Научная статья на тему 'Польские исследования философии В. С. Соловьева'

Польские исследования философии В. С. Соловьева Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
164
28
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОЛЬСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ФИЛОСОФИИ В.С. СОЛОВЬЕВА / КРИТИКА С. ТАРНОВСКОГО / ПОЛЕМИКА М. МОРАВСКОГО / СЛАВЯНСКАЯ ТЕОКРАТИЯ / ПОЛЬСКИЙ ВОПРОС / НАРОД / РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ / РУССКАЯ ИДЕЯ / СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Киейзик Лилианна

Анализируются польские исследования XIX-XX вв. философии В.С. Соловьева, прежде всего монографии, посвященные творчеству мыслителя, статьи по отдельным вопросам его философской системы и переводы его трудов на польский язык. Предпринимается попытка систематизировать и показать своеобразие польских исследований. Статья является продолжением исследований Яна Красицкого «Философия В.С. Соловьева в Польше» (Соловьевские исследования. 2013. Вып. 1(37). С. 40-54), а также Юстины Курчак «Najnowsze badania nad myślą rosyjską w Polsce» («Polskie badania filozofii rosyjskiej. Przewodnik po literaturze. Część druga». Warszawa, 2012. S. 13-23).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Польские исследования философии В. С. Соловьева»

ПОЛЬСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ТВОРЧЕСТВА B.C. СОЛОВЬЕВА

УДК 1(438:470)(09) БВК 87.3(2:4Пол)5

ПОЛЬСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ФИЛОСОФИИ B.C. СОЛОВЬЕВА

ЛИЛИАННА КИЕЙЗИК Зеленогурский университет Ул. Войска Польского, 71 А, г. Зелена lypa. Польша E-mail: L.Kiejzik@ifil.uz.zgora.pl

Анализируются польские исследования XIX-XXвв. философии B.C. Соловьева, прежде всего монографии, посвященные творчеству мыслителя, статьи по отдельным вопросам его философской системы и переводы его трудов на польский язык. Предпринимается попытка систематизировать и показать своеобразие польских исследований. Статья является продолжением исследований Яна Красицкого «Философия B.C. Соловьева в Польше» (Соловьевские исследования. 2013. Вып. 1(37). С. 40-54), а также Юстины Курчак яNajnowsze badania nmlmyílq rosyjskq w Polsce» («Polskie badania filozofd rosyjskiej. Przewodnik po literaturze. Cz(sc druga». Warszawa, 2012. S. 13-23).

Ключевые слова: польские исследования философии В.С Соловьева, критика С. Тар-новского, полемика М. Моравского, славянская теократия, польский вопрос, народ, русская философия, русская идея, Серебряный век.

INVESTIGASION ON V.S. SOLOVYOV'S PHILOSOPHY IN POLAND

LILIANNA KIEJZIK Uniwersity of Zielona Góra, 71 A,Al.WojskaPolskiego,ZieionaGóra,Poland E-mail: L.Kiejzik@ifll.uz.zgora.pl

The Author in the Article considers the reception of Solov'ev's philosophy in Poland in XIX and XX centuries, especially monographs of his work, articles analyzing different issues of his philosophical system and translations of his works into Polish. An attempt was made to systematize and to demonstrate the specificity of Fblish research. This Article is a continuation of the Analysis, which made lan Krasteki in the Text: «Philosophy KS. Solovev in Poland» (Solovyov Studies. 2013. Issue 1(37). P. 40-54), and Yustyna Kurchak in the Article: «Receñí studies on Russian thought I Poland» (Kiejzik L. Uglik J. (ed). Polish reception ofRussbn Philosophy. Literatury Studies. VoL 2. Warsaw, 2012. P. 13-23).

Key words: Polish Research, WS. Solovev'sphilosophy, S. Tarnovsky's criticisms, M. Moravsky's polemics, Slavic theocracy, Polish problem, Nation, Russian Philosophy, Russian idea, Silver Age.

Польский интерес к русской философии вообще и к философии B.C. Соловьева в частности начался тогда, когда у философа появились теократические проекты государства, т.е. еще в XIX в.1 И это неудивительно, ибо вопросы, по

1 См.: Красицки Я. Философия В.С Соловьева в Польше // Соловьевские исследования. 2013. 1(37). С. 40-54 [1]; Kurczak J. Najnowsze badania nad myilstrosyjskii w Polsce / Red. L. Kiejzik, J.Uglik. Polskie badania filozofii rosyjskiej. Przewodnik po literaturze. Cz?sé druga. Warszawa,2012. S. 13-23 [2].

