2. Поводом к рассмотрению дела явился запрос Председателя Правительства Республики Тыва. Основанием - обнаружившаяся неопределенность в понимании указанных конституционных положений в частях, касающихся определения: 1) момента избрания и начала осуществления полномочий депутатов Великого Хурала Республики Тыва; 2) истечения срока полномочий палат или депутатов палат Великого Хурала Республики Тыва; 3) даты начала осуществления деятельности палат парламента нового созыва.

Конституционный Суд Республики Тыва разъяснил, что днем окончания срока, на который избираются палаты Великого Хурала Республики Тыва и их депутаты, а также днем, когда истекает срок полномочий палат Великого Хурала Республики Тыва и их депутатов, является день выборов парламента нового созыва и его депутатов. Полномочия должностных лиц парламента (председателей, заместителей председателей палат, председателей комитетов палат) также заканчиваются в этот день. Моментом начала работы палат Великого Хурала Республики Тыва является день, определенный Указом Председателя Правительства Республики Тыва о созыве первого заседания ранее 30-тидневного срока со дня проведения выборов депутатов его палат, или день проведения первого заседания палат по инициативе самих депутатов в указанный период. В случае, если депутаты палат не собрались на первое заседание палаты в течение 30-тидневного срока со дня проведения выборов депутатов, то началом работы Великого Хурала Республики Тыва считается следующий день по истечении указанного срока. Если палата парламента не начинает свою работу по истечении указанного срока, и депутаты не собираются на первое заседание, Председатель Правительства Республики Тыва вправе созвать депутатов на внеочередное заседание.

В юридической литературе отмечается, что предметом толкования конституций (уставов) субъектов РФ

2 Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации: Дайджест оперативной информации. 2006. № 11. С. 58.

являются отдельные конституционные положения, в понимании которых обнаружилась неопределенность. Говоря о неопределенности, которая является основанием запроса об официальном нормативном толковании, представляется уместным обратить внимание на мнение Конституционного Суда Российской Федерации, который указал, что неясность для обращающихся должна быть не мнимой, а действительной3. При этом, недопустимо толкование основных законов в целом, его разделов, глав4. С приведенной позицией следует согласиться, так как для толкования всего текста Конституции (Устава) субъекта РФ необходимо, чтобы все их положения понимались и реализовывались неоднозначно, что на практике невозможно.

Целью толкования конституций и уставов субъектов Российской Федерации является выявление и разъяснение воли законодателя, а также устранение неопределенности в понимании положений региональных основных законов. Так, согласно правовой позиции Конституционного Суда Республики Тыва, выраженной в Постановлении № 1-П от 2 февраля 2006 года, целью толкования Конституции Республики Тыва является устранение неопределенности в понимании смысла конституционных положений и обеспечение единообразного их применения всеми субъектами конституционно-правовых отношений, в том числе правоприменительными органами5.

Принято выделять объективную и субъективную волю законодателя. Объективная воля выражена в тексте нормативного правового акта. Субъективная воля законодателя - это намерение автора нормативного текста, независимо от того, нашло ли оно свое объективное закрепление в тексте толкуемого акта6.

Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации при толковании отдельных норм основных законов каждый раз решают, что является целью толкования региональных конституций (уставов). Так, Конституционный Суд Республики Коми в Постановлении от 8 августа 1995 года о толковании части 2 статьи 79 Конституции Республики Коми в части определения депутатской неприкосновенности указал, что текст Конституции не позволяет установить волю законодателя, в связи с чем необходимо выявить субъективную волю законодателя7. В свою очередь, Конституционный Суд Республики Саха (Якутия) в Постановлении от 19 марта 2001 года по делу о толковании статьи 143 Конституции Республики Саха (Якутия) указал, что толкование должно осуществляться в соответствии с текстом толкуемого акта. Таким образом, суд выявил объективную воля законодателя8.

Вместе с тем, на наш взгляд, граница между субъективной и объективной волей законодателя стирается в силу того, что конституционные положения макси-

3 Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 134-О по делу о толковании ст. 81 (ч. 3) и п. 3 раздела второго «Заключительные и переходные положения» Конституции РФ // Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления. Определения. 1997-1998. М., 1999. С. 435.

