Научная статья на тему 'Новые аспекты и перспективы в исследовании Проблемы «Magna Hungaria»'

Новые аспекты и перспективы в исследовании Проблемы «Magna Hungaria» Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
77
27
Поделиться
Ключевые слова
МАДЬЯРСКАЯ ПРОБЛЕМА / УЕЛГИ / СИНЕГЛАЗОВО / ЗАПАДНО-ТЮРКСКИЙ КАГАНАТ / КУШНАРЕНКОВСКО-КАРАЯКУПОВСКИЙ ТИПЫ / HUNGARIAN PROBLEM / UELGI / SINEGLAZOVO / WESTERN TURKIC CHAGANATE / KUSHNARENKOVSKY-KARAYAKUPOVSKY TYPES

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Боталов Сергей Геннадьевич

В 2009 г. был открыт большой погребальный комплекс Уелги, располагающийся на меж-озерье Уелгов и Сайгырлов в 50 км к северу от Челябинска. В полевом сезоне 2010-2011 гг. исследованы курганы № 1, 2, 3, 7 и 8 (21 погребение). Полученные на сегодняшний день новые материалы из могильника Уелги, а также из могильника Синеглазово позволяют предположить, что спустя примерно триста лет после своего становления (в конце IX в.) глубоко в лесостепной зоне Южного Урала появляются кочевнические комплексы позднекушнаренковско-караякуповского облика типа Синеглазово, Уелгов, Лагарево, Каранаево и др., несущие на себе яркий кочевнический культурный комплекс синкретического характера, в котором угадываются элементы центрального и восточно-казахстанского, алтайского облика, а также прослеживаются явные параллели с западными кочевническими комплексами Поволжья, Нижнего Поднепровья и Подунавья.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Боталов Сергей Геннадьевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

New aspects and outlooks for researching the "Magna Hungaria" problem

The idea about the presence of the Ugor-Madyar components in the Middle Age cultures of Volgo-Kamye (the Volga and the Kama riversregion) wasfirst expressed by V. F. ening in the late 1950s. After that, the amount of archaeological materials concerning the Middle Age archeology of the Ural region and West Siberia during the 1960s grew rapidly, and thus a large number of Russian scholars together with Hungarian historians and archaeologists became involved in the research process on this topic in the early 1970s. New discoveries followed in the series of research on the UralHungarian problem. In 2009, a large burial complex of Uelgi was discovered between the lakes Uelgi and Saigyrly, 50kilometersnorth fromChelyabinsk. During the field worksseason in 2010-2011, mounds number 1,2,3, 7 and 8 were researched (21 burials in total). The new materals from Uelgi and Sineglazovo burial grounds allow claiming that approximately three hundred years after its formation in the late IX century, somewhere deep in the forest-steppe area of South Ural, there appeared nomadic complexes of the late Kushnarenkovsky-Karayakupovsky layout, like Sineglazovo, Uelgi, Lagarevo, Karanayevo, and others. These complexes represented a nomadic cultural complex of syncretic character, which also included elements of Central and Eastern Kazakhstan (Fig.15, II, 4), Altai (Fig. 15, II, 5) layouts, along with certain features typical for the Western nomadic complexes of Povolzhye (the Volga river region), Podneprovye (the Dnepr river region) and Podunavye (the Danube river region). We hope that the reconstruction of the character, type, and formation sequence of these cultural ties and similarities is a research to be implemented in connection with new perspectives which are now facing the science after the discovery of Uelgi burial complex.

Текст научной работы на тему «Новые аспекты и перспективы в исследовании Проблемы «Magna Hungaria»»

Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 11 (265). История. Вып. 50. С. 128-146.

НАУЧНЫЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ ИСТОРИКА

С. Г. Боталов

НОВЫЕ АСПЕКТЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ В ИССЛЕДОВАНИИ ПРОБЛЕМЫ «MAGNA HUNGARIA»

В 2009 г. был открыт большой погребальный комплекс Уелги, располагающийся на межозерье Уелгов и Сайгырлов в 50 км к северу от Челябинска. В полевом сезоне 2010-2011 гг. исследованы курганы № 1, 2, 3, 7 и 8 (21 погребение). Полученные на сегодняшний день новые материалы из могильника Уелги, а также из могильника Синеглазово позволяют предположить, что спустя примерно триста лет после своего становления (в конце IX в.) глубоко в лесостепной зоне Южного Урала появляются кочевнические комплексы позднекушнаренков-ско-караякуповского облика типа Синеглазово, Уелгов, Лагарево, Каранаево и др., несущие на себе яркий кочевнический культурный комплекс синкретического характера, в котором угадываются элементы центрального и восточно-казахстанского, алтайского облика, а также прослеживаются явные параллели с западными кочевническими комплексами Поволжья, Нижнего Поднепровья и Подунавья.

Ключевые слова: мадьярская проблема, Уелги, Синеглазово, Западно-Тюркский Каганат, Кушнаренковско-Караякуповский типы.

Впервые мысль об угорско-мадьярских компонентах в средневековых культурах Вол-го-Камья была высказана В. Ф. Генингом уже в конце 50-х гг.1 Бурное накопление археологических материалов по средневековой археологии Урала и Западной Сибири в последующие 60-е и в начале 70-х гг. вовлекло в исследовательский процесс по данной тематике самый широкий круг отечественных специалистов, а также венгерских археологов и историков2.

Наиболее значительным событием этого периода является обнаружение и раскопки известных памятников: Тиганского, Танке-евского, Такталачукского и др. могильников Волго-Камья, а также Лагеревских, Стерли-тамакских, Бекешевских, Каранаевских и др. курганов Южного Урала3. К этому периоду дискуссия об урало-венгерских параллелях достигает своего наивысшего уровня4. В ходе нее были установлены весьма важные аналогии, позволяющие связывать регион Волго-Уралья с правенгерской территорией. Так, наиболее соответствующие по погребальному обряду, металлическому инвентарю и керамике с мадьярскими оказались материалы Кушнаренковской и Караякуповской культур Южного Урала. Эти представления были подробно изложены в обобщающей работе В. А. Иванова, вышедшей в самом конце столетия5, которая своеобразно подвела итог археологических исследований 60-70-х гг.

В связи с тем, что целенаправленные полевые исследования памятников Южного Урала и Поволжья по ряду причин были существенно замедлены с середины 70-х гг., остался целый ряд вопросов, требующих своего разрешения. Так, например, оставались непонятными истоки и облик памятников кушнаренковско-караякуповского круга, а также этапы всего процесса культурогенеза населения, оставившего эти памятники от раннего этапа возникновения (VI в.) до периода исхода протомадьярского населения на запад (конец IX в.).

В первом десятилетии нового столетия археологические работы по поиску уральской правенгрии спустя около тридцати лет были активизированы. Основной исследовательский вектор был перемещен на восток за Урал. Здесь, в пределах лесостепного Тоболо-Исетского региона, начали активно раскапываться поселенческие ранне-средневековые комплексы, включающие протокушнаренковские материалы6. Стало очевидным, что кушнаренковско-караяку-повский культурный компонент появляется в составе синкретического бакальского историко-культурного горизонта IV-VI вв. На следующем этапе это население перемещается в бассейн Уфы, а оттуда - по Белой и Каме на запад. Таким образом, открылись новые возможности в исследовании исход-

ных позиций формирования протомадьяр-ской культуры.

Следующее открытие продолжило исследовательскую эстафету уральско-венгерской тематики. В 2009 г. был открыт большой погребальный комплекс Уелги, располагающийся на межозерье Уелгов и Сайгырлов в 50 км к северу от Челябинска.

На площадке памятника визуально просматривается до 30 курганных насыпей (рис. 1).

Первые раскопки проведены в июне-августе 2010 г. Исследованию подверглись курганы 1 и 2. Выявлено восемь погребений, два способа захоронения - ингумация (1, 2, 7 и 8) и кремация (3 и 4,5,6) (рис. 2-4).

В полевом сезоне 2011 г. исследованы курганы № 3, 7 и 8 (12 погребений). Курган № 3 содержал 2 погребения, курган № 7 - 6 погребений, курган № 8 - 4 погребения. Все погребения выполнены по обряду ингумации, кроме одного погребения из кургана № 3, где зафиксирован способ кремации. В могильной яме 1 кургана № 3 обнаружено захоронение лошади. Три погребения из кургана № 8 -детские. Все погребения разграблены.

Материал, полученный в результате поверхностных сборов и раскопок, позволяет сделать выводы по культурно-хронологической принадлежности погребального памятника Уелги. Главным образом, инвентарь составляют предметы ременной гарнитуры -накладные бляхи, наконечники ремней, пряжки. Заметим, однако, что абсолютное большинство этих вещей обнаружены без привязки к конкретным объектам (ввиду разрушенности и разграбленности могильника). Тем не менее, весь материал разделен на 5 стилистических групп. Первую группу (рис. 5) объединяют преимущественно неорнаментиро-ванные накладки: накладки с псевдопетельчатым или петельчатым выступом (рис. 5, 13-16, 22-25, 28), гантелевидные (рис. 5, 51-55), лунницевидные и накладки с парными или тройными выступами (рис. 5, 67-74, 82), накладки с нервюрой по осевой линии (рис. 5, 4-7, 39, 41-42, 47), а также накладки с прорезью для подвесного ремня (рис. 5, 30-38) и др. Они получают широкое распространение в начале IX в.7 В качестве аналогий можно привести известные памятники 1Х-Х вв. Башкортостана и Южного Зауралья - I и II Бекешевские, Ямаши-Тауские, Хусаи-новские курганы, могильник Граултры8. Наи-

более ранние экземпляры встречены в слоях Пенджикента от первой до третьей четверти VIII в.9 Следует заметить, что некоторые прямые аналогии встречаются в отдаленных от Южного Урала могильниках, например, Суб-ботицы в Кировоградской области Украины (рис. 5, 67-82)10. Стилистическую группу 2 (рис. 6) составляют поясные, сбруйные и другие серебряные накладки, наконечники ремней, аналогичные предметам из отдельных погребений кочевой аристократии Южного Урала и Казахстана. Это богато украшенные растительным орнаментом накладки, распределители и наконечники, имеющие золотое амальгамирование поверхности, соотносимы с материалами Лагеревских, Ишимбаевских, Старо-Халиловских, Каранаевских, курганов Южного Урала11. Рассматриваемую группу можно относить к 1Х-Х вв. Отдельные изобразительные элементы схожи с хазарской (салтовской) стилистикой12. Стилистическую группу 3 (рис. 9) составляют вещи, несущие «мадьярские» изобразительные элементы. Это оформление бордюра звеньевым орнаментом - чередующимися овалами и кружками (или в других вариациях) (рис. 8 1, 5, 6, 27-32, 35); «постсасанидский» стиль (рис. 8 5, 8, 25, 36). Центральным элементом орнамента выступает трех- или четырехлепестко-вая в большинстве случаев розетка (рис. 8 6, 7 19, 26-31) или расцветающий цветочный бутон, трилистники (рис. 8 1, 2, 24, 32, 33, 35). Ременные украшения с бордюром, оформленном чередующимися овалами и кружками, встречены в синхронных (в хронологическом плане) памятниках от Южного Урала до Восточной Европы: в развеянном погребении близ Эмбы13, в Синеглазовском могильнике14, в Больше-Тиганском могильнике15, в Танке-евском могильнике16, в погребении у с. Суб-ботица17. По наблюдению Е. П. Казакова, данный элемент орнамента был специфичным для культуры кочевых угров (в частности, мадьяр) Восточной Европы18. Четвертую стилистическую группу (рис. 9) составляют предметы, имеющие южно- и западносибирские декоративные традиции второй половины - конца I тыс. н. э.19 Их объединяет растительная орнаментация симметричных композиций в виде побегов и завитков. Пятая группа (рис. 10) представлена предметами, соотносимыми с урало-пермским стилем.

Керамический материал, представленный горшками и отдельными фрагментами, в це-

Рис. 1. Погребальный комплекс Уелги. I - Ситуационный космоснимок. II - Топографический план с указанием границ раскопков 2010-2011 гг. II - Глазомерный план.

Mil

■ «.

■ - щЯ

«йз»

Рис. 2. Погребальный комплекс Уелги. Вид с востока.

лом, представляет типологический комплекс позднекушнаренковско-караякуповского облика (тонкостенность, гребенчато-прочерченная зональная орнаментация). Наличие в этой серии горшков со шнуровой орнаментацией, сосудов с ушками и большая примесь талька в тесте указывает на сильное влияние со стороны лесного, вероятно, петрогромско-го культурного ареала (рис. 11).

Отдельного внимания заслуживают материалы погребального комплекса у озера Си-неглазово, исследования которого начато в 1908 г. археологами-краеведами Н. К. Минко и С. А. Гатцуком. В 1959 г., в связи с вскрышными работами на известковом карьере силикатного завода, был потревожен еще один курган. Спасательные работы предприняты В. С. Стоколосом в том же году. Большая часть материалов опубликована в 1962 г.20 (рис. 12, 13). В 2009 г. в фонды Челябинского областного краеведческого музея передана коллекция, полученная при последних исследованиях синеглазовского комплекса, которая включает и неопубликованный материал, требующий отдельного описания. Помимо железных и костяных деталей конской упряжи (рис. 13 6, 9-14), коллекция включает наконечник ремня округло-прямоугольной формы, литой, позолоченный. Лицевая сторона украшена орнаментом, изображающий сенмурва (рис. 12 8). Мотив имеет аналогии

с постсасанидской изобразительной традицией. Следующий комплекс - 24 накладные бляшки подквадратной формы, литые, позолоченные, с бортиками. В сечении образуют прямоугольную фигуру. Бордюр декорирован чередующимися овалами и кружками. В центре растительный орнамент в виде вертикально прорастающих трилистников. Благодаря находке двух накладок, закрепленных на один фрагмент кожаного ремешка, представляется возможным реконструировать расположение блях на ремне: прорастающий стебель с отростками по сторонам. Бляхи являлись украшением оголовных ремней (рис. 13 1-2). И, наконец, 15 накладных блях прямоугольной формы, изготовленных литейным способом с позолоченной лицевой стороной. Бляхи одинаковые. В сечении, вместе с бортиками, накладка трапециевидная. Бордюр оформлен чередующимися ромбами и кружками. В каждый ромб заключено по 4 «виноградинки». Центральный элемент орнамента симметричный растительный, изображающий распускающийся цветочный бутон (лотоса?). Бляхи служили украшениями ремня нагрудника (рис. 13 3-5). Следует отметить, что при подъемных сборах с могильника Уелги обнаружена аналогичная накладка, выполненная с практически абсолютной точностью (в точности схожий рисунок; а также характерный скос на длинной стороне, придающий трапе-

Рис. 3. I - Погребение 1. II - Погребение 2. 1-5, 7, 8 - железо; 6 - стекло.

Рис. 4. I - Погребение 5, вещевой материал. II - фото погребения. 2-4 - железо; 1, 3, 8, 9-11 - серебро; 5-7 - органика; 12 - железо, серебро, дерево.

Рис. 5. Погребальный комплекс Уелги. Погребение 8.1 - кость; 2, 4-9 - железо; 3, 10 - серебро.

Рис. 6. Погребальный комплекс Уелги. Стилистическая группа 1. 1-47, 49-84 - серебро; 48, 85-104 - бронза.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 7. Погребальный комплекс Уелги. Стилистическая группа 2. Серебро, серебро с золотой амальгамой.

Рис. 8. Погребальный комплекс Уелги. Стилистическая группа 3. 1, 2, 5-18, 20-23, 27-32, 34-37 - серебро с золотой амальгамой.

Рис. 9. Погребальный комплекс Уелги. Стилистическая группа 4. 1-34 - серебро, бронза с золотой амальгамой; 35-39 - железо.

Рис. 10. Погребальный комплекс Уелги. Стилистическая группа 5. 1 - бронза, железо; 2, 3 - бронза; 4 - серебро.

Рис. 12. Могильник Синеглазово. Вид с севера.

34

Рис. 13. Могильник Синеглазово. 1-29 - бронза, серебро, кожа; 30 - план погребения; 31, 32, 35, 36 - железо; 33, 34 - ткань, реконструкция рисунка.

Рис. 14. 1-22 - могильник Синеглазово; 23 - погребальный комплекс Уелги. 3, 9-11, 19, 22, 23 - серебро, золотая амальгама; 1 - кость; 4-7 - железо; 12-18, 20, 21 - бронза.

Рис. 15. Карта распространения материалов протомадьярского и раннеугорского облика (по Генингу В. Ф. (1972); Казакову Е. П. (1982); Гарустовичу Г. Н., Иванову В. А. (1982); Бисембаеву А. А. (2003); Казакову Е. П. (2004), Боталову С. Г., Бабенкову К. Н. (2004); Пастушенко И. Ю. (2004); Викторовой (2008); Матвеевой Н. П., Орловой Л. А., Рафиковой Т. Н. (2009). Продолжение см. на обороте.

I, а - ранние кушнаренковско-караякуповские могильники и одиночные погребения V-VIII вв., а также памятники с материалами этого культурного облика; б - кушнаренковско-караякуповские городища, селища и местонахождения этого культурного облика V-VI вв.;

II, в - кушнаренковско-караякуповские петрогромско-юдинские могильники 1Х-Х вв., г

- кушнаренковско-караякуповские петрогромско-юдинские городища, селища, святилища и местонахождения 1Х-Х1 вв.; 1 - миграция кушнаренковско-караякуповского населения из Исетско-Тобольского бассейна в Прикамье; 2 - проникновение кушнаренковско-караякуповского населения в Урало-казахстанскую степь; 3 - миграция лесного петрогромско-юдинского населения; 4 - отток позднекушнаренковско-караякуповского населения из степной зоны; 5 - приход сросткинского (кыпчакского) населения из Обь-Иртышья.

1 - Прыговское городище, 2 - Араслановские писаницы, пещера 3 - Средний Шихан; 4

- Уфа-4; 5 - Мурино; 6 - Малышево; 7 - Шершни; 8 - Смолино; 9 - Кочегарово селище, погребения; 10 - Старо Лыбаевское селище; 11 - Зотинское IV городище; 12 - Ликинский могильник; 13 - Молчановское селище; 14 - Петрогром гора; 15 - Палатки I, IV; 16 - Исетское III Б, могильник; 17 - