Научная статья на тему 'Положение политических наук в Санкт-Петербургском университете в XIX в'

Положение политических наук в Санкт-Петербургском университете в XIX в Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
53
3
Поделиться
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ / ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ НАУК / САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ / THE ST. PETERSBURG STATE UNIVERSITY / POLITICAL SCIENCES / HISTORY OF THE POLITICAL SCIENCES

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Сморгунов Леонид Владимирович

Рассматриваются проблемы становления новых политических наук в Санкт-петербургском университете в период его воссоздания в 1819 г. Раскрывается со-держание предложенных, но так и не принятых университетских уставов С. С. Уваро-ва и М. А. Балугьянского. Показано, что одной из основных проблем реакционной атаки на университет в первый период его существования было неприятие новых политических наук. Впоследствии определенное, но все же узкое развитие политиче-ские науки получили при создании разрядов «камеральных» и «государственных» наук на юридическом факультете университета.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Сморгунов Леонид Владимирович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

State of the political sciences at the St. Petersburg University in XIX century

The article concerns the some aspects of the historical tensions around teaching of the political sciences at time of the construction of the St. Petersburg University beginning 1819. The period of new political sciences ends because attacks of the reaction in 1821. Then at the University the political sciences were narrow developed under umbrella of the «cameral/governmental» sciences.

Текст научной работы на тему «Положение политических наук в Санкт-Петербургском университете в XIX в»

Политическое образование

Л. В. Сморгунов

ПОЛОЖЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ НАУК В САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ В XIX В.

Рассматриваются проблемы становления новых политических наук в Санкт-петербургском университете в период его воссоздания в 1819 г. Раскрывается содержание предложенных, но так и не принятых университетских уставов С. С. Уварова и М. А. Балугьянского. Показано, что одной из основных проблем реакционной атаки на университет в первый период его существования было неприятие новых политических наук. Впоследствии определенное, но все же узкое развитие политические науки получили при создании разрядов «камеральных» и «государственных» наук на юридическом факультете университета.

Ключевые слова: политические науки, история политических наук, Санкт-Петербургский государственный университет.

30 марта 2009 г. Ученый совет Санкт-Петербургского государственного университета принял решение о создании факультета политологии. Институциональное закрепление политической науки и открывающиеся в связи с этим новые перспективы для нее самой и для всего комплекса общественных наук в университете, естественно, являются результатом долгих лет развития политологии в СПбГУ. Это, так или иначе, связано также с многими вопросами развития самого российского общества и политического режима государства. Отношение политики и политической науки не всегда однолинейно, но их взаимосвязь очевидна. Потребность в политической науке — такой же политический факт, как и необходимость в ответственном и эффективном государстве. Но такое государство отнюдь не является результатом простой исторической последовательности. Хотя политические добродетели воплощены в духе народа, но их проявление в действительной практической жизни неразрывно с их знанием. России не всегда везет с политиками, но ей также не всегда везло с политической наукой. И, по-видимому, эти вещи являются взаимосвязанными.

В этом году Санкт-Петербургский госуниверситет отметил свое 285-летие, а политологи — 20-летие образования первой кафедры политологии в новейшей истории университета и России. А если мы обратимся к давней истории, то найдем там ряд любопытных сюже-

© Л. В. Сморгунов, 2009

тов, имеющих отношение к теме политического образования и политических наук. Особенно интересен XIX в., когда в основе обоснования особости Санкт-Петербургского университета, воссозданного в 1819 г., лежали идеи развития политических наук.

Девятнадцатый век — время активного утверждения общественных наук, которые сегодня мы воспринимаем само собой разумеющимися. В XVIII - начале XIX в. собственно политика, политическая экономия, статистика (политическая арифметика), естественное право, учения об обществе, государстве, о государственных финансах часто объединялись под одним названием — «политические науки». Это и понятно, так как в этом процессе важна была не столько их дифференциация, сколько обособление от других областей знания, и прежде всего от философии, юридических наук, истории. Михаил Андреевич Балугьянский — ректор Санкт-Петербургского университета (1819-1821) — был пылким сторонником утверждения политических наук в университетском образовании России и отстаивал их самостоятельное существование. Он писал, наставляя воспитанников цикла нравственно-политических наук в С.-Петербургском педагогическом институте, на базе которого был вновь воссоздан наш университет в 1819 г. и где он читал курс «Энциклопедия политических наук», что «государственные науки составляют особую часть сведений, и лишь в последнее время удостоверились, что они не относятся ни к философии, ни к праву» (цит. по: Косачевская, 1971, с. 76). Под государственными науками он понимал науки политические.

Хотя академический С.-Петербургский университет XVIII в. не имел особого разряда политических наук, однако начало университетского образования в России в целом ознаменовано появлением политических наук. В этом академическом университете читались курсы по правам натуральным и философии практической или нравоучительной (см.: Толстой, 1885, с. 17-18). Михаил Васильевич Ломоносов в своем проекте университета для юридического факультета предполагал чтение курса по политике наряду с курсами историческими для ознакомления с правом народов, практической философии, публичному и частному праву, русскому праву. В проекте об учреждении Московского университета 1755 г. предполагалась должность профессора политики, который «должен показывать взаимные поведения, союзы и поступки государств и государей между собою, как были в прошедшие века и как состоят в нынешнее время». По уставу Московского университета 1804 г. создавалось отделение нравственных и политических наук, в состав которого должны были входить кафедры (профессора): богословия догматического и нравоучительного; толкования Священного Писания и

церковной истории; умозрительной и практической философии; прав: естественного, политического и народного; прав: гражданского и уголовного судопроизводства в Российской империи; прав знатнейших как древних, так и нынешних народов; дипломатики и политической экономии (подробнее см.: Шутов, 2009). Известно, что в это же время подобные факультеты/отделения существовали в других российских университетах, в Царскосельском лицее, в С.-Петербургском педагогическом институте; в университетах защищались магистерские диссертации по политическим наукам. Уже в 1803 г. при открытии Министерства Народного Просвещения восстанавливается Учительская семинария в Санкт-Петербурге, существовавшая здесь еще в екатерининские времена; в 1804 г. она преобразуется в Педагогический институт и в ней увеличивается число преподаваемых дисциплин. Примечательно, что здесь для классических литератур и политических наук учреждаются особые кафедры (см.: Плетнев, 1844, с. 7-8). Программа испытаний здесь за 1805 г. включала в себя следующие предметы из науки политики:

о различных образах правления; о способе узнавать посредством политической арифметики число народа; о необходимости религии в обществе; о доставлении съестных припасов; о начале уголовных законов (Материалы, папка 526). В 1816 г. в Санкт-Петербурге планировалось издавать журнал «Архив политических наук и российской словесности» (см.: Тургенев, 2008; Куницын, 2008). В обращении к подписчикам говорилось о той большой роли, которую приобрели политические науки в российском образовании: «Со времен введения нового порядка в системе просвещения народного, во всех университетах России политические науки вошли в состав учения академического. Сии науки преподаются в российских университетах с заметным успехом. Люди образованные с удовольствием занимаются у нас предметом, в курс наук политических входящих» (см.: Тургенев, 2008, с. 182). В числе предполагаемых предметов, которые редакция планировала освещать в журнале, относились: общая политика, или наука образования и управления государств; политическая экономия, или наука государственного хозяйства; финансы; правоведение, а также связанные с науками политическими — история, статистика и философия (Там же, с. 183).

С.-Петербургский университет занял в этом процессе утверждения политических наук особое место. Именно с ним связана попытка создать в России новое политическое университетское образование, соразмерное мировому опыту тогдашнего времени. По сравнению с существующим преподаванием политических наук в российских университетах по уставу 1804 г. Санкт-Петербургский университет отличался, как задумывалось тогда, известным свое________________________________________________________________ г

образием. Во-первых, в нем в меньшей степени к преподаванию наук политических и юридических примешивалось преподавание философии и богословия. Характеризуя развитие университетского образования в области общественных наук, Н. П. Яснопольский отмечает, что «этою сильною примесью философских и богословских наук к юридическим, политическим и экономическим тогдашние отделения нравственных и политических наук сильно отличались от юридических факультетов ... позднейших периодов истории русских университетов» (Яснопольский, 1907, с. 11). Во-вторых, в новом университете значительно расширялось изучение экономических наук. В-третьих, особое внимание уделялось не статистике в старом смысле как совокупности описательных сведений о состоянии народов и государств, а «политической арифметике» с использованием математики, позволяющей повысить точность изучения различного рода соотношений. В-четвертых, развивались дисциплины, связанные с изучением других народов и государств. Утверждение этой попытки стало процессом драматическим, сопровождающимся не только академическими спорами, но и политическими баталиями.

