Научная статья на тему 'Политика США по отношению к Тайваню в контексте американо-китайских отношений в начале XXI в'

Политика США по отношению к Тайваню в контексте американо-китайских отношений в начале XXI в Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
153
23
Поделиться
Ключевые слова
ПРОБЛЕМА ТАЙВАНЯ / АМЕРИКАНО-КИТАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ / АМЕРИКАНО-ТАЙВАНЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ / ДЖ. БУШ-МЛАДШИЙ / ЧЭНЬ ШУЙБЯНЬ / ВОПРОСЫ БЕЗОПАСНОСТИ / ПРОДАЖА ВООРУЖЕНИЯ ТАЙВАНЮ / SINO-U.S. RELATIONS / U.S.TAIWAN RELATIONS / GEORGE W. BUSH

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Лексютина Яна Валерьевна

Статья посвящена анализу политики Соединенных Штатов в отношении Тайваня в начале XXI в. Автором предложена периодизация деятельности администрации Дж. Буша-младшего на тайваньском направлении и дана обстоятельная характеристика эволюции отношений в треугольнике США-КНР-Тайвань в 2001-2009 гг. Особое внимание уделено влиянию тайваньской политики США на американо-китайские отношения. В статье подробно рассмотрены политические инициативы администрации Чэнь Шуйбяня, дестабилизировавшие ситуацию в Тайваньском проливе.

U. S. Policy toward Taiwan in the Context of Sino-U.S. Relations in the Beginning of the XXIst century

The purpose of this article is to analyze U.S. policy toward Taiwan in the beginning of the 21st century. The author determines main periods in the U.S. Taiwan policy under the presidency of George W. Bush and in details characterizes the evolution of the U.S.-China-Taiwan triangular relationship in 2001-2009. Special attention is paid to the influence of the U.S. Taiwan policy on U.S.-China relations. The Chen Shuibian administration's political initiatives, that destabilized the situation in the Taiwan Strait, are under scrupulous observation

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Политика США по отношению к Тайваню в контексте американо-китайских отношений в начале XXI в»

ПОЛИТИКА США ПО ОТНОШЕНИЮ К ТАЙВАНЮ В КОНТЕКСТЕ АМЕРИКАНО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ

В НАЧАЛЕ XXI в.

Статья посвящена анализу политики Соединенных Штатов в отношении Тайваня в начале XXI в. Автором предложена периодизация деятельности администрации Дж. Буша-младшего на тайваньском направлении и дана обстоятельная характеристика эволюции отношений в треугольнике США-КНР-Тайвань в 2001-2009 гг. Особое внимание уделено влиянию тайваньской политики США на американо-китайские отношения. В статье подробно рассмотрены политические инициативы администрации Чэнь Шуйбяня, дестабилизировавшие ситуацию в Тайваньском проливе.

Ключевые слова: проблема Тайваня, американо-китайские отношения, американотайваньские отношения, Дж. Буш-младший, Чэнь Шуйбянь, вопросы безопасности, продажа вооружения Тайваню.

Начало XXI в. нередко характеризуют как стабильный, а иногда даже как наилучший за последние десятилетия период развития американо-китайских отношений, однако между двумя сторонами до сих пор наличествуют существенные разногласия и трения по таким вопросам, как демократия и права человека в КНР, ядерное нераспространение и нераспространение оружия массового уничтожения (ОМУ), ПРО, и целому ряду экономических вопросов, при этом особняком стоит проблема Тайваня (кит. — Тайбэя) как самая сложная и оказывающая огромное влияние на общий ход развития американо-китайских отношений.

В деятельности администрации Дж. Буша-младшего на тайваньском направлении можно схематично выделить четыре периода: первый длился с момента вступления Дж. Буша в должность президента до середины лета 2001 г., второй продолжался до конца

2003 г., третий — с конца 2003 г. по март 2008 г., когда состоялись президентские выборы на Тайване, и четвертый — с марта 2008 г. по январь 2009 г.

Приоритетом в начале первого срока президентства Дж. Буша-младшего на тайваньском направлении была идея привнести в политику США большую «ясность». Первоначально администрация Дж. Буша склонялась к позиции неоконсерваторов, призывавших отказаться от уже ставшей традиционной политики «стратегической неопределенности» в пользу более однозначной поддержки Тайваня. Эта позиция была очевидна еще на ранней стадии президентской избирательной кампании, когда Дж. Буш в предвыборной речи обозначил Китай как «стратегического конкурента», что сильно кон-

© Я. В. Лексютина, 2009

трастировало с определением этой страны как «стратегического партнера», данного предыдущей администрацией Б. Клинтона.

В первые месяцы пребывания на посту президента Дж. Буш продемонстрировал свою приверженность намерению внести коррективы в тайваньскую политику США: была одобрена крупная военная поставка на Тайвань, включавшая вооружения, в которых США длительное время отказывал Тайваню по причине их наступательного характера; были разрешены визиты тайваньских высокопоставленных должностных лиц в США, в том числе транзитные остановки президента Тайваня Чэнь Шуйбяня; по национальному телевидению было сделано заявление, которое должно было развеять сомнения относительно реакции Вашингтона на использование силы в Тайваньском проливе со стороны КНР. Дж. Буша даже стали характеризовать как самого протайваньского президента США со времен администрации Р. Никсона (см.: С1агк, http://courses. mis-souristate.edu/DennisHickey/calclark.htm). И, действительно, после прихода к власти Дж. Буша отношения между Вашингтоном и Тайбэем значительно улучшились. Вашингтон стал стимулировать развитие американо-тайваньских связей по линии военного сотрудничества и содействовать способности острова противодействовать военной угрозе со стороны Китая. Число и уровень визитов тайваньских должностных лиц в США при Дж. Буше увеличились и стали сопровождаться публичными появлениями и встречами с американскими коллегами с явного одобрения Вашингтона.

Но первым испытанием для новой администрации стал инцидент с американским разведывательным самолетом, повлекший за собой кризис в американо-китайских отношениях. 1 апреля 2001 г. разведывательный самолет ВМС США ЕР-3, совершая полет над Южно-Китайским морем, столкнулся с китайским истребителем, который упал в море, его пилот погиб, а получивший повреждения американский самолет был вынужден без разрешения китайской стороны совершить экстренную посадку на Линшуйском аэродроме китайского острова Хайнань. Обе стороны обвинили друг друга в случившемся, разразился дипломатический скандал. Китайская сторона заявила, что американский самолет в мирное время совершал военную разведку над ее экономической зоной в нарушение основных принципов международного права. Вашингтон указал на то, что самолет осуществлял полет над Южно-Китайским морем в международном воздушном пространстве, где США имеют полное право осуществлять полеты, в том числе и разведывательные. По формулировке американского военного командования, самолет ВМС США выполнял «рутинную миссию» вдоль Юго-Восточного побережья Китая (http://www.pacom.mil/speeches/sst2001/010401blairplane.htm).

Китайские власти удерживали команду EP-3 одиннадцать дней, пока госдепартамент США не сделал тщательно взвешенное заявление, в котором выразил «глубокое сожаление» по поводу гибели китайского пилота и того, что американский самолет был вынужден войти в китайское воздушное пространство для экстренного приземления (http://www.state.gOv/r/pa/prs/dpb/2001/2007.htm). Одним из последствий этого инцидента стало решение министра обороны Д. Рамсфелда о приостановке военных контактов с Китаем1.

24 апреля 2001 г. администрация Дж. Буша одобрила продажу Тайваню крупнейшей с 1992 г. партии вооружений, включавшей 8 дизель-электрических подводных лодок; 4 эсминца управляемого ракетного огня класса «Кидд»; 12 патрульных противолодочных самолетов «Орион» P-3C, 54 торпеды типа Mark-48 ASW; 44 противокорабельные ракеты «Гарпун»; 144 самоходные артиллерийские установки «Паладин» M109A6; 54 плавающие гусеничные бронетранспортеры AAV7A1; системы радиоэлектронного противодействия AN/ALE-50 для истребителей F-16; 12 вертолетов-тральщиков морских мин MH-532 (см.: Kan, 2008, p. 7).

Одобрение такой крупной военной поставки, к тому же включающей подводные лодки, свидетельствовало об изменении принципиальной позиции новой администрации в вопросе продажи вооружений Тайваню, что не могло не вызвать обеспокоенности и возражений со стороны Китая. Тем временем, пока китайское правительство по этому поводу выражало официальный протест американскому послу в КНР Дж. Прюеру, президент Дж. Буш дал интервью «Эй-Би-Си Ньюс», в котором на вопрос о том, есть ли у США обязательства защищать Тайвань в случае нападения Китая, ответил: «Да, есть, и китайцы должны понимать это». На вопрос, ответят ли США всей мощью американских вооруженных сил, Дж. Буш ответил, что «будет сделано все, чтобы помочь Тайваню защититься» (http://abcnews.go.com/GMA/story?id= 127022&page=1). Дж. Буш также заявил, что, принимая во внимание необходимость сбора данных о китайских ракетах, направленных на Тайвань, будут продолжены полеты американских разведывательных самолетов. Выступление Дж. Буша явилось отступлением от политики «стратегической неопределенности»: с момента разрыва в 1970-х годах Договора о взаимной обороне между США и Тайванем от 2 декабря

1 Но уже 4 июня 2001 г. министр обороны Д. Рамсфелд объявил о возобновлении военных контактов с Китаем.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

2 Администрация США также решила ознакомить тайваньских военных с технической информацией о новой модификации РАС-3 противоракетного комплекса «Пэтриот», однако решение вопроса о его продаже было отложено на более поздний срок.

__________________________________________________________________________ 199

1954 г. ни один президент США не делал такого сильного заявления в поддержку защиты Тайваня в случае нападения КНР.

Однако представители госдепартамента и Белого дома поспешили заверить, что комментарии Дж. Буша не свидетельствуют о каком-либо изменении политики США в отношении тайваньской проблемы. Но попытки реанимировать американо-китайские отношения, вернувшись к политике «стратегической неопределенности», не привели к ослаблению подозрений КНР относительно линии нового руководства США на сближение с Тайванем. Руководство Китая, похоже, восприняло комментарий Дж. Буша как отражение реальных намерений Вашингтона. Подозрения Китая были подтверждены сообщениями тайваньской прессы о том, что командующий Тихоокеанским флотом США Д. Блэр нанес тайный визит на Тайвань для встречи с тайваньским военным командованием, чтобы обсудить возможность более тесного американо-тайваньского военного сотрудничества (см.: Hsu, 2001, p. 1). Еще больше ухудшили состояние дел сообщения, просочившиеся из Пентагона и появившиеся в американских СМИ, о намерении американской администрации сместить отдельные цели ядерных вооружений США с России на Китай (Pincus, 2001, p. A23).

Подобные сдвиги в тайваньской политике США происходили на фоне деятельности на Тайване нового руководства. Смена власти на острове произошла немногим ранее, чем в США: 18 марта 2000 г. президентом Тайваня был избран Чэнь Шуйбянь, кандидат от традиционно выступавшей за независимость острова Демократической прогрессивной партии (ДПП). Чэнь Шуйбянь с самого начала задал тональность политики своей администрации в отношении КНР таким образом, чтобы рассеять опасения Пекина, вызванные изначальной ориентацией ДПП на независимость Тайваня. В своей инаугурационной речи, получившей название «пяти "нет”», Чэнь пообещал не предпринимать никаких действий, которые могли бы изменить статус-кво в Тайваньском проливе. Однако Пекин фактически проигнорировал примирительную речь Чэня, назвав ее неискренней, и обвинил Чэня в том, что он склоняется к независимости Тайваня.

В этой связи понятно, что Пекин, будучи обеспокоен приходом к власти на Тайване сторонников независимости острова, неосторожными действиями администрации Дж. Буша мог быть спровоцирован на самые резкие шаги. Но казалось, что новоизбранный президент Дж. Буш не собирался отступать от своей решимости внести «ясность» в деликатный тайваньский вопрос. В конце мая-начале июня 2001 г., несмотря на вполне предсказуемую реакцию Пекина, администрация Дж. Буша разрешила Чэнь Шуйбяню по пути его

следования в Латинскую Америку и обратно сделать транзитные остановки в США. Это решение Вашингтона вызвало шквал критики со стороны Пекина, который обвинил США в сознательном нанесении ущерба двусторонним отношениям.

В Нью-Йорке Чэню была предоставлена возможность встретиться с американскими политическими деятелями — мэром Нью-Йорка Р. Джулиани и прибывшими специальным самолетом из Вашингтона 20 членами Конгресса США, а в Хьюстон для встречи с Чэнем прибыли несколько членов палаты представителей Конгресса США. Эти эпизоды сильно отличались от атмосферы, сопутствовавшей транзитной остановке президента Чэня в Лос-Анджелесе в августе 2000 г., когда по требованию администрации Б. Клинтона он вынужден был в течение всего срока своего пребывания находиться в номере отеля, при этом госдепартамент предостерег Чэня от публичных появлений или даже частных встреч с членами Конгресса.

Весной и ранним летом 2001 г. конфликт новой американской администрации и Пекина достиг своего апогея. После этого руководство обоих государств приложило максимум усилий, чтобы восстановить двусторонние отношения, и ситуация постепенно улучшилась по большинству направлений. Соединенные Штаты не стали возражать против кандидатуры Китая как места проведения Олимпийских игр 2008 г., решение об этом было принято Международным Олимпийским комитетом 13 июля 2001 г. (см.: Perlez, 2001, p. А6). 1 июня Дж. Буш призвал Конгресс продлить Китаю режим наибольшего благоприятствования (РНБ) в торговле с США (http://www. whitehouse.gov/news/releases/2001/06/20010601-5.html), решение о чем конгресс одобрил 19 июля3.

США и Китай согласовали последние вопросы, касавшиеся вступления Китая в ВТО. В июне 2001 г. советник президента по вопросам национальной безопасности К. Райс заявила, что Соединенные Штаты будут стремиться к установлению конструктивных отношений с Китаем, а в июле госсекретарь К. Пауэлл во время визита в Китай назвал Китай «другом» и сделал акцент на том, что не рассматривает Китай как «соперника» или «стратегического соперника» (цит. по: Зиновьев, 2004, с. 34). Таким образом, первый период в деятельности администрации Дж. Буша на тайваньском направлении, характеризующийся сильным креном политики США в сторону Тайваня, завершился уже летом 2001 г.

После террористических актов 11 сентября 2001 г. на первый

3 27 декабря 2001 г. президент США Дж. Буш подписал указ, официально объявив о предоставлении Китаю режима нормальных торговых отношений на постоянной основе с 1 января 2002 г.

__________________________________________________________________________ 201

план администрация Дж. Буша вынесла сотрудничество с Китаем в борьбе против терроризма, что заставило Вашингтон пересмотреть свою первоначально конфронтационную политику в отношении Китая. Заинтересованность в Китае как важном потенциальном союзнике в антитеррористической борьбе была мотивирована следующими причинами: Китай мог предоставить необходимые США разведданные, поскольку китайская разведка была лучше американской в Центральной и Юго-Западной Азии, регионах деятельности террористов; Китай мог оказать давление на своего давнего союзника Пакистан, чтобы правительство генерала П. Мушаррафа пошло на сотрудничество с США против Аль-Каиды и ее сторонников; важна была позиция Китая как постоянного члена СБ ООН; при посредничестве Китая можно было убедить правительства Центрально-Азиатских государств разместить на их территориях американские вооруженные силы для борьбы против террористов. Китай, в свою очередь, рассматривал антитеррористическую кампанию как возможность улучшить отношения с Вашингтоном и получить уступки по важным для Пекина вопросам, и прежде всего по тайваньскому.

В октябре 2001 г. в Шанхае прошел саммит организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, в ходе которого состоялась первая личная встреча Дж. Буша и председателя КНР Цзян Цзэминя. На встрече Дж. Буш обозначил позицию США следующим образом: «Америка хочет конструктивных отношений с Китаем» (http://www.whitehouse.gov/news/releases/2001/10/20011019-4.html). Такой пассаж в сторону Китая особенно выделялся на фоне более раннего высказывания Дж. Буша о видении Китая как «стратегического соперника». Более того, Вашингтон не предпринял никаких действий, чтобы участие в работе саммита тайваньской делегации во главе с вице-президентом Тайваня Ли Юаньцзу стало возможным, так как Китай посчитал неприемлемым присутствие на саммите представителя Тайваня рангом выше, чем министр, и не направил приглашение на саммит тайваньской стороне. Очевидно, что администрация Дж. Буша, нуждаясь в поддержке Китая в антитеррористической борьбе, готова была пойти на сближение с Китаем в ущерб отношениям с Тайванем.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Советник президента по вопросам национальной безопасности К. Райс в феврале 2002 г. на пресс-конференции, посвященной предстоящему визиту Дж. Буша в Японию, Республику Корея и Китай, подтвердила политику США, которой вот уже шесть администраций придерживались в отношении тайваньской проблемы. На вопрос о том, планируется ли во время визита в Китай совместное американо-китайское заявление ввиду тридцатилетней годовщины Шанхайского коммюнике и новое заявление по Тайваню, К. Райс

ответила, что политика США в отношении Тайваня крайне ясна — США не хотят изменения статус-кво, проблема должна быть решена мирно двумя сторонами пролива, и США имеют обязательства содействовать обороне Тайваня в соответствии с Законом об отношениях с Тайванем (http://www.yale.edu/lawweb/avalon/sept_11/ rice_007.htm). Перед своим азиатским туром Дж. Буш в еженедельном радиообращении к нации назвал Тайвань «хорошим другом» наряду с Канадой, Австралией, Новой Зеландией, Таиландом и Филиппинами (http://www.whitehouse.gov/news/releases/2002/02/20020216. html). На совместной пресс-конференции по итогам встречи Дж. Буша и Цзян Цзэ-миня в Пекине президент США сказал, что позиция Вашингтона по тайваньской проблеме не меняется уже на протяжении многих лет, США придерживаются Закона об отношениях с Тайванем и верят в мирное разрешение проблемы (http://www.whitehouse.gov/news/releases/ 2002/02/20020221-7.html). Показательно обращение Дж. Буша к Закону об отношениях с Тайванем, а не к трем американо-китайским совместным коммюнике.

Во время встречи в Пекине стороны также договорились о предстоящих визитах в США заместителя председателя КНР Ху Цзиньтао в конце апреля 2002 г. и председателя Цзян Цзэминя в октябре 2002 г. Однако события, последовавшие за пекинской встречей лидеров двух стран, чуть было не сорвали визит Ху Цзиньтао в США. В марте 2002 г. произошла неформальная встреча министра обороны Тайваня Тан Яомина с заместителем министра обороны П. Вулфовицем во время организованной Американотайваньским торговым советом конференции по стратегическим вопросам во Флориде (США). Тан Яомин стал первым действующим тайваньским министром обороны, нанесшим визит в США с тех пор, как в 1979 г. США разорвали дипломатические отношения с Тайванем. Встреча Тан Яомина с П. Вулфовицем усилила подозрения Пекина относительно масштабов военного сотрудничества США и Тайваня. Обострил ситуацию просочившийся в прессу 9 марта секретный доклад «Обзор ядерной политики» США, представленный американскому Конгрессу Министерством обороны 8 января 2002 г. В докладе указывалось, в частности, что Китай наряду с Россией, Ираком, Ираном, Ливией, Сирией и Сев. Кореей рассматривается в качестве потенциальной цели ядерного удара со стороны США (Nuclear Posture Review, 2002). Китайский МИД выразил категорический протест в ответ на разрешение американских властей совершить визит в США министру обороны Тайваня и потребовал объяснений по поводу секретного доклада Пентагона. На какое-то время Китай запретил американским военным кораблям заходить в порт Гонконга.

Однако, несмотря на требования отдельных китайских политиков отменить запланированный визит заместителя председателя КНР Ху Цзиньтао в США, он все же состоялся в конце апреля-начале мая 2002 г. Во время встреч Ху Цзиньтао с Дж. Бушем и вице-президентом США Р. Чейни американская сторона не только подтвердила, что придерживается политики «одного Китая» и соблюдает три совместных американо-китайских коммюнике, но и подчеркнула, что США не поддерживают идею независимости Тайваня и не поощряют развития выступающих за независимость Тайваня сил (http://www.china-embassy.ch/chn/xwss/t114915.htm). В ходе визита в США Ху Цзиньтао также имел встречу с министром обороны США Д. Рамсфелдом в Пентагоне. Приглашение Ху Цзиньтао в Пентагон, куда раньше ни один высокопоставленный китайский политик не допускался, свидетельствовало о крайней заинтересованности США в возобновлении и укреплении военных связей между двумя государствами.

К лету 2002 г. из уст высокопоставленных американских чиновников в разных интерпретациях все чаще стали звучать заявления о том, что США не поддерживают независимость Тайваня и даже что они выступают против нее. П. Вулфовиц, известный своими неоконсервативными взглядами, в своем выступлении в Национальном пресс-клубе 15 мая 2002 г. сказал, что у США «нет намерения и желания отделить Тайвань от материка или иметь независимый Тайвань», а в Центре иностранной прессы в Вашингтоне 29 мая он заявил: «Мы выступаем против независимости Тайваня» (http://www.defenselink.mil/ transcripts/transcript.aspx?transcriptid=3447; http://www.defenselink.mil/transcripts/transcript.aspx? transcriptid=3471). Такие изменения тональности риторики по тайваньскому вопросу, по всей видимости, были обусловлены желанием успокоить руководство Китая по мере активизации военного сотрудничества с Тайванем. Достаточно скоро действия со стороны самого Тайваня явились причиной подобных жестких высказываний из Вашингтона. Так, 3 августа 2002 г. Чэнь Шуйбянь на собрании Всемирной федерации тайваньских ассоциаций объявил о том, что каждый берег Тайваньского пролива является отдельным государством (http://www.president.gov.tw/php-bin/dore2+/list.php4?_section=3), что фактически стало модификацией слов Ли Дэнхуэя об «особом межгосударственном» характере отношений сторон пролива. Чэнь Шуйбянь указал на то, что будущее Тайваня должно быть решено на референдуме, путем волеизъявления всего населения острова. Выступление Чэня спровоцировало недовольство Вашингтона, нашедшее выражение в виде новых, в некотором роде пропекинского характера, заявлений высокопоставленных американских чиновников.

С китайской стороны не последовало резкой реакции, Пекин лишь ограничился устными угрозами в адрес Тайваня и был удовлетворен негативной реакцией Вашингтона на выступление Чэня. Перед Китаем на тот момент стояла более важная задача — осенью 2002 г. предстояло проведение 16-го съезда КПК, в ходе которого ожидалась передача власти от третьего поколения китайского руководства к четвертому. В этой связи Пекин не был заинтересован в эскалации напряженности в Тайваньском проливе и обострении американо-китайских отношений. В таких условиях состоялся запланированный визит Цзян Цзэминя в США в октябре 2002 г. Цзян Цзэминь был приглашен на семейное ранчо Дж. Буша в Техасе, что символизировало особое отношение к Цзяну, поскольку на ранчо приглашались только особо близкие Дж. Бушу иностранные гости. Вероятно, этим Дж. Буш хотел продемонстрировать уважение к уходящему с поста председателя КНР Цзян Цзэминю. В качестве жеста дружбы американская сторона подтвердила свою приверженность политике «одного Китая», основанной на трех совместных коммюнике и Законе об отношениях с Тайванем. Но главным вопросом на повестке дня была ситуация с Ираком и Северной Кореей.

Дело в том, что осенью 2002 г. одним из важнейших вопросов для Вашингтона стал снова обозначившийся северокорейский ядерный кризис. Американская администрация осознавала, что без помощи Китая невозможно решить эту проблему дипломатическим путем. Китай являлся одной из немногочисленных стран, имеющих относительно тесные отношения с Пхеньяном, был самым важным торговым партнером Сев. Кореи и на 70% обеспечивал потребности страны в энергии, что позволяло Китаю оказывать значительное экономическое и дипломатическое давление на Северную Корею в случае необходимости (см.: Carpenter, Bandow, 2004, p. 82-84). Война против исламского терроризма и северокорейский кризис способствовали тому, что США стали проводить более взвешенную политику в отношении Китая, чем в первые месяцы администрации Дж. Буша.

В марте 2003 г. в Китае завершился процесс передачи власти, на 10-й сессии ВСНП были избраны председатель КНР — Ху Цзинь-тао, заместитель председателя — Цзэн Цинхун и новый состав правительства во главе с премьером Госсовета Вэнь Цзябао. Но передача власти не сопровождалась серьезными изменениями позиции Китая по тайваньской проблеме и не могла рассматриваться как фактор, способный повлиять на развитие ситуации в Тайваньском проливе в той мере, как, например, смена власти в США или на Тайване.

В конце мая 2003 г. во время эпидемии атипичной пневмонии Чэнь Шуйбянь объявил о намерении провести референдум по вопросу участия Тайваня в ВОЗ и строительства четвертой атомной электростанции на Тайване. С целью обсуждения проблемы референдума в Вашингтон в конце июля 2003 г. впервые за всю историю американо-китайских отношений прибыли высокопоставленные китайские чиновники, занимающиеся тайваньским вопросом, — глава Канцелярии по делам Тайваня при Госсовете Китая Чэнь Юньлинь и его заместитель Чжоу Минвэй. Рассматривая проведение первого в истории Тайваня референдума как создание прецедента для проведения в будущем референдума по изменению официального названия острова или даже по вопросу провозглашения независимости, Пекин надеялся заручиться поддержкой США, способных удержать Тайвань от реализации этой опасной, с позиции Китая, инициативы.

Уже на следующий день после того, как китайская делегация покинула Вашингтон, в столицу США прибыли представитель президентской администрации Тайваня Цю Ижэнь, заместитель министра иностранных дел Гао Инмао, заместитель директора национального совета безопасности Кэ Чэнхэн, представители ДПП Чэнь Чжунсинь и Сяо Мэйцинь с намерением обсудить вопросы, касающиеся проведения референдума на Тайване. Хотя тайваньские представители объяснили важность и необходимость подобной инициативы, американская сторона продолжала настаивать на том, чтобы референдум не проводился.

Накануне визита президента Дж. Буша в Азию и Австралию в середине октября 2003 г. К. Райс на брифинге подчеркнула, что «никто, никто не должен пытаться в одностороннем порядке изменить статус-кво» в Тайваньском проливе (http://www.state.gOv/p/eap/rls/rm/ 2003Z25178.htm). Это был прозрачный намек в сторону тайваньской администрации, служивший предупреждением президенту Чэню отказаться от проведения референдума и других «опасных» инициатив. Но в сентябре 2003 г. Чэнь Шуйбянь, озвучивая текущие задачи ДПП, выдвинул идею о разработке новой конституции вместо уже существующей с 1947 г. и принятии ее путем референдума. Китай воздержался от заявлений на этот счет в ожидании негативной реакции Вашингтона. Показательными должны были стать запланированные на конец октября - начало ноября 2003 г. транзитные остановки Чэня в США. Но вопреки ожиданиям китайской стороны Соединенные Штаты и в этот раз оказали теплый прием Чэнь Шуйбя-ню. В Нью-Йорке состоялись встречи Чэня с конгрессменом Т. Лэнтосом, мэром Нью-Йорка М. Блумбергом, спикером штата Нью-Йорк Ш. Силвером, бывшим мэром Нью-Йорка Р. Джулиани, а

на церемонии вручения Чэню награды Международной лиги прав человека, которой он удостоился за вклад в отстаивание прав человека на Тайване, он был удостоен чести произнести публичную речь, в которой, помимо прочего, было дано обоснование необходимости обновления действующей конституции Тайваня.

Поскольку надежды Китая на сдерживающее влияние США не оправдались, Пекин в середине ноября 2003 г. разразился жесткой критикой в адрес Тайваня и председателя Американского института на Тайване Т. Шахин. По мере приближения голосования в законодательном юане Тайваня по законопроекту о референдуме риторика Пекина в отношении деятельности Чэня усиливалась, звучали такие высказывания: инициативы Чэня могут «обернуться трагедией для тайваньских соотечественников»; они «шаг за шагом подводят к краю пропасти»; «действия по достижению так называемой независимости Тайваня означают войну» (http://www.gwytb.gov.cn/zyjh/ zyjh0.asp?zyjh_mJd=700; http://www.gwytb.gov.cn/zyjh/zyjh0.asp?zyjh_m_id=701). Но, несмотря на открытые угрозы Пекина, 28 ноября на Тайване был принят Закон о референдуме, правда, в более приемлемой для Китая редакции, поскольку в ней отсутствовали такие положения, как проведение всенародного референдума по государственному флагу, государственному названию, государственному гимну, изменению территории, суверенитету, конституции. Однако в законе была статья, наделяющая президента правом выносить на референдум вопросы, касающиеся безопасности государства (в случае, если «имеются опасения, что внешняя угроза, которой подвергается государство, может привести к изменению его суверенного статуса» (Закон о референдуме, 2003, ст. 17). Этим правом Чэнь Шуйбянь незамедлительно воспользовался, обнародовав решение провести «оборонительный» референдум в день президентских выборов 20 марта 2004 г. Представитель госдепартамента США Р. Баучер заявил, что США выступают против «любого референдума, который может изменить статус Тайваня или приблизить его к обретению независимости» (http://www.state.gOv/r/pa/prs/dpb/ 2003Z26776.htm). Таким образом, характеризуя политику США в отношении тайваньской проблемы в период с лета 2001 г., когда администрация Дж. Буша начала налаживать серьезно ухудшившиеся в результате своих первоначальных действий отношения с КНР, по конец 2003 г., можно отметить, что, вопреки желанию Дж. Буша привнести «ясность» в тайваньскую политику США, она стала еще более непоследовательной, чем раньше. С одной стороны, американотайваньские связи расширялись и крепли, а с другой стороны, Соединенные Штаты были вынуждены искать поддержку со стороны

Китая по вопросам антитеррористической борьбы и северокорейской ядерной проблемы. Но подобная непоследовательность не могла продолжаться долго, поскольку администрация Чэнь Шуйбя-ня расценивала позитивную динамику развития американотайваньских связей как «зеленый свет» для продвижения в сторону независимости острова. Правительство в Тайбэе не замечало или не желало замечать того, что Соединенные Штаты обеспокоены дестабилизирующими инициативами Чэнь Шуйбяня и не заинтересованы в эскалации напряженности в Тайваньском проливе. Чэнь, руководимый собственными политическими приоритетами, политическим календарем и проблемами с КНР, своими политическими инициативами раз за разом ставил администрацию Дж. Буша в неприятную ситуацию. Более того, свои инициативы Чэнь предлагал без предварительных консультаций с Вашингтоном, что затрудняло проведение тайваньской политики США. К концу 2003 г. администрация Дж. Буша пришла к пониманию необходимости внесения корректив в тайваньскую политику, особенно после заявления Китая о том, что тот начнет войну в случае, если правительство Чэня будет продолжать продвигать идею независимости острова.

