Научная статья на тему 'Половое созревание минтая в северной части Охотского моря и обоснование минимального промыслового размера'

Половое созревание минтая в северной части Охотского моря и обоснование минимального промыслового размера Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
332
41
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по биологическим наукам, автор научной работы — Фадеев Н. С., Раклистова М. М.

Изучена динамика полового созревания минтая в зависимости от длины и возраста в двух центрах воспроизводства в Охотском море у западной Камчатки и в североцентральной части моря за 19841988 гг. Выявлена половая, межгодовая и географическая изменчивость темпов полового созревания. На основе динамики биомассы поколения с возрастом и скорости созревания предложено увеличить минимальный промысловый размер (МПР) до 37 см вместо 32 см в Правилах рыболовства. При этом предлагается увеличить прилов минтая менее 37 см до 1620 % (в Правилах 8 %) в зависимости от численности пополнения и общего состояния запасов. Вылов неполовозрелого минтая при внедрении рекомендуемых изменений уменьшится в 1,5 раза по сравнению с ограничениями в действующих Правилах рыболовства. Но при этом существенно увеличится средняя масса минтая, доля самок в уловах, а следовательно, выход икры и филе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Sexual maturity of pollack in the northern Okhotsk Sea and substantiation of its minimal commercial size

Change of a ratio of mature and immature individuals with increase of length and age is one of the major population signs of fishes. The data on maturity are mentioned when stocks estimation and possible catch forecasting. The same parameter is taken into account for determination of the minimal size of fish, allowed to catch, that is considered as a basis of rational fishery management. For walleye pollack, the minimal commercial size must have the value that allows reducing the catch of immature fish with low weight to the minimal level in this case a basis of the catch would be formed by repeatedly spawning individuals. Herein the data on maturity of the pollack spawning at western Kamchatka and in the north-central part of the Okhotsk Sea (i.e. at two the largest spawning grounds of the Okhotsk Sea) are analyzed, obtained in 15 and 9 years, accordingly. Percentage of mature individuals in each size class was taken as a criterion of maturity. Age was calculated by the length-age keys. Sexual dimorphism and interannual and geographical variability were analyzed in detail for every ten-day period and then averaged for the whole periods, with usage of leveling by logistical function. Generally, immature males in both areas included the individuals with the length up to 50 cm, females up to 53 cm. A half of males was completely matured at length of 3536 cm, females 3739 cm. In certain years, the size of sexual maturity of males changed from 40 to 51 cm, females from 39 to 54 cm. Females became completely mature, as a rule, at 24 cm longer length than males. Interannual variability of maturity-length correspondence was well expressed in both areas. The rate of males and females maturation was higher in 19941997 and lower in 1987, 19911993 and 1998. The pollack spawning in the northern Okhotsk Sea reached its sexual maturity at smaller length in compare with that one from western Kamchatka. The difference was expressed well enough for both sexes, although didn't exceed 12 cm. The 50: 50 ratio of mature and immature fish was chosen as the criterion for determination of the minimal commercial size. Using this criterion, the minimal commercial size for the pollack in the northern part of the Okhotsk Sea was estimated as 37 cm in average (it is 32 cm in present rules of fisheries). For more detailed determination, the biomass dynamics with age has to be studied taking into account a natural mortality rate. Usually, the biomass of a generation of pollack is maximal in the age of 6 years. If to assume, that the age of rational exploitation beginning is to precede the age of the maximal biomass, the withdrawal would begin in the age 5 years, with size 36.3 cm. So, if the minimal commercial size for the northern Okhotsk Sea pollack will be 37 cm, a part of the population with the size

Текст научной работы на тему «Половое созревание минтая в северной части Охотского моря и обоснование минимального промыслового размера»

2003

Известия ТИНРО

Том 133

УДК 597.21(265.53)

Н.С.Фадеев, М.М.Раклистова

ПОЛОВОЕ СОЗРЕВАНИЕ МИНТАЯ В СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ОХОТСКОГО МОРЯ И ОБОСНОВАНИЕ МИНИМАЛЬНОГО ПРОМЫСЛОВОГО РАЗМЕРА

Изучена динамика полового созревания минтая в зависимости от длины и возраста в двух центрах воспроизводства в Охотском море — у западной Камчатки и в североцентральной части моря — за 1984-1988 гг. Выявлена половая, межгодовая и географическая изменчивость темпов полового созревания. На основе динамики биомассы поколения с возрастом и скорости созревания предложено увеличить минимальный промысловый размер (МПР) до 37 см вместо 32 см в Правилах рыболовства. При этом предлагается увеличить прилов минтая менее 37 см до 16-20 % (в Правилах — 8 %) в зависимости от численности пополнения и общего состояния запасов. Вылов неполовозрелого минтая при внедрении рекомендуемых изменений уменьшится в 1,5 раза по сравнению с ограничениями в действующих Правилах рыболовства. Но при этом существенно увеличится средняя масса минтая, доля самок в уловах, а следовательно, выход икры и филе.

Fadeev N.S., Raklistova M.M. Sexual maturity of pollack in the northern Okhotsk Sea and substantiation of its minimal commercial size // Izv. TINRO. — 2003. — Vol. 133. — P. 45-55.

Change of a ratio of mature and immature individuals with increase of length and age is one of the major population signs of fishes. The data on maturity are mentioned when stocks estimation and possible catch forecasting. The same parameter is taken into account for determination of the minimal size of fish, allowed to catch, that is considered as a basis of rational fishery management. For walleye pollack, the minimal commercial size must have the value that allows reducing the catch of immature fish with low weight to the minimal level — in this case a basis of the catch would be formed by repeatedly spawning individuals.

Herein the data on maturity of the pollack spawning at western Kamchatka and in the north-central part of the Okhotsk Sea (i.e. at two the largest spawning grounds of the Okhotsk Sea) are analyzed, obtained in 15 and 9 years, accordingly. Percentage of mature individuals in each size class was taken as a criterion of maturity. Age was calculated by the length-age keys. Sexual dimorphism and interannual and geographical variability were analyzed in detail for every ten-day period and then averaged for the whole periods, with usage of leveling by logistical function.

Generally, immature males in both areas included the individuals with the length up to 50 cm, females — up to 53 cm. A half of males was completely matured at length of 35-36 cm, females — 37-39 cm. In certain years, the size of sexual maturity of males changed from 40 to 51 cm, females — from 39 to 54 cm. Females became completely mature, as a rule, at 2-4 cm longer length than males. Interannual variability of maturity-length correspondence was well expressed in both areas. The rate of males and females maturation was higher in 1994-1997 and lower in 1987, 19911993 and 1998. The pollack spawning in the northern Okhotsk Sea reached its sexual maturity at smaller length in compare with that one from western Kamchatka. The difference was expressed well enough for both sexes, although didn't exceed 1-2 cm.

The 50: 50 ratio of mature and immature fish was chosen as the criterion for determination of the minimal commercial size. Using this criterion, the minimal commercial size for the pollack in the northern part of the Okhotsk Sea was estimated as 37 cm in average (it is 32 cm in present rules of fisheries). For more detailed determination, the biomass dynamics with age has to be studied taking into account a natural mortality rate. Usually, the biomass of a generation of pollack is maximal in the age of 6 years. If to assume, that the age of rational exploitation beginning is to precede the age of the maximal biomass, the withdrawal would begin in the age 5 years, with size 36.3 cm. So, if the minimal commercial size for the northern Okhotsk Sea pollack will be 37 cm, a part of the population with the size <37 cm could be allowed for catch estimated as 16-20 %, in dependence on total stock of the population and numbers of its recruitment.

The proposed increase of the minimal commercial size of the northern Okhotsk Sea pollack would provide a significant gains in increasing of fish weight (by 150200 g) and females share in catches (therefore, roe and fillet production growth); moreover, catch of immature individuals will be reduced approximately in 1.5 times.

Одним из важнейших популяционных признаков рыб является время наступления половой зрелости, т.е. изменение соотношения зрелых и неполовозрелых особей с увеличением длины и возраста всех поколений, в том числе впервые вступающих в состав нерестового стада. Данные по половому созреванию входят составной частью в систему оценки запасов и прогнозов возможных уловов (Фадеев, 1998). Кроме того, эти данные должны учитываться при обосновании минимального размера минтая (МПР), разрешенного к вылову, который считается основой рационального ведения промысла (Никольский, 1974). МПР должен быть таким, при котором сводится до минимума вылов молоди, не достигшей половой зрелости и максимальных массовых показателей, и основу уловов составляли бы повторно нерестующие особи.

В литературе, посвященной минтаю, очень мало сведений о половом созревании, его межгодовой и географической изменчивости. Есть разрозненные данные, без достаточного анализа и обобщений, дающие только общие сведения о темпах полового созревания по данным отдельных проб. Минимальный промысловый размер минтая и допустимый прилов молоди ниже этого размера (РП), предусмотренные действующими Правилами рыболовства, теоретически не обоснованы и не учитывают региональные особенности роста и темпов полового созревания.

В настоящей работе проанализированы данные по темпу полового созревания минтая, нерестящегося у западной Камчатки (ЗК) и в североцентральной части Охотского моря (СОХ), соответственно за 1984-1998 (15 лет) и 1987, 1988, 1991, 1992, 1994-1998 гг. (9 лет), в этих районах располагаются два самых крупных нерестилища минтая в Охотском море. Материалы, используемые в работе, собирались на научно-исследовательских и промысловых судах, на которых проводились мониторинг промысла и учетные съемки с выполнением серии исследовательских тралений.

Из каждого траления брали пробу на размерно-половой состав в объёме 300 экз., за сезон исследовалось по 20-30 тыс. экз. Стадии зрелости определялись по шкале, составленной в лаборатории ресурсов дальневосточных морей ТИНРО-центра, причем особое внимание обращали на диагностику неполовозрелых рыб, которая облегчалась тем, что все материалы собирались в период нереста. К неполовозрелым особям относили самок, у которых парные гонады были в виде стекловидных плотных образований телесного или бледно-желтого и слабо-оранжевого цвета, с тонкими, слабо развитыми кровеносными сосудами, длиной 10-15 % полости тела. Гонады неполовозрелых самцов в виде тонкого бахромчатого шнура вдоль позвоночника, грязно-серого или коричневатого цвета. Кровеносные сосуды в большинстве случаев не просматриваются. Гонады при переходе к II стадии зрелости хорошо отличаются от гонад особей II стадии

после нереста, у которых размеры значительно больше, дряблая консистенция и более интенсивная окраска, с хорошо развитыми кровеносными сосудами. Ошибки дифференциации незрелых и посленерестовых особей неизбежны, но они нейтрализуются большим объемом выборок.

В работе, как принято, используется длина от начала рыла до конца средних лучей хвостового плавника (АС), тогда как минимальный промысловый размер определяется до конца чешуйчатого покрова или начала средних лучей С. Различия в измерениях, принятых в мировой практике и в органах рыбоохраны РФ, создают определенные неудобства и путаницу, поэтому назрела необходимость унифицирования измерений.

В каждом сантиметровом классе подсчитывалось количество неполовозрелых и половозрелых особей. За критерий полового созревания принята доля половозрелых особей (%). Осредненные данные за сезоны изображались в виде графиков, которые соответствовали логистической функции с двумя асимптотами. Размерный состав неполовозрелых и половозрелых рыб перечислен на возраст по размерно-возрастным ключам каждого конкретного года, которые составлялись по определениям возраста по чешуе. Пробы для определения возраста собирали групповым способом. В каждом сантиметровом классе от минимального до максимального размера бралась чешуя от 10 экз. минтая. Возраст определяли на бинокулярной лупе. Размерно-возрастные ключи каждого года суммировались. По данным полового созревания по длине рассчитывали половое созревание по возрастам за каждый год и в среднем за все годы наблюдений.

Неполовозрелые самцы минтая в целом для обоих районов включали особей длиной до 50, самки — до 53 см. Половина самцов полностью созревала при длине 35-36 см, 50 % самок — 37-39 см. Все самцы достигали половой зрелости в разные годы при размерах 40-51, самки — 39-54 см. Половой диморфизм по рассматриваемому признаку выражен достаточно хорошо, при небольшом количестве исключений. Самки полностью созревают, как правило, при длине больше, чем у самцов, на 2-4 см, такая же разница и в максимальных размерах неполовозрелых особей разного пола (табл. 1, рис. 1 и 2) и между размерами, когда созревают 50 % особей.

Таблица 1

Половое созревание североохотоморского минтая по длине в среднем за все годы наблюдений (оба пола — с учетом полового состава)

Table 1

Sexual maturity of a pollack in the northern Okhotsk Sea on length (both floors — in view of sexual structure)

„ Западная Камчатка Североцентральный район

Показатель ^ ^ ^ п ^^

Самцы Самки Оба пола Самцы Самки Оба пола

Минимальная длина

половозрелых,см

(от — до)* 27-32 29-34 29-35 29-37

Доля половозрелых, % ** **

10 32,9 35,3 33,5 32,3 39,0 33,0

25 34,3 36,8 35,0 33,6 35,6 34,3

50 36,0 38,7 37,1 35,5 37,5 36,4

75 38,2 41,0 39,6 37,5 39,8 38,4

90 41,0 43,3 42,4 39,4 41,9 40,7

100 % половозрелых,

при длине, см

(от — до)* 40-51 45-54 40-49 39-52

* Фактические данные. ** По осредненным данным из графиков на рис. 1 и 2.

Межгодовая изменчивость полового созревания по длине достаточно хорошо выражена в обоих районах (рис. 1). У западной Камчатки повышенный темп

полового созревания по длине у самцов был в 1984, 1994, 1995 гг., у самок — в 1994, 1995 и 1996 гг. Низкий темп полового созревания у самцов и самок зафиксирован по данным за 1987, 1991, 1992, 1993, 1998 гг. Таким образом, годы с высоким и низким темпом полового созревания обоих полов по длине почти полностью совпали, исключая 1984 и 1996. Тем не менее и в эти годы темп полового созревания был выше среднего, хотя и незначительно.

Рис. 1. Кривые полового созревания самцов минтая по длине у западной Камчатки (А) и в североцентральном районе (Б). Широкая линия — средняя по всем годам наблюдений

Fig. 1. Family of curves sexual maturing of male a pollack on length at the western Kamchatka (А) and in northcentral area (Б). A thick line — average on all years of supervision

A

Длина, см

Рис. 2. Кривые созревания самок минтая по длине у западной Камчатки (А) и в североцентральном районе (Б). Широкая линия — средняя по всем годам наблюдений Fig. 2. Family of curves sexual maturing of female a pollack on length at the western Kamchatka (А) and in northcentral area (Б). A thick line — average on all years of supervision

В североцентральной части моря высокий темп полового созревания самцов наблюдался в 1994, 1995, 1997 гг., у самок — в 1994, 1995, пониженный — соответственно в 1987, 1991, 1996, 1998 и 1987, 1991, 1992, 1998 гг. И в этом районе воспроизводства годы с быстрым и замедленным половым созреванием самцов и самок в большинстве случаев тоже совпали. Исключая несовпадающие годы, высокие темпы полового созревания минтая во всей северной части моря для обоих полов были в 1994 и 1995 гг., низкие — в 1987, 1991, 1992, 1998 гг. Эти группы лет включают годы с повышенной и пониженной ледовитостью и температурой в слое 0-50 м и различным расходом Западно-Камчатского течения. Например, в ледовитый и холодный 1998 г. минтай в обоих районах имел пониженный темп полового созревания по длине. В контрастный с ним теплый 1997 г. половое созревание было на уровне среднемноголетнего, исключая самцов в СОХ. Зима 1994 г. по ледовитости и температуре воды была холодной, а 1995 г. — по сравнению с ним теплой по обоим показателям. Но в эти два года темп полового созревания самцов и самок ЗК и в СОХ был повышенным (рис. 1 и 2). Явной связи между скоростью полового созревания и гидрологическими условиями, таким образом, не выявляется. По-видимому, темп полового созревания минтая определяется условиями нагула в предшествующий год. Но таких данных для сопоставляемых лет найти не удалось.

Для выявления географических различий темпов полового созревания по длине использовались осредненные данные за сопоставляемые годы (1987, 1988, 1991-1992, 1994-1998) (рис. 3, табл. 2). Минтай, нерестящийся в североцентральной части Охотского моря, достигает половой зрелости при меньшей длине по сравнению с западнокамчатским. Различие достаточно хорошо выражено по обоим полам и по всему размерному ряду, хотя в абсолютных значениях не превышает 1-2 см. Как показано выше, в большинстве случаев из всего ряда сопоставляемых данных годы с пониженным и повышенным темпом полового созревания минтая по длине в обоих центрах размножения совпали, т.е. действовали одни и те же факторы во всей северной части Охотского моря.

Рис. 3. Половое созревание самцов и самок западнокамчатского (1) и северо-охотоморского (2) минтая по длине, осред-ненное за 9 лет

Fig. 3. Sexual maturity of male and female at the western Kamchatka (1) and in the northern Okhotsk (2) pollacks on length, average for 9 years

Осредненные данные полового созревания минтая по возрасту приведены в табл. 2. Хорошо выражены половые и географические различия по этому признаку. В целом значительное увеличение доли половозрелых особей (в 2-3 раза) наблюдается на 5 и 6-м году жизни. В четырехгодовалом возрасте доля половозрелых самцов и самок минтая у западной Камчатки составляет 18-32 %,

а в североцентральном районе — не многим более 13 %. В возрасте 6 лет доля половозрелых самцов в первом районе увеличивается до 84 %, самок — до 72 %, а в североцентральном районе — соответственно до 85 и 73 %, т.е. приближается к верхней асимптоте. Точка перегиба логистической кривой созревания приходится на возраст 5,0-5,5 лет. Различия темпов полового созревания в двух районах размножения североохотоморского минтая достаточно хорошо выражены. До 5-годовалого возраста включительно самцы и самки западнокамчат-ского минтая достигают половой зрелости намного быстрее, чем во втором районе, затем темпы созревания снижаются, и с шестилетнего возраста скорость полового созревания отстает от скорости созревания минтая, размножающегося в североцентральной части моря. По осредненным данным за сопоставляемые годы (9-летний ряд), самцы и самки западнокамчатского минтая полностью становятся половозрелыми соответственно в 13 и 14 лет, тогда как в североцентральном районе — в возрасте 11 лет (табл. 2). Такие особенности географических различий темпов полового созревания по возрасту, не совпадающие с закономерностями этого процесса с длиной, обусловлены, по-видимому, различием в линейном росте минтая и его межгодовой изменчивостью в двух районах воспроизводства.

Таблица 2

Половое созревание минтая по возрастам в среднем за все годы наблюдений,

% половозрелых особей

Table 2

Sexual maturity of a pollack on age on the average for all years of supervision,

% puberal individual

Возраст, лет

Самцы

Западная Самки

Камчатка

Доля самок, %

Оба пола*

Североцентральный район

Доля Оба самок, % пола*

Самцы Самки

2 0,00 0,00 50,5 0,00 0,00 0,00 42,9 0,00

3 3,99 3,08 47,7 3,56 0,50 0,33 50,3 0,41

4 31,91 17,49 49,8 24,73 13,06 12,77 51,8 12,91

5 65,21 49,91 41,7 58,83 54,53 36,56 50,2 45,51

6 83,99 72,13 51,7 77,86 84,36 73,29 50,4 78,78

7 92,12 87,71 51,8 89,84 94,34 91,13 62,7 92,33

8 96,78 93,44 64,8 94,62 96,91 95,58 72,6 95,94

9 97,91 96,31 72,3 96,75 98,88 98,76 73,7 98,79

10 99,11 97,09 82,8 97,44 98,62 99,87 82,2 99,65

11 99,87 98,85 81,2 99,04 100,0 100,0 88,2 100,0

12 99,93 99,03 84,4 99,17 100,0 100,0 84,2 100,0

13 100,0 99,91 98,7 99,91 100,0 100,0 90,0 100,0

14 100,0 99,93 98,8 99,93 100,0 100,0 96,0 100,0

15 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

* Средневзвешенная по половому составу.

Правилами рыболовства установлен промысловый размер для минтая в 30 см по АД. Зависимость длины АД и АС выражается эмпирической формулой:

АД = 0,92 АС — 0,54.

Отсюда минимальный промысловый размер по длине АС составляет 33,2 см, округленно 33 см. Из представленных данных следует, что минтай размерами менее этого размера только начинает достигать половой зрелости. При длине 33-34 см доля половозрелых самцов западнокамчатского минтая составляет только 22,3 %, самок — 3,9 %, в североцентральной части моря — соответственно 31,6 и 9,9 %.

Расчет количества вылавливаемых неполовозрелых особей при строгом соблюдении МПР (33 см) и РП 8 % сделан на примере размерного состава минтая в исследовательских и промысловых уловах в 1998 г. Данные получены при проведении траловой съемки. Прилов неполовозрелых самок в исследова-

тельских уловах на всей акватории съемок составил 36,7 %, самцов — 36,1%, обоих полов с учетом фактического их соотношения — 36,4 %. Таким образом, более одной трети улова минтая размером более 33 см составляли ни разу не нерестившиеся особи. Еще показательнее в этом плане промысловые уловы. По данным, собранным на БАТМ "Бородино" по программе мониторинга промысла, в путину 1998 г. было выловлено 27357,7* 105 экз. минтая (920,8 тыс. т), из них самцов — 13495,2* 105, самок — 13862,5* 105 экз. Неполовозрелых самцов было поймано 8746,6*105, самок — 9365,6* 105 экз., или соответственно 64,8 и 67,6 %. Не лучше состав улова был и в североцентральном районе Охотского моря, где в 1998 г. было выловлено 14790,8* 105 экз. минтая (Фадеев, 1998). Неполовозрелые самцы составили в улове 55,0 %, самки — 69,8 %, оба пола — 62,3 %. На примере западной Камчатки рассчитан прилов неполовозрелого минтая при условии, если бы промысел велся при строгом соблюдении Правил рыболовства, т.е. МПР 33 см и РП в размере 8 % по численности. В этом случае у западной Камчатки неполовозрелых самцов было бы выловлено 2 9 42,7* 105, самок — 39 67,4* 105 экз., или соответственно 21,8 и 28,6 % численности улова, а в сумме для обоих полов — 25,3 %. Даже при строгом соблюдении Правил рыболовства более четверти выловленного минтая ни разу не участвовали бы в нересте. Таким образом, минимальный промысловый размер для минтая северной части Охотского моря, по-видимому, занижен.

В качестве критерия выбора минимального промыслового размера возьмем длину, при которой созревает 50 % особей в двух вариантах — по средней арифметической и средней логистической функции (табл. 3). С практической точки зрения нецелесообразно устанавливать разный МПР для близко лежащих районов Охотского моря, промысел в которых ведется одновременно. Исходя из этого МПР для минтая северной части Охотского моря в среднем составляет 37 см, минимальный возраст для вылова будет 5,2 года, которому соответствует длина по кривой Берталанфи немногим более 37 см. Однако при таком подходе МПР недостаточно обоснован.

Таблица 3

Длина и возраст 50 %-ного созревания североохотоморского минтая (оба пола — с учетом полового состава)

Table 3

Length and age of 50 % of maturing a pollack in the northern Okhotsk Sea (both floors — in view of sexual structure)

„ Западная Камчатка Североцентральный район

Показатель ~ ~ ^^ _ r ^ _Самцы Самки Оба пола Самцы Самки Оба пола

Длина по фактическим данным,см:

От — до 33,3-39,9 35,9-40,9 32,8-38,0 34,3-39,8

Средняя 36,0 38,7 37,1 35,5 37,5 36,4 Длина по логистической функции, см:

От — до 34,3-40,1 37,2-41,0 30,0-37,2 34,5-40,6

Средняя 36,6 39,2 37,9 35,3 37,8 36,6 Возраст по фактическим данным, лет:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

От — до 3,6-5,4 4,0-6,5 3,8-6,2 3,7-6,4

Средний 4,6 5,1 4,8 4,9 5,3 5,2

Возраст по логистической функции, лет:

От — до 3,9-5,9 4,1-6,4 3,2-6,1 4,0-6,9 _Средний_5,1_5Д_5,3 5,2_5,6_5,4

При более строгом выборе должна учитываться динамика биомассы поколения с возрастом с учетом естественной смертности. Такой расчет сделан на

основе условной численности годовиков (можно подставить любое число). Естественная смертность принята по расчетам Т.Ф.Качиной и Н.П.Сергеевой (1984) с учетом наших корректировок по данным динамики численности поколений по учетным съемкам, которая на протяжении многих лет используется при прогнозе ОДУ. Максимум биомассы приходится на возраст 6 лет (рис. 4).

Возраст

самцы.......самки-оба пола

Рис. 4. Динамика условной биомассы западнокамчатского минтая с учетом естественной смертности

Fig. 4. Dynamics of a conditional biomass at the western Kamchatka pollack in view of natural death rate

Если считать, как принято, что возраст, при котором целесообразно начинать облов популяции, должен предшествовать максимуму биомассы, то МПР приходится на 5 лет или 36,3 см. Расчетная масса особей такого размера и возраста равна 332-346 г (по формуле Берталанфи). Таким образом, для северо-охотоморского минтая МПР должен быть 37 см. Если бы в 1998 г. у западной Камчатки вылавливали минтая начиная с длины 37 см, прилов неполовозрелых особей составил бы по фактическому половому созреванию за этот год 9,3 % (самки — 13,1, самцы — 5,5 %), а с учетом разрешенного прилова особей менее МПР (8 %) — 13,9 %. Фактический прилов неполовозрелых особей составил 66 %. Если бы ловили начиная с длины 33 см, прилов неполовозрелого минтая составил бы 25,3 %. Увеличение МПР до 37 см уменьшает прилов молоди более чем в 1,8 раза. Примерно такие же результаты получаются при варианте, когда рассчитывается прилов молоди по среднемноголетним данным полового созревания. В этом случае прилов неполовозрелых особей при соблюдении действующих Правил рыболовства составил бы 20,2-25,3 %, а при МПР 37 см — 9,9-13,9 % (при фактическом и теоретическом темпе полового созревания). Таким образом, увеличение МПР до 37 см уменьшит прилов молоди в 1,8-2,0 раза при разрешенном прилове рыб менее МПР 8 % по численности (табл. 4).

Однако 8 %-ный прилов тоже мало обоснован. Кроме того, 8 рыб из 100 при высоких уловах практически невозможно оценить, для этого нужно взять по крайней мере 3 представительных выборки из разных частей улова. Рассчитаем возможный прилов при помощи второй функции нормированного отклонения (Плохинский, 1961) на примере размерного состава улова у западной Камчатки в 1998 г. Средний размер минтая составил 34,9 см при среднеквадратичном отклонении 4,23. Центральная часть ряда (максимальные частоты) состоит из суммы двух вторых функций нормированного отклонения, из которых каждая равна ф(х) = 0,25. Такой величине второй функции соответствует х = 0,67. Нижней границей этой части размерного ряда будет 34,9 — (0,67 • 4,23) = 32 см. В пределах размерного ряда 32,0-34,9 см содержалось 3168 частот признака (длины), или 11,5 % суммы всех частот. Э то и будет фактический, а следовательно, допустимый прилов молоди, исходя из статистического подхода. Второй вари-

ант рассчитан на основе модальной размерной группы ряда 36-37 см (средний 36,5). Тогда нижней границей центральной группы будет 36,5 — (0,67 • 4,23) = = 33,7 см. Сумма частот в диапазоне 33-37 см равна 4373, или 15,9 % суммы всех частот. Статистический анализ показывает, что фактический прилов молоди менее МПР теоретически будет составлять 12,0-16,0 %, в среднем 13,3, округленно — 14 %. Следовательно, РП при МПР 37 см можно увеличить как минимум в два раза. На примере размерного состава промысловых уловов у западной Камчатки рассчитано изменение доли неполовозрелого минтая при МПР 33 и 37 см при последовательном увеличении допустимого прилова (табл. 4). При увеличении РП доля неполовозрелых рыб возрастает с понижающимся темпом. При МПР 37 см и РП более 20 % доля неполовозрелого минтая становится равной или превосходит прилов при МПР 33 см и РП — 8 %, т.е. цель, заключающаяся в сокращении изъятия неполовозрелых рыб, не достигается. Поэтому при МПР 37 см РП не должен превышать 16-20 % численности улова.

Таблица 4

Расчетный прилов неполовозрелого западнокамчатского минтая при заданном МПР и разрешенном прилове менее МПР по фактическому 1998 г. (А) и осредненному за все годы половому составу и созреванию (Б), %

Table 4

Settlement by-catch preadolescent at the western Kamchatka pollack at given MCS and allowed by-catch less MCS on actual for 1998 (А) and average for all years puberal to structure and maturing (Б), %

МПР 0 Заданная величина прилова МПР, 8 12 16 18 % 20 24

А. 33 см 37 см 21,7 9,3 25,3 13,9 27,4 16,1 28,8 18,4 30.6 20.7 32,4 23,0 34,1 25,3

Б. 33 см 37 см 16,4 5,5 20,0 9,9 21,7 12,2 23,5 14,4 25,3 16,6 27,1 18,8 28,8 21,0

Таким образом, расчеты показывают, что для североохотоморского минтая оптимальный МПР будет 37 см при РП от 16 до 20 %, в прямой зависимости от общей численности популяции и урожайности поколений в пополнении. При этом достигается выигрыш за счет увеличения массы особей в уловах (в среднем округленно на 150-200 г), при сокращении прилова неполовозрелых особей примерно в 1,5 раза и увеличении доли самок в уловах.

В составе уловов 1998 г. была очень слабо представлена старшевозрастная группа, а в пополнении были урожайное и среднеурожайное поколения 1995 и 1994 годов рождения при низком уровне запасов в целом. По этой причине оказался очень высоким прилов молоди в промысловых уловах. При слабом пополнении будет противоположная ситуация, и допустимый прилов должен быть меньше. Исходя из этого при слабом пополнении прилов молоди может быть не более 16 %, в противоположном случае — 20 %. При строгом биологическом подходе прилов неполовозрелого минтая должен быть исключен, и нет достаточных оснований для фиксированной величины допустимого прилова менее МПР. Однако на практике этого невозможно достичь, при любом МПР прилов молоди будет прямо пропорционален составу и численности пополнения и обратно пропорционален величине общего запаса и численности старшевозраст-ных групп (остаток), независимо от размеров ячеи в траловых мешках, рассчитанных на основе МПР.