В этой небольшой статье нет возможности рассказать обо всем достаточно подробно, но «дело профессоров Санкт-Петербургского университета» 1821 г., которое хорошо представлено в исторической литературе, во многом связано с деятельностью реакционных сил по ограничению передовой политической науки в России. Как писал с горечью М. Г. Плисов, «когда улеглась пронесшаяся над университетом в 1821 г. угроза, то стало очевидно, что уже нет почвы для того, чтобы поставить его на особые, отличные от других университетов основания» (цит. по: Рождественский, 1919, с. XXXV).

Гонениям подверглись, прежде всего, статистика и естественное право. В начале 1821 г. за вольнодумие из университета был удален блестящий преподаватель Александр Петрович Куницын1, читавший курс естественного права. В конце того же года целая группа прогрессивных профессоров подверглась гонениям. Например, профессор Санкт-Петербургского университета Карл Федорович Герман был обвинен начальством в том, что статистика была им превращена в науку политическую, утверждающую, что власть не от бога, а от договора между людьми. Приведем один из приме-

1 Александр Петрович Куницын (1783-1841) был выпускником Педагогического института, а также политическим наукам обучался в 1808-1811 гг. в университетах Геттингена и Г ейдельберга. Преподавал нравственные и политические науки в Царскосельском лицее, а с 1817 г. становится ординарным профессором Главного педагогического института. Его главные произведения — «Изображение взаимной связи государственных сведений» (СПб., 1817) и «Естественное право» (В 2 ч. СПб., 1818-1820).

8 _________________________________________________________________________________

ров из лекции Германа, вызвавшей осуждение: «Общество должно передать власть выбирать меры, нужные для достижения общественной цели или одному, или некоторым.

Этот второй акт общественной воли есть основание правительств — и как скоро передана от большого числа членов сословия власть выбирать меры одному или некоторым, тогда уже по общественной воле состоят правительство и подданные или народ. И тогда-то сословие это получает название политического общества» (цит. по: Сухомлинов, 1889, с. 282).

А. П. Куницын полагал, что в круг государственных сведений, с которым отождествлял он политические науки, входят три главные части: «В 1 -й объясняется природа человека и права людей независимых. Во 2-й — учреждение верховной власти, сообразное с целью государства. В 3-й — средства, верховной властью избираемые для достижения цели государства» (Куницын, 2008, с. 145-146).

Санкт-Петербургский университет задумывался в качестве форпоста университетского образования в России, утвердителя наук, проводника новых наук и инициатора демократического, как бы мы сегодня сказали, образования. В этом процессе политические науки должны были занимать свое передовое место. Как демонстрирует история, вокруг них часто концентрировались споры о том, каков будет устав университета, как будет строиться в нем преподавание. Это отличное от традиционного образования мировоззрение стимулировало обсуждение проблемы формирования студенческого состава университета, управления университетом и др. Обратим внимание лишь на некоторые значимые страницы этой истории.

Известно, что С.-Петербургский университет создавался в XIX в. на основе Главного педагогического института, и многие профессора и питомцы его составили костяк нового университета. Это были люди передовых взглядов, приверженцы научного мировоззрения, знакомые с опытом университетской науки и образования других стран. Стоит назвать имена тех, кто был непосредственно связан с политическими науками, — Михаил Андреевич Балугьянский, Александр Петрович Куницын, Моисей Гордеевич Плисов, Константин Иванович Арсеньев, Карл Федорович Герман2. То, что политические

2 Правда, первоначально представляли собственно политические науки в университете М. А. Балугьянский и М. Г. Плисов. Михаил Андреевич Балугьянский (1769-1847) происходил из славянской части Австрии (карпаторуссы), окончил Венский университет по юридическим наукам. В 1803 г. был приглашен для преподавания в Санкт-Петербург. С 1804 г. преподает политические науки в Педагогическом институте. 1819-1821 гг. — ректор Санкт-Петербургского университета. Моисей Гордеевич Плисов (1783-1853) — выпускник Полтавской семинарии и Педагогического института. В 1809-1811 гг. изучал политические нау-___________________________________________________________________________________ 9

