Научная статья на тему 'Погребальный комплекс могильника Уелги - новый средневековый памятник в Южном Зауралье'

Погребальный комплекс могильника Уелги - новый средневековый памятник в Южном Зауралье Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
809
154
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Уелги / мадьяры / эпоха средневековья Южного Зауралья

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Боталов Сергей Геннадьевич, Лукиных Андрей Александрович, Тидеман Елена Валерьевна

Статья рассказывает о новом средневековом памятнике Уелги IX-XI вв., исследованном на территории Челябинской области. Впервые публикуются уникальные материалы из этого погребального комплекса

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Боталов Сергей Геннадьевич, Лукиных Андрей Александрович, Тидеман Елена Валерьевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Погребальный комплекс могильника Уелги - новый средневековый памятник в Южном Зауралье»

7. Миняев, С. С. Сюнну [Текст] / С. С. Миняев // Природа. - 1986. - № 4. - С. 42-53.

8. Руденко, С. И. Культура хуннов и ноинулинские курганы [Текст] / С. И. Руденко. -М. ; Л. : Академия наук СССР, 1962. - 117 с.

УДК 902.01

Боталов Сергей Геннадьевич

Южно-Уральский филиал Институт истории и археологии УрО РАН

Лукиных Андрей Александрович Челябинский областной краеведческий музей Тидеман Елена Валерьевна Археологический научный центр

ПОГРЕБАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС МОГИЛЬНИКА УЕЛГИ -НОВЫЙ СРЕДНЕВЕКОВЫЙ ПАМЯТНИК В ЮЖНОМ ЗАУРАЛЬЕ

Статья рассказывает о новом средневековом памятнике Уелги 1Х-Х1 вв., исследованном на территории Челябинской области. Впервые публикуются уникальные материалы из этого погребального комплекса.

Ключевые слова: Уелги, мадьяры, эпоха средневековья Южного Зауралья.

Могильник Уелги впервые был выявлен в мае 2009 г., благодаря информации поисковиков И. Мирового и С. Ханова, производивших на нём самовольные изыскания. Памятник расположен в 2,5 км северо-северо-восточнее от с. Канзафарова (Кунашакский район Челябинской области) и в 8 км северо-западнее от пос. Кунашака. Он занимает серию останцёв межозёрной террасы юго-восточного берега оз. Сайгерлы и западного берега оз. Уелги. Основная часть некрополя занимает останец размером 120 х 300 м высотой до 3-4 м (от уреза воды оз. Сайгерлы)1 (рис. 1, I, II).

В целом, территория археологического памятника представляет собой обширное степное пространство с локальными низменными заболоченными и обводнёнными участками (суффузионные просадки), чередующимися с холмами. Рельеф представляет собой почти плоскую слабо волнистую равнину, окружённую с севера, юга и востока лесными массивами в пределах высотных отметок 170-180 м. Основную ландшафтную составляющую микрорайона, в котором расположен могильник, представляет береговая система озёра Уелги. Его западный берег как у подобающего большинства зауральских озёр высокий, а восточный и южный - низкий, болотистый. Однако в отличие от причелябинских озёр (Синеглазово, Смолино, Сарыкуль, Дуванкуль и др.), на севере области эта особенность является слабо выраженной. К тому же к средней части западного берега озера примыкает болотистая низменность, в километре к западу от береговой линии она переходит в озеро Сайгерлы, а далее на северо-запад продолжается болотистой протокой, переходящей в небольшие речушки. Одна у них впадет с северо-запада в озеро Уелги.

Все насыпи курганов сложены из земли, однако в некоторых из них (№ 1, 7, 17) наблюдаются камни, вероятно представляющие собой естественный, природный выход гранитов. Часть курганов пристраивалась к этим природным возвышениям. Всего в основной части могильника в настоящее время зафиксировано 27 курганных насыпей (рис. 2, I). На большинстве курганов наблюдается по одному, двум и более древних грабительских углублений диаметром до 5 м и глубиной 0,1-0,25 м. Кроме этого на всей площади мо-

© Боталов С. Г., Лукиных А. А, Тидеман Е. В., 2011.

