Научная статья на тему 'Польское дворянство юго-запада России в планах Наполеона во время военной кампании 1812 года'

Польское дворянство юго-запада России в планах Наполеона во время военной кампании 1812 года Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
458
114
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АРХИВЫ / МЕМОРАНДУМЫ / КАМПАНИЯ 1812 Г / ПРОЕКТЫ / РЕЧЬ ПОСПОЛИТАЯ / ПОЛЯКИ / ШЛЯХЕТСКОЕ СОСЛОВИЕ / ВОЛЫНЬ / ПОДОЛЬЕ / ПОЛЬСКАЯ УКРАИНА / НАПОЛЕОН / VOLYN’ / ARCHIVES / MEMORANDUM / CAMPAIGN OF 1812 / PROJECTS / RZECZ POSPOLITA / POLES / GENTRY CLASS / PODOLIA / UKRAINE / NAPOLEON

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Ададуров В. В.

На основе анализа военной и дипломатической переписки, меморандумов из архивов Франции, Австрии и Украины, а также воспоминаний участников кампании 1812 г., реконструируется отношение императора Наполеона I к профранцузски настроенным представителям шляхетского сословия южных провинций бывшей Речи Посполитой. Показана роль, которая отводилась Наполеоном польскому дворянству в связи с проектами организации повстанческого движения на Волыни, Подолье и «Польской Украине».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

POLISH NOBILITY FROM SOUTH-WEST RUSSIA IN NAPOLEON PLANS DURING THE MILITARY CAMPAIGN 1812

The attitude of the Emperor Napoleon I to the pro-Frenchminded members of the gentry class from the southern provinces of the former Rzecz Pospolita is reconstructed in the article. It is based on analysis of the military and diplomatic correspondence, memorandums from the French, Austrian and Ukrainian archives and on memories of participants in the events of 1812. The role of Polish nobility which were determined by Napoleon in projects on insurgent movement in Volyn’, Podolia and Polish Ukraine regions is highlighted in the article.

Текст научной работы на тему «Польское дворянство юго-запада России в планах Наполеона во время военной кампании 1812 года»

УДК 94:327(44:470)1812+Наполеон

ПОЛЬСКОЕ ДВОРЯНСТВО ЮГО-ЗАПАДА РОССИИ В ПЛАНАХ НАПОЛЕОНА ВО ВРЕМЯ ВОЕННОЙ КАМПАНИИ 1812 ГОДА

В.В. Ададуров

Украинский католический университет,

кафедра всемирной истории нового и новейшего времени

E-mail: vad@ucu.edu.ua

На основе анализа военной и дипломатической переписки, меморандумов из архивов Франции, Австрии и Украины, а также воспоминаний участников кампании 1812 г., реконструируется отношение императора Наполеона I к профранцузски настроенным представителям шляхетского сословия южных провинций бывшей Речи Посполитой. Показана роль, которая отводилась Наполеоном польскому дворянству в связи с проектами организации повстанческого движения на Волыни, Подолье и «Польской Украине».

Ключевые слова: архивы, меморандумы, кампания 1812 г., проекты, Речь Посполитая, поляки, шляхетское сословие, Волынь, Подолье, Польская Украина, Наполеон.

POLISH NOBILITY FROM SOUTH-WEST RUSSIA IN NAPOLEON PLANS DURING THE MILITARY CAMPAIGN 1812

V.V. Adadurov

The attitude of the Emperor Napoleon I to the pro-French-minded members of the gentry class from the southern provinces of the former Rzecz Pospolita is reconstructed in the article. It is based on analysis of the military and diplomatic correspondence, memorandums from the French, Austrian and Ukrainian archives and on memories of participants in the events of 1812. The role of Polish nobility which were determined by Napoleon in projects on insurgent movement in Volyn', Podolia and Polish Ukraine regions is highlighted in the article.

Key words: archives, memorandum, campaign of 1812, projects, Rzecz Pospolita, Poles, gentry class, Volyn', Podolia, Ukraine, Napoleon.

В ходе кампании 1812 г. три южные провинции бывшей Речи Посполитой, вошедшие в результате раздела 1793 г. в состав Российской империи, а именно Волынь, Подолье и Украина, являлись благодаря своему стратегическому расположению между границами Варшавского герцогства, австрийской Галицией и Днепром объек-

том пристального, впрочем, весьма двусмысленного внимания с боку императора французов. С одной стороны, Наполеон был не прочь увидеть эти обширные, относительно многолюдные и богатые сельскохозяйственной продукцией края среди своих трофеев русской кампании. С другой же стороны, он не доставил себе труда направить достаточные воинские контингенты для овладения этими территориями, надеясь дождаться момента, когда местные жители, узнав об успехах его армии, отважатся восстать против российского правления.

В 1812 г. взгляд Наполеона на здешние земли основывался на стереотипном убеждении, что общественные отношения, а вследствие этого и стратегии поведения населения бывших провинций Речи Посполитой, определялись непоколебимым главенством шляхетского сословия1. убежденный в том, что именно поддержка со стороны польских дворян откроет ему неограниченный доступ к ресурсам западных окраин России, еще накануне похода в Россию Наполеон высказал французскому резиденту в Варшаве Л.-П.-Э. Биньону пожелание, чтобы «при его генеральной квартире находились четыре или пять поляков высокого статуса <...>, сведущих в местных особенностях Литвы, Украины, Подолья, Волыни и т.д., как с точки зрения топографии, так и с точки зрения материальных и людских ресурсов страны»2. Исполняя это поручение, французский дипломат назвал среди прочих поляков также трех лиц, достойных, по его мнению, поступить на службу к императору в качестве экспертов в делах Волыни и Подолья. Двое из них - князь Е. Сангушко и граф Моравский - владели обширными поместьями на Волыни. Третьим был граф Т. Морский, подольские имения которого были конфискованы российскими властями в отместку за его участие в восстании под предводительством Т. Костюшка3. 20 июня

1 Подр. см.: Ададуров В.В. Между шляхтой и крестьянством: Отношение французских государственных и военных деятелей к крестьянскому вопросу в западных губерниях Российской империи во время войны 1812 года // Эпоха 1812 года: Исследования. Источники. Историография. М., 2010. Вып. 9. С. 118-139.

