Научная статья на тему 'Политические репрессии на Краснознаменном Балтийском флоте в преддверии второй мировой войны и их влияние на состояние боевой подготовки'

Политические репрессии на Краснознаменном Балтийском флоте в преддверии второй мировой войны и их влияние на состояние боевой подготовки Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
406
104
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
iPolytech Journal
ВАК
Область наук
Ключевые слова
БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ / BALTIC FLEET / КОМАНДНО-НАЧАЛЬСТВУЮЩИЙ СОСТАВ / ОСОБЫЙ ОТДЕЛ / SPECIAL DEPARTMENT / АРЕСТ / ARREST / ШПИОНАЖ / ESPIONAGE / НКВД / NKVD / БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА / COMBAT TRAINING / COMMANDERS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Саберов Федор Константинович

Рассматривается проблема политических репрессий 1937-1938 гг. на Краснознаменном Балтийском флоте. Объектом исследования является средний, старший и высший командно-начальствующий состав флота. Материалы из малодоступных для широкого круга исследователей архивов помогут представить деятельность органов НКВД и оценить влияние последствий внутриполитических событий в стране на состояние обороноспособности морских рубежей страны накануне Второй мировой войны.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

POLITICAL REPRESSIONS IN THE RED-BANNER BALTIC FLEET BEFORE THE SECOND WORLD WAR AND THEIR INFLUENCE ON THE STATE OF COMBAT TRAINING

The article discusses the problem of political repressions in 1937-1938 in the Red-Banner Baltic fleet. The object of research is middle, senior and top commanders of the fleet. Materials from the archives inaccessible for a wide range of researchers will help to present the activities of the NKVD and assess the impact of the outcome of political events in the country on the state of defense capability of sea borders before the Second World War.

Текст научной работы на тему «Политические репрессии на Краснознаменном Балтийском флоте в преддверии второй мировой войны и их влияние на состояние боевой подготовки»

чаях неудовлетворительная работа оценочных комиссий приводила к фактам неправильного начисления компенсации за строения. Все это повлекло за собой необходимость проведения повторной инвентаризации и, как следствие, тормозило перенос строений и переселение населения. А это уже ставило под угрозу общий план работ по подготовке водохранилища и строительства гидроузла. Причина, по которой инвентаризация не была проведена должным образом, кроется в недостаточно налаженном взаимодействии Управления подготовки водохранилища с вышестоящими организациями по вопросам подготовки ложа водохранилища [11, л. 60]. Также в случае с Братской ГЭС работа производилась на очень большой территории с множеством населенных пунктов, в зоне затопления Усть-Илимской ГЭС было много строений-времянок, более половины домов граждан имели износ более 50% и в силу своих конструктивных особенностей затрудняли правильную инвентаризацию.

Много недостатков было допущено уже в наше время, в зоне водохранилища Богучанской ГЭС. Достичь положительных наработок советского опыта в

современных условиях при отсутствии частно-государственного партнерства довольно сложно. Например, все жители с. Кеуль были в одностороннем порядке переселены в Усть-Илимск, Братск и Иркутск. Долгое время на новых местах вселения не проводилось благоустройство, в пос. Луговое Иркутского района не было построено поликлиники и детского сада, в выдаваемых переселенцам квартирах обнаруживались многочисленные дефекты [12]. Имели место существенные задержки выплаты компенсаций населению [14]. Отметим, что при сооружении Братской и Усть-Илимской ГЭС жителям предоставлялся выбор: получить взамен новый жилой дом или переехать в городскую агломерацию, здесь же такого выбора предоставлено не было. Все это и вызвало законное недовольство переселенцев.

Таким образом, опыт сооружения ангарских водохранилищ, в частности опыт работ по инвентаризации строений, расчете и выплате компенсаций со всеми его достоинствами и недостатками необходимо учитывать и в современных условиях.

Статья поступила 27.08.2014 г.

Библиографический список

1. Архивный отдел администрации г. Братска. Ф. 48. Оп. 1. Д. 91.

2. Архивный отдел администрации г. Братска. Ф. 137. Оп. 1. Д. 13.

3. Архивный отдел администрации г. Братска. Ф. 137. Оп. 1. Д. 162.

4. Архивный отдел администрации Нижнеилимского муниципального района. Ф. Р30. Оп. 1. Д. 96.

5. Батосский Б. Будущее Братское море // Черемховский рабочий. 1961. 5 января.

6. Бубнов А.С. Илимская пашня: время перемен. Иркутск: Издание ОГУП «Иркутская областная типография № 1», 2002. 420 с.