гильника наблюдаются небольшие (штыковые) закопушки современных поисков. Анализируя район подъёмных сборов и вещевой инвентарь, собранный в ходе самовольных сборов и раскопок, можно сделать предварительные выводы. По всей видимости, западная часть могильника является более ранней и может быть отнесена к VШ-IX вв. Это связано с тем, что на вершине останца в поверхностных слоях курганов и межкурганных пространств в подавляющем количестве были обнаружены предметы поясной и уздечной гарнитуры, аналоги которым встречаются в комплексах раннего средневековья. Однако в восточной части могильника они фактически отсутствуют, здесь в подавляющем количестве присутствовали железные наконечники стрел и предметы конской упряжи. Кроме того, в удаленной юго-восточной части в 90-100 м к востоку от подножия останца были обнаружены до 5-ти (точной цифры выяснить не удалось) серебряных аббасидских дирхем. Здесь располагаются распаханные насыпи курганов № 26 и 27. Судя по внешнему облику, подобные монеты могут быть отнесены к монетам аббасидов от 287 до 331 года Хиджиры (900-944 гг.) (рис. 4), то есть с рубежа К-Х до середины X вв. Учитывая факт запаздывания попадания монет в погребение (от 50 до 80 лет), вероятнее всего эту часть могильника можно датировать Х-Х! вв. (рис. 5).

Стационарные исследования были продолжены в июне-августе 2010 года. В качестве основного объекта изучения были выбраны курганы № 1 и 2. В ходе исследований было выявлено 8 погребений и 16 ям различного происхождения и назначения. При исследовании кургана № 1 было зафиксировано 6 погребений (№ 2, 3, 5, 6, 7, 8) (рис. 2, II). Указанные объекты концентрируются в центральной части раскопа. Однако погребения № 3 и № 5 расположены на периферии. Кроме того, в северной части раскопа, на завершающем этапе исследований было обнаружено погребение № 8, которое, по всей видимости, не является единым комплексом с остальными захоронениями, располагавшимися под насыпями исследованной части могильника. Под насыпью кургана № 2 располагалось 2 погребения (№ 1 и 4), а также яма № 2. Анализируя планиграфическую и стратиграфическую картину, а также особенности распространения вещевого инвентаря, можно заключить, что большая часть погребений разграблена. Едиными комплексами можно считать погребения № 2, 5 и 8, где следов современного нарушения культурного слоя выявлено не было. Большинство ям, исследованных в прошедшем полевом сезоне, являются остатками грабительских шурфов, за исключением № 1, 2, 15, 16. По всей видимости, яма № 1 представляет собой площадку, на которой расположена могильная яма №

5. Погребение № 4 расположено в заполнении ямы № 2, которая может быть датирована VI тыс. до н.э. по вещевому инвентарю: ножевидные пластины и отходы каменной индустрии, фрагменты керамики, орнаментированные волнистыми линиями, выполненными в прочерченной технике. Ямы № 15 и 16 располагаются в непосредственной близости от погребения № 8. Анализ стратиграфии и заполнения объектов позволяет говорить о единовременности их происхождения.

На наш взгляд, наиболее информативными материалами являются комплексы погребений № 2, 5 и 8. Приведём описание перечисленных объектов.

Погребение №» 2. Расположено в северо-западной части раскопа под насыпью кургана № 1 на участке Ж/4 в северо-восточном углу на относительной глубине «+54» - «+43» (уровень «-40» - «-60» от дневной поверхности). Скелет лежит на каменной обкладке, ориентированной по линии ССВ-ЮЮЗ, головой на ЮЮЗ. Кости сильно деформированы, отсутствует кисть правой руки, несколько рёберных костей, лобная часть черепа также деформирована, отсутствует верхняя челюсть. Кроме того, отсутствуют ступни ног, судя по структуре кости, деформации произошли при жизни усопшего, либо были отчленены после смерти. У бедренной кости левой ноги обнаружен обломок железного наконечника стрелы, ниже располагается металлическое изделие (рис. 3). В тазовой области обнаружены сильно коррозированные железные удила. С правой стороны в районе шейных позвонков обнаружена бусина из зелёной пасты со сквозным отверстием и орнаментом в виде крупных желобков. В районе тазовых костей обнаружен металлический предмет треугольной формы в сечении, с фрагментами дерева (наконечник стрелы). Вдоль юго-восточного края могильной ямы от тазовой до берцовой кости располагался сильно коррозированный металлический предмет (сохранить не представлялось возможным) прямоугольной формы со скосом в северо-восточной части, на противоположном конце фиксировались следы деревянной обкладки. По всей видимости, эти остатки можно определить как фрагменты клинкового оружия (сабля или палаш) из сопроводительного инвентаря. Грунт в заполнении могильной ямы с включениями мелкой дресвы, с большим содержанием органики. По всей видимости, погребённый был обёрнут грубой тканью. На верхнем горизонте фиксировались скопления крупных камней, возможно, образовывавшие каменный панцирь погребения.

Погребение № 5. Располагается на участках Е/4-5 на относительной глубине «+24» (на уровне «0» - «-40» от дневной поверхности) в заполнении ямы № 1. На верхних горизонтах контуры углубления не чёткие, аморфные. Однако общее заполнение отличается от материковой поверхности на данных участках меньшей плотностью. Погребение рас-

I_______________I_______________I

Рис. 4. МогияъннкУелги. Аббасилские днркемы <?п-02й»т

обнаруженные во И частл могильника п атиш курганов 2Г>,27

положено в северо-восточной части ямы № 1, в виде углубления прямоугольной формы в материковой поверхности, ориентированной в направлении ССВ-ЮЮЗ (рис. 3). Дно могильной ямы выстилала кальцинированная костная мука. В юго-западной части погребения располагались кальцинированный обломок человеческой челюсти, а также коренные зубы и их обломки. К югу от челюсти фрагмент охры. В западной части ямы у борта - фрагмент кости, охра и коренной зуб человека. Отдельного описания заслуживает вещевой инвентарь погребения. В западной части обнаружена сабля, помещенная в деревянные ножны, покрытые кожей с серебряным наконечником. Перекрестье прямое, слегка выгнутое в сторону лезвия, с шаровидными окончаниями. На рукояти сохранились два серебряных навершия с растительным орнаментом, фрагменты деревянной обкладки и скрепляющий металлический шпенёк. На ножнах сохранились серебряные петли, выполненные из серебряных пластин, а также две металлические петли щитовидной формы, покрытые серебряными пластинами с орнаментом в виде концентрических кругов. Весь комплекс покрывали крупные фрагменты дерева. По всей видимости, они являются остатками футляра (кофра). К востоку от сабли в центральной части погребения находился берестяной колчан с четырьмя железными черешковыми наконечниками стрел. В процессе извлечения артефактов выяснилось, что колчан лежал лицевой стороной на материке, которая была украшена ромбическим орнаментом, выполненным тонкими кожаными ремешками. Кроме того, на ремне были обнаружены серебряная накладка, наконечник ремня и пряжка. В центральной части погребения в слое костной кальцинированной муки располагалось металлическое портупейное кольцо.

Погребение № 8. Располагалось на участке З-И/3 на относительной глубине «-11» -«-32» (на уровне «-40» - «-60» от дневной поверхности). На верхних горизонтах контуры погребения были слабо выражены в виде пятна светло-коричневой золистой гумуси-рованной супеси, расположенного на большей площади участков. Генеральная зачистка на уровне «-60» от дневной поверхности позволила выявить контуры могильной ямы овальной формы, вытянутой по линии запад-восток. Дно погребения расположено на нижних отметках погребённой поверхности. Скелет сильно деформирован, отсутствуют кости рук, ног, рёбра, череп смещён на грудной отдел позвоночника, расположен в восточной части могильной ямы, головой ориентированный на северо-северо-запад (рис. 3). В целом, погребение можно считать преднамеренно разрушенным, так как вещевой сопроводительный инвентарь, по всей видимости, лежал «in situ». В южной части погребения были обнаружены две серебряные пуговицы-бубенчика шаровидной формы, двусоставные, с проволочной петелькой. В районе черепа и центральной части могильной ямы располагались два металлических кольца. В юго-восточной части были обнаружены железные кольчатые удила и восьмёрковидное стремя с расширенной подножкой. В районе рёберных костей лежала сильно коррозированная металлическая пряжка. В северовосточной части могильной ямы в районе бедренных костей находился трёхгранный ассиметрично-ромбический черешковый костяной наконечник стрелы. Вдоль позвоночника в направлении ССВ-ЮЮЗ располагалась сильно коррозированная сабля со слегка отогнутой рукоятью в сторону лезвия, помещённая в деревянные ножны. Перекрестье прямое с шаровидными окончаниями. На рукояти сохранилась деревянная обкладка и крепёжный шпенёк-заклёпка. Лезвие в сечении треугольной формы, его конец слегка скошен. В непосредственной близости от сабли зафиксировано скопление черешковых металлических стрел (5 шт.), а также обломок дротика (копья) с сохранившимся черешком. В процессе извлечения антропологического материала под шейными позвонками было обнаружено серебряное изделие, представляющее собой витую проволоку (d стержня - 0,53 мм, d петли - 1,34 мм), один из концов которой загнут в виде петли, а другой, вероятно, отломлен. На петельке и части стержня сохранились остатки ткани. По всей видимости, это следы одежды или факт того, что погребённый был обёрнут тканью.

Рис. 5. Могильник Уелги.Предметы обнаруженные поисковиками в результате

поверхностного сбора. I -29 серебро, (графика)

Q 1 2о4

I----------------1----------------1

]’ии. 6 Мої и. шли к Vf.ii iF.I ]|V, iml'i ы обнаруженные полекпіліками и резулы еі і с і ю вс рх нос і ного сбора. 1 -2 сер cGpo, (фо іо )

Полученные материалы из сборов поисковиков и в результате раскопок сегодня позволяют сделать лишь самые предварительные наблюдения по культурно-хронологической принадлежности погребенных в Уеглинском комплексе. Предметы ременной гарнитуры, полученные в курганах первой группы, расположенных на возвышенной части памятника, содержат определенную часть артефактов (неорнаментированные накладки с прорезью для подвесного ремня, сердцевидные с округлой выемкой, листовидные подвески, луницевид-ные и билуницевидные (зооморфные) накладки и др.), которые имеют прямые аналогии в памятниках 1Х-Х вв. Башкортостана и Южного Зауралья [2. С. 318-334; 6. С. 30-130]. Еще одну группу предметов составляют поясные, сбруйные и другие серебряные накладки и украшения, богато украшенные растительным орнаментом и имеющие золотое амальгамирование поверхности. Эти образцы весьма схожи с аналогичными предметами из отдельных погребений кочевой аристократии, исследованных в Каранаевских и Синеглазовских курганов Южного Урала [6. С. 105-119; 9. С. 37-39; 10. С. 163-168], а также в Больше-Тиганском могильнике (Поволжье) [12] и кочевнических комплексов Поиртышья, Центрального Казахстана [8. С. 302; 11. С. 115-246] и Алтая [4. Табл. 50, 62, 82; 7. Рис. 32, 47, 48, 54, 57, 85, 86, 91, 129, 131, 138, 171, 174, 205, 206, 209, 213]. Наряду с этим среди предметов этой категории существует ряд прямых аналогий в материалах Карпатской котловины периода «Обретение Родины» [13. С. 84, 170, 213, 235, 304, 375, 413, 414] (рис. 5, 6).

С определенной осторожностью рассматриваемую группу комплексов, откуда происходит основная часть материалов ременной гарнитуры, можно отнести к самому концу 1Х-Х вв. Материалы, полученные поисковиками в нижней (восточной-юго-восточной) части комплекса, основную массу которых составляют предметы конской узды и вооружения, вероятно можно отнести к более позднему периоду Х-Х1 вв. По своему культурному облику эти материалы наиболее близки комплексам из Синеглазовских курганов, исследованных Н. К. Минко и С. А. Гатцука [1], а также синхронные с позднесроткин-скими памятниками Алтая Х-Х1 вв. [3. С. 99-164].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Широкий спектр аналогий, полученных на сегодняшний день материалов, усложняет определение этнокультурной принадлежности уелгинских горшков и разрозненные фрагменты керамики более чем от пяти сосудов и позволяют говорить, что в целом они представляют собой типологический комплекс позднекушнаренковско-караякуповского облика (тонкостенность, гребенчато-прочерченная зональная орнаментация). Однако наличие в этой серии горшков со шнуровой орнаментацией, сосудов с ушками и большая примесь талька в тесте, указывает на сильное влияние со стороны лесного, вероятно петрогромско-го культурного ареала. Хотя следует заметить, что подобные культурные взаимовлияния кочевого и лесного-таёжного населения - носителей шнуровой керамики наблюдаются и в комплексах некоторых могильников Башкортостана [5]. Определенную сложность в этнокультурной интерпретации памятника играет и наличие такого яркого элемента погребальной обрядности как трупосожжение. Думается, что дальнейшее исследование комплекса, накопление материалов и дополнительной информации позволит приблизиться к решению вопросов, связанных с этнокультурной интерпретацией данного населения.