науки действительно составляли один из важнейших вопросов формирования университета, подтверждается спорами вокруг его устава. Хотя за основу первоначального этапа был взят устав Главного педагогического института, где политические науки предписывалось читать на факультете философских и юридических наук (таблица), тем не менее этот вопрос вызвал оживленную дискуссию при обсуждении двух предложенных уставов университета — проекта устава попечителя Санкт-Петербургского учебного округа С. С. Уварова (1819 г.) и проекта устава ректора университета М. А. Балугь-янского (1821 г.). Оба проекта не были утверждены, но любопытно, что одним из оснований этого послужили в том числе идеи, касающиеся политических наук.

Таблица. Преподавание политических/государственных наук в Императорском Санкт-Петербургском университете в XIX в.

Период Факультет/отделение/разряд Преподаваемые политические/ государственные дисциплины

1 2 3

1819-1821 По проекту Устава С. С. Уварова (1819 г.) предусматривался философско-юридический факультет с отделением нравственных и политических наук Энциклопедия политических наук. Наука о государственных учреждениях. Наука государственного правления. Наука о полиции. Народное хозяйство. Государственное хозяйство или наука о финансах. Политическая экономия. Дипломатика. Статистика: Российской империи; остальной Европы.

По проекту Устава М. А. Балугь-янского (1821 г.) предусматривался юридико-политический факультет с двумя отделениями: юридическим и политическим По юридическому отделению: естественное, публичное и народное право; российское публичное право. По политическому отделению: политическая экономия и коммерция; политическая история и статистика новейших народов; дипломатия.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ки в университетах Геттингена и Гейдельберга. В Педагогическом институте, а затем в Санкт-Петербургском университете читал курсы по политической экономии, финансам и коммерции, а также естественному праву.

10 ________________________________________________________________________

Окончание таблицы

1 2 3

С 1819 по 1824 г. действует Устав с сохраненной структурой Главного педагогического института с факультетом философских и юридических наук Практическая философия. Энциклопедия политических наук. Политическая анатомия. Политическая экономия. Статистика.

1824-1835 На С.-Петербургский университет с 4 января 1824 г. распространено действие Устава Московского университета 1804 г. с отделением/факультетом нравственных и политических наук Практическая философия. Право естественное, политическое и народное. Дипломатика. Политическая экономия.

1835-1841 По Общему Уставу Императорских Российских Университетов 26 июня 1835 г. дисциплины «Политическая экономия» и «Статистика» отнесены к философскому факультету Политическая экономия. Статистика.

1836-1837 Философский факультет содержал три разряда, в том числе историко-политических наук —

1843-1860 В 1843 г. создается разряд «камеральных наук» в составе юридического факультета, просуществовавший до 1860 г. Государственное право европейских держав (отдел общенародного правоведения). Законы о финансах и государственных повинностях. Государственные учреждения Российской Империи. Законы о благоустройстве и благочинии. Политическая экономия. Статистика.

1860-1882 Разряд «камеральных наук» преобразован в административное отделение юридического факультета в 1860 г. Энциклопедия законоведения. Политическая экономия. Законы благоустройства и благочиния. Государственное право России. Государственное право европейских держав. Финансовое право. Международное право. Статистика.

1884-1902 По Общему Уставу Императорских Российских Университетов 23 августа 1884 г. не выделяются специальные отделения или разряды политических или государственных наук На юридических факультетах предусмотрены: международное право; государственное право; полицейское право; финансовое право; политическая экономия и статистика; энциклопедия права (часто разделяемая на энциклопедию юридических и политических наук. — Л. С.).

