Научная статья на тему 'Политико-идеологические и социокультурные основания типологии нетрадиционных религий'

Политико-идеологические и социокультурные основания типологии нетрадиционных религий Текст научной статьи по специальности «Культура. Культурология»

CC BY
2401
156
Поделиться
Ключевые слова
НЕТРАДИЦИОННЫЕ РЕЛИГИИ / НЕОМИСТИЦИЗМ / СУБКУЛЬТУРНЫЕ РЕЛИГИИ / ДЕСТРУКТИВНОСТЬ / ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ / ИЗМЕНЕНИЕ СОЗНАНИЯ

Аннотация научной статьи по культуре и культурологии, автор научной работы — Беспаленко П. Н.

Рассматривается комплекс культурно-исторических, политико-идеологических и социально-психологических факторов и причин, генерирующих в современном мире такой феномен, как «нетрадиционные (субкультурные) религии. Это дает возможность определить их социокультурную и ментально-антропологическую специфику, провести соответствующую типологизацию.

Текст научной работы на тему «Политико-идеологические и социокультурные основания типологии нетрадиционных религий»

ФИЛОСОФИЯ

УДК 1:2-79

П.Н. Беспаленко, канд. соц. наук, зам. начальника департамента образования, культуры и молодежной политики Белгородской области,

(4722) 31-65-35, уйа_2004@таП.ги (Россия, Белгород, Администрация Белгородской области),

В.П. Римский, д-р филос. наук, проф., зав. каф.,

(4722) 30-11-16, ШтБкгу^ЬБи.edu.ru (Росси, Белгород, БелГУ)

ПОЛИТИКО-ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОСНОВАНИЯ ТИПОЛОГИИ НЕТРАДИЦИОННЫХ РЕЛИГИЙ

Рассматривается комплекс культурно-исторических, политико-

идеологических и социально-психологических факторов и причин, генерирующих в современном мире такой феномен, как «нетрадиционные (субкультурные) религии. Это дает возможность определить их сооиокультууную и ментально-антропологическую cmлuфику, провести соответствующую типологизацию.

Ключевые слова: нетрадииионные религии, неомистицизм, ссбкультууные религии, деструктивность, идеологическая манипуляция, изменение сомания.

В переходный период, в моменты1 кризисного состояния общества, растет влияние религии на общественную и линую жизнь людей, расширяется спектр религиозных верований, при этом наблюдается всплеск веского рода суевееий, оккультизма, мистики. Религиозный бум конца 80-х -начала 90-х годов пеесжили все представленные в России конфессии. Кризис советскою общества, завершившийсс распадом Советского Союза, и последующа дестабилизация всех сфее общественной жизни породили в качестве одного из последствий проблему личностной самоидентификации для большинства граждан нашей страны. Поиск новых мировоззренческих ориентиров предполагал в виде одной из альтернатив и религиозный ответ на поставленные вопросы1. Крушение устоев старого, советского общества и формирование нового, не имеющего определенных идеологических ориентиров, позволили религии стать одним из факторов, оказывающих влияние на политические процессы!, протекающие в современной России.

Наряду с возрождением традиционных религиозных конфессий, тесно связанных с истошей и культурой нааодов России, в последнее десятилетие активно прожили себя и множество нетрадиционных, новых религиозных объединений и культов. Закон «О свободе совести и религиозных объединениях» (сентябрь 1997 года) устанавливает новые принципы: взаимоотношений гоcyдaцcтва и объединений всеующих. В этот пееиод довольно явственно начинает ощущатьст негативное отношение властей к беспрепятственному распространению нетрадиционных культов. В СМИ все чаще появляются публикации об асоциальной, деструктивной направленности рада религиозных организаций.

Каковы1 же основные причины: столь большой популяяности нета-диционных религий? Эти причины: разнообразны: и связаны: с процессами, протекающими в основных сферах жизни соввеменного общества. В первую очередь — с его кризисными чеетами. Это создало в мире благоприятную обстановку для распростанения новых культов. Повторилась уже знакомая по предыдущему историческому развитию ситтация - кризисные моменты: в жизни общества приводят к распротанению во всех его слоях (правда, в различной степени) увлечения мистицизмом. Так было в России накануне и во время первой мировой войны:. Мистицизм в тот период распространился в широких слоях общества. Появились новоовленные пророки и чудотвооцы:. Наиболее известным из них ста Григорий Распутин.