которым он высказывался, интересовали поляков. Во-первых, потому что сам B.C. Соловьев любил поляков, специально выучил польский язык, чтобы читать поэзию Адама Мицкевича (о чем сообщал в письмах князю Д.Н. Цертеле-ву), любил Краков, где останавливался по дороге из Парижа в Россию во время своих путешествий и где «вел жизнь рассеянную». Во-вторых, потому что в результате всестороннего изучения русской культуры он обосновал положение о единой культуре славян, что в дальнейшем позволило бы объединить все славянские народы. Соловьев полагал, что соединение Церквей будет первым шагом для построения новой, славянской теократии. В контексте наших рассуждений не имеет значения, что он говорил о польском государстве, которого тогда не существовало, ибо оно находилось под властью трех держав: России, Германии и Австрии, а следовательно, поляки видели путь к собственному счастью в совершенно другом государстве, независимом и самостоятельном2.

Наш дискурс о польских исследованиях философии Соловьева мы разделили на две части. Первая представляет те труды, которые появились в XIX веке, вторая - работы современных польских ученых, а также переводы произведений Соловьева в XX и в начале XXI века.

XIX ВЕК

• Взгляды B.C. Соловьева, прежде всего те, которые относились к национальному (польскому) вопросу, теократической утопии и к вопросу соединения Церквей, были известны интеллектуальным кругам Польши. Соловьев много рассуждал о поляках и Польше. Считал, что история поставила перед народом России три вопроса, тесно связанные друг с другом: польский (т.е. католический), восточный и еврейский. В работе «Великий спор и христианская политика» (1883) мыслитель писал, что Россия сделала Польше не только зло, но и добро. Она сохранила Польшу от «онемечивания» (германизации), а путем освобождения крестьян освободила ее от антагонизма между «панами и холопами». Согласно Соловьеву, этот антагонизм привел бы к уничтожению и конечной гибели польского народа3. Более того, Россия, по мнению философа, помогла Польше развиться экономически, но поляки «скорее согласятся потонуть в немецком море, нежели ... примириться с Россией»4. Причина этому - духовная, ибо Польша является представительницей того духовного начала, которое легло в основу западной истории и западного менталитета. Поляки, католические славяне, примыкают к западному миру, констатировал Соловьев. И следовательно, они видят в России враждебный им Восток. И Россия должна доказать, что она представляет не только Восток, но будет третьим Римом, третьим элементом, соединяющим два первых: Запад и Восток.

В связи с этим необходимо посмотреть на польский вопрос по-новому, писал философ. С Польшей нужно искать примирения не на почве социальной или го-

2 Стоит пояснить, что польское государство исчезло с карт Европы в конце XVIII в., после третьего раздела Польши.

3 Соловьев B.C. Собрание сочинений в 10 т. 2-е изд. СПб., 1912. Т. 4. С. 14.

4 Там же. С. 15.

сударсгвенной, но на религиозной. И в этом задача России. Исторической необходимостью было разделение Церквей, пришло время, чтобы их соединить в духе христианства и православия. И на этой почве возникает полемика между Соловьевым и графом Станиславом Тарновским. Она началась с обширной рецензии Тарновского «Eidée russe»5 на изданную в Париже брошюру Соловьева. Содержание этой брошюры сводилось к вопросу о смысле существования России в истории. В своей рецензии Тарновски обратил внимание на благородство и высокую культуру Соловьева, на его рассуждения о нациях, которые являются не только физическими элементами в едином организме - человечестве, но и моральными существами - заслуживают внимания и уважения. Однако Тарновски не разделяет взгляды Соловьева на миссию России. Тарновски писал, что не только русский народ -христианский, есть и другие христианские народы. А совместные действия во имя будущего добра и истинного прогресса являются обязанностью каждого народа, а не миссией одной лишь России. Сначала, констатировал Тйрновски, Россия должна отречься от своего прошлого, обратиться в сторону католической веры, и только тогда она может быть принята в католическую Церковь.

1арновски приходит к выводу, что ошибки и противоречия Соловьева имели причины, которые связаны с польской историей. По его мнению, можно говорить о сходстве мессианизма Мицкевича и «идей» Соловьева. Тарновски считал, что иллюзия поляка была более оправданна, ибо над «его Родиной не тяготеет человеческая кровь и проклятие... Но поляк ошибался и грешил, сравнивая свою Родину с Сыном Божьим, Спасителем и Искупителем. Россиянин же сегодня сравнивает свою Родину с Троицей - Отцом, Сыном и Св. Духом, и приказывает ей быть этой Троицы отображением»6, следовательно, он тоже грешит.