Первый проект устава был предложен Сергеем Семеновичем Уваровым. Университетские профессора отзывались об Уварове самым положительным образом. Вот как пишет о нем проф. В. В. Григорьев, которому Совет университета поручил составить историческую записку об университете в связи с пятидесятилетием: «Имя это, незабвенное в истории русского общественного образования, должно быть дорого для нас в особенности... Самый младший в том сонме высокообразованных государственных людей наших из начала Александрова царствования. С. С. Уваров был едва ли не самым ученым и одним из самых даровитых в этом сонме. Питая искреннюю любовь к науке и глубокое убеждение в пользе основательного высшего образования в либеральном духе, Уваров, в звании Попечителя С.-Петербургского Учебного Округа и Президента Академии Наук, не мог не желать скорейшего осуществления давно одобренной Государем мысли об основании университета в Петербурге» (Григорьев, 1870, с. 6-7, 8).

В уставе С. С. Уварова не все можно было принять, и он критиковался за идею сословного университета, ограничения университетской автономии, однако одной из тем, которая вызвала яростный отпор со стороны реакционной части участников обсуждения, была предложенная им система политических наук в университете. В проекте устава определялось, что целью университета является «образование наукою человека и в человеке гражданина, и усовершенствование самой науки» (Рождественский, 1919, с. XXIV). Предполагалось создание юридико-политического факультета с преподаванием новейших наук, входящих в разряд политических. К ним относились энциклопедия политических наук, наука о государственных учреждениях, наука государственного правления, наука о полиции, народное хозяйство, государственное хозяйство, или наука о финансах, политическая экономия, дипломатика, статистика. При этом уже в Главном педагогическом институте, на базе которого воссоздавался университет, был накоплен опыт чтения многих политических наук.

Сегодня можно сказать, что если бы эти идеи (по части политических наук) были приняты, то российская политическая наука получила бы мощный стимул для развития. Отметим, что в этом перечне политических наук присутствуют и те отрасли знания (наука государственного правления, например), которые только во второй половине XIX в. во многих странах получили признанный научный статус. С острой критикой этого проекта выступили печально известные М. Л. Магницкий (противник прогрессивных направлений в

Казанском университете) и Д. П. Рунич (инициатор гонений на профессоров Санкт-петербургского университета в 1921 г.)3. Для подтверждения остроты обсуждения именно этой темы приведем суждения М. Л. Магницкого: этот проект «вмещает с роскошью всю премудрость университета. Тут являются новые науки: энциклопедия прав, энциклопедия наук политических и, наконец, никому у нас, вероятно, кроме сочинителя, неизвестная наука о государственном учреждении, наука о государственном управлении, география средних веков, доселе неслыханная. Я бы полагал, отбросив всю сию новомодную мудрость, через которую немецкие университеты подкрадываются ко всему государственному и придут наконец к революции государств, в русских университетах ограничиться старым разделением факультетов, которое есть самое естественное и освящено уже почтением к нему многих веков». В результате данный устав попытались изменить в направлении изъятия из него всего, что могло служить новому пониманию университета и науки в нем. Так, преобразованная на основании критики цель университета должна была состоять «в образовании верных сынов церкви, верных подданных государю и добрых граждан отечеству» (цит. по: Там же).

Возражение вызвал и проект устава М. А. Балугьянского, предлагавшего юридико-политический факультет с двумя отделениями — юридическим и политическим. По политическому отделению предполагалось читать политическую экономию и коммерцию, политическую историю и статистику новейших народов, дипломатию. Он считал, что «юрист без сведения политических наук мало знает о составе государства, о его управлении. политик без познания прав мало успеет в своих предприятиях» (цит. по: Косачевская, 1971, с. 100). Балугьянским предлагалось также создание в университете специального учебного института для подготовки государственных служащих по четырем отделениям: юридико-политическому, медико-хирургическому, политическому и филолого-педагогическому. Причем собственно политическое отделение должно было готовить специалистов для военной службы и политтехнологов («политехники»; конечно, здесь не имеется в виду современное понимание по-литтехнологов, а специалистов в области организации сельского

3 Отметим, что эти господа были замечены не только в гонениях на прогрессивных профессоров. В. В. Григорьев пишет в исторических записках, «как Магницкий оказался виновен в растрате сумм Казанского университета, таким же образом и следовавший ему во всем Рунич запутал денежные дела особой комиссии, существовавшей под председательством его, с целью постройки зданий для помещений Университета и других высших заведений С.-Петербургского учебного округа» (Григорьев, 1870, с. 46).