Только увеличением МПР невозможно исключить масштабное изъятие молоди, особенно при высокой численности пополнения. Дело в том, что максимальная плотность скоплений минтая, а следовательно высокие уловы, привлека-

ющие рыбаков, будут в местах концентрации молоди, как было, например, в 19961999 гг., когда с высокой интенсивностью облавливался минтай поколений 1994 и 1995 гг., в возрасте 2-4 года. Особенно высокий пресс промысла на молодь будет при низкой численности облавливаемых популяций и при наличии относительно высокочисленных поколений в пополнении. Таким образом, наиболее эффективным способом сокращения изъятия молоди будет запрещение промысла в местах ее концентрации, расположение которых мало изменяется по годам. Районы эти известны, и перед каждой путиной (в прогнозах ОДУ) нужно четко обозначать участки акваторий, закрытые для промысла.

Потери при изменении МПР и РП в первый год их внедрения неизбежны. Расчеты показывают, что улов в 1998 г. у западной Камчатки при строгом соблюдении МПР 37 см и РП 12 % уменьшился бы на 56,1 % по численности и на 31,2 % по биомассе, но средняя масса минтая увеличилась бы с 337 до 528 г. Прогноз промыслового запаса с шагом два года назад на 1998 г. сократился бы соответственно на 14,5 и 7,1 % по численности и биомассе по сравнению с прогнозом при МПР 33 см и РП 8 %, но средняя масса минтая в уловах увеличилась бы до 613 против 512 г. Таким образом, потери улова не слишком велики и они компенсируются увеличением выпуска продукции, пользующейся повышенным спросом (филе и икра). При этом уже через 2-3 года увеличение МПР дало бы ощутимый эффект для воспроизводства запасов, соответственно и для увеличения ОДУ за счет роста биомассы пополнения.

Предлагаемый МПР, 37 см по АС, соответствует длине 33,5 см по способу измерения, принятому в Правилах рыболовства. Крайне неудобно пользоваться дробным числом, к тому же, как отмечалось выше, различие в методе измерения длины в практических и научных целях создает путаницу. Поэтому представляется необходимым срочно переходить к единой системе измерений. Во всех случаях должна использоваться длина АС (Fork length) — от начала рыла до конца средних лучей хвостового плавника, как принято в международной практике.

Выводы

При различиях темпов полового созревания самцов и самок североохото-морского минтая выявлена существенная межгодовая изменчивость, синхронная для обоих полов.

Половое созревание минтая, размножающегося в североцентральной части Охотского моря, заметно отстает от созревания западнокамчатского минтая, различия четко проявляются у самцов и самок.

Максимальной биомассы западнокамчатский минтай достигает в возрасте 6 лет, после чего прирост биомассы значительно замедляется.

Исходя из темпов полового созревания и возраста максимальной биомассы, предлагается увеличить минимальный промысловый размер минтая в северной части Охотского моря до 37 см по АС.

По статистическому подходу прилов минтая длиной менее МПР допустим в пределах 16-20 % в зависимости от общего состояния запасов и состояния пополнения и остатка. Величина прилова должна устанавливаться при прогнозе состояния запасов и ОДУ перед каждым промысловым сезоном.

В прогнозах ОДУ следует указывать районы с высокой концентрацией молоди, где промысел должен быть запрещен. Такое решение, после соответствующей проверки, должно приниматься в оперативном порядке штабом промысловой экспедиции, если прилов молоди в уловах составляет более 20 %.

Минимальный промысловый размер в Правилах рыболовства должен даваться по длине АС — от конца рыла до середины хвостового плавника.

Предлагаемые в статье изменения МПР и РП приняты в новой редакции Правил рыболовства в 2001 г. Они распространены на весь ареал, что не совсем

верно, поскольку и размерный состав, и темп полового созревания имеют географическую изменчивость.

Выражаем признательность Т.М.Решетняк, которая принимала участие в обработке материалов на ПК.

Литература

Качина Т.Ф., Сергеева Н.П. Естественная смертность восточноохотоморского минтая (Theragra chalcogramma pallas) // Вопр. ихтиол. — 1984. — Т. 24, вып. 3. — С. 380-384.

Никольский Г.В. Теория динамики стада рыб. — М.: Пищ. пром-сть, 1974. — 447 с.

Плохинский Н.А. Биометрия. — Новосибирск: Сиб. отд. АН СССР, 1961. — 364 с.

Фадеев Н.С. Отчет о результатах мониторинга промысла и состояния запасов минтая на БАТМ "Бородино" в Охотском море в декабре—апреле 1997/98 г. / ТИН-РО-центр. № 22672. — Владивосток, 1998.

Поступила в редакцию 31.01.03 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.