2 AMAE, CP, Pologne, vol. 330, f. 87; Lettre autographe de Hugues-Bernard Maret, duc de Bassano, au baron de Bignon en date du 30 mai 1812 de Dresde / / Arts et autographes: Jean-Emmanuel Raux - expert, 9, rue d'Odeon - 75006 Paris (URL: http://www.franceantiq.fr/raux/FR.asp [дата обращения: 15.08.2012]).

3 Handelsman M. Rezydenci napoleonscy w Warszawie 1807-1813. Krakow, 1915. S. 228. Подр. о нем см.: Willaume J. Misja polityczna Morskiego w r. 1812 // Kwartalnik Historyczny. Lwow, 1933. № 1. S. 31-72; Zahorski A. Morski, Tadeusz / /

1812 г. Наполеон дал аудиенцию вышеупомянутым лицам4. Сформулировав перед отобранными Биньоном польскими деятелями задание организовать восстания в Литве, на Волыни, Киевщине и Подолье, император одновременно высказал свое негативное отношение к любым стихийным, «диким», формам бунтов. Он высказал пожелание, чтобы такое восстание разворачивалось согласно принципам крупных шляхетских конфедераций XVIII в. - Барской и Тарговицкой.

Находясь под впечатлением приема у Наполеона, Т. Морский в составленном им через два дня, 22 июня, меморандуме «Идеи об организации законного восстания на Волыни, Подолье и Украине» обозначил цель восстания, как «создание массовой воинской силы, пропорциональной по отношению к ресурсам провинций, подготовку товаров и продуктов, необходимых для пропитания армий Его Величества»5. Т. Морский считал покровительство и твердые гарантии поддержки со стороны французского императора главнейшей предпосылкой участия в восстании шляхтичей, опасавшихся за свои жизнь и благополучие. Не являясь профессиональным военным и, вследствие этого, не углубляясь в вопросы военной стратегии, Т. Морский считал, что непосредственным сигналом к восстанию на Волыни, Подолье и Киевщине послужит наступление армии французского императора, однако отмечал, что участие в наступательных действиях должны принимать исключительно французские и польские части, но в любом случае не привлеченные Наполеоном к походу против России австрийские и прусские, поскольку «антипатия поляков к немцам сделает это действие противным общественному настроению»6. Высказывая мысль о том, что распространение восстания будет зависеть в первую очередь от успехов военных операций, граф подчеркивал «крайнюю необходимость согласовывать действия отрядов пов-

Polski slownik biograficzny. Wroclaw-Warszawa-Krakow-Gdansk, 1976. T. 21. S. 791-793; Ададуров В.В. Морский Тадеуш // Отечественная война 1812 года и освободительный поход русской армии 1813-1814 годов: Энциклопедия: в 3 т. / Под ред. В.М. Безотосного, А.А. Васильева и др. М., 2012. Т. 2. C. 516.

4 Nawrot D. Napoleon i Litwa w 1812 roku. Katowice, 2008. S. 161.

5 AN, AF IV, carton 1650, f. 522 [Idees sur l'organisation d'une insurrection legale en Wolhynie, Podolie et Ukraine par le comte Thade Morski]. См.: Ададуров В. «Наполеоніда» на Сході Європи: Уявлення, проекти та діяльність уряду Франції щодо південно-західних окраїн Російської імперії на початку XIX ст. Львів, 2007. С. 293-296.

6 AN, AF IV, carton 1650, f. 523.

станцев с операциями регулярных войск»7. Успех восстания Мор-ский связывал также с личным авторитетом его руководителей, которыми должны были стать уроженцы и крупные землевладельцы Волыни, Подолья и Киевщины, находившиеся на военной службе у Наполеона. В составленный им список Т. Морский включил в первую очередь дивизионного генерала К. Князевича, бригадных генералов С. Потоцкого и В.И. Красинского8. Впоследствии граф предлагал создать орган временного управления, которым должен был стать временный центральный совет в составе комиссара созданной с согласия Наполеона Генеральной конфедерации Польского королевства, военного командующего и мар-шалков местной конфедерации, а функции временной администрации могли бы исполнять командиры воинских частей9. Полномочия совета касались управления дорогами, таможнями, складами, ему также давались полномочия конфисковывать имения и принимать репрессивные меры по отношению к лицам, заподозренным в намерении уклониться от исполнения «патриотического долга»10. В список будущих должностных лиц Т. Морский включил также князя Мошинского, графа Ю. Левицкого, князя

А. Жевуского, графа Ю. Тарновского и других влиятельных на Волыни и в Подолье землевладельцев. Местом нахождения временного центрального совета трех провинций Т. Морский предлагал избрать Житомир, являвшийся административным центром Волынской губернии11.

Вскоре Т. Морский составил и другой список из предполагаемых сторонников России, враждебно относившихся к Франции. В него он включил таких влиятельных шляхтичей, как князья

С. Жевуский и К. Любомирский, сенаторы Ворцель и Грайнев-ский. Их имения предлагалось конфисковать и разделить между польскими патриотами. Отдельно был представлен список российских царедворцев, которым в правление Екатерины II были пожалованы во владение земли, конфискованные у польских повстан-

7 AN, AF IV, carton 1650, f. 523.

8 Ibid., f. 529.

9 Ibid., f. 530.

10 Ibid., f. 531.

11 Ibid., f. 561-562 [Tableau de l'etat statistique des gouvernements de Wolhynie, Podolie et Ukraine]; Ibid., f. 600-604 [Organisation de la commission du gouvernement provisoire dans les provinces de Wolhynie, Podolie et Ukraine; Notes biographiques suivant les numeros].

цев. В этот перечень вошли князья И.С. Кутузов, И.А. Безбородко, И.В. Лопухин и А.М. Голицин, графы В.А. Пашков, Д.И. Бутурлин и С.А. Салтыков, генерал Е.И. Марков12. Имения этих лиц Мор-ский рассматривал в качестве привлекательной награды для шляхтичей, пожелавших выступить на стороне Наполеона. Весьма вероятно, что таким образом Т. Морский намеревался вернуть себе и ранее принадлежавшие ему имения13.

20 июля Т. Морский был назначен специальным «комисса-ром-организатором для провинций Волынь, Подолье и Украина». Объясняя в письме к французскому послу в Варшаве Д.-Ж.-Ф. Прадту от 21 июля логику этого назначения, министр внешних сношений Ю.-Б. Маре указывал, что «Польская Украина», Подолье и в первую очередь Волынь «рано или поздно будут освобождены (здесь и далее курсив мой. - В. А.)», а посему отмечал необходимость получить подробные сведения о состоянии и ресурсах упомянутых провинций, а также создать координационный центр по организации польского патриотического движения14. В конце июля 1812 г. в Варшаве оживленно обсуждалась сенсационная новость о том, что «Его Величество Император определил князя Евстахия Сангушка и генерала Князевича для организации управления на Волыни»15.

Для того, чтобы понять логику этих административных назначений, предпринятых для находившихся еще во власти России территорий, нужно исследовать тогдашнее отношение самого Наполеона к вероятности распространения военных действий в южном направлении. К концу четвертой недели кампании 1812 г. Великая армия продвинулась вглубь России по крайней мере на двести верст и вышла на стратегическую линию Западная Двина -Днепр. Впрочем, россияне удерживали крепость Бобруйск, сосредоточив силы под командованием генерала Ф.Ф. Эртеля в Мозыре, укрепляли Киев. Наполеона также беспокоило то, что в западной

12 AN, AF IV, carton 1650, f. 608-609 [Particuliers Polonais riches d'un devouement connu de tout temps et constamment soutien a la cour de Russie; Particuliers Russes qui ont obtenus des terres dans ces trois provinces].

13 Ibid., f. 559 [Tableau de l'etat statistique des gouvernements de Wolhynie, Podolie et Ukraine, avec un projet d'organisation provisoire pour ces provinces, par M. le comte de Morski].

14 AMAE, CP, Pologne, vol. 331, f. 54 [lettre de S. A. le duc de Bassano a S. A. M. l'archeveque de Malines, le 21 juillet 1812].

15 Ibid., f. 120-122 [Bulletin particulier de l'ambassadeur a Varsovie, le 26 juillet 1812].

части Волыни находилась Третья обсервационная армия под общим командованием генерала от кавалерии А.П. Тормасова16. Однако, исходя из неточных данных разведки, император французов сильно приуменьшал численность этой армии. По мнению Наполеона, «там находятся только 9-я и 15-я вражеские дивизии под командованием генерала Каменского, и весьма вероятно, что враг попытается оттянуть их в качестве подкрепления для корпуса Багратиона и прикрытия Москвы». Как следует из переписки императора с оставленным им в Вильне министром внешних сношений, в последней декаде июля Наполеон намеревался провести силами 19-тысячного саксонского корпуса, оставленного на границе Варшавского герцогства и России, «красивую операцию» на Волыни17. Он считал, что помешать продвижению саксонцев вглубь Волыни «никоим образом не сможет помешать корпус Тормасова, являющийся лишь смесью из тринадцати батальонов рекрутов, неспособных к обороне [здешнего] края»18. 24 июля Наполеон приказал сообщить командующему саксонским корпусом генералу Ш.-Л. Рейнье, что «назначил его силы для вступления на Волынь и что он сможет самостоятельно определить удобный момент для того, чтобы вступить на Волынь»19.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Во время своего пребывания в Витебске (28 июля - 12 августа) Наполеон провел несколько важных совещаний по уточнению дальнейшего плана действий. В ходе одного из таких совещаний Е. Сангушко услышал от императора следующее мнение: «Война 1812 года окончена, дело завершит война 1813 года». При этом французский полководец высказал намерение «остаться здесь,

16 Признаки этого беспокойства явственно присутствуют в регулярных указаниях императора его подчиненным о необходимости раздобыть достоверные данные о численности российских дивизий, дислоцированных на Волыни (Campagne de Russie (1812) / Publication par G. Fabry. Paris, 1902. T. 3. P. 1; Ibid. T. 3. P. 1; Ibid. T. 3. Annexes. P. 34). «Необходимо употребить все средства, - приказывал Наполеон командующему австрийским корпусом К.Ф. Шварценбергу, - чтобы в подробностях узнать о дивизиях, которые враг имеет на Волыни» (Correspondance de Napoleon Ier. T. 24. Doc. № 19038. P. 137 [lettre de S. M. l'Empereur et Roi а S. A. M. le prince de Wagram et de Neuchatel, le 2 aoM 1812]).

17 AN, AF IV, carton 1648, f. 268 [lettre de S. A. M. le duc de Bassano а S. A. M. le general le comte Reynier, le 24 juillet 1812].