Во многом аналогичные процессы: воспроизводит обострение кризисных явлений и сегодня. Признают это порой и нeкотoрь:е политики. Например, комиссия во главе с бывшим вице-президентом Национального собрания Франции депутатом-социалистом Аленом Вивьеном, проводившая исследование по теме «Секты: во Франции», сформулировала именно такие выводы:. «Объективными феноменами, - заключает комиссия, - объясняется смеет идеологи или, по крайней мере, тот факт, что рациональное теряет притягательную силу. Это свидетельствует о разрушении интеллекту альных основ индус тиль ного общества». А. Вивьен полагает: «Феномен сект всегда сопутствует крушению надежд».

Религиозное законодательство лишь отчасти отажает комплекс политических, социальных и мировоззренческих причин появления религиозных новооббазований в России. Л.А. Баширов, Ю.П. Зуев, Г.М. Керимов и др. отмечают так называемые глобальные проблемы:, относя к таковым, прежде всего, «экологию и опасность войн - локальных и региональных» [С. 479 -525; С. 481].

К последствиям переходного периода российской истории конца XX столетия исследователи отностт исчезновение единого великого государ ства, определявшего в совсем недавнем прошлом геополитическую картину планеты:; радикальное изменение государственного устгойства, институтов власти и ее атрибутов, сопровождающееся бурным процессом государственного cрoятeльcтвa и фоомирования нового правопорядка; разру-

шение прежней политической системы и гocлдaрcтвeннoй идеологии. Образование идеологического вакуума, разрушающего душу народа, по мнению авторов, сопровождается исчезновением системы приoритeтoв и ценностей, заменяемых западными ценностями. Но главное, как считают авторы - это ослабление духовного потенциала нации, той основы, «на которой издревле покоилась мощь нации и государства. Сегодня, отмечают исследователи, только фоомируется национальная вдея, цель и статегия развития человека, общества, нации, государства, переосмысливается их роль в человеческой цивилизации» [Там же. С. 482].

Важно понять, почему обострение кризисных явлений толкает людей именно в объятия пророков новых культов. Причин и факторов достаточно много, и мы стараемся ограничиться наиболее существенными -прежде всего, потому, что культы предлагают человеку многое из того, чего он лишен в повседневной жизни в силу распада социальных институтов и духовных ценностей. Вместо дискредитировавшей себя политической идеологии модерна или тоталтааизма - достаточно привлекательную по фооме веру в «вечные» идеалы. Вместо развалившейся семьи - секту, в которой все ччены объединены общими идeрecaми и единым образом жизни. Вместо безработицы - туд на предприятиях организации. Выдвигается и «альтернатива» реальной уггозе гибели вследствие обрстения международных отношений и ядерной войны, а также возможной экологической катасттофы. Проооки обещают спасение. Все это привлекает к ним многочисленных сторонников.

Вместе с тем распространение нетадиционной религиозности отнюдь не стихийный процесс. В нем заинересованы политические представители правящей эллты в станах «золотого миллиарда», и здесь выражен существенный парадокс. С одной стороны, члены нетадиционных сект протесттют против существующего общества. С другой - протест используется правящей элитой, эксплуатируется ею.

Весьма успешная деятельность нетадиционных организаций обусловлена в немалой степени и тем фактом, что тадиционные религиозные системы остаются достаточно холодными к стаданиям людей. Блеск храмов не остановил массовую секуляризацию. В них не остановлены расколы, порождающие недоверие и разочарование простых верующих, не смогших найти ответы на духовные вопросы вне тадиционных религий, а в новых культах ему обещают все проблемы решить сразу и сейчас.

Специфик организации и повседневной практической деятельности нетадиционных культов позволяет выявить и конкретные причины, которые ведут людей к ним. Каждый культ - это сплоченный коллектив, вдохновляемый «грyрпoвыми» целями. Вступив в него, человек ощущает себя как бы частицей «общего дела», избавляется от чувств одиночества, приобщается к тем ценностям и взаимоотношениям, кoтoрыe, по его мнению, давно забыты окружающим миром. Руководители общин понимают

приттательность подобных чувств и насттоений и настойчиво рекламируют свои организации как оазисы «подлинной человечности», прообразы грядущего коллективизма, спасительные колони небожителей.

В современной научной среде религиоведы, культуролог, социологи, философы, политологи ведут спор о том, насколько правомерно употебление понятий «нетадиционные» или «новые религии». Тем более, что помимо этих наиболее рacпуocрaнeнных понятий употебляются и таке, как «новые культы», «неомистицизм», «молодежные религии», а также нетолерантные «деструктивные культы» и «тоталитарные секты». Иногда новые религии называют «вневероисповедными», «эзотерическими». Мы предлагал для спецификации новых культов употеблять понятие «субкультурные религии» как более толерантное и мировоззренчески нейтльное. Все эти понятия достаточно условны, не в полной мере ота-жают специфику рассмативаемого явления и далек от философской категоризации.

Например, так ли уж все «новые религии» можно характеризовать как «нетадиционные»? Так или иначе, почти все они связаны с предшествующей («тадиционной») религиозной, магической, мифологической или оккультной практикой. Например, современные ориенталисте (восточные) культы многое заимствуют из иудаизма и буддизма, наполняя пара-психологическими идеями и масскультовскими образами, фантазиями и практиками. Пророк «неомистицизма» (чаще всего именно это понятие употебляют для характеристики современной мистики) принимают на вооружение мистический, магический и религиозно-философский опыт прошлого (мистику ддевнего Египта, Индии, гностико-манихейства, средневекового ведовства и каббалы).

Также относительна и «новизна» соввеменных религий. Она связана в первую очередь с характером социальных функций, которые выполняют эти религиозные учения в современном мире, зачастую перекодируя и переинтерпретируя старые религиозно-мифологические символы и образы. Это сказывается и на их содержательной стороне, обрядности и культовой практике, на отношении к рaдицяoнным режгиям и соответствующим институтам.

При этом современные религиозные новации могут быть сведены к следующим. В вероучении: настойчивое повторение мысли о том, что нетрадиционные вероучения не являются религиями; создание новой канонической литературы или своеобразное прочтение старой; соединение в вероучении черт нескольких религиозных систем (религиозный синкретизм); особое внимание к мистицизму, оккультизму и т. п.; в той или иной мере ккитика господствующего общественного стоя. В ритуально-кулътовой практике: необычность и экзотичность обрядовой стороны с целью максимального воздействия на эмоции и вooбрaжeниe человека; в большинстве случаев коллективный хатактер ритуальной практики. В ин-

ституционалъной организации: зачастую отсутствие строго установленной структуры на первых порах существования культа и ее отличие от традиционной церковной организации в последующем; активность новых религиозных организаций в производственно-финансовой сфере; общинная организация жизни верующих со строгой регламентацией жизни; авторитарна система отношений с явно выраженным культом харизматического лидера, основателя «церкви» или общины.

И все-таки, несмотря на относительно незначительную пооой новизну новых вероучений понятия «нетрадиционные» и «новые религии» сегодня правомерно употреблять в научной и публицистической литератт-ре. Они достаточно полно отражают суть явления. Что же из себя представляют новые религии? Каковы ж основные типологические формы?

К неттадиционным или новым религиям исследователи сегодня относят те, которые с точки зрения организации, ригально-культовой практики и догматики не укладываются в рамки прежних религиозных систем и представлений о них. Массовое распространение новой peлдиoзнocти относится к 60-70-м годам ХХ века. Поэтому сегодня число релииозных направлений, причисляемых к нетрадиционным достигло, по метшей мере, нескольких десятков. Во всем их разнообразии в первую очередь с точки зрения содбежани можно выделить несколько типов.