4 Гаджиев Г.А. Подведомственность и допустимость обращения в Конституционный Суд Российской Федерации // Журнал российского права. 1997. № 6. С. 95.

5 Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации: Дайджест оперативной информации. 2006. № 10. С. 42.

6 Худолей К.М. Толкование конституций и уставов субъектов Российской Федерации конституционными (уставными) судами // Дисс... канд. юрид. наук. С. 12.

7 Ведомости нормативных актов органов государственной власти Республики Коми. 1995. № 10. Ст. 331.

8 Якутия. 2001. 10 апреля.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

мально абстрактны, рассчитаны не только на конкретный случай, но и на будущие правоотношения, которые возникнут на основании конституционных установлений. Следовательно, в процессе толкования конституций (уставов) субъектов Российской Федерации органы конституционного правосудия выявляют действительную волю законодателя в единстве ее объективной и субъективной составляющей с целью устранения неопределенности в понимании смысла конституционных положений и обеспечения единообразного их применения всеми субъектами конституционноправовых отношений.

Предметом толкования конституций (уставов) субъектов Российской Федерации выступают только положения, закрепленные в основных законах, а не положения иных нормативных правовых актов. Так, Уставный Суд Санкт-Петербурга в Определении от 21 декабря 2004 года о прекращении производства по делу по запросу группы депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга второго созыва М.Н. Бродского, Ю.П. Гладкова, А.А. Ковалева, Л.П. Романова, М.Н. Толстого о толковании положений абзацев первого, второго и третьего пункта 1 статьи 25 Устава Санкт-Петербурга указал, что порядок производства уголовно-процессуальных, административно-процессуальных и оперативно-розыскных мероприятий в отношении депутатов законодательных органов субъектов Российской Федерации определяется только федеральными законами. Иные вопросы, определяющие статус депутатов и характеризующие институт их неприкосновенности, могут реализовываться субъектами РФ в пределах своих полномочий в той мере, в какой не затрагивается компетенция Российской Федерации в сфере уголовного и уголовно-процессуального, административного и административно-процессуального законодательства. Уставный Суд Санкт-Петербурга указал, что удовлетворение запроса заявителей о толковании положений Устава Санкт-Петербурга о неприкосновенности депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга означало бы толкование исключительно положений федерального законодательства. По этой причине производство по делу было прекра-щено9. Вместе с тем допускается в процессе толкования использовать положения международно-правовых актов, федерального и регионального законодательства, а также актов органов местного самоуправления, которые связаны с толкуемыми положениями.

Стоит обратить внимание, что законодатели некоторых субъектов РФ предоставляли право конституционным (уставным) судам толкования, кроме положений региональных основных законов, норм иных нормативных правовых актов. Так, в период с 1997 по 2003 год Конституционный Суд Республики Башкортостан был вправе толковать, помимо Конституции Республики, также Договор Российской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан. В настоящее время у Конституционного Суда Республики Башкортостан отсутствует полномочие толковать Договор

9 Акты конституционного правосудия субъектов Российской Феде-

рации: Дайджест оперативной информации. 2005. № 5 (часть 1).

С. 85-86.

от 3 августа 1994 года, ввиду того, что последний утратил свою силу10.

Практика деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ свидетельствует о том, что предметом рассмотрения запросов о толковании региональных основных законов могут быть только действующие конституционные положения. Так, Уставный Суд Санкт-Петербурга 6 марта 2008 года вынес Определение о прекращении производства по делу о толковании отдельных положений подпункта 1 пункта 1 статьи 12 Устава Санкт-Петербурга. В обосновании принятого решения Суд высказал правовую позицию, согласно которой по смыслу положений Устава Санкт-Петербурга, а также положений Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга», Уставный Суд осуществляет толкование только действующего Устава Санкт-Петербурга11.

Сказанное позволяет сделать вывод, что предметом толкования конституций (уставов) субъектов Российской Федерации выступают отдельные или взаимосвязанные конституционные положения, имеющие общий предмет правового регулирования и не утратившие силу к моменту рассмотрения запроса о толковании.