_________________________________________________________________________________ 13

хозяйства, промышленности, строительства и др.). Как пишет исследовательница творчества и деятельности М. А. Балугьянского на посту ректора университета Е. М. Косачевская, из книги которой почерпнуты эти сведения о данном проекте, «проект устава — это первая после Ломоносова в условиях господства реакции в России 20-х годов XIX в. попытка создания столичного университета на основе всесословности, свободы и научной мысли и независимого от правительственной регламентации обучения молодежи» (Там же, с. 106).

Эти проекты уставов С.-Петербургского университета не были одобрены, и с 1824 г. университет жил по уставу Московского университета, но, несмотря ни на что, все же идея включения в университетское образование политических наук в более широком смысле, чем это предполагалось в предшествующее время, так или иначе присутствует в университете в другие периоды (см. таблицу). Здесь развивается статистика и политическая экономия, возникают разряды сначала «камеральных», затем «административных» наук. Даже в те периоды XIX в., когда в университете не было особых отделений для этого направления, в нем существовала и развивалась сфера государственных наук.

В 1835 г. прекращает свое существование отделение нравственных и политических наук, которое преобразуется в юридический факультет. Общеуниверситетский устав сужает преподавание политических наук, хотя и отмечается повышение числа кафедр почти вдвое (с четырех до семи), отведенных для предметов юридических, государственных и экономических (см.: Яснопольский, 1907, с. 10). Однако отрицательные элементы в университетском обществоведческом образовании связаны скорее не с количественными, а качественными параметрами. Так, по Уставу, из юридического образования изымаются философский, экономический и компаративный компоненты, т. е. оно превращается в изучение российского положительного законодательства без соотношения его с понятиями права, с экономическим состоянием общества и без сравнения с другими государственно-правовыми системами. Санкт-Петербургский университет пытается расширить рамки преподавания политических наук. Так, применительно к юридическому и философскому факультетам Совет университета ходатайствует о включении в программу преподавания, помимо главных, дисциплин дополнительных и общих. В качестве общих предметов для юристов предполагается чтение политической экономии и статистики, а на философском факультете предполагалось введение специального разряда историкополитических наук (который просуществовал всего один учебный 1836/1837 год). Как отмечает Н. П. Яснопольский, «после всех этих

изменений в учебном строе в С.-Петербургском университете (да и в остальных, за исключением одного Дерптского) к началу 40-х годов XIX в. не было ни одного факультета, ни отделения или же разряда, в которых была бы отведена сколько-нибудь выдающаяся, первенствующая роль наукам политическим или государственным и экономическим» (Там же, с. 109).

В 1843 г. в Санкт-Петербургском университете создается разряд «камеральных наук» в составе юридического факультета, просуществовавший до 1860 г. Эти науки вводились для подготовки специалистов для хозяйственной и административной службы. Основными предметами, читаемыми здесь, были государственное право европейских держав (отдел общенародного правоведения), государственные учреждения Российской империи, законы о финансах и государственных повинностях, законы о благоустройстве и благочинии, политическая экономия и статистика. Особенностью разряда «камеральных наук», было соединение в преподавании общественных наук с естественнонаучными, техническими дисциплинами и математикой. Так, предполагалось из предметов физикоматематического отделения читать естественную историю, технологию, агрономию и архитектуру. Естественно, что за почти двадцатилетний период существования «камеральных наук» в университете происходили определенные изменения в наборе и содержании читаемых здесь предметов и дисциплин. Большей частью они были связаны с усилением практической направленности преподавания и с известным упрощением содержания.

В 1857 г. начинается обсуждение вопроса о преобразовании разряда «камеральных наук» в административное отделение юридического факультета. Основными дискуссионными вопросами здесь были предметы физико-математического и технического цикла, а также совокупность предметов дополнительных. Корректировке подвергались и основные дисциплины. С 1860/1861 уч. г. административное отделение по ходатайству Совета университета было открыто. В числе читаемых здесь дисциплин уже не было физикоматематических и технических наук; статус и направление ряда других дисциплин также подверглись изменению. Первоначально в перечень предлагаемых входили следующие дисциплины: из основных — богословие, древняя история, средняя история, русская история, логика и психология (необязательные), энциклопедия законоведения, новая история, гражданского право, уголовное право; из специальных — политическая экономия, законы благоустройства и благочиния, государственное право России, государственное право европейских держав, статистика, торговое право, финансовое право, международное право.