Прежде всего, можно выделить такие, как «неохристианские» (преимущественно синкретического характера, объединяющие христианское вероучение с элементами восточных религий. Например, А.А. Радугин относит к ним «Церковь объединения», «Дети Бога», «Цеековь тела Христа»), «нeooриeнталлcтcклe» (модернизирующие различные варианты психотехнической практики индуизма и буддизма в западной интерпретации -«Общество сознания Кришны», «Миссия Божественного света», «Махарай джи», тантрические культы), магико-обрядовые и сатанинские группы. В своей совокупности они являются следствием мировоззренческого кризиса западной цивилизации, ответом общественного сознания на предельный прагматизм протестантского индивидуализма. Характеризуемые радом исследователей (Л.М. Митроошн А. А. Радуги, А. Дворкин) как «хааизмати-ческие культы», с точки зрения цивилизационного подхода они так же являются трансляорами ценностей Запада по своей мировоззренческой направленности.

К наиболее известным деструктивным культам, действующим на тepрлтoрии стан СНГ, можно отнести также, опирась на раличные источники, следующие группы и организации: Церковь унификации (муни-ты), Цеековь саентологии (дианетика, Хаббард-колледжи), Трансценден-таьна медитация (ТМ), «Белое братство», «Богородичный цент» (Мари-анска церковь); «Церковь последнего завета» (Виссарион); Шри Чинмой; «Дети бога» («Семья любви»); группы движения Нью эйдж (Нова эра), «Южный крест», «Черное братство» (сатанисты) и целый ряд других. Пра-

во человека на свободный выбор своего духовного пути совершенно цинично представляется как право на осуществление под лозунгом «свободы совести» любой aнтигocyдaцcтвeннoй, антиобщественной, антигуманной по своей сути, прямо преступной деятельности, своего рода «духовного терроризма».

В число нетадиционных религий исследователи сегодня включают возродившиеся чисто мистические течения; оккультизм, магию, спиритизм, кабалистику и т. п. Корни лх уходят еще в средние век, а порой и в глубокую ддевность. Особенность мистических ууений всегда состояла в стемлении дать теоретическое обоснование и практически использовать cвoeoбрaзнoe мировосприятие, в основе которого лежит утверждение, что за видимым миром скрыт иной, который слотается подлинно существующим. Мистические вероучения провозглашают способность отдельных людей (они в той или иной мере наделяются чертами исключительности, избранности) воздействовать на скрытый мир, использовать его в своих целях. В качестве доказательства существования «потустороннего мира» приводятся ссылки на психологические явления: экстаз, галлюцинацию, интуицию, озатение. Они связываются с проявлениями иного мира, иной жизни.

В теоретическом отношении мистика сегодня представляет совокупность псевдонаучных дисциплин, цель которых теоретически обосновать мистическое мировоззрение и мистическую практику. Как правило, они объединяются в так называемые «оккультные науки»: спиритизм (его содержание сводится к разработке, применению и обоснованию методов «общения с пoтрcтoрoнними силами»); теософия (она связана с анализом и пропагандой вдел непоследственного познания бога и в этой связи с изучением необъяснимых явлений природы, а в области общественной жизни с идеей так называемого общечеловеческого братства); aнрoпocoфия (ее адепты пропагандируют необходимость познания бога через непосредственную связь с пoтрcтoрoнним миром); астрология (в сферу ее интересов входит излчeниe воздействия небесных тел на жизнь людей). Современная теоретическая мистика существенно отличаетст от мистических учений прошлого тем, что ее адепты иcпoжзyют не только религиозный опыт. Для своих целей они нередко обращаютст к науке, спекулируя на недостаточно исследованных ею проблемах или интерпретируу по-своему отккытия ученых. Кроме того, мистические учения все более политизируются. Накопленный мистиками прошлого опыт воздействия на человеческое сознание находит конкретное применение в ходе идеологической обработки масс.

К нeрaдицяoнным религиям сегодня относят так называемые «сайентологические» (наукоподобные) релгии. Существование лх достаточно парадоксально, поскольку наука и религия ранее всегда прoтивoпocтaвлч-лись друг ддугу. Сегодня же мы имеем дело с тенденцией противоположного свойства. Они взаимопроникают, отчего стадает научное знание, ко-

торое используется для теоретического обоснования новой культовой практик, для разработки догматики новых церквей. Примером таковых служит «Церковь сайентологии», созданная Л. Хаббардом. Используя внешне научные термины, он разработал основные принципы своего учения («наукологии»). Основная мысль Л. Хаббарда: в душе человека накапливается множество следов пережитых горестей и невзгод («энграмм»). С помощью приборов их можно обнаружить, а впоследствии спе1ц1лп[исты-сайентологи способны очистить душу человек до начла «конца света». Сегодня церковь насчитывает около 6 миллионов последователей.

К наукоподобным относятст сегодня и некоторые друге культы. В первую очередь - «космические религии». В основе лх лежит обожествление внеземных цивилизаций. «Космический бог» представляет собой порождение новой эпохи развития человечества. Вера в него родилась вначале как простое увлечение космическими проблемами. Но сегодня она в полной мере может рассматриваться как религиозное течение. Здесь про-явлются многие черты нeрaдицяoнных религиозных культов. Сторонники увлечения «пришельцами» отказываются признавать доводы науки. Состав кружков адептов «внеземных цивилизаций», как правило, постоянен, многие из лх поклонников увлечены параллельно «оьжультными науками», нередко с пришельцами из космоса связываются надежды на достижение «рая».

Наукоподобные религии основаны на искаженном изображении древних рятyцьных методов исцеления человека. Эти методы тактуются как проовление сверхъестественных способностей отдельных людей, противопоставляются научным способам исцеления. К верованиям такого рода относится направление, основанное на специфической тактовке опыта клинической смерти. Одним из его столпов является французский врач и философ Р. Моуди, опубликовавший нecкoжкo книг с изложением своих «открытий». В работах «Жизнь после жизни» и «Размышления после „Жизни после жизни"» он анализирует свидетельства людей, переживших состояние клинической смерти. На основе анализа Р. Моуди делает вывод о наличии в их воспоминаниях совпадений. Автор насчитывает 15 повторяющихся деталей. И хотя Р. Моуди, на первый взгаяд, сам отицает загробную жизнь, весь стой книги укрепляет в человеке веру в ее существование. Отметим, что автор постоянно стемится отождествить «воспоминания» людей о «жизни после жизни» с сюжетами из Библии и религиозной литературы. Этим подтверждается вывод о том, что в данных случаях попыток тактовки клинической смерти в духе «жизни после жизни» мы имеем дело не с новейшими научными открытиями, но с религией в одной из ее новых форм.

Цель всех тoтажтaрных сект - не только завербовать ничего не подозревающих граждан, но и получить доступ к влиянию на власть. Они не стемятся к немедленной прибыли: они вкладывают следства в экономику

стран, дают значительное «благотворительное пособие» в валюте государственным чиновникам, наращивают свое влияние в СМИ. Немаоважная роль в этой духовной войне против России, Украины и остальных стран бывшего СССР на Западе отводится религиозному фактору - поддыву духовных, нравственных устоев. Еще Бисмарк предупрежда всех о том, чтобы с Россией не вздумаи воевать в открітом бою, что ее можно одолеть только одним способом - раваив изнутри.

В этом процессе участвуют и гоcyдaчcтвeнные чиновники крупного ранга. Так, например, вторжению террористической «АУМ Синрике» и широкой ее рекламе активно способствоваи лично О. Лобов и некоторые другие члены российского руководства 1991-1993 годов. По оценкам лидеров «АУМ Синрике» на январь 1994 года число ж адептов в Москве составляло 35 тысяч человек, а в целом по Российской Федерации на апрель 1994 г. - немногим менее 50 тысяч человек. Эксперты из Комитета по спасению молодежи утверждают, что и после запрещения ее деяельности по решению суда в апреле 1995 г. секта «АУМ Синрике» продолжает активно действовать на территории России и восточной Уккаины.

Для успешного внедрения в России наиболее опасных тотадтaч-ных сект в ее интееесах были предприняы соответствующие «обработка» и «операции по привлечению на свою сторону» преподавательского состава школ и иных учебных заведений. Например, руководство церкви Муна пытаось через «проникшихся» учением секты преподавателей понести и насадить это учение сседи учащейся молодежи всей страны, охватить ее возможно шире, приобрести в ее среде максимаьно возможное количество сторонников и адептов. По данным российской общественной организации «Комитета по спасению молодежи», в сотни раличных культовых новообраований уже вовлечено от 3 до 5 млн человек, из них в возрасте до 18 лет - 500 тысяч, 18-25 лет - миллион. Рарушено до 250 тысяч семей, не метшее число появилось несовеешеннолетних детей, оставленных родителем, ушедшим в секту.

Под поняие «тоталитарные секты» или, как их наывают на Западе, деструктивные культы по определению ученых-богословов, психологов, социологов попадают такие псевдорелигиозные организации, которые используют: 1) обманную вербовку; 2) контроль и манипулирование сознанием членов общины, чтобы сохранить их зависимыми и покоными лидеру и доктрине (для этою существуют специаьные методик кодирования, внушения, гипноза, специаьной так наываемой агрессивной диеты); 3) создание материаьной зависимости культистов от лидееа и его помощников («апостолов»); 4) насилие над личностью человека.

Оторванность культистов от общества, близких людей, активна бомбардировка сознания внушением необходимости жить по законам секты, помывка мозгов, своеобрана диета (как правило, вегетарианскя, с лишением любых животных продуктов), контроль поведения, депривация

(лишение) сна, активное навязывание своей любви приводят к резко выраженной внушаемости. На этом фоне культисты легко поддаются активным и пассивным гипнотическим воздействиям проповедей своих лидеров. Они используют цензуру информации, поступающей к их членам, прибегают к психологическому давлению, запугиванию и ддугим формам удержания членов в организации, тем самым нарушают право человека на свободный информированный выбор мировоззрения и образа жизни.

Особенную опасность дестуктивные культы представлют для легко внушаемых лиц: даже после первого прослушивания аудио- или ви-дeoпрoпoвeди у них возникает стемление войти в секту, а там уже этих людей ждет массированная психологическая обработка. В конце концов, их психика становится зомбированной и они целиком подпадают под влияние своих лидеров ил их «апостолов». Поэтому речь идет об активном воздействии на личность человека и ее порабощении.

Как же у культистов проявляется изменение психики, называемое «зомбированностью»? Обращают на себя внимание потухший взгляд, маловыразительное лицо, отсутствие интереса к окружающему и близким людям, безынициативность, стемление уйти из дома, покинуть родителей, жену, мужа или детей. Причем одним из главных тебований в некоторых культах является именно разрыв отношений со своими родными (например, в секте Виссариона). Развиваются социально-семейная дезадаптация, то есть изменения их личности становятся такими, что они не могут нормально тудитьст, учитьст, уживаться в семье, их мысли сосредотолены на жизни в секте, среди приверженцев своего культа.

У культистов формируется тoтцятaцнoe мировоззрение, что приводит к преобладанию групповых интересов над личными и развитию синдрома «мы/они», разделяющего мир на два враждебных лагеря: «мы» (культисты) и все остальные люди, не принадлежащие к данному культт. Групповая воля оказывается выше воли индивидуальной, внушается чувство элитарности и взгляд на мир с позиции пoляхизoвaннocти: культ - хороший, мир вне культа - плохой, спасения в нем нет, а значит, и нет пути назад.

Для всех культов характерна вера в то, что их верование представляет абсолютную истину. Поддерживается клевета на критическое мышление, рaцяoнaждyю и умственную деятельность как на нечто чуждое или пагубное. Длл многих культов характерным являетст разрыв с семьей («Белое братство», «Богородичный цент», «АУМ-Синyикe», секта Виссариона и дд.), ддузьями, прошлыми интересами, работой, учебой. Все мысли и влечения концентируются на жизни и общих интересах культа.

Нетадиционные религиозные движения используют различные методики контоля за сознанием и поведением культистов, создают прямую и скрытую зависимость - психологическую, физическую, финансовую, от лидеров и организации, ограничивают свободу выхода, нередко внушая

стах перед выходом из секты, предупреждая о сууовых ил сверхъестественных карах за отступничество от секты. При этом люди держатся часто на страхе и чувстве вины, находятся в постоонном напряжении, что нередко приводит к невротическим и психическим срывам, депрессии, самоубийству.