По поводу проблемы, связанной с пределами и границами толкования конституционными (уставными) судами субъектов Российской Федерации конституционных норм, нет однозначных точек зрения. Законодательство субъектов Российской Федерации об органах конституционного контроля не говорит о том, что такое границы толкования конституций (уставов) субъектов Российской Федерации.

Вместе с тем, законодательство некоторых субъектов РФ содержит нормы о границах толкования конституционных (уставных) положений. Так, статья 81 Закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области» устанавливает, что при толковании положений Устава (Основного Закона) Калининградской области Уставный Суд исходит:

1) из принципов, получивших закрепление в Уставе (Основном Законе) Калининградской области;

2) из недопустимости противоречия другим нормам Устава (Основного Закона) Калининградской области;

3) из признания человека, его прав и свобод высшей ценностью;

4) из непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина, определяющих смысл, содержание и применение законов, деятельность органов и учреждений публичной власти.

Толкование положений Устава (Основного Закона) Калининградской области Уставным Судом не может вступать в противоречие с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права.

Толкованием Устава (Основного Закона) Калининградской области должна быть обеспечена максимальная защита прав граждан.

При толковании положений Устава (Основного Закона) Калининградской области Уставный Суд связан поставленным в обращении заявителя вопросом (вопросами), однако не связан пределами изложенной в запросе конкретной правовой ситуации, побудившей заявителя к обращению, и его правовой аргументацией.

_ Худолей К.М. Толкование конституций и уставов субъектов Российской Федерации конституционными (уставными) судами // Дисс... канд. юрид наук. С. 24-25.

— Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации: Дайджест оперативной информации. 2008. № 6. С. 74.

По нашему мнению, конституционный (уставный) суд субъекта РФ ограничен, прежде всего, конституционными нормами. Во-вторых, конституционные (уставные) суды субъектов РФ должны сами себя ограничивать с целью недопущения подмены ими законодателя. В качестве примера приведем правовую позицию Конституционного Суда Республики Тыва, высказанную в Постановлении от 18 мая 2004 года по делу о толковании отдельных положений статьи 105 Конституции Республики Тыва в связи с запросом Законодательной палаты Великого Хурала Республики Тыва. Суд, в частности, указал, что при решении вопроса о допустимости запросов о толковании Конституции необходимо разумное самоограничение судебной власти, с тем, чтобы Конституционный Суд не оказался вовлеченным в политический процесс законотворчества и не превысил свою компетенцию, определенную Конституцией Республики Тыва и Конституционным законом Республики Тыва «О Конституционном Суде Республики Тыва»12.

Вместе с тем, опасность того, что толкование выльется в какой-то степени в нормотворчество очень велика, так как конституционные нормы обладают высокой степенью обобщенности и требуют толкования в виде заполнения их четким смыслом, конкретизации. Однако если речь ведется об отсутствии какой-либо нормы, то конституционный (уставный) суд имеет право временного устранения пробела с условием того, что впоследствии необходимый для регулирования конкретных отношений правовой акт будет принят. В обобщенном виде пробелом можно назвать отсутствие соответствующих конституционных норм, что выглядит как невключение в законодательство отдельных предписаний, взаимосвязанных их групп в существующие нормативные правовые акты и как непринятие целых актов, предназначенных для регулирования соответствующих общественных отношений1 .

Конституционный Суд Российской Федерации не раз выражал правовую позицию об отсутствии намерения подменять законодателя. Например, в Определении от 20 ноября 1995 г. № 77-О, Конституционный Суд РФ указал, что в соответствии с конституционным принципом разделения властей Конституционный Суд не вправе подменять законодателя14.

Примером проявления правотворческих функций конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации может явиться дело о толковании статей 143, 144 Конституции Республики Саха (Якутия), где Конституционный Суд Республики Саха (Якутия) пояснил, что положение статьи 143 Конституции Республики Саха (Якутия) о том, что изменения и дополнения в Конституцию Республики Саха (Якутия) осуществляются Государственным Собранием (Ил Тумэн) означает, что этим нормативно-правовым актом является Закон, изменяющий Конституцию (Основной закон) Республики Саха (Якутия), принимаемый в особом порядке, который связан, но не совпадает с общей процедурой законодательного процесса, используемой при принятии конституционных законов и законов Республики Саха (Якутия). Рассмотрение в палатах проекта закона о внесении изменений и до-

12 Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации: Дайджест оперативной информации. 2004. № 7. С. 54.

13 Авакьян С.А. Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения // Конституционное и муниципальное право.

2007. № 8. С. 25.

— Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления. Определения. 1992-1996. М., 1997. С. 171.

полнений в Основной закон, принятие закона Государственным Собранием, осуществляемые по правилам более сложной процедуры, чем общего законодательного процесса, подтверждает необходимость ее регулирования законодательством Республики как особого порядка. Кроме того, Конституционный Суд Республики Саха (Якутия) указал, что на закон о внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Саха (Якутия) не распространяется право отклонения (отлагательное вето), которым обладает Президент Республики Саха (Якутия), поскольку такой закон принимается большинством не менее двух третей голосов от общего числа избранных народных депутатов на совместном заседании обеих палат Государственного Собрания15.

Сказанное позволяет прийти к выводу, что правотворчество, рассматриваемое в контексте деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ, есть необходимое и закономерное проявление сущности официального нормативного толкования конституционных норм, которое обеспечивает верховенство и прямое действие норм региональных основных законов, что, в свою очередь, способствует их правовой охране.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Подводя итог, можно сделать следующие выводы:

1. Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, обеспечивая правовую охрану конституций (уставов) субъектов РФ, осуществляют толкование конституционных установлений при рассмотрении любого дела: и по запросам органов государственной власти, и по жалобам граждан на нарушение конституционных прав и свобод законом или иным нормативным правовым актом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, и при разрешении споров о компетенции. Однако через признак обязанности конституционных (уставных) судов субъектов РФ давать толкование конституционных норм в случае, если запрос является допустимым, а также через признак общеобязательности таких решений, толкование, осуществляемое в специальной процедуре, на наш взгляд, должно именоваться официальным нормативным толкованием. Наличие в субъекте Федерации органа, осуществляющего официальное толкование конституций (уставов), будет способствовать обеспечению верховенства регионального Основного закона на территории соответствующего субъекта Российской Федерации и единообразной правоприменительной практики.изводиться в отрыве котором отражаются интересы всех политических сил общества. Сдедовательно, толкование ринятФ являв-ляется то, что конституционный (уставной) судя-вяяяяяяяявор

2. Толкование региональных основных законов представляет собой особый вид деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, заключающийся в познании конституционной нормы самим интерпретатором, а также разъяснении нормы, т. е. доведении региональным органом конституционного контроля до всеобщего сведения познанного им содержания конституционных норм. Вместе с тем, деятельность конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации по официальному толкованию региональных основных законов не является заменой конституций (уставов) субъектов Федерации, она лишь способствует уяснению их подлинно-

— Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации: Дайджест оперативной информации. 2001. № 2. С. 36.

го смысла, обеспечивая тем самым правовую охрану учредительных актов. В процессе толкования конституций (уставов) субъектов Российской Федерации органы конституционного правосудия выявляют действительную волю законодателя в единстве ее объективной и субъективной составляющей с целью устранения неопределенности в понимании смысла конституционных положений и обеспечения единообразного их применения всеми субъектами конституционно-

правовых отношений.

3. Правотворчество, рассматриваемое в контексте деятельности конституционных (уставных) судов субъектов, есть необходимое и закономерное проявление сущности официального нормативного толкования конституционных норм, которое обеспечивает верховенство и прямое действие норм региональных основных законов, что, в свою очередь, способствует их правовой охране.

Список литературы:

1. Авакьян С.А. Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения // Конституционное и муниципальное право. 2о07. № 8. С. 25.

2. Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации: Дайджест оперативной информации. 2006. № 11. С. 58.

3. Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации: Дайджест оперативной информации. 2006. № 10. С. 42.

4. Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации: Дайджест оперативной информации. 2005. № 5 (часть 1). С. 85-86.

5. Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации: Дайджест оперативной информации. 2008. № 6. С. 74.

6. Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации: Дайджест оперативной информации. 2004. № 7. С. 54.

7. Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации: Дайджест оперативной информации. 2001. № 2. С. 36.

8. Ведомости нормативных актов органов государственной власти Республики Коми. 1995. № 10. Ст. 331.

9. Гаджиев Г.А. Подведомственность и допустимость обращения в Конституционный Суд Российской Федерации // Журнал российского права. 1997. № 6. С. 95.

10. Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления. Определения. 1992-1996. М., 1997. С. 171.

11. Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 134-О по делу о толковании ст. 81 (ч. 3) и п. 3 раздела второго «Заключительные и переходные положения» Конституции РФ // Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления. Определения. 1997-1998. М., 1999. C. 435.

12. Худолей К.М. Толкование конституций и уставов субъектов Российской Федерации конституционными (уставными) судами // Дисс... канд. юрид. наук. С. 12.

13. Хусаинова А.М. К вопросу о методике толкования конституций субъектов Российской Федерации // Актуальные проблемы теории и практики конституционного судопроизводства (выпуск III): Сборник научных трудов. Казань, 2008. С. 294.

References:

1. Avakyan SA Gaps and defects in constitutional law and how to overcome them / / constitutional and municipal law. 2007. Number 8. , P. 25.

2. Constitutional acts of the Russian Federation: Digest of current information. 2006. № 11. , P. 58.

3. Constitutional acts of the Russian Federation: Digest of current information. 2006. № 10. , P. 42.

4. Constitutional acts of the Russian Federation: Digest of current information. 2005. Number 5 (Part 1). S. 85-86.

5. Constitutional acts of the Russian Federation: Digest of current information. 2008. Number 6. , P. 74.

6. Constitutional acts of the Russian Federation: Digest of current information. 2004. Number 7, P. 54.

7. Constitutional acts of the Russian Federation: Digest of current information. 2001. Number 2, P. 36.

8. Bulletin of normative acts of public authorities of the Republic of Komi. 1995. № 10. Of Art. 331.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Hajiyev, GA Jurisdiction and admissibility of appeal to the Constitutional Court of the Russian Federation / / Journal of Russian law. 1997. Number 6, P. 95.

10. The Constitutional Court of the Russian Federation. The Ordinance. Definitions. 1992-1996. M., 1997, P. 171.

11. Determination of the Constitutional Court on November 5, 1998 № 134-O on the Interpretation of Art. 81 (part 3) and paragraph 3 of the second "Final and Transitional Provisions" of the Constitution of Russia / / Russian Constitutional Court. The Ordinance. Definitions. 1997-1998. M., 1999. C. 435.

12. Khudoley KM The interpretation of the constitutions and charters of subjects of the Russian Federation, constitutional (charter) courts / / Diss ... candidate. Juridical. of Sciences, P. 12.

13. Khusainova AM On the method of interpretation of the Constitution of the Russian Federation / / Actual problems of the theory and practice of constitutional justice (Issue III): Proceedings. Kazan, 2008. C. 294.

РЕЦЕНЗИЯ

Проблема толкования конституций (уставов) субъектов Российской Федерации конституционными (уставными) судами на сегодняшний день по степени востребованности весьма актуальна и по ряду вопросов в достаточной степени неоднозначна.

Достоинством публикации является глубокий анализ складывающейся практики действующих судов конституционной юстиции в регионах.

Представляет интерес вывод автора о правотворческой деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ, о тенденциях, формирующихся в законодательстве субъектов на предмет регулирования вопросов становления конституционных (уставных) судов.

Данная статья выполнена автором на достаточно высоком уровне, публикуемые материалы являются оригинальными. Представленная статья рекомендуется для публикации в журнале, рекомендуемом ВАК.

Декан юридического факультета Пензенского

государственного университета, профессор,

д.юн. В.В. Гошуляк