Другой вопрос - это своеобразный, страстный и фанатический патриотизм Соловьева, который Тарновски называл национализмом. Он присутствовал в душе Соловьева, который, хотя и видел зло, имеющееся в России, не мог даже подумать, что она не является «особо любимым детищем Бога». Рецензия заканчивалась словами, что столь важный для Польши поворот России в нужную сторону, конечно, наступит, но не скоро7.

Соловьев прочитал рецензию графа Тарновского, ибо прислал в редакцию журнала ответное письмо8. Он не мог понять, почему поляки не хотят отказаться от государственной независимости во имя высшей цели - реализации Царства Божьего на Земле. Он считал, что нет никакого сходства между призванием России и мессианизмом польских поэтов. «Те видели в своей родине избранную жертву за искупление и спасение мира. [Соловьев. - L.K. j видит в своей родине ... своего рода второй Израиль»9. На упреки Тарновского он

sCM.Tarnowski S.GlossutnieniazRosji//Przegl^d Polski. 1888/1889.T.91 (3].

6 Там же. С. 54-55.

7См.: Киейзик Л. Владимир Соловьев и польский вопрос// Соловьевский сборник. Материалы Международной конференции «В.С Соловьев и его философское наследие». 28-30 августа 2000 г. / под ред. И.В. Борисова, А.П. Козырев. М.,2001. С 493-495 [6].

8См.: Solowjow W Lettre a la Rédaction du '<Ptzcglf|d Polski». 1888/1889. T. 92.

»Там же. C. 183.

ответил прямо: «Восстановление великого королевства польского ... основывалось бы исключительно на так называемом историческом праве. И оно не кажется мне ни возможным, ни справедливым. Всякое господство одного народа над другим против его воли есть тирания ... Мне нет необходимости доказывать, что я желаю Польше самой полной автономии, причем не только во имя справедливости и моих польских симпатий, но и во имя моего русского патриотизма, который не так уж спел, как это кажется моему почетному критику. Что же касается чисто политической стороны вопроса, то должен признаться, что она занимает меня не очень глубоко. Ибо я не верю в будущее самостоятельных государств. <...> Польша как нация не погибла и не погибнет вовек. Перестав быть обособленным государством, государством для себя, она за последнюю сотню или полторы сотни лет опередила все остальные европейские нации. <...> [Польский народ. - Ь.К.], потеряв ложное единство эгоистического и обособленного национального существования, предвосхитил идеальное будущее всего человечества, ... он стал членом некоего незримого единства»10, которое появится в конце времен11.

Редакция переслала письмо Соловьева Тарновскому, и тот ответил в этом же самом номере журнала. Он объяснял, что факт потери Польшей независимости отнюдь не означает ее силы. Наоборот, это причина враждебного отношения поляков к России. И не тогда Польша дала миру пример христианского союза, когда подчинялась России, а тогда, когда она добровольно соединилась с Литвой «в общей вере в одну родину». Именно так должны поступать народы, хранящие в сердце Христа, продолжал Тарновски. Четко выражена и другая его мысль: соединение Церквей и осуществление Царства Божия на Земле должно быть следствием добровольного согласия народов, а не насильственного подчинения одного другому. Соловьев на эти замечания уже не ответил. Возможно, он их не знал. В свою очередь Тарновски вернулся к теме «польского вопроса» несколько месяцев спустя, детально разбирая одну из основных работ Соловьева «Россия и Вселенская Церковь». Он не чувствовал себя компетентным высказываться на тему значения труда русского философа для науки12. Однако поставил вопросы, которые интересовали поляков. Они относились к сопоставлению Божественной Тройцы с тремя фазами развития человечества. Тарновски - литературовед и профессор университета, прекрасно знающий идеи и проблематику мессианизма, сравнивал взгляды Соловьева со взглядами польского «народного философа» и экономиста Огюста Чешковского. Хотя поляк во многих вопросах был первым, он (как и Соловьев) под влиянием Гегеля сознательно пользовался диалектикой. Одновременно он критиковал гегелевскую историософию, ведь она не распространялась на будущее. А только будущее имело значение, приводило к определенной цели, к Царству Божию. Но человечество не получит его просто в подарок, оно должно актив-

10 Соловьев B.C. Сочинения в 2 т. Т. 2. С. 271-272.