Перечень преподаваемых на административном отделении предметов просуществовал недолго. В 1861 г. в связи со студенческими волнениями университет был закрыт. Это время в жизни Санкт-Петербургского университета характеризуется драматическими событиями, в том числе затрагивающими и его обществоведческую составляющую. Так, Константин Дмитриевич Кавелин (18181885), который считается основателем «государственной школы» в русской историографии, в 1857 г. становится профессором университета по кафедре гражданского права. Его работы по юридическому быту древней России, по вопросу освобождения крестьян и конституционных изменений, сравнение политической истории России с европейской, его публицистические работы пронизаны политологическим содержанием. В 1861 г. он вместе с рядом профессоров принимает решение об увольнении из университета.

Административное отделение восстановило свою работу только в 1863 г. после введения нового общеуниверситетского устава. По уставу разделение факультетов на разряды теперь решалось по усмотрению Университетского Совета и с утверждения Министра Народного Просвещения. Данная самостоятельность предполагала и более активное участие в разработке читаемых курсов. В речи профессора Александра Дмитриевича Градовского (1841-1889), произнесенной на годичном акте Императорского С.-Петербургского университета 8 февраля 1873 г., отмечался этот факт в качестве заслуживающего особого внимания: «Высочайшая воля, Уставом университетов 1863 г. открыла нам средства политического образования, которое должно удовлетворять потребности русской общественной жизни. Новая у нас политическая наука, опираясь на опыт прошедших времен, руководствуясь примером настоящего времени, не может и не должна сделаться бесплодной, умозрительной теорией, утопией» (Градовский, 2001, с. 29). Политическая теория, по его мнению, должна быть основана на наблюдении и принимать во внимание исторический опыт, а центром политической науки должно стать управление, а не поиск лучших форм правления (Там же, с. 26, 28). Учебный план университета включал в себя дисциплины юридического, государственного и экономического профилей. Приоритетом обладали науки юридические. Однако отмечается, что Санкт-Петербургский университет характеризовался тем, что государственные и экономические дисциплины были также на первом плане (Яснопольский, 1907, с. 125). Во втором полугодии 1881/1882 учеб. года юридический факультет предложил слить два разряда — юридический и административный из-за нехватки профессоров и сокращения по времени чтения ряда административных курсов — политической экономии, статистики, по финансовому и полицейско-

му праву. Данное решение было одобрено Советом университета. По общеуниверситетскому уставу 1884 г. уже не предполагается дифференциации на разряды применительно к юридическим факультетам. И только в начале XX в. вновь возобновляется дискуссия о необходимости специализаций. Особо на этом настаивают преподаватели-профессора экономических и государственных наук, а также руководство университетов с большими юридическими факультетами — Петербургского, Московского и Киевского.

История политических наук в С.-Петербургском университете XIX в., конечно, не ограничивается только вышеприведенными сведениями. За скобками остались труды универсантов в области политических/государственных наук, их влияние на российскую общественную науку, связи с зарубежными коллегами. Следует сказать, что в целом этот век для политического образования в России был значимым, и российские ученые не отставали от международного процесса. Об этом свидетельствует история политической науки, которой в России пока не уделяется должного внимания. Между тем процесс заимствования, которым характеризовалось развитие политологии в 1990-е годы, у нас в стране подходит к концу. Сделаны первые шаги к осмыслению традиций российской политической науки (см.: Замалеев, Осипов, 1994; Замалеев, 2002; Вешняков, 2003; Соловьев, 2008; Мухачев, 2008; Шутов, 2009). Как правило, пока не происходит дифференциации между историей политической науки и историей политической мысли в России. Но, может быть, для того чтобы российская политология не прошла тот же путь кризиса позитивистской политической науки как на Западе, это разделение значимо лишь в методических целях, а не для существа развития политического знания и образования, где синтез факта и ценности набирает сегодня силу.

В конце XX века возникает набирающая силу тенденция к синтезу противостоящих методологий и поиску новых синтезированных оснований политологического исследования. «Ослабевающие различия» связаны с понижением уровня противостояния дюркгеймов-ской и веберовской традиций, количественных и качественных методов, объяснения и понимания, выяснения причин и простого описания, позитивизма и герменевтики. В целом в политологии начинает господствовать убеждение, что метод должен быть подчинен исследовательской субстанции, т. е. политике; следует искать такие подходы, которые базировались бы на особенностях политической реальности. В этом движении к синтезу особую роль начинают играть когнитивные составляющие политического процесса, идеи, которыми люди руководствуются в политике, качественные степенные политические различия, исторические уникальные событийные по______________________________________________________________ 17

литические процессы. В центре этих изменений лежит переход от фактуального к событийному политическому знанию. И, как думается, более углубленное изучение истории политической науки в России и других странах позволит более эффективно решить современные методологические и теоретические проблемы политического знания.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В истории университетской науки в России в свое время был упущен шанс институциализации и развития политологии, потому сегодня необходимо извлечь исторические уроки. Сегодня, конечно, другое время. И политическая наука у нас не находится в зачаточном состоянии. Она востребована политиками, гражданским обществом, государством. Она интересна молодежи. О большом значении ее свидетельствует и тот факт, что многие ученые и публицисты, обращаясь к общественной проблематике, называют себя политологами. Есть, конечно, проблемы, но это, скорее, проблемы роста. Возвращаясь к теме создания факультета политологии в СПбГУ, заметим, что в этом вопросе мы отнюдь не первые. Подобные факультеты уже существуют в МГИМО, Высшей школе экономики; в 2008 г. факультет политологии был образован в МГУ. Но кто знает новейшую историю С.-Петербургского государственного университета последних десяти лет, тот может с полным правом сказать, что данный проект рожден в университете, обсуждался уже неоднократно, и сегодня есть все условия для его осуществления.

Литература

1. Градовский А. Д. Сочинения. СПб., 2001.

2. Григорьев В. В. Императорский С.-Петербургский Университет в течение первых пятидесяти лет его существования: Историческая записка. СПб., 1870.

3. Замалеев А. Ф. Учебник русской политологии. СПб., 2002.

4. Замалеев А. Ф., Осипов И. Д. Русская политология: Обзор основных направлений. СПб., 1994.

5. Косачевская Е. М. М. А. Балугьянский и Петербургский университет первой четверти XIX в. Л., 1971.

6. Куницын А. П. Изображение системы политических наук // Политическая мысль России. От истоков до февраля 1917 г.: Антология / Под общ. ред. В. В. Мухачева. М., 2008.

7. Материалы по истории Петербургского педагогического института (1804-1816). Учебная работа, экзамены. Папка 526, кн. ИУ-1 фонда Истории С.-Петербургского университета.

8. Очерки истории политической науки в Московском университете (1755-1835) / Под ред. А. Ю. Шутова. М., 2009.

9. Плетнев П. Первое двадцатилетие Императорского Санкт-Петербургского университета. Историческая записка, по определению Университетского Совета читанная Рекотором Университета Петром Плетневым на публичном торжественном Акте 8 февраля 1844 г. СПб., 1844.

10. Политическая мысль России. От истоков до февраля 1917 г.: Антология / Под ред. В. В. Мухачева. М., 2008.

11. Политические институты, избирательное право и процесс в трудах российских мыслителей XIX-XX вв. Хрестоматия / Под ред. А. А. Вешнякова. М., 2003.

12. Российская политическая наука: В 5 т. / Под ред. А. И. Соловьева. М., 2008.

13. С.-Петербургский университет в первое столетие его деятельности. 18191919 / Материалы по истории С.-Петербургского университета / Под ред. С. В. Рождественского. Т. 1. 1819-1835. СПб., 1919.

14. Сухомлинов М. И. Исследования и статьи по русской литературе и просвещению. Т. 1. СПб., 1889.

15. Толстой Д. А. Академический университет в XVIII столетии по рукописным документам Архива Академии Наук. СПб., 1885.

16. Тургенев Н. И. Программа журнала «Архив политических наук и российской словесности» // Политическая мысль России. От истоков до февраля 1917 г.: Антология / Под общ. ред. В. В. Мухачева. М., 2008.

17. Яснопольский Н. П. Специализация учебных планов и занятий науками юридическими, государственными и экономическими в университетах России: Опыт исторического исследования. Киев, 1907.