7. Вдовин А.В. Подготовка ложа водохранилищ при строительстве гидроэлектростанций. М., 1955. 64 с.

8. Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Ф. Р-

2860. Оп. 1. Д. 15.

9. ГАИО. Ф. Р-2879. Оп. 1. Д. 58.

10. Государственный архив новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО). Ф. 4804. Оп. 1. Д. 7.

11. ГАНИИО. Ф. 4804. Оп. 1. Д. 9.

12. Новиков И. Гетто для изгоев // МК-Байкал: Новости Иркутска и Иркутской области. 2014 [Электронный ресурс]. URL: http://baikal.mk.ru/articles/2014/05/22/getto-dlya-izgoev.html (30 мая 2014).

13. Трусков А. Переселению населения - зеленую улицу // «Красное знамя». 1960. 12 апреля.

14. Улыбина Ю. Жители Кеуля переезжают в Луговое // Общественно-политическая газета «Областная». 2013 [Электронный ресурс]. URL: http://www.ogirk.ru/news/2013-07-12/32700.html (30 мая 2014).

УДК94

ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ НА КРАСНОЗНАМЕННОМ БАЛТИЙСКОМ ФЛОТЕ В ПРЕДДВЕРИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА СОСТОЯНИЕ БОЕВОЙ ПОДГОТОВКИ

Ф.К. Саберов1

Михайловская военная артиллерийская академия, 195009, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Комсомола, 22.

Рассматривается проблема политических репрессий 1937-1938 гг. на Краснознаменном Балтийском флоте. Объектом исследования является средний, старший и высший командно-начальствующий состав флота. Материалы из малодоступных для широкого круга исследователей архивов помогут представить деятельность органов НКВД и оценить влияние последствий внутриполитических событий в стране на состояние обороноспособности морских рубежей страны накануне Второй мировой войны. Библиогр. 7 назв.

1Саберов Федор Константинович, преподаватель кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин, тел.: (812) 2921461, e-mail: v.milbach@yandex.ru

Saberov Fedor, Lekturer of the Department of Humanities and social siences-economicchskh, tel.: (812) 2921461, e-mail: v.milbach@yandex.ru

Ключевые слова: Балтийский флот; командно-начальствующий состав; особый отдел; арест; шпионаж; НКВД; боевая подготовка.

POLITICAL REPRESSIONS IN THE RED-BANNER BALTIC FLEET BEFORE THE SECOND WORLD WAR AND

THEIR INFLUENCE ON THE STATE OF COMBAT TRAINING

F.K.Saberov

Mikhailovskaya Military Artillery Academy, 22 Komsomol St., St. Petersburg, 195009, Russia.

The article discusses the problem of political repressions in 1937-1938 in the Red-Banner Baltic fleet. The object of research is middle, senior and top commanders of the fleet. Materials from the archives inaccessible for a wide range of researchers will help to present the activities of the NKVD and assess the impact of the outcome of political events in the country on the state of defense capability of sea borders before the Second World War. 7 sources.

Key words: Baltic fleet; commanders; special department; arrest; espionage; NKVD; combat training.

Во второй половине 1930-х гг. Краснознаменный Балтийский флот (КБФ) являлся самым крупным военно-морским объединением в СССР как по корабельному составу, так и по количеству военнослужащих. Пережив трудный период восстановления после Гражданской войны, КБФ к 1937 г. состоял из бригады линкоров, бригады эсминцев, бригады заграждения и траления, трех бригад подводных лодок, бригады торпедных катеров, дивизиона сторожевых кораблей и ряда вспомогательных судов и учебных кораблей. На ленинградских верфях достраивались крейсер «Киров», лидеры эсминцев «Ленинград» и «Минск», новейшие эсминцы типа «Гневный», подводные лодки типа «Щ», «С», «К». По корабельному составу КБФ превосходил все флоты вероятных противников на Балтийском море за исключением Германии.

Кроме собственно сил КБФ в Ленинграде были расположены многие флотские учреждения центрального подчинения: научно-испытательные институты, военно-морские училища, морской артиллерийский полигон и другие учреждения и организации.

Политика «большого террора», проводимая в СССР во второй половине 1930-х гг., не обошла и КБФ. Первые аресты на Балтике начались еще в 1936 г. В полную же мощь репрессивная машина НКВД заработала летом и осенью 1937 г., после процесса над группой высокопоставленных военных во главе с маршалом М.Н. Тухачевским. Причиной репрессии могли стать «темные пятна» в биографии, старательно выявленные кадровиками и политработниками:

непролетарское происхождение, служба в офицерских чинах в царской армии, связь с родственниками, оставшимися за границей после распада Российской империи или просто совместная служба с уже арестованными «врагами народа». Так, например, брат арестованного командующего КБФ А.К. Сивкова бригвоенврач Пётр Кузьмич Сивков возглавлял санитарную службу Военно-морского училища связи им. Орджоникидзе и был арестован 5-м отделом УГБ УН-КВД Ленинградской области 25 декабря 1937 г. по признакам преступления, предусмотренного ст. 58 п.п. 7 и 10 УК РСФСР, так как являлся, по мнению чекистов, «членом монархического кружка в медицинской академии и занимался вредительством по санитарному обслуживанию» [4, л. 1]. В данном случае речь

идет о том, что еще в дореволюционный период, будучи студентом императорской Военно-медицинской академии, П.К. Сивков «возглавлял монархическую организацию, которая вела активную борьбу против революционно настроенных студентов» [4, л. 2]. П.К. Сивков действительно закончил в 1907 г. означенную академию и служил на различных кораблях и в береговых частях Балтийского флота, дослужившись до чина надворного советника. Однако о его монархических взглядах и о борьбе с революционерами каких-либо доказательств следствию найти не удалось. П.К. Сивков также обвинялся в том, что «являясь в течение двух лет начальником сан. службы училища, занимался вредительской деятельностью по обслуживанию личного состава училища, не оказывал соответствующей медицинской помощи курсантам и командному составу училища, в результате чего из училища с III и IV курсов было списано около 20 человек больных курсантов» [4, л. 2]. Доказательств, подкрепленных фактами, документами или свидетельствами, следствие не нашло. Главным пунктом обвинения являлось то, что «брат Сивкова П.К. - Сивков Аркадий Кузьмич в настоящее время арестован органами НКВД как участник антисоветского военного заговора» [4, л. 2, об.]. На основании материалов дела бригвоенврач П.К .Сивков заочно, без какого-либо судебного слушания был осужден «высшей двойкой» 17 января 1938 г. и приговорен к расстрелу. Приговор привели в исполнение 29 января того же года [4, л. 5].

Многие арестованные командиры обвинялись в участии в военно-фашистском заговоре и шпионской деятельности в пользу иностранных государств. Кроме того, было «выявлено» много случаев так называемого вредительства. Так, например, 27 июля 1937 г. в 1-м железнодорожном артиллерийском дивизионе Ижорского укрепленного района (ИУР) был зафиксирован случай желудочного расстройства у целой роты краснофлотцев. Расследование показало, что по недосмотру ветеринарной службы у одного из местных колхозников было куплено мясо коровы и без соответствующих анализов направлено на камбуз для приготовления пищи. Как выяснилось, корова умерла от болезни, что колхозник скрыл, желая выгодно продать мясо. Несмотря на то, что серьезных последствий для здоровья краснофлотцев не последовало, случившее-

362

ВЕСТНИК ИрГТУ №11 (94) 2014

ISSN 1814-3520

ся было воспринято как акт «вредительства» со стороны «врагов» советской власти, направленного на подрыв мощи Красного флота. По этому делу были арестованы: командир базы указанного дивизиона капитан И.Д. Матросов, военком базы политрук К.Д. Худобинский, заведующий кают-компанией младший командир-сверхсрочник В.С. Антоненко, заведующий камбузом младший командир-сверхсрочник А.Н. За-мышляев, начальник ветеринарной службы ИУР военврач 1-го ранга И.Ф. Нефедов, начальник санитарной службы дивизиона военврач 3-го ранга К.П. Прохоров, помощник командира 61-го зенитного дивизиона техник-интендант 1-го ранга П.Ф. Фидельский. В ходе следствия на камбузе также были обнаружены следы токсичного порошка, что было расценено как попытка нового акта вредительства. Объяснения подследственных того, что на камбузе этим порошком морили тараканов, а сам порошок был получен в установленном порядке, не были приняты во внимание. Еще во время следствия военный прокурор КБФ бригвоенюрист И.М. Стурман направил в редакцию газеты «Красны Балтийский флот» свою заметку под заголовком «Разоблачена банда убийц», признав таким образом всех арестованных виновными еще до решения суда. Случай халатного отношения к своим обязанностям был представлен актом диверсии. Военный трибунал КБФ в заседании 20 сентября 1937 г. приговорил И.Д. Матросова и А.Н. Замышляева к расстрелу, остальные участники этого дела получили различные сроки заключения [4, л. 6].