11 См.: Киейзик Л. Владимир Соловьев и польский вопрос. С. 496-497

12CM.:Tbrnowski S. Wyklad idei i powotania Rosji // Przegltid Polski. Ш9/1890.T.94,

но к нему стремиться. Так возникли основы философии активного действия Чешковского. Оба мыслителя считали, что польский народ сыграет определенную роль в создании будущего человечества. Однако польский философ заявлял, что мученичество польского народа приведет к спасению всех других. Вселенское человечество не просто появится, а будет построено путем постоянного совершенствования общественной жизни через труд. Однако народы, его составляющие, не потеряют своей индивидуальности, ибо это будет «европейское единение», а не только сплочение. Для Чешковского будущее явилось как новая, счастливая эпоха, новый Эон, новая «Communauté du St. Èsprit», он был оптимистом13. В «Краткой повести об антихристе» Соловьев проявился, скорее, как пессимист.

Общая оценка трудов Соловьева Тарновским была неоднозначной. Он положительно отзывался о той части учения русского философа, которая относилась к прошлому. Однако он критиковал его видение будущего, где светская власть должна быть именно царской и никакой другой. Эта умная, интересная дискуссия не имела продолжения. И хотя к творчеству Соловьева обращались в XIX веке также другие поляки (иезуит о. Мариян Моравски, Маури-ций Страшевски и Ян Стекинт), они не спорили с ним так горячо. Интересно отметить, что их не интересовали философские взгляды Соловьева, а быстрее всего политические-и церковные. Были еще польские студенты Соловьева, например Мариан Здзеховский, который встречался с ним в Санкт-Петербурге. Спустя некоторое время он посвятил ему обширные фрагменты своих критических обозрений14,

В XIX веке существовал в Галиции, за пределами Русской Империи, еще один журнал, на страницах которого авторы обменивались мнениями и взглядами на тему творчества Соловьева. Это основанный о. Моравским краковский «Przegl^d Powszechny». В нем были опубликованы важные статьи, посвященные Соловьеву: К. Чайковского «Этика Соловьева» (№ 61 за 1899 г.), В. ГЬстомского «Последняя мысль Владимира Соловьева» (№ 87 за 1905 г.) и самого о. Моравского «Владимир Соловьев» (№ 26 за 1890 г.). Остановимся на анализе последней. Автор представил взгляды Соловьева по национальному вопросу и на тему Вселенской Церкви. Он отметил, что русский мыслитель является выдающейся личностью, чьи действия и взгляды могут изменить способ осмысления проблем государства, общества или Абсолюта. И хотя мы часто игнорируем влияние отдельных лиц на ход истории, нельзя игнорировать их концепции и идеи. Именно они, прокладывая себе путь к широкой аудитории, со временем входят во всеобщий обиход, в результате чего становятся доктриной, навыком, мыслительной привычкой, закономерностью. Похожее случилось с идеями Соловьева, считал о. Моравски. Под их влиянием многие (отнюдь не только русские) поменяли свою точку зрения.

13 См.: Киейзик Л. Владимир Соловьев и польский вопрос. С. 499.

14См.: Zdziechowski М. Walka W1 So'owiowa ze slowianofilstwom И U opoki mesjariizmu. Lwow. ]912. P54-74. (Мы не будем анализировать взгляды Здзеховского, очень основательно сделал это Ян Красицки в выше упомянутой статье.)

Моравски обращался также к проблематике Соловьевских работ 80-х годов: «Русская идея», «История и будущность теократии» и «Россия и Вселенская Церковь». Русский философ открылся для него как сторонник католицизма. Это очень нравилось о. Моравскому, однако он, так же как Тарновски, критиковал Соловьева за его склонность к национализму. Хотя признавал, что Соловьев совершенно лишен эгоизма. А только те люди и те народы, считал о. Моравски, которые способны отречься от эгоизма, живут Христовой жизнью. Он поставил вопрос: как Соловьев представлял себе это будущее христианское государство под эгидой России? И ответ на этот вопрос не был легким, так как сам Соловьев, по мнению о. Моравского, не давал прямого, ясного ответа. Он не пояснял, как это государство боролось бы против внутренних антагонизмов, вызванных противоположными интересами составляющих его народов: русского, польского, еврейского. Кроме этого, Соловьев свои мнения высказывал слишком категорически, без достаточного их обоснования, популярным способом. Следовательно, в действительности нет оснований для мечтаний русского философа, заключал о. Моравски. Он был уверен, что Россия не обратится в католичество, хотя признавал, что именно Соловьев начал этот процесс.

Подводя итоги всему сказанному выше, добавим, что сегодня исследователи находят во взглядах Соловьева основы экуменического движения, к чему есть основания, несмотря на то, что он понимал соединение Церквей в «духе чисто формальном», как своего рода унию, и что обращение России является иллюзорным, как пишет другой польский иезуит В. Хрыневич15.

XX И XXI ВЕКА

Интерес к философии B.C. Соловьева в Польше продолжался в XX веке. Он даже углубился, был поднят на качественно новый уровень, так как польские ученые и общественные деятели начали анализировать stricte философскую проблематику творчества Соловьева, его философскую систему, а не только историософию и теократическую утопию. Не помешали этому ни «господствующий» социализм, ни официальное, материалистическое мировоззрение. Появились переводы его трудов на польский язык. Еще при жизни философа появились: «Rosya i Europa» (1888) и «Narodowosc i etyka» (1896). В последний год жизни Соловьева ему пришло приглашение из Варшавского университета преподавать. Как известно, философ его не принял, чувствовал себя уже плохо, болел. После его смерти, в 1924 г. были опубликованы в переводе JI. Посадзы фрагменты «Краткой повести об антихристе». Во время, когда заканчивалась холодная война, интерес к Соловьеву вспыхнул с новой силой. Польский читатель получил перевод его писем. Это три небольших тома околофилософских текстов Соловьева, которые были изданы в иезуитском издательстве «W drodze» в 1988 г.16. Двумя годами раньше, в переводе Евгении Семашке-вич и с предисловием Александра Хауке-Лиговского, вышла стилизованная биография русского мыслителя авторства его племянника Сергея М. Соловьева

15См.:Tarnowski S. Glos sumienia z Rosji. P. 35.

16 Solowjow W Wybör pism / przet. J. Zyehowicz, A. Hauke-Ligowski. OE T. 1-3. Poznan, 1988.

«Жизнь и творческая эволюция Владимира Соловьева» (1986)17. Фрагменты со-фиолопгческих рассуждений философа и «Чтений о Богочеловечестве» были опубликованы в двухтомной антологии18. На польский язык была переведена также соловьевская «Русская идея» (2004)19. Польский православный о. Генрих Папроцки в 2002 г. перевел «Смысл любви»20. В краковской серии «Ягеллонские исследования по русской философии» был опубликован труд «Оправдание добра» (2008)21, а сотрудник Варшавского университета Янушь Добешевски перевел все 12 «Чтений о Богочеловечестве»22.

Стоит обратить внимание на монографии, посвященные творчеству Соловьева, которые появились в Польше. Более подробно писал о большинстве из них Ян Красицки23. Первой была вышедшая в Варшаве, однако на русском языке, книга православного архимандрита Филиппа Морозова «Религиозно-философское мировоззрение Владимира Соловьева» (1928). В 1968 г. Пришмон-том была опубликована работа, представляющая анализ этических взглядов философа24. Две очередных монографии, являющиеся скромным введением в его систему, - это книга краковского профессора Гжегожа Пжебинды «Владимир Соловьев перед историей»25 и мой анализ прежде всего проблематики «польского вопроса» и софиологии Соловьева26.

В конце 90-х годов XX века началось время обширных исследований и разработок. Их результатом были всесторонние анализы философской системы Соловьева. Автор первого из них - Януш Добешевски - рассуждает о той роли, какую в системе «русского Сократа»27 сыграли три главных идеи: Всеединство, Богочеловечество и София28. В свою очередь Яя Красицки в основательном труде прослеживает развитие взглядов Соловьева исходя из анализа существования зла, присутствующего в мире, в человеке и в истории29 [2, с. 20].

17 Sobwjow S.M. ¿ycie i ewolucja twórcza Wlodzimierza Sotowjowa / przct. E. Siemaszkiewicz. Рогпай, 1986. P 396.

18 Kiejzik L. (ed.) Niemarksistowska filozolia rosyjska. Antología tekstów filozoficznych XIX i pierwszej polowy XX wieku. Cz^sc picrwsza. Lódz,2001. Czqscdruga. Lódz,2002 (здесь переводы: Чтение второе. С. 109-118; Чтение одиннадцатое и двенадцатое. С. 119-133).

Solowjow W Idea rosyjska / przel. L. Kiejzik, Zielona Góra, 2004.

20 Sotowjow W Sens milosci / przel. H. Paprocki. Kety,2002.

21 Sotowjow W Uzasadnienie dobra. Kraków, 2008.

n Solowjow W Wyklady o Bogoczlowieczeñstwie / przel. J. Dobieszewski. Warszawa, 2011. (Раньше фрагменты Чтений в переводе Добешевского вышли в названной выше антологии.)

23 См.: Красицки Я, Философия В.С. Соловьева в Польше. С. 50-52.

^Pryszmont J. Podstawy religijne etyki Wt. Soiuwjowa. Studium analityczno-krytyczne. Seria: Studia dogmatyczno-moralne. Warszawa, 1968.

^Przebinda G. Wtodzimierz Solowjow wobec historii. Kraków, 1992.

26 Kiejzik L. Wtodzimierz Sotowjow. Zielona Góra, 1997

27 См.: Kurczak J. Najnowsze badania nad mysla rosyjsk^ w Polsce. S. 20.

28 См.: Dobieszewski J. Solowjow. Studium osobowosci filozofícznej. Warszawa, 2002.

29 Krasicki J. Bóg. Czlowiek i zlo. Studium filozoñi Wlodzimierza Sotowjowa. Wroclaw, 2003. (Книга была переведена на русский язык. См.: Красиций Я. Бог, человек и зло. Исследование философии Владимира Соловьева / пер. с польск. СМ. Черновой; под ред. Е.Б. Рашковского. М., 2009.

Необходимо еще назвать те работы, которые не упоминают в своих обзорах ни Ян Красицки, ни Юстина Курчак. Прежде всего, это труд научного сотрудника Люблинского университета Анджея Островского30. В отличие от предыдущих произведений, посвященных творчеству Соловьева, задача, которую поставил себе автор, не следует из необходимости показать все творчество русского философа. Он хочет дополнить имеющиеся исследования (главным образом, практической философии Соловьева) анализом теоретической философии. Ибо понять соловьевскую этику можно только в контексте его метафизики и гносеологии, утверждает Островски. Теоретическая философия не есть эпизод, но она не есть также «интерпретационный ключ» к системе Соловьева. Все же она заслуживает серьезного изучения. В результате появилась интересная интерпретация теоретических основ философии Соловьева и проблематики его всеединства.

В таком же направлении продолжает исследовать творчество Соловьева молодая сотрудница краковского Папского университета Яна Павла II с. Тереза Оболевич31. Она поднимает отдельные вопросы теории интергального знания Соловьева, сравнивает и находит аналогии между реляциями знание - sepa у Соловьева и Семена Франка. Результатом исследований Оболевич стала публикация двух монографий по творчеству Соловьева. Первая из них («Наука в поисках метафизики», 2003), как пишет ее рецензент Станислав Вшолек, показывает Соловьева не только как спекулятивного философа (что все охотно подчеркивают), но также как мыслителя, проявляющего интерес к естественным науками. Оболевич не ограничивается исследованием творчества Соловьева, она анализирует символизм, «новую патристику» богословской «школы» в Париже, переводит на польский язык произведения Франка, о. Флоренского и Лосева.

Другим примером непреходящего интереса к Соловьеву в Польше является книга сотрудника этого же университета Марека Киты. В опубликованной в 2005 г. монографии он характеризует русского философа как представителя хри-стологической философии32. Конечно, речь идет о христианской философии, которую Кита определяет как одновременно «науку креста» и «мудрость слова», единство Афин и Иерусалима, рациональное познание Бога и теорию «семенных логосов». Ее понимание со временем менялось, но все дефиниции обращали внимание на то, что христианская философия получила импульс со стороны религии. Следовательно, ее можно назвать «доктриной Евангелия».

Если обратить внимание на географию научных центров, прежде всего университетов, где ведутся исследования русской философии, в том числе мысли Соловьева, то следует назвать Зеленогурский, Лодзский, Вроцлавский, Варшавский, Ягеллонский университеты, Папский университет Яна Павла II и

^Ostrowski A. Solowjow. Teoretyczne podstawy filozofii wszechjednoáci. Lublin, 2007

31 См.: Obolevitch T. Nauka w poszukiwaniu metafizyki. Aspekty poznania naukowego w teorii

wiedzy integralnej Wlodzimierza So!owjowa.íarnóv.',2003;0bolevitch T. Problematyczny konkordyzm.

Wiara i wiedza w mysli Wtodzimierza S. Solowjowa i Siemiona S. Franka. Tarnów, 2006.

м См.: Kita M. Klucz do ¡íywych przekonart. Chrystologiczna filozofia Wlodzimierza Solowjowa.

Kraków, 2005.

Католический Люблинский университет, Университет им. Марии Кюри в Люблине и университет в ЭДанске. Необходимо также назвать центры Польской Академии наук и духовные иезуитские семинарии. Их довольно много.

В заключение остановимся на синтетических разработках корифея среди польских ученых - исследователей русской философии в Польше - Анджея Ва-лицкого. Благодаря ему в 50-е годы XX в. общественная и философская мысль России стала известна современному польскому читателью. Именно в это время возобновился интерес к русской культуре и философии в Польше. Как пишет Добешевски, «любой, кто занимается в Польше ... историей русской философии и вообще русской мысли, в определенный момент констатирует - независимо от чувства собственной важности и новаторства, - что первым двигателем в цепи причин и результатов, который привел его к возможности разумного истолкования русских феноменов философской мысли, является Анджей Валицки»33. По сегодняшний день он является самым большим авторитетом по этим вопросам и не только для польских ученых. В трудные годы холодной войны Валицки работал как истинный ученый, четко отличая советское от подлинно русского, догматизм и схематизм имеющихся характеристик русской философии от подлинности и разнообразия русской общественной мысли. Он выступал против узкого (как русского, так и польского) национализма, занимаясь не столько просто историей русской философии, сколько историей и теорией идей в России. На первом месте всегда ставил научную истину, не апологетизировал обсуждаемые явления и личности философов. Наоборот, давал многосторонние, критические интерпретации. Опубликовал большое количество трудов, их очередные издания говорят о том, что они не потеряли своей новизны.

В 1964 г. вышла работа А. Валицкого «В кругу консервативной утопии. Структура и перемены русского славянофильства». Ее второе издание увидело свет 40 лет спустя, в 2002 г., и все время остается фундаментальным источником понимания русской культуры и ее эволюции34. Для понимания мировоззрения Соловьева нельзя недооценить знание славянофильской традиции и доктрины в ее разных контекстах и перспективах. Валицкий подчеркивает, что она была очень плодовитая, была источником многих интерпретаций и в определенное время Соловьев оставался под ее влиянием.

Самым известным произведением Валицкого остается «Русская философия и мысль общественная от Просвещения по марксизм»35. В 1998 г. книга была отмечена наградой Фонда Евгения Бальзано. Большая часть книги посвящена анализу идеализма Соловьева. Правильно отмечает Юстина Курчак36,

33 Dobieszewski J. Empatia, dystans i ani trocha «уныния». Profesor Andrzej Walicki a rosyjska mysl filozoficzna // Dobieszewski J. Skoczyñski J. Bohun M. (ed.) Wokó) Andrzeja Walickiego. Almanach myíli rosyjskiej. Warszawa, 2009. P 26.

34 Walicki A. W krígu konserwatywnej utopii. Struktura i przemiany rosyjskiego slowianofiistwa. Warszawa, 2002. P 446. (Книга была переведена на итальский, английский и украинский языки. 1Ътовится ей русский перевод.)

35 Первое издание вышло в 1973 г., перевод на английский в США появился в 1979 г., а в Англии в 1980 г.

36 См.: Kurczak J. Najnowsze badania nad my si a rosyjsk^ w Polsce. S. 15.

что книга считается академическим учебником. В 2005 г. она появилась в новой, расширенной редакции под названием «Очерк русской мысли. От Просвещения по религиозно-философский ренессанс»37. Автор дополнил содержание книги новыми главами. Он ввел главы на тему экуменических и теократических идей Соловьева и его философии права.

В последние годы XX столетия внимание Валицкого было обращено на отношения между поляками и их соседями. Они, естественно, менялись. Интерес к этим идейным переменам нашел свое выражение в труде «Россия, католицизм и польский вопрос» (2002). В нем нашли свое место рассуждения об экуменизме Соловьева, а также вопросы, которые Валицки представлял в публицистических эссе. Они относились к появляющимся в Польше русофобским настроениям. Автор очень умно и добросовестно пишет о национальной проблеме. Одновременно отмечает слишком одностороннее и преувеличенное очарование польских исследователей проблематикой Серебряного века. Валицки видел в этом опасность редукции истории русской философии к этому единичному периоду3®. К счастью, этого не случилось, хотя русская религиозная философия является чаще всего предметом научного изучения поляков-.

Подытоживая, стоит отметить, что на VIII Польском философском съезде в Варшаве в 2008 г. работал «русский круглый стол». Его почетными гостями были Анджей Валицки, Анджей де Лазари и Генрих Папроцки. Участники стола, выслушав вводный доклад «Русские вопросы о России как философская проблема», прочитанный сотрудником Лодзского университета Марианом Бродой, долго дискутировали вопросы, которые в свое время поставил Владимир Соловьев. Думается, что это хороший прогноз на будущее, тем более, что молодые люди - студенты и аспиранты философских факультетов - ими интересуются.

Список литературы

1. Красицки Я, Философия B.C. Соловьева в Польше // Соловьёвские исследования. 2013.1(37). С. 40-54.

2. Kurczak J. Najnowsze badania nad mysl^ rosvjsk^ w Polsce / Red. L, Kiejzik, J.Uglik. Polskie badaniafilozofii rosyjskiej. Przewodnik po literaturze. Czesc druga. Warszawa,2012. S. 13-23. (Это польский перевод статьи: Recent studies on Russian thought in Poland. «Studies in European Thought», no. 1.2010.)

3.Tarnowski S. Glos sumienia z Rosji // Preeglad Polski. 1888/1889.T. 91. P. 32-58.

4. SolowjowW Lettre a la Rédaction du «Przeglüd Polski». 1Ш/1889.Т. 92. P179-186. (Письмо было переведено на русский язык. См. Соловьев В.С Сочинения в 2 т. М., 1989. Т. 2. С. 267-272. Перевод Е.Б. Рашковского.)

5.Tkrnowski S. Wyklad idei i powolania Rosji// Przegl^d PoJski. 1889/1890.T. 94. P1-45.

6. Киейзик JI. Владимир Соловьев и польский вопрос // Соловьевский сборник. Материалы Международной конференции «B.C. Соловьев и его философское наследие». 28-30 августа2000 п / под ред. И.В. Борисова, А.П. Козырев.М.,2001. С 487-501.

37Walicki A. Zarys mysli rosyjskiej. Od Oswiecenia do renesansu religijno-fiJozoficznego, Krakow, 2005.

38 См.: Kurczak J. Najnowsze badania nad myél^ rosyjska. w Polsce. S. 16.

7. Kiejzik L. Польские исследования русской философии / Red. L. Kiejzik, J. Uglik. Polskie badania filozofii rosyjskiej. Przewodnik po literaturze. Czçsc pierwsza. Warszawa, 2009. S, 13-27

References

1. Krasitski, Ya. Filosofiya VS. Solov'eva v Pol'she [Philosophy of VI. Solovyov in Poland], in Solov'evskie issledovaniya,2013,issue 1(37), pp. 40-54.

2. Kurchak, Y. Najnowsze badania nad myslii rosvjska. w Polsce [Recent studies on Russian thought in Poland],in Polskie badania filozofii rosyjskiej. Przewodnik po literaturze [Polish reception of Russian Philosophy. Literatury Studies], Warsaw, 2012, pp. 13-23.

3.Tarnawski, S. Glos sumienia z Rosji [The voice of conscience in Russia], in Przeglqd Polski, 1S88/1889, vol. 91, pp. 32-58.

4. Solowjow, W Lettre a la Rédaction du «Przeglqd Polski» [Letter to the Editor «Przeglad Polski»], in Przeglqd Polski, 188Я/1889, vol. 92, pp. 179-186.

5. Wyktad idei i powolania Rosji [Lecture ideas and the creation of Russia],in Przeglqd Polski, 1889/1890, vol. 94, pp. H5.

6. Kieyzik.L, Vladimir Solov'ev i pol'skiy vopros [Vladimir Solov'ev and the Polish question], in Solov'evskiy sbornik. Materiuly Mezhdunarodnoy konferentsii AfS. Solov'ev i ego filosofskoe nasledie». 28-30 avgusta 2000 g. [Solovyov.'s book. Works of International conference «Solovyov and his philosophical heritage»], Moscow, 2001, pp. 487-501.

7. Kiejzik, L, Pol'skie issledovaniya russkoy filosofii [Polish reception of Russian Philosophy in Poland], in Polskie badania filozofii rosyjskiej. Przewodnik po literaturze [Polish reception of Russian Philosophy. Literatury Studies],Warsaw, 2009, pp. 13-27.

УДК 141.3:27(438:470) ББК 87.3:86.37(2:4 Пол)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ И МАРИАН МОРАВСКИЙ

ТЕРЕЗА ОБОЛЕВИЧ Папский университет Иоанна Павла II в Кракове ул, Канонича,9,г. Краков,31-002,Польша E-mail: tereza.obolevich@upjp2.edu,pi

Рассматривается *краковский эпизод» в творчестве B.C. Соловьева. Отмечается, что творчество В. С. Соловьева стало известно в Польше еще при жизни философа благодаря стараниям о. Мариана Моравского, редактора «Всеобщего обозренияя, который много способствовал популяризации мысли B.C. Соловьева в Польше. С использованием синтетичеасо-аналитического метода рассматриваются философско-бого-словские взгляды Моравского - одного из первых польских неотомистов, стремящегося создать целостную философскую систему, который также живо интересовался русской мыслью, в частности творчеством Льва Толстого. Анализируются отношения B.C. Соловьева с о. Моравским, который горячо поддерживал политические воззрения философа (особенно по «польскому вопросу»), а также его проект по объединению Западной и Восточной церквей, однако критически относился к его софиологии. (Мариан Моравский посвятил B.C. Соловьеву обстоятельную статью, озаглавленную «Владимир Соловьев».}

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.