Примечание

* Авторы благодарят находчиков за своевременную информацию о памятнике и последующее содействие в сборе ранее обнаруженного материала в единую коллекцию.

Список литературы

1. Боталов, С. Г. Курган у оз. Синеглазово (по раскопкам Н. К. Минко и С. А. Гатцука) [Текст] / С. Г. Боталов // Ранний железный век и средневековье Урало-Иртышского междуречья. - Челябинск, 1987.

2. Боталов, С. Г. Поздняя древность и средневековье [Текст] / С. Г. Боталов // Древняя история Южного Зауралья : коллект. монография : в 2 т. Т. 2. - Челябинск, 2000. - С. 207-430.

3. Грязнов, М.П. История древних племен Верхней Оби по раскопкам близ с. Большая Речка [Текст] / М.П. Грязнов. - МИА. - № 48. - М.; Л., 195б. - С. 99-1б4.

4. Кубарев, Г. В. Культура древних тюрок Алтая (по материалам погребальных памятников) [Текст] / Г. В. Кубарев. - Новосибирск : Изд-во ИАиЭ СО РАН, 2005. - 400 с.

5. Мажитов, Н. А. Южный Урал в VII-XIV вв. [Текст] / Н. А. Мажитов. - М. : Наука, 1977. - 240 с.

6. Мажитов, Н. А. Курганы Южного Урала VIII-XII вв. [Текст] / Н. А. Мажитов. - М. : Наука, 1981. - 1бЗ с.

7. Могильников, В. А. Кочевники северо-западных предгорий Алтая в IX-XI веках [Текст] / В. А. Могильников. - М. : Наука, 2002. - Зб2 с.

8. Степи Евразии в эпоху средневековья. Археология СССР [Текст]. - М., 1981. - 302 с.

9. Стоколос, В. С. Сокровища озера Синеглазово [Текст] / В. С. Стоколос // Уральский следопыт. - 19б1. - № 4. - С. 37-39.

10. Стоколос, В. С. Курган на озере Синеглазово [Текст] / В. С. Стоколос // Археология и этнография Башкирии. Т. 1. - 19б2. - С. 1бЗ-1б8.

11. Трифонов, Ю. И. Памятники средневековых кочевников [Текст] / Ю. И. Трифонов // Археологические памятники в зоне затопления Шульбинской ГЭС. - Алма-Ата : Наука, 1987. - С. 115-24б.

12. Халикова, Е. А. Ранневенгерские памятники Нижнего Прикамья и Приуралья [Текст] / Е. А. Халикова // СА. - 197б. - № 3.

13. A Honfoglalo Magyarsag. Kiallftasi katalogus. - Budapest : Magyar nemzeti mйzeum, 199б. - 477 c.

УДК 902.01

Вадим Сергеевич Мосин

Южно-Уральский филиал Института истории и археологии УрО РАН

ПОЯВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА НА УРАЛЕ: ВРЕМЯ И ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ

Начало заселения территории Урала связано с важнейшими событиями в истории человечества, которые можно назвать Великими переселениями. Первая волна, связанная с распространением галечных орудий около 1 млн лет назад, прошла южнее и, вероятно, не затронула территорию Урала. Появление человека на уральских землях связано со второй волной, прокатившейся из Передней Азии около 450-350 тыс. лет назад. Местонахождения комплексов культуры с бифасами, связанной с этой волной расселения, были найдены в Мугоджарах, которые являются южной оконечностью Уральской горной системы, и затем на указанных местонахождениях Урала. Это время было очень благоприятным для проживания древнего человека.

Ключевые слова: Урал, древний человек, межледниковье, поздний ашель, бифасы, климат, ландшафт.

Хронология событий, происходивших на Урале в эпоху камня, построена на фундаменте применения нескольких методов. Это анализ стратиграфии, включающей в себя литостратиграфию, основанную на изучении литологических особенностей геологических пластов, биостратиграфию, анализирующую содержащиеся в отложениях ископаемые остатки и хроностратиграфию, основанную на данных об их возрасте. Для абсолют© Мосин В. С., 2011.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.