Особое значение в культах придается стого организованной и хорошо продуманной вербовке в свои ряды новых членов. Она включает в себя разнообразные виды обмана, сбор средств для своих целей, причем цели эти, как правило, скрываютст. Создаетст атмосфера секретности, проводятся ритуалы посвящения (инициации) с включением мер предосторожности и нередко взятием расписок о неразглашении тайны, что часто практикуется в восточных и сатанинских культах.

Тоталитарные секты (дестуктивные культы) активно пытаются проникнуть и внeдуятьcя в органы образования, здравоохранения, государственного управления, производства и коммерции. При этом они часто меняют названия и прибегают к конфессиональной анонимности, , действуют под прикуытиeм ими же созданных подставных организаций, не афиширующих, а то и скрывающих свою связь с сектой. Эксперты Министерства внутенних дел России определяют тоталитарность сект как культивирование слепого подчинения авторитету, жестка организация, контроль всех сторон жизни адептов.

Анализ причин активизации и типологии форм нетадиционных религий помогает сориентироваться в калейдоскопе новых культов, подчеркивает их отличительные, характерные черты, типичными дл которых являются: изменение рецепции восприятия сакрального - Бога (например, подмена понятием Абсолюта), концепции человека (в частности, утверждение его изначално божественной сути), концепции спасения (так, на смену вероятного загробного воздаяния приходит обращение к прикладным методикам изменения сознания и психического состояния личности, дающим реаьное чувство облегчения и успокоения в этом мире и сейчас).

Подчеркнем, что если тадиционные религии имеют глубокие корни в психологии, менталитете, в быту, системе праздников и обрядов, типе и способе мышления этноса, в литературе и искусстве, то новые култы, особенно зарубежного происхождения, не имеют ничего общего в народе. Они вытесняют тадиционную религию, притом достаточно агрессивно, поскольку борьба ведется за жизнь, за территорию, за влияние на людей. Сохраняются также глубинные предпосылки возникновения и пополнения рядов религиозных объединений, деятельность которых при определенной конъюнктуре способна обрести асоциальный характер. Религиозна ситуация пока в какой-то мере остается заожницей экономического, социаь-ного и политического развития всей России.

Библиографический список

1. Новые религиозные движения в России: учебник [Текст] /под общ. ред. Трофимчука. - М., 2002.

P. Bespalenko, V. Rimskiy

Political, ideological and socio-cultural foundations of typology of non-traditional

religions

The whole complex of cultural, historical, political, ideological, social and psychological factors and reasons is described, that cause a specific phenomenon of a modern world - «non-traditional» (subcultural) religions. It makes possible to denote their socio-cultural and mentally- anthropological specific, to make a corresponding typology.

Получено 16.03.2009 г.

УДК 17.025

М.Л. Гельфонд, канд. филос. науу, доц. (4872) 21-11-04, Мк1и20Уа@шаП.ги (Россия, Тула, ТФ РГТЭУ)

Н.Ф. ФЕДОРОВ И Л.Н. ТОЛСТОЙ:

«ОБЩЕЕ ДЕЛО» ПРОТИВ «НЕ-ДЕЛАНИЯ»

(Грани философской критики идеи ненасилия в русской духовной культуре)

Рассматривается проблема логической реконструкции и систематического анализа религиозно-философской критики толстовской этики ненаслля в трудах Н.Ф. Феаорова, которая ранее не становилась пуеаметом специальною историкофилософского исслеаования.

Ключевые слова: философия, этика, мораль, религия, «общее аело», аобуо, зло, насилие, ненаслие, любовь.

Предельный антагонизм аулт^е^^ позиций, определяющих отношение к вдее ненасилия, служит своего рода двоичным кодом религиозно-философского самосознания отечественной культуры, прочерчивая четкую линию демаркации ее фундаментальных императивно-ценностных ориентаций на рубеже XIX - ХХ столетий. В качестве таковых выступают две взаимоисключающие этико-теологические статегии борьбы со злом: «сдлова» (допускающа применение силы как крайней меры в борьбе со злом при условии исчерпания всех иных возможностей его эффективного пресечения дли предотвращения) и «нeнacячьcтвeннa» (тебующая абсолютного отказа от использования любых форм принуждающего воздействия на иную волю вообще), за каждой из которых стоит кoнцeптрaьнo консолидидованна система аргументов. В этом дискурсивном простан-