В такой обстановке состоялся визит премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао в США в декабре 2003 г. На совместной пресс-конференции 9 декабря Дж. Буш заявил: «Соединенные Штаты придерживаются политики "одного Китая”, базирующейся на трех совместных американо-китайских коммюнике и Законе об отношениях с Тайванем. Мы выступаем против любых действий в одностороннем порядке либо со стороны Китая, либо со стороны Тайваня, направленных на изменение статус-кво. А высказывания и действия лидера Тайваня указывают на его желание принимать решения в одностороннем порядке по изменению статус-кво, против чего мы возражаем» (http://www.whitehouse.goV/news/releases/2003/12/ 20031209-2.html). За все время пребывания у власти Дж. Буша это высказывание было самым сильным публичным упреком в адрес Чэнь Шуйбя-ня. Более того, Дж. Буш позволил Вэнь Цзябао охарактеризовать политику США как «оппозиция независимости Тайваня», Дж. Буш не только не поправил Вэнь Цзябао, но и кивнул головой в знак согласия (Bush, Wen Meet at White House // http://www.washingtonpost.com). И снова госдепартамент США поспешил заверить Тайвань в том, что высказывания президента не означают существенных изменений в тайваньской политике США. Уже несколько недель спустя Вашингтон убеждал тайваньских законодателей одобрить 18-миллиардный пакет вооружений, который в законодательном юане Тайваня блокировала пан-синяя коалиция. Более того, в конце марта 2004 г. Пентагон объявил о планах поставки радаров дальнего действия

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

раннего предупреждения Тайваню в качестве ответной меры на продолжающееся размещение ракет Китаем. Но наряду с действиями по укреплению обороноспособности Тайваня администрация Дж. Буша продолжала настаивать на том, чтобы Чэнь оставил идею проведения референдума в марте 2004 г. Когда стало понятно, что переубедить Чэня невозможно, Соединенные Штаты изменили тактику и пытались убедить его сформулировать вопросы референдума таким образом, чтобы не вызвать у Китая особенного противодействия. В конце концов, правительство Тайваня уступило давлению США, и вопросы были сформулированы максимально корректно.

20 марта 2004 г. на Тайване должны были состояться очередные президентские выборы и первый в истории острова референдум. Как и на предыдущих президентских выборах 2000 г., наименее желательной кандидатурой на пост президента Тайваня для КНР был Чэнь Шуйбянь. Накануне выборов китайское руководство старалось не делать резких выпадов в сторону Тайваня, дабы не провоцировать тайваньский электорат. Поэтому Китай отказался от публичных высказываний относительно запланированного на март референдума, понадеявшись на сдерживающее влияние в этом направлении Соединенных Штатов. В итоге референдум на Тайване был проведен, но, поскольку голосовать пришло менее 50% граждан, имеющих право голоса, он был признан ЦИК несостоявшимся. А победу на президентских выборах вопреки надеждам Китая одержал Чэнь Шуйбянь, хотя и с незначительным перевесом голосов.

Осенью 2004 г. политика США снова дала крен в сторону Китая и поставила под сомнение американскую поддержку Тайваня. В октябре в интервью «Си-эн-эн Интернэшнл» во время своего турне в Восточную Азию госсекретарь К. Пауэлл сказал: «Мы не хотим, чтобы обе стороны предпринимали действия в одностороннем порядке, наносящие ущерб окончательному результату — воссоединению, к чему все стороны стремятся» (http://www.state.gov/secretary/former/ powell/remarks/37366.htm). Его заявление фактически игнорировало мнение миллионов тайваньцев, которые не желали объединяться с КНР. Более того, высказывание К. Пауэлла подразумевало, что в качестве единственного решения тайваньского вопроса США рассматривали воссоединение острова и материка. В интервью корреспондентам «Феникса» К. Пауэлл конкретизировал политику США: «Есть только один Китай. Тайвань не является независимым. Он не обладает национальным суверенитетом», а «движение за независимость или те, кто выступает за независимость на Тайване, не получат поддержки от США» (http://www.state.gov/secretary/rm/ 37361.htm). Пропекинские высказывания К. Пауэлла были продик-

тованы недовольством политикой, которую проводил Чэнь Шуй-бянь, и должны были служить ему напоминанием о необходимости консультаций с США перед проведением своих инициатив. Вполне предсказуемо комментарии К. Пауэлла вызвали бурю критики в Тайбэе и выражения признательности со стороны Пекина. Чэнь сказал, что «Тайвань является абсолютно независимой и суверенной страной», а представитель китайского МИДа назвал замечания К. Пауэлла «полезными и конструктивными» (см.: Kahn, 2004, p.A5).

В декабре 2004 г. на Тайване должны были состояться выборы в законодательный юань. Большое значение парламентским выборам придавали и Китай, и США, поскольку завоевание большинства в законодательном юане пан-зеленым блоком (ДПП-Тайлянь) позволило бы Чэнь Шуйбяню контролировать парламент и продолжать проводить дестабилизирующие ситуацию в Тайваньском проливе инициативы, в то время как победа пан-синего блока (Гоминь-дан-Циньминьдан) позволила бы ограничить исполнительную власть в их реализации. Поэтому победа пан-синего блока на выборах 11 декабря принесла некоторую разрядку в отношения США, Китая и Тайваня. Однако затишье длилось недолго, уже спустя несколько дней правительство Ху Цзиньтао заявило, что предложит Всекитайскому собранию народных представителей на рассмотрение проект Закона против сецессии, а несколькими днями позже китайское правительство выпустило очередную Белую книгу по обороне. В отношении тайваньского вопроса в ней говорилось, что священный долг вооруженных сил Китая — не допустить раскола страны сепаратистскими силами. Далее подчеркивалось, что в случае, «если тайваньская администрация предпримет такой опрометчивый шаг, который будет способствовать “независимости Тайваня”, то народ Китая и вооруженные силы сделают все возможное, чтобы не допустить этого» (Национальная оборона Китая в 2004, ст. 2). Вашингтон ограничился комментариями госсекретаря К. Пауэлла относительно того, что Белая книга по обороне на данный момент не является поводом для беспокойства, поскольку США внимательно отслеживают ход военной модернизации в КНР (http://www.state.gov/ secretary/former/powell/remarks/40057.htm).

Между тем действия самих Соединенных Штатов могли служить поводом для эскалации напряженности в Тайваньском проливе. В конце декабря 2004 г. Вашингтон объявил о том, что в Американский институт на Тайване в середине следующего года будут направлены офицеры, находящиеся на действительной военной службе, хотя с момента разрыва дипломатических отношений с Тайванем на работу в де-факто посольство направлялись только военные офицеры и сотрудники министерства обороны, ушедшие в

отставку. Также США заключили договор на 99-летнюю аренду участка под строительство нового здания под Американский институт на Тайване. Эти шаги свидетельствовали о намерении США поддерживать и развивать американо-тайваньские отношения еще очень длительное время.

В конце зимы - начале весны 2005 г. Вашингтон продемонстрировал осторожность, если не враждебность, в отношении Китая. 14 марта 2005 г. Всекитайское собрание народных представителей подавляющим числом голосов приняло Закон против сецессии, который давал Китаю правовые основания в одностороннем порядке решать вопросы между двумя сторонами пролива и, более того, даже оправдывать вторжение на Тайвань. Госдепартамент США назвал решение китайского руководства о принятии этого закона «неудачным», также служащим не миру и стабильности в Тайваньском проливе, а «ужесточению позиций» (http://www.state.gov/rZpa/ prs/dpb/2005/43404.htm). Свидетельством осторожного отношения Вашингтона к Пекину была и реакция США на обозначившееся с

2004 г. желание ЕС отменить эмбарго на продажу вооружений Китаю. Администрация Дж. Буша оказывала огромное давление на ведущие страны ЕС, особенно на Великобританию, с целью не допустить отмену эмбарго. Во время своего турне по Восточной Азии в марте 2005 г. госсекретарь К. Райс напомнила европейским союзникам, что Соединенные Штаты, а не Европа, несут ответственность и риски поддержания стабильности в Тихоокеанском регионе.

В январе 2006 г. стало известно о планах Чэнь Шуйбяня отменить Совет национального объединения (СНО) и Программу национального объединения, восстановить членство в ООН под именем «Тайвань» и завершить проект новой конституции к концу года. Представитель госдепартамента А. Эрели в связи с намерением Чэня отменить Совет национального объединения заявил, что «Соединенные Штаты выступают против любого изменения статус-кво в одностороннем порядке любой из сторон» (http://www.state. gov/r/pa/prs/dpb/ 2006/60060^^). В тайваньских СМИ фигурировала информация о том, что в Тайбэй были направлены представитель госдепартамента К. Харт и представитель Совета по национальной безопасности США Д. Уилдер с миссией убедить Чэня не провоцировать Китай. На протяжении нескольких недель тайваньская и американская стороны вели активный обмен мнениями по вопросу отмены СНО, в результате диалога удалось выработать компромиссную формулировку — Совет национального объединения «прекратит функционировать», а Программа национального объединения «прекратит применяться».

В свою очередь, вопрос пересмотра конституции на Тайване стал одним из главных раздражителей в отношениях треугольника США-Китай-Тайвань в 2006 г. По большому счету, Вашингтон не возражал против проведения конституционной реформы на Тайване, призванной усовершенствовать процесс работы тайваньского правительства, однако важным вопросом оставалось направление, которое конституционная реформа примет на практике. В Вашингтоне существовали вполне оправданные опасения относительно возможности использования реформы как инструмента для продвижения Тайваня в сторону независимости.

В феврале и марте 2006 г. Вашингтон опубликовал два документа, вызвавшие негодование Китая. В первом документе — очередном докладе министерства обороны «Четырехлетний обзор обороны» — Китай был назван страной, имеющей самый большой потенциал составить конкуренцию США в военном плане. В докладе подчеркивалось, что «военная модернизация Китая ускорилась с середины 1990-х годов в ответ на требования центрального руководства разработать военные варианты против Тайваня», а «темп и размах военного строительства Китая уже поставили под угрозу военный баланс в регионе» (Quadrennial Defense Review Report, 2006, p. 29). Во втором документе — «Стратегии национальной безопасности» — США хотя и признавали наличие широкого круга общих интересов с Китаем, но призывали китайское руководство проводить демократические реформы и политику открытости. Отдельно в документе было сказано о необходимости решения существующих между Китаем и Тайванем противоречий мирным путем, без насилия и действий в одностороннем порядке как с одной, так и с другой стороны (The National Security Strategy of the uSa, 2006, p. 41-42). Китай сделал американской стороне серьезное заявление, назвав положения документов серьезным вмешательством во внутренние дела Китая.

В апреле 2006 г. состоялся визит Ху Цзиньтао в США. И хотя во время визита не прозвучало каких-либо заявлений по тайваньской проблеме, существенно отличающихся от традиционных, однако он был отмечен двумя недоразумениями, произошедшими во время торжественной церемонии приветствия перед Белым домом: под видом аккредитованного журналиста на церемонию попала сторонница движения «Фалуньгун» и своими криками попыталась прервать приветственную речь Ху Цзиньтао, а диктор Белого дома объявил гимн Китайской народной республики гимном «Китайской Республики» (так называет себя Тайвань).

В мае 2006 г. Чэнь Шуйбянь планировал сделать транзитную остановку в США на пути в Коста-Рику и Парагвай, но, уступив дав-

лению со стороны КНР, администрация Дж. Буша отказала тайваньскому президенту в праве на посадку в континентальной части США, предложив в качестве альтернативы Аляску или Гавайи. Подобный отказ мог быть вызван тремя причинами: во-первых, США пытались таким образом исправить недоразумения, произошедшие во время визита Ху Цзиньтао в апреле 2006 г.; во-вторых, США необходимо было получить согласие Китая в СБ ООН на резолюцию, предписывающую санкции против Ирана; в-третьих, Вашингтон был недоволен последними действиями Чэня, и в особенности упразднением Совета национального объединения.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Изменения в отношении администрации Дж. Буша к транзитным остановкам Чэня особенно выделялись на фоне 10-дневного визита в США в марте 2006 г. мэра Тайбэя и вероятного кандидата от партии «Гоминьдан» на приближающихся президентских выборах 2008 г. Ма Инцзю. Целью визита Ма Инцзю в США было донести до американской аудитории позицию своей партии по вопросу отношений США, Китая и Тайваня, поскольку данный вопрос должен был стать центральным во время президентских выборов на Тайване. Выступая перед аудиторией в Американском предпринимательском институте, Ма Инцзю озвучил свою так называемую концепцию «пяти действий» для улучшения отношений между двумя сторонами пролива, предполагающую возобновление диалога между Тайванем и Китаем на основе «консенсуса 1992 г.», подписание мирного соглашения на 30-50 лет, увеличение экономических обменов с целью создания в перспективе общего рынка, достижение с Китаем взаимоприемлемого соглашения для расширения участия Тайваня в международных организациях и стимулирование культурных и образовательных обменов.

Начало 2007 г. предвещало трудный год для отношений между США, Китаем и Тайванем. В середине января 2007 г. Канцелярия Госсовета КНР по делам Тайваня выступила с заявлением о том, что наступивший год будет иметь ключевое значение для борьбы против независимости Тайваня. Пекин все жестче стал реагировать на транзитные остановки Чэнь Шуйбяня в США. На Тайване полным ходом шел пересмотр действующей конституции, что вызывало опасения китайской стороны относительно возможного включения в нее положений, свидетельствующих о независимом статусе Тайваня. 2007 г. начался с визита президента Чэнь Шуйбяня в январе в Латинскую Америку, и на этот раз американская администрация разрешила транзитную остановку Чэня в Сан-Франциско и Лос-Анджелесе. Однако визит не был отмечен какими-либо важными событиями, Чэнь имел возможность встретиться лишь с представи-

телями местной тайваньской общины, мэром А. Виллараигоса и представителями академического сообщества. А в августе 2007 г. администрация Дж. Буша ограничила транзитную остановку Чэня в Энкоридже (Аляска) до 50-минутной остановки для дозаправки. Подобные ограничения явились проявлением тенденции, возникшей уже в 2006 г. и заключающейся в ужесточении американской политики в отношении транзитных остановок Чэня на территории США.

Вашингтону все сложнее и сложнее становилось взаимодействовать с Чэнь Шуйбянем и ограничивать его дестабилизирующие ситуацию в Тайваньском проливе инициативы. Непредсказуемость политического стиля руководства Чэня стала препятствовать положительному развитию американо-тайваньских отношений. Если в начале своего пребывания на посту главы тайваньской администрации Чэнь старался придерживаться выдвинутых в инаугурационной речи 2000 г. «пяти "нет”», то во время своего второго срока президентства Чэнь стал активно проводить инициативы, которые Вашингтон расценивал как нарушение духа и буквы «пяти "нет”».

4 марта 2007 г., выступая на торжественном мероприятии по поводу 25-й годовщины создания Формозской ассоциации общественных дел, Чэнь Шуйбянь провозгласил доктрину «четырех желаний», состоящую в том, что Тайвань желает независимости, новой конституции, экономического развития и смены официального названия на «Тайвань» (http://www.president.gov.tw/php-bin/dore2+/list. php4?_section=3). На следующий день представитель госдепартамента Ш. Маккормак выступил с критикой заявления Чэня, назвав его «бесполезным», и подчеркнул, что Вашингтон рассматривает приверженность Чэня «пяти "нет"» как «тест на лидерские качества, надежность и способность управлять государством» (http://www.state. gov/r/pa/prs/dpb/2007/mar/81396.htm).

В этот период Чэнь продолжал активно проводить политику «декитаизации» тайваньского общества. Одним из проявлений этого процесса было изменение содержания учебников истории. В середине марта появились сообщения о том, что кабинет министров Тайваня рассматривает законопроект, предполагающий закрепление за фуцзяньским диалектом статуса государственного языка наравне с государственным китайским. Тайваньская администрация также продолжила реализацию на практике идеи по изменению официальных названий правительственных предприятий4.

4 Одной из причин таких действий Чэня, как заявление о «четырех желаний» Тайваня и кампания по изменению официальных названий правительственных предприятий, могла быть необходимость отвлечь общественное внимание от продолжающихся коррупционных скандалов на Тайване, которые начались еще в 2006 г. и касались как администрации Чэнь Шуйбяня, так и в то время еще председателя «Гоминьдана» Ма Инцзю.

214 __________________________________________________________________________

К концу мая 2007 г. Чэнь Шуйбянь все чаще стал озвучивать идею членства Тайваня в ООН под названием «Тайвань». 18 июня 2007 г. Чэнь заявил о своем решении одновременно с президентскими выборами 2008 г. провести референдум по вопросу подачи заявки на вхождение в ООН в качестве нового члена под названием «Тайвань». Представитель госдепартамента Ш. Маккормак уже на следующий день заявил, что США настаивают на том, чтобы Чэнь отказался от идеи проведения этого референдума (http://www.state.gOv/r/pa/ prs/dpb/2007/jun/86611 .htm). Возражения Соединенных Штатов не остановили Чэня, а идея получила свое дальнейшее развитие в виде решения провести в 2008 г. сразу два референдума по вопросу членства в ООН, что было обусловлено расхождениями в подходах к членству в ООН между ДПП и «Гоминьданом».

Недовольство Вашингтона идеей проведения референдума могло стать причиной отклонения в середине июля 2007 г. тайваньского запроса на приобретение 66 истребителей F-16 СЮ, и это в свете того, что в последние годы именно от Соединенных Штатов исходили инициативы продажи Тайваню дополнительных вооружений. Тайваньский запрос на приобретение истребителей F-16 был вызван тем, что в июне 2007 г. законодательный юань Тайваня после длительных разногласий между пан-зеленой коалицией и пансиней, длительное время блокировавших одобрение большинства пунктов американского пакета вооружений 2001 г., наконец-то одобрил выделение финансовых средств на приобретение самолетов «Орион» Р-3С, модернизацию двух противоракетных комплексов «Пэтриот» РАС-2 к модификации РАС-3 и на дополнительное приобретение истребителей F-16 за счет оборонного бюджета на 2007 фискальный год. Отклонив тайваньский запрос в июле на приобретение истребителей F-16, 12 сентября 2007 г. Пентагон объявил о намерении продать Тайваню 12 противолодочных самолетов «Орион» Р3-С и 144 ракеты противовоздушной обороны общей стоимостью в 2,2 млрд американских долларов. В ответ на заявление Пентагона китайское руководство потребовало от Соединенных Штатов немедленно отказаться от планов продажи ракет Тайваню и разорвать с ним военные связи. Китайская сторона также заявила, что в противном случае оставляет за собой право принимать дальнейшие шаги.

Между тем к концу 2007 г. динамика отношений в треугольнике США-Китай-Тайвань стала меняться в результате действий китайских властей. С конца ноября 2007 г. последовала серия отказов со стороны китайских властей разрешить американским кораблям заходить в порт Гонконга. Первый инцидент произошел 20 ноября

2007 г., когда китайское правительство запретило двум миннотральным кораблям США «Патриот» и «Гардиан» укрыться от шторма и дозаправиться в Гонконге. А на следующий день, 21 ноября, китайские власти неожиданно запретили авианосцу «Китти Хоук» заранее согласованный с китайской стороной заход в порт Гонконга. Китай также отклонил запрос на визит в порт Гонконга в конце декабря фрегата «Рубен Джеймс» и запретил посадку американского самолета С-17. Такие действия китайских властей могли быть вызваны следующими причинами: реакция на награждение Далай-ламы золотой медалью Конгресса США в октябре 2007 г.; широкомасштабные секретные военные учения восточного и южного китайских флотов, состоявшиеся 16-23 ноября; реакция на американскую политику продажи вооружений Тайваню. Примечательно, что первый отказ китайских властей, 20 ноября, совпал с публикацией письма министерства обороны США с предложением Тайваню приобрести вооружения для модернизации противоракетного комплекса «Пэтриот».

Инцидент с авианосцем «Китти Хоук» снова получил свое развитие в середине января 2008 г., когда в прессу просочились скрывавшиеся в течение двух месяцев представителями ВМС США и властями Китая подробности инцидента с этим авианосцем. Стало известно, что 22-23 ноября 2007 г. имело место противостояние ударной группы ВМС США во главе с авианосцем «Китти Хоук» и двух китайских военных кораблей (http://www.navytimes.com/ news/2008/01/kyo_china_080115/). 15 января командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Т. Китинг на пресс-конференции в Пекине заявил: «Мы не нуждаемся в разрешении Китая для прохода через Тайваньский пролив. Это международные воды. Мы будем пользоваться своим правом в любой момент, когда посчитаем нужным» (http://www.pacom.mil/speeches/sst2008/080115-keating-china.shtml). 18 января также было объявлено, что на смену единственному неатомному американскому авианосцу «Китти Хоук», возглавлявшему ударную группировку ВМС США, базирующуюся в порте Йокосука в Японии, через неделю придет атомный авианосец ВМС США «Ни-митц». Между этим событием и грядущими президентскими выборами на Тайване прослеживалась связь — США накануне выборов на Тайване пытались быть в полной готовности к любому развитию событий в Тайваньском проливе.

Основанием для выделения третьего периода в деятельности администрации Дж. Буша-мл. на тайваньском направлении стал главным образом фактор личности Чэнь Шуйбяня, который стал отчетливо проявляться с конца 2003 г. и оказывать негативное влияние на развитие и укрепление американо-тайваньских отношений

вплоть до марта 2008 г. Фактически Соединенным Штатам невольно пришлось стать активным посредником между Китаем и Тайванем, при этом главной задачей Вашингтона на тайваньском направлении стало сдерживание стремлений Чэня к обретению Тайванем независимости.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

В значительной степени на динамику отношений между США, КНР и Тайванем оказало влияние изменение политического климата на Тайване в результате избрания президентом Тайваня в марте

2008 г. кандидата от партии «Гоминьдан» Ма Инцзю. Одной из ключевых задач, выдвинутых им в ходе предвыборной кампании, была нормализация отношений с КНР и в перспективе заключение мирного соглашения между двумя берегами. Сразу после инаугурации Ма Инцзю приступил к реализации своих предвыборных обещаний. В частности, благодаря публичному признанию Ма Инцзю так называемого «консенсуса 1992 г.» после 9-летнего перерыва был возобновлен диалог между полуофициальными посредническими организациями двух сторон Тайваньского пролива — Ассоциацией за развитие связей между берегами Тайваньского пролива и Фондом обменов через Тайваньский пролив. В результате двух встреч представителей этих организаций, состоявшихся в 2008 г. в июле в Пекине и в ноябре в Тайбэе, было подписано шесть соглашений, касающихся чартерных рейсов через Тайваньский пролив, турпоездок на Тайвань жителей материковой части Китая, прямого воздушного и морского сообщения, почтового сотрудничества и обеспечения безопасности продуктов питания. Также в течение лета 2008 г. на Тайване были предприняты некоторые односторонние инициативы, служащие цели облегчения транспортного сообщения между двумя берегами и стимулирования торгово-экономических связей между материком и островом.

Однако такая общая позитивная картина улучшения отношений через пролив была омрачена 3 октября 2008 г., когда стало известно о том, что администрация США направила в Конгресс уведомление о планах продажи Тайваню очередной партии вооружения, включающей противокорабельные ракеты «Пэтриот» РАС-3, ударные вертолеты «Апач» AH-64D, модернизацию четырех самолетов Е-2Т к модификации «Хокай-2000», ракеты «Гарпун Блок-2», управляемые ракеты и блоки прицельно-пускового оборудования «Джа-велин», общей стоимостью 6,5 млрд долларов США. Отметим, что еще с момента прихода к власти на Тайване Ма Инцзю вопрос поставки Соединенными Штатами на Тайвань очередной партии вооружения часто обсуждался в китайских и тайваньских СМИ. Китайские официальные лица в течение лета и начала осени 2008 г. не_____________________________________________________________ 217

однократно предостерегали американскую администрацию от продажи дополнительного вооружения Тайваню. Поэтому в ответ на решение американского правительства о поставках вооружения и военной техники Пекин незамедлительно выразил категорический протест и объявил о временном прекращении двусторонних военных контактов с США и переговоров о нераспространении.

Четвертый период деятельности администрации Дж. Буша-мл. на тайваньском направлении можно охарактеризовать как некий переходный период, когда, с одной стороны, в Соединенных Штатах полным ходом шла президентская предвыборная кампания, а, с другой стороны, в Вашингтоне еще не сформировались подходы к новому руководству Тайваня и изменяющимся отношениям между двумя берегами Тайваньского пролива. Соединенные Штаты заняли выжидательную позицию, внимательно следя за деятельностью нового президента Тайваня и тем, какое направление примет развитие отношений между КНР и Тайванем. Отметим, что длительное время Соединенные Штаты выступали с инициативами, служащими цели нормализации отношений между КНР и Тайванем и стабилизации обстановки в Тайваньском проливе, однако сейчас, наряду с одобрением общей тенденции улучшения отношений между двумя берегами Тайваньского пролива, в Соединенных Штатах также появляется недовольство слишком быстрым улучшением отношений между КНР и Тайванем. В очередном докладе Исследовательской службы Конгресса США от 7 января 2009 г. сказано, что хотя Соединенные Штаты, в общем, приветствуют улучшение отношений между КНР и Тайванем, однако под вопросом остаются «скорость, глубина и степень примирения между двумя сторонами Тайваньского пролива», а слишком быстрое примирение Тайваня и КНР может нанести ущерб американским интересам в Восточной Азии (см.: Dumbaugh, 2009, p.18). Так, в частности, в связи с озвученным Ху Цзиньтао 31 декабря 2009 г. предложением к тайваньской стороне о налаживании военных контактов и обменов представители Пентагона выразили опасения относительно того, что это откроет КНР доступ к секретной информации об американских вооружениях, поставленных на Тайвань (см.: Lowther, 2009, p.1). Очевидно, что хотя США выступают за мирное и стабильное развитие отношений между КНР и Тайванем, тем не менее улучшение этих отношений приветствуется лишь до тех пор, пока оно не подходит слишком близко к порогу окончательного воссоединения двух сторон пролива.

Для развития ситуации в Тайваньском проливе важное значение будет иметь политика нового руководства Соединенных Штатов в отношении проблемы Тайваня. Администрация Б. Обамы будет вынуждена искать решение вопросов, подобных тем, с которыми

сталкивалась администрация Дж. Буша-мл.: поставки американских вооружений на Тайвань, транзитные остановки в США Ма Инцзю, уровень и масштабы отношений с Тайванем и новой тайваньской администрацией, развитие более тесных экономических отношений посредством заключения американо-тайваньского соглашения о свободной торговле и др. Более того, ввиду изменения стратегии Тайваня в отношении КНР и стремительного налаживания отношений между островом и материком новой американской администрации придется пересмотреть свою политику в отношении тайваньской проблемы, а именно оценить то, как соотносятся американские интересы с улучшением отношений между КНР и Тайванем и какую роль в этих отношениях должны играть Соединенные Штаты.

Литература

1. Зиновьев Г. Отношения в треугольнике Вашингтон-Пекин-Тайбэй: политические аспекты (2000-2003 гг.) // Проблемы Дальнего Востока. 2004. № 2. С. 30-48.

2. Закон о референдуме. 2003 (на кит. яз.) // http://www.moi.gov.tw/maintain/at-tach/d_38260_4714699074.doc

3. Национальная оборона Китая в 2004 (на кит .яз.) // http://www.gov.cn/zwgk/ 2005-05/27/content_1540. htm

4. Bush, Wen Meet at White House // http://www.washingtonpost.com

5. Carpenter T., Bandow D. The Korean Conundrum: America's Troubled Relations with North and South Korea. New York: Palgrave Macmillan, 2004. 218 p.

6. Clark C. U.S. Relations with Taiwan under Chen Shui-Bian: is Playing the Balance in the Balance? // http://courses.missouristate.edu/DennisHickey/calclark.htm

7. Dumbaugh K. Taiwan-U.S. Relations: Recent Developments and Their Policy Implications. 2009. Jan. 7. 26 p. // http://assets.opencrs.com/rpts/RL34683_20090107.pdf

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

8. Hsu B. US Navy Official Made Secret Visit // Taipei Times. 2001. Apr. 30. P.1.

9. Kahn J. Warnings by Powell to Taiwan Provoke a Diplomatic Dispute // New York Times. 2004. Oct. 28. P. A5.

10. Kan S. Taiwan: Major U.S. Arms Sales since 1990 // CRC Report for Congress. 2008. Jan. 8. 53 p. // http://assets.opencrs.com/rpts/RL30957_20080108.pdf

11. Lowther W. Pentagon Wary of PRC-Taiwan // Taipei Times. 2009. Jan. 7. P. 1.

12. Nuclear Posture Review [Excerpts]. 2002. Jan. 8 // http://www.globalsecurity.org/ wmd/library/policy/dod/npr. htm

13. Perlez J. U.S. Won't Block China's Bid for Olympics // New York Times. 2001. July 11. P. A6.

14. Pincus W. U.S. Considers Shift in Nuclear Targets // Washington Post. 2001. Apr. 29. P. A23.

15. Quadrennial Defense Review Report. 2006. 92 p. // http://www.defenselink.mil/ pubs/pdfs/QDR20060203.pdf

16. The National Security Strategy of the USA. 2006. 49 p. // http://www.whitehouse. gov/nsc/nss/2006/nss2006. pdf

17. http://abcnews.go.com/GMA/story?id=127022&page=1

18. http://www.china-embassy.ch/chn/xwss/t114915.htm

19. http://www.defenselink.mil/transcripts/transcript.aspx?transcriptid=3447

20. http://www.defenselink.mil/transcripts/transcript.aspx?transcriptid=3471

21. http: //www. gwyt b.gov.cn/zyjh/zyjh0.asp?zyjh_m_id=700

22. http://www.gwytb.gov.cn/zyjh/zyjh0.asp?zyjh_m_id=701 219

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

23. http://www.navytimes.com/news/2008/01/kyo_china_080115/

24. http://www.pacom.mil/speeches/sst2001/010401blairplane.htm

25. http://www.pacom.mil/speeches/sst2008/080115-keating-china.shtml

26. http://www.president.gov.tw/php-bin/dore2+/list.php4?_section=3

27. http://www.state.goV/p/eap/rls/rm/2003/25178.htm

28. http://www.state.goV/r/pa/prs/dpb/2001/2007.htm

29. http://www.state.goV/r/pa/prs/dpb/2003/26776.htm

30. http://www.state.goV/r/pa/prs/dpb/2005/43404.htm

31. http://www.state.goV/r/pa/prs/dpb/2006/60060.htm

32. http://www.state.goV/r/pa/prs/dpb/2007/mar/81396.htm

33. http://www.state.goV/r/pa/prs/dpb/2007/jun/86611.htm

34. http://www.state.goV/secretary/former/powell/remarks/37366.htm

35. http://www.state.goV/secretary/former/powell/remarks/40057.htm

36. http://www.state.goV/secretary/rm/37361.htm

37. http://www.whitehouse.goV/news/releases/2001/06/20010601-5.html

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

38. http://www.whitehouse.goV/news/releases/2001/10/20011019-4.html

39. http://www.whitehouse.goV/news/releases/2002/02/20020216.html

40. http://www.whitehouse.goV/news/releases/2002/02/20020221-7.html

41. http://www.whitehouse.goV/news/releases/2003/12/20031209-2.html

42. http://www.yale.edu/lawweb/aValon/sept_11/rice_007.htm