18 Campagne de Russie (1812). Paris, 1900. T. 2. P. 73 [Napoleon а Berthier, le

22 juillet 1812]; Ададуров В. «Наполеоніда» на Сході Європи... С. 414-415.

19 AN, AF IV, carton 1648, f. 268 [lettre de S. A. M. le duc de Bassano а S. A. M. le general comte de Reynier, le 24 juillet 1812].

изучить ситуацию, сосредоточиться, дать военным отдохнуть, организовать Польшу»20. Примечательно, что именно в Витебске Сангушко стал одним из постоянных собеседников императора. О том, что Наполеон «князем Эсташем (то есть Евстахием Сан-гушкой. - В. А.) весьма доволен» упоминает в одном из своих писем Ю.-Б. Маре 21.

Про предмет бесед Наполеона с Сангушкой можем судить из содержания меморандума князя на имя императора от 30 июля. Упомянутый меморандум является доказательством того, что южные провинции бывшей Речи Посполитой интересовали французского императора как плацдарм развертывания в тылу российской армии восстания польской шляхты. Инициатором разговора выступил сам император, ибо Сангушко отметил в качестве отправного пункта для своих размышлений, что «однажды Его Величество оказали мне честь, спросив меня, может ли на Волыни произойти патриотическое движение». Сангушко «считал восстание невозможным, поскольку вблизи находятся Багратион и Платов». Необходимым условием для начала польского восстания польский генерал называл отправку через Шепань и Домбровну армейского корпуса, достаточно сильного, чтобы вынудить россиян к отступлению за линию реки Случь, к крепости Каменец-Подольский. Сангушко изложил Наполеону три важных последствия занятия Волыни в ближайшее время.

Первое из них заключалось в создании «к октябрю до восьми тысяч легкой кавалерии, сформированной из мелкой шляхты края». Сангушко считал, что поскольку каждый шляхтич имел собственные лошадь и копье, то создание упомянутого корпуса не требовало финансирования Францией: «Если же случиться, что армия Его Величества проведет зиму в России, это войско принесет большую пользу вследствие знания им русского языка и, даже, письменности, поскольку даже поляки из Варшавского герцогства этого языка совсем не понимают».

Во-вторых, можно было бы обеспечить артиллерию Великой армии достаточным количеством лошадей, которых не представлялось возможным заполучить зимой в России, «население которой, приспособленное к кочевой жизни, способно отогнать при-

20 Sanguszko E. Pami^tnik 1786-1815. Krakow, 1876. S. 79. Ададуров В. «Напо-леоніда» на Сході Європи... С. 317.

21 KA, AFA 1812, karton 1514, s 337-c [copie de la lettre de S. A. M. le duc de Bassano а S. A. M. le prince de Schwarzenberg, le 1er septembre 1812].

выкший к неприхотливому корму скот вплоть до самих татарских пустынь».

Третье позитивное следствие для армии Наполеона от занятия Волыни проистекало из возможности воспользоваться плодами еще несобранного урожая, но для этого, как указывал Е. Сангушко, следовало поторопиться, поскольку если зерно будет собрано, врагу не потребуется усилий, чтобы его уничтожить. Кроме того, продвижение к австрийской границе поспособствовало бы оптовым закупкам скота и зерна в Г алиции22.

Результатом разговоров с Сангушкой стало заметное разочарование французского императора в возможности дождаться распространения на Волыни антироссийского восстания без направления туда крупных воинских соединений. 28 июля Наполеон сказал А.-О. Коленкуру: «Жители Литвы и Волыни забыли о том, что родились поляками, они стали русскими»23. На рубеже июля и августа у французского императора возникло намерение отправить через Мозырь расположенный на правом крыле его армии «значительный польский корпус» под командованием Ю.А. Понятовского, который был должен занять восточную часть Волыни и Киевщину24.

Несмотря на то, что накануне похода в Россию с призывом направить Великую армию таким образом, чтобы занять «Украину, являющуюся фундаментом России»25, к Наполеону обращались как французские, так и польские деятели26, соответствующее решение императора было довольно позднего происхождения. На это в частности указывает и нечеткость планов Наполеона в отношении будущего устройства Волыни, Подолья и «Польской Украины». В свое время литовский историк Б. Дундулис, упомя-

22 AN, AF IV, carton 1646, f. 950-953 [Memoire par le prince Eustache Sanguszko, le 30 juillet 1812].

23 Memoires du general Caulaincourt, duc de Vicence, grand ecuyer de l'Empereur / Publication par J. Hanoteau. Paris, 1933. T. 1. P. 382.

24 SHD, DAT, C2, carton 129, cahier du 3 aoM 1812 [copie d'une lettre de S. M. l'Empereur et Roi au prince de Wagram et de Neuchatel, le 3 aoM 1812]; Correspondance de Napoleon Ier. T. 24. Doc. № 19038. P. 137; Ададуров В. «Наполеоніда» на Сході Європи... С. 318.

25 AN, AF IV, carton 1699, 8e dossier [Memoire sur la situation politique de la France en janvier 1812 par le comte D'Aubusson de la Feuilladez].

26 См. обзор этих источников: Ададуров В.В. Меморандуми польських авторів початку XIX століття як джерело уявлень уряду Наполеона I стосовно південно-західних окраїн Російської імперії / / УІЖ. Київ, 2008. № 2. С. 55-57.

нув о попытках Наполеона распространить на Волыни польское патриотическое движение, связал их с намерением императора создать там отдельное Волынское герцогство27. В захваченных 16 ноября 1812 г. документах французского Генерального штаба российский генерал А.Ф. Ланжерон обнаружил карту, на которой были обозначены контуры и фамилии правителей государственных образований, которые предлагалось создать из западных провинций России, а именно: Литовское герцогство во главе с маршалом Л.-Н. Даву, Волынское герцогство - Ю.А. Понятовским28. Возможно, что у нас были бы основания считать этот пассаж одним из весьма распространенных в историографии домыслов, если бы не обнаруженные нами в бумагах президента совета министров Варшавского герцогства князя С. Замойского меморандум и карта, автором которых являлся французский аналитик Роландр. Его проект, хотя и не являлся плодом непосредственного заказа со стороны французского правительства, основывался на весьма тонком анализе основополагающих принципов европейской политики Наполеона, и сумел предвосхитить нечеткие намерения императора. Меморандум Роландра, направленный на имя Ю.-Б. Маре, в то время ближайшего соратника Наполеона, указывал на то, что, принимая во внимание благо самих поляков и географические особенности, императору будет выгодным «разделить, в соответствии с тем, как того требуют обстоятельства, Польшу на две, а возможно и на три части» (а именно - Великопольское, Литовское и Волынское королевства29). Этот документ имел все шансы поразить императора как геометрическим проектом обустройства общеевропейского порядка, так и своим соответствием его тайным намерениям относительно способа восстановления польской государственности. Вероятно, что именно эта карта и стала трофеем Ланжерона, ошибочно назвавшего ее автором самого Наполеона, который лишь обозначил на ней имена претендентов на литовский и волынский престолы.

27 Dundulis B. Napoleon et la Lituanie en 1812. Paris, 1940. P. 160-161, 164-165.

28 См.: Абалихин Б.С. Отечественная война 1812 года на Юго-Западе России. Волгоград, 1987. С. 8.

29 Львівська національна бібліотека ім. В. Стефаника, Відділ рукописів, ф. 103 [князі Сапєги], спр. 140IId-1, арк. 22 [«Concordat europeen», joint а la lettre de M. de Rolandre а S. E. M. le prince Stanislas Zamoyski, le 18 octobre 1812]. Подр. см.: Ададуров В.В. Концепція трьох Польських королівств Роландра та її співвідношення із зовнішньополітичною доктриною французького уряду під час війни 1812 року / / УІЖ. Київ, 2007. № 1. С. 200-211.

Впрочем, именно в этот, в значительной степени решающий для осуществления проекта расширения зоны военных операций в южном направлении, момент кампании Наполеону стало известно, что 27 июля, стремительно продвигаясь вдоль Западного Буга на север, российские дивизии из состава обсервационной армии Тор-масова достигли местечка Кобрин, где окружили и принудили к капитуляции саксонскую пехотную бригаду под командованием генерал-майора Г.К. Кленгеля. Таким образом создалась серьезная угроза для коммуникаций Великой армии с Варшавским герцогством и всей империей Наполеона. Это внезапное известие заставило французского полководца предпринять меры по исправлению ситуации и внести коррективы в план расширения военных операций на волынском направлении. Вечером 2 августа он принял решение направить в помощь 7-му саксонскому корпусу австрийский корпус под командованием генерала от кавалерии К.Ф. Шварценберга. Еше в конце июля Наполеон имел намерение использовать австрийский корпус для действий в составе центральной группировки Великой армии. Однако 2 августа он отменил свой предыдущий приказ от 30 июля, согласно которому К.Ф. Шварценбергу предписывалось привести корпус к Минску30. «Я желаю, - распорядился французский император, - чтобы он (Шварценберг. - В. А.) стремительно продвигался, атаковал и прогнал назад врага, Каменского и Тор-масова, продолжив войну на Волыни»31. В соответствующем приказе австрийскому военачальнику содержалось требование «выступить против Тормасова и Каменского и дать им сражение»: «Вы обязаны преследовать их повсюду до того момента, пока не достигнете [поставленной] цели»32. Согласно тому же приказу

30 KA, AFA 1812, karton 1513, faszikel 8, f. 349 [lettre de S. A. M. le prince de Wagram et de Neuchatel a S. A. M. le prince de Schwarzenberg, le 30 juillet 1812]. См. текст приказа императора: Correspondance de Napoleon Ier. T. 24. Doc. № 19021. P. 124 [lettre de S. M. l'Empereur et Roi a S. A. M. le prince de Wagram et de Neuchatel, le 30 juillet 1812].

31 Ibid. Doc. № 19038. P. 137-138 [lettre de S. M. l'Empereur et Roi a S. A. M. le prince de Wagram et de Neuchatel, le 2 aofit 1812].

32 SHD, DAT, C2, carton 129, cahier du 2 aofit 1812 [copie d'une lettre de S. A. M. le prince de Wagram et de Neuchatel a S. A. M. le prince de Schwarzenberg]. В тот же день приказ похожего содержания был отослан из Генерального штаба Ш.-Л. Рейнье (див.: Welden L., von. Der Feldzug der Osterreicher gegen Russ-land im Jahre 1812. Wien, 1870. S. 128). См. текст приказа императора: Correspondance de Napoleon Ier. T. 24. Doc. № 19035. P. 135 [lettre de S. M.

Наполеона, под верховное командование К.Ф. Шварценберга перешел 7-й корпус. 12 августа саксонцы нанесли поражение россиянам под Поддубьем33, а 13 августа прицельным артиллерийским ударом по селу Городечна австрийцы обильно усеяли трупами российских солдат этот населенный пункт. Развивая этот тактический успех, корпуса К.Ф. Шварценберга и Ш.-Л. Рейнье, имея определенный, хотя и весьма незначительный (лишь в десять тысяч солдат) численный перевес над противником, вступили в западные уезды Волынской губернии. 19 августа австрийцы заняли Рудню, 22 - Ратно, 28 - Ковель34. 21 августа саксонцы вошли в Шацк, 25 -Любомль, 26 - Турийск35.

Новости об успешном наступлении на Волыни достигли французского императора в Смоленске. 24 августа, накануне своего отъезда к Москве, Наполеон поставил перед австрийским и саксонским корпусами следующее задание, состоявшее в том, чтобы активнее преследовать вражеские войска, которые, согласно предположению французского полководца, намеревались отправиться на соединение с главными силами российской армии: «Вы обязаны не допустить, чтобы Тормасов и войска, которые враг может иметь на Волыни, направились против нас»36. Надеясь, что австрийский и саксонский корпуса ни на миг не прекратят преследование армии Тормасова, Наполеон писал 27 августа своему министру внешних сношений, что «следует продвигаться на Волынь, туда, где уже нет неприятеля». В письме акцентировалось, что это задание должно стать для министра предметом заботы особого характера, впрочем, заботы скорее приятной, чем об-

l'Empereur et Roi а S. A. M. le prince de Wagram et de Neuchatel, le 2 aoM 1812]; Ададуров В. «Наполеоніда» на Сході Європи... С. 445.

33 AMAE, CP, Pologne, vol. 331, f. 404 [extrait du bulletin des seances au conseil des ministres du Duche, seance du 17 aoM 1812].

34 Ibid., f. 459 [lettre de S. E. Mr. l'archeveque de Malines а S. A. M. le duc de Bassano, le 22 aoM 1812].

35 SHD, DAT, C2, carton 675 [Journal des marches et operations du general Reynier, commandant du 7e corps de la Grande Armee (saxons)]; AMAE, CP, Pologne, vol. 331, f. 544 [lettre de S. E. Mr. l'archeveque de Malines а S. A. M. le duc de Bassano, le 2 septembre 1812].

36 KA, AFAA 1812, karton 1514, f. 337-b [lettre de S. A. M. le prince de Wagram et de Neuchatel а S. A. M. le prince de Schwarzenberg, le 24 aoM 1812]; SHD, DAT, C2, carton 129, cahier du 24 aoM 1812 [copie d'une lettre de S. A. M. le prince de Wagram et de Neuchatel а S. A. M. le general le comte de Reynier]); Ададуров В. «Наполеоніда» на Сході Європи... С. 447.

ременительной, поскольку, как подчеркивал император, «всегда приятно, когда обретаешь [новый] край»37.

Примечательно, что именно в этот момент Е. Сангушке без каких-либо видимых заслуг было присвоено звание офицера французского Почетного легиона. Своим приказом Наполеон поручил ему возглавить специальную комиссию, которой вверялось обеспечение Великой армии продовольствием и средствами передвижения. В качестве одного из направлений деятельности указанной продовольственной комиссии указывались Волынь и австрийская Галиция38. Осуществляя назначение Сангушко, император, очевидно, надеялся, что этому волынскому помещику удастся, благодаря своему влиянию и связям, собрать достаточное количество лошадей, скота и зерна на Волыни и в соседних с нею провинциях. Таким образом, за почти одновременными назначениями Морского, Сангушко, Князевича явно прочитываются намерения Наполеона создать на территории Волыни по примеру Литвы отдельное от Варшавского герцогства протогосударственное образование, временно управляемое триумвиратом упомянутых польских дворян. В нем узнаваемы очертания Волынского королевства из меморандума Роландра. На намерение Наполеона не объединять бывшие югозападные провинции Речи Посполитой с Варшавским герцогством также указывает составленная для Т. Морского инструкция, в которой подчеркивалось, что на Волыни должно быть введено в действие отдельное административное устройство, аналогичное тому, которое уже было внедрено в Литве39. Что касается акцентированного в советской историографии утверждения, что Наполеон хотел отдать Волынь Австрии взамен за ее военную по-мощь40, то оно не имеет под собой никакого документального

37 Цит. по: Причины, заставившие Наполеона идти на Москву: Неопубликованное письмо Наполеона / Издал Ф. Бокур / / Отечественная война 1812 года: Источники. Памятники. Проблемы. Материалы X Всерос. науч. конференции, 3-5 сентября 2001 г. М., 2002. С. 42.

38 En marge de la correspondance de Napoleon Ier. Pieces inedites concernant la Pologne / Publication par A.M. Skalkowski. Varsovie-Paris, 1911. P. 62-63.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

39 AN, AF IV, carton 1650/1, f. 702-709 [Instruction pour M. le comte Thade Morski, commissaire imperial organisateur pour les provinces de Podolie, Volhynie et Ukraine]; Ададуров В. «Наполеоніда» на Сході Європи... С. 325-328.

40 Звавич И.С. Меттерних и Отечественная война 1812 года / / ИЗ. М., 1945. Т. 1. С. 104; Абаліхін Б.С. Український народ у Вітчизняній війні 1812 р. Київ, 1962. С. 10; Бескровный Л.Г. Боевые действия русской армии и освобождение Германии в 1813 году / / Поход русской армии против Наполеона

основания41, кроме факта вынужденного военной ситуацией направления австрийского корпуса Шварценберга против армии Тормасова. Наполеон, научившийся на практике применять принцип «разделяй и властвуй» еще во время своих итальянских походов, безусловно мог быть заинтересован в создании на Волыни небольшого польского государства по примеру Цизальпийских и Трансальпийских республик.

Торопясь воспользоваться плодами военных успехов на Волыни, французское руководство намеревалось осуществить ряд мер по организации там вооруженных отрядов. Не дожидаясь отъезда из Варшавы специально назначенного комиссара графа Т. Морского, в середине августа военный комендант Варшавы бригадный генерал А. Дютаи отправил в Ковельский и Владимирский уезды «столько [польских] офицеров, сколько это было

в 1813 году и освобождение Германии. Сборник документов / Под ред. Л.Г. Бескровного. М., 1964. С. XV.

41 Данное измышление весьма убедительно опровергается содержанием протоколов франко-австрийских переговоров о заключении союза, хранящихся в Архиве Министерства иностранных дел Австрии: ни один из этих документов не содержит предложения «разделить шкуру неубитого медведя». В составленном 19 февраля 1812 г. проекте секретных статей к договору речь шла лишь о том, что «в случае счастливого завершения войны Его Величество император французов обязуется обеспечить Его Величеству императору Австрии возмещения и компенсации за потери и ущерб, которые он может претерпеть из-за сотрудничества во время войны» (HHStA, Staatskanzlei, Frankreich, karton 214, s. 87 [Projet des articles secrets du traite d'alliance, le 19 fevrier 1812]; AMAE, CP, Autriche, vol. 391, f. 31 [Articles secrets di traite de l'alliance, janvier 1812]. Это обещание весьма нечеткого характера было положено в основу восьмой секретной статьи франко-австрийского договора от 14 марта 1812 г.: Recueil des traites et conventions conclus par l'Autriche avec les puissances etrangeres depuis 1763 jusqu^ nos jours / Publication par L. Neumann. Leipzig, 1856. T. 1. Doc. № 207. P. 360). О каких конкретных «возмещениях и компенсациях» шла речь, позволяет судить утвержденный австрийским императором Францем I перечень объектов, интересовавших Австрию. В качестве единственного пункта в этом перечне фигурировали «турецкие княжества на Дунае», оккупированные на тот момент Россией. Согласно дипломатичному высказыванию австрийского министра внешних сношений К.В.Л. Меттерниха, его правительство готово согласиться с высказанной французским императором мыслью о том, что «Дунай является внутренней рекой нашей империи на всем ее протяжении» (HHStA, SK, Frankreich, karton 216, s. 52-53 [lettre de S. E. M. le comte de Metternich а S. A. M. le prince de Schwarzenberg, le 24 janvier 1812]); Ададуров В. «Наполеоніда» на Сході Європи... С. 331).

возможным, чтобы сформировать [руководящие] кадры и поддержать восстание на Волыни»42. По рекомендации самого Ю.-Б. Маре, эту группу офицеров возглавил уроженец Волыни бригадный генерал Л. Кропиньский. Ему был отдан приказ действовать в согласии с Т. Морским с целью «организовать вооруженную силу и активизировать восстание»43. Кропиньскому и его людям предписывалось набирать на военную службу охочих молодых людей шляхетского происхождения и присваивать им воинские чины не выше капитана. Полномочия Л. Кропиньского в качестве назначенного французским командованием комиссара по формированию войск на Волыни подтвердил также военный министр Варшавского герцогства Ю. Вельгорский, обратившийся к командующему австрийского корпуса с просьбой посодействовать миссии польского генерала44. Имея целью поощрить население Волыни к поступлению на военную службу к Наполеону, 5 сентября Ю.-Б. Маре выслал в штаб корпуса К.Ф. Шварценберга значительное количество печатных агитационных материалов с известиями о победах императора французов над россиянами45. С призывом к населению Волыни «взяться за оружие и помочь великому Герою Наполеону отвоевать вашу независимость в сражении с московскими варварами»46 обратился также дивизионный генерал Г. Косинский, отдельная польская дивизия которого, действуя с территории Варшавского герцогства, вступила 30 августа во Владимир-Волынский. Впрочем из за того, что войска Наполеона заняли лишь небольшую часть юго-западного пограничья России, к тому же сильно опустошенную военными действиями,

42 SHD, DAT, C2, carton 129, cahier du 18 aofit [lettre de S. E. M. le colonel Du Taillis a S. E. M. le general Reynier].

43 AMAE, CP, Pologne, vol. 331, f. 521 [lettre de S. A. M. le duc de Bassano a S. E. M. le general comte de Wielhorski, le 29 aofit 1812]; Ададуров В.В. Наступательная операция 7-го корпуса Великой армии и австрийского вспомогательного корпуса на Волыни в стратегических планах французского командования (август - сентябрь 1812 года) / / Бородино и наполеоновские войны: Битвы. Поля сражений. Мемориалы. Материалы 2-й межд. конференции, посвященной 195-летию Бородинского сражения. Бородино, 3-5 сентября 2007 г. Можайск, 2008. С. 196-210.

44 KA, AFA 1812, karton 1514, f. 227 [lettre de S. E. M. le general comte Wielhorski a S. A. M. le prince de Schwarzenberg, le 23 septembre 1812].

45 См.: Welden L., von. Der Feldzug der Osterreicher gegen Russland im Jahre 1812. Wien, 1870. S. 132.

46 Kukiel M. Wojna 1812 roku. Krakow, 1937. T. 2. S. 89.

вследствие незначительной протяженности оккупации (только три недели во Владимирском та четыре недели в Ковельском и Луцком уездах), из-за сомнений местной шляхты в возможности победы над Россией, общественного недовольства мародерством австрийских и саксонских войск, успехи организаторов военных контингентов на Волыни оказались более чем скромными: свое желание вступить в формируемые части высказали лишь несколько десятков человек. Констатировав как бесспорный факт, что на Волыни в 1812 г. в армию Наполеона вступили гораздо меньше польских помещиков и арендаторов, чем в Литве, французский историк Д. Бовуа все же не смог отразить истинные масштабы этого явления, оказавшимися на самом деле гораздо более скромными, чем он считал47. Несмотря на попытки отразить в своих депешах доказательства преданности местных жителей делу восстановления их отчизны при помощи Наполеона, Л. Кропиньский был вынужден признать, что за три недели пребывания во Владимире-Волынском к нему обратились лишь двое увлеченных романтическими идеями братьев - Д. и М. Стецкие, которые привели с собой сотню своих вооруженных крепостных. Как будто признавая провал своей миссии, Л. Кропиньский предложил временно приостановить набор добровольцев, чтобы успокоить местную шляхту, панически страшившуюся репрессий в случае весьма вероятного возвращения россиян48.

Однако интерес французского руководства к организации шляхетского восстания на Волыни не исчез полностью даже после того, как силы Наполеона были вытеснены россиянами в 20-х числах сентября из ее западных уездов. Как Наполеон, так и Маре все еще надеялись на возможность воспользоваться ресурсами юга и главную роль в осуществлении этого намерения они отводили усилиям польских патриотов по организации восстания. Об этих ожиданиях можно судить, в частности, из утвержденной 1 октября министром внешних сношений инструкции для дипломатического агента Ф. Логориса. Ю.-Б. Маре отмечал, что, занимаясь торговыми делами на границе между Австрией и Россией, этот агент должен сосредоточиться на сборе «подробной информации про численность и расположение как российских, так и австрий-

47 Beauvois D. Trojk^t ukrainski: Szlachta, carat i lud na Wolyniu, Podolu i Kijowszczyznie. 1793-1914 / Przeklad z fr. Lublin, 2005. S. 181.

48 AMAE, CP, Pologne, vol. 331, f. 692 [rapport du general de brigade Kropinski en date du 21 septembre 1812].

ских войск, сил польской конфедерации в Подолье, на Волыни и Украине, а также о военных действиях, театром которых станет этот край»49.

Французские руководители тщательно отслеживали в ситуации на Волыни и Подолье даже мельчайшие признаки антироссийской активности шляхетского сословия. В этом плане следует отметить донесения французского резидента во Львове Ж.-В. д'Обернона про якобы имевшее место под Каменцем-Подольским восстание арендаторов и крестьян50, а также информационные бюллетени посла в Варшаве Д.-Ж.-Ф. Прадта. В одном из них, рядом с новостью про назначение императором французов генералов Сапеги и Князевича для организации временной администрации на Волыни, упоминалось о сенсационном появлении в высшем свете Варшавы «одной юной украинки, заявившей о своем намерении отправиться в действующую армию и сражаться в польских рядах; два дня тому она появилась у князя Чарторижского переодетая уланом, костюм настолько хорошо соответствовал ее возрасту, что ее заявление о том, что происходит она из окрестностей Житомира и принадлежит к известной на Украине семье Haczwatskych (поскольку французы до неузнаваемости коверкают польские фамилии, весьма вероятно речь шла об известной семье Ганских. -

В. А.), произвело настоящую сенсацию; она добавила, что ее муж уже давно служит в польской армии, что она разделяет его чувство любви к бывшей родине и ненависти к русским, а посему хочет разделить с ним опасности и успехи, и если бы она заявила о своем намерении открыто, то около 200 женщин засвидетельствовали бы, что считают за счастье ее сопровождать, но желая открыться лишь заслуживающим доверия лицам, она сочла целесообразным ограничиться на первое время компанией только 15-ти женщин, за которых может поручиться как за себя саму <...>. Она сказала, что намеревается через несколько дней отправиться в польскую армию, но ей и ее спутницам недостает двух вещей - оружия и лошадей - их они надеются раздобыть в Варшаве»51.

49 AMAE, CP. Supplement, Pologne, vol. 17, f. 304 [Instruction pour M. Laugoris, approuvee le 1er octobre 1812].

50 Ibid., Cp, Pologne, vol. 331, f. 593 [rapport de M. d'Aubernon, le 5 septembre 1812]; Ададуров В. «Наполеоніда» на Сході Європи... С. 144; Он же. Между шляхтой и крестьянством... С. 128-129.

51 AMAE, CP, Pologne, vol. 331, f. 121-122 [Bulletin particulier de l'ambassadeur а Varsovie, le 26 juillet 1812].

Несмотря на фантасмагорический характер этого упоминания про польскую «девицу-кавалериста» и ее женский отряд, которое красноречиво показывало глубину ненависти шляхты южных провинций бывшей Речи Посполитой по отношению к русским, а также несмотря на невозможность осуществления намерений «украинской» патриотки (дело в том, что утвержденный Наполеоном 8 июня 1812 г. регламент Великой армии своим 33 пунктом сурово запрещал военным чинам «иметь при себе женщин в армии»52), рассказ Прадта указывает на важный факт: в армии Варшавского герцогства, отправившейся с Наполеоном в русский поход, служили немало выходцев из Волыни, Подолья и «Польской Украины». Одним из них и являлся муж вышеупомянутой кавалеристки. Среди этих военных наибольшим влиянием пользовался бригадный генерал Е. Сангушко, отмеченный вниманием самого Наполеона. Отсутствие этих военных в родных краях лишило настроенную в патриотическом духе часть тамошней шляхты наиболее пассионарных индивидов, которые могли бы принять участие в подготовке восстания в тылу российской армии. Очевидно, что это задание было не по силам экзальтированным в духе польского патриотизма, но хрупким амазонкам, одной из которых являлась упомянутая во французском информационном бюллетене «юная украинка» из-под Житомира.

52 AN, AF IV, carton 1643, f. 132 [Reglement pour la Grande Armee, Posen, le

8 juin 1812].

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.