С августа 1937 по май 1938 г. в Ленинграде помимо комиссии прокуратуры и НКВД (так называемой «высшей двойки») работала и выездная сессия Военной коллегии ВС СССР. Дела арестованных, предназначенные для рассмотрения этими органами, следствие заканчивало очень быстро. Менее месяца понадобилось для вынесения приговора интенданту 2-го ранга Л.И. Кликовичу, месяц рассматривалось дело капитана-лейтенанта А.К. Угрюмова, полтора месяца -дело старшего лейтенанта П.Ф. Пинталя. Всего за период с сентября 1937 г. по январь 1938 г. в Ленинграде было осуждено более 80 командиров и политработников КБФ. Столь короткие строки рассмотрения дел говорят о том, что фактически это был «конвейер» по очищению флота от «врагов народа».

П. Петров, ссылаясь на материалы надзорных производств военной прокуратуры КБФ, содержащихся в фондах РГА ВМФ, сообщает, что по обвинению в политических преступлениях в 1937-938 гг. на КБФ было арестовано 444 командира и политработника [7, с. 189]. Однако, при более тщательном изучении документов флотской прокуратуры установлено, что арестам подверглось более 600 человек, не считая вольнонаемных служащих; 190 из них были приговорены к расстрелу или умерли в местах заключения [5]. В этот период с флота было также уволено еще 300 лиц командно-начальствующего состава, в основном по «политическому недоверию», что видно при изучении приказов Народного комиссара ВМФ по личному составу. К 1938 г. на Балтийском флоте не было ни

одного соединения, где бы не выявляли «врагов народа». С учетом строительства новых кораблей по большой кораблестроительной программе, принятой советским правительством, на Балтийском флоте ощущалась острая нехватка кадров, и «изъятие» сотен опытных командиров-специалистов отрицательно сказалось на боеготовности сил флота. Подобную «брешь» в кадрах невозможно было быстро восполнить.

Массовые аресты серьезно подорвали авторитет командного состава: участились случаи нарушения воинской дисциплины среди краснофлотцев и командиров, в том числе отказы выполнять приказания. В краснофлотской среде часто высказывалось мнение, что командирам доверять нельзя, так как любой из них может оказаться «врагом народа». Так, краснофлотец подводной лодки «М-82» Башинский, находясь в состоянии опьянения, кричал своим командирам: «Все вы сволочи, как Тухачевский и Гамарник, вас всех также надо уничтожить» [1, л. 9]. Командир отделения 2-го артиллерийского дивизиона линкора «Октябрьская Революция» Киселев заявил: «Да, если будет война, пропала моя жизнь молодая, разобьют нас в будущей войне». Краснофлотец линкора «Марат» Кабанов в беседе с товарищами сказал: «Командиры во флоте зря хлеб переводят, ничего не делают, а нас, краснофлотцев, заставляют работать, как волов» [1, л. 52].

В 1938-1939 гг. резко упал уровень боевой подготовки, об ухудшении ее результатов свидетельствуют отчеты инспекторских проверок штаба КБФ. В отчетных документах отмечалось плохое знание командирами «Правил совместного плавания» и «Правил предупреждения столкновения судов в море», слабая штурманская подготовка, отсутствие навыков управления кораблем, плохое владение командным языком: «командный состав (включая командиров кораблей) не знает морского театра, на котором служит; корабельные артиллеристы не знают технику вероятных противников, инженеры и личный состав не умеют бороться за живучесть корабля [3, л. 7-16]; стрельбы главным калибром на линкорах и эсминцах в основном сданы на «удовлетворительно», а в некоторых случаях провалены; в ходе боевой подготовки стрельбы по береговым объектам не проводились вовсе [3, л. 69]». Командующий КБФ вице-адмирал В.Ф. Трибуц в своем отчете о боевой подготовке флота за 1940 г. указывал: «Недостатки здесь упираются прежде всего в звено начальствующего состава <...>, то есть то звено, которое должно организовывать, управлять»[2, л. 19]. Говоря о частых неудачах при проведении артиллерийских стрельб, В.Ф. Трибуц отметил: «К провалу, как правило, приводит начальствующий состав <...>. Управляющий огнем где-то потренировался, что-то почитал и выходит стрелять 12-дюймовыми снарядами: на авось, что получится - выйдет или не выйдет, то есть начинает учиться на фактических стрельбах, без подготовки. Нельзя допускать такую безответственность: влетел на мостик, отстрелял, провалил: - Ах, извините, но я ничем не страдаю!» [3, л. 20].

Слабая подготовка артиллеристов сказалась на ходе советско-финляндской войны. Так, в декабре 1939 г. - январе 1940 г. корабли КБФ 24 раза выходили в море для обстрела финских береговых батарей, было выпущено более 1100 снарядов калибром 305 и 130 мм, при этом ни одного прямого попадания в финские орудия достигнуто не было: весь урон для финнов ограничился повреждением ствола на одном из 254-мм орудии батареи «Сааренпя» на острове Биоркэ [6, с. 318]. Аналогично действовали подводные силы и авиация флота, в несколько раз завысившие свои результаты в этой кампании. Так, подводники рапортовали о потоплении 6 финских транспортов, хотя в действительности 5 из 6 потопленных кораблей принадлежали нейтральным странам и были атакова-

ны по ошибке. Резко возросло количество аварий, поломок, столкновений боевых кораблей как между собой, так и с торговыми и рыболовецкими судами. Например, подводная лодка «С-102» на полном ходу врезалась в деревянную финскую лайбу с солью и потопила ее [2, л. 43]. Подобными происшествиями пестрят отчеты и доклады штаба КБФ в 1939-1940 гг.

Таким образом, снижение уровня организованности, воинской дисциплины, ухудшение управления и боевой подготовки стало закономерным итогом политических репрессий командно-начальствующего состава флота. Эти факторы отрицательно сказались на действиях КБФ в начальный период Второй мировой войны.

Статья поступила 25.09.2014 г.

Библиографический список

1. Российский государственный архив Военно-морского 5. РГА ВМФ. Ф. Р-1570. О. 7. Д. 3476.

флота (РГА ВМФ). Ф. Р-34. О. 6. Д. 733. 6. Петров П. Зимняя война. Балтика 1939-1940. Хельсинки,

2. РГА ВМФ. Ф. Р-92. О. 5. Д. 122. 2008.

3. РГА ВМФ. Ф. Р-92. О. 5. Д. 125. 7. Петров П. Финский гамбит Балтийского флота. СПб., 2011.

4. РГА ВМФ. Ф. Р-1570. О. 7. Д. 613.

УДК 81.37

ПРАГМАТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ВНУТРЕННЕЙ ВАЛЕНТНОСТИ КЛЮЧЕВЫХ ЛЕКСЕМ, ФОРМИРУЮЩИХ СОВРЕМЕННУЮ РУССКУЮ ЭРГОНИМИЮ

© М.М. Сизых1

Иркутский государственный лингвистический университет, 664025, Россия, г. Иркутск, ул. Ленина, 8.

Проанализирована внутренняя валентность ключевых лексем (город, сити, мир, страна, дом, рай, салон, центр, студия и др.), которые активно используются номинаторами при создании русских эргонимов. Выявлены и описаны нарушения внутренней валентности, определены соответствующие прагматические эффекты, приведена структурно-семантическая классификация эргонимов, в которых нарушается валентность. Нарушение внутренней валентности в эргониме определено автором как актуальная номинативная стратегия в эргонимии. Библиогр. 6 назв.

Ключевые слова: эргоним; внутренняя валентность; семантическая валентность; номинативная стратегия.

PRAGMATIC POTENTIAL OF INNER VALENCY OF KEY LEXEMES OF MODERN RUSSIAN ERGONYMY M.M. Sizykh

Irkutsk State Linguistic University, 8 Lenin St., Irkutsk, 664025, Russia.

The article presents the analysis of the inner valency of the key lexemes (город (town), сити (city), мир (world), страна (country), дом (house), рай (paradise), салон (salon), центр (center), студия (studio), etc.) that are used to create Russian ergonyms. The author discovers and describes the facts of the broken inner valency, defines correlating pragmatic effects, presents a structural and semantic classification of ergonyms with the broken inner valency. The author treats breaking of inner valency as a productive nominative strategy in ergonymy. 6 sources.

Key words: ergonym; inner valency; semantic valency; nominative strategy.

Теорию лингвистической валентности в первую очередь связывают с исследованиями С.Д. Кацнель-сона, который определяет термин валентность как «свойство слова определенным образом реализоваться в предложении и вступать в определенные

комбинации с другими словами» [2, с. 132]. Л. Теньер разрабатывал основы теории валентности только на материале глаголов и выделял авалентные, одновалентные, двухвалентные и трехвалентные глаголы, что согласуется с вербоцентрической теорией пред-

1Сизых Мария Михайловна, магистрант, старший делопроизводитель кафедры русского языка, литературы и языкознания, тел.: 89086457439, e-mail: sizykh_maria@mail.ru

Sizykh Maria, Master's degree student, Senior record keeper of the Department of the Russian Language, Literature and Linguistics, tel.: 89086457439, e-mail: sizykh_maria@mail.ru

3 6 4

ВЕСТНИК ИрГТУ №11 (94) 2014

ISSN 1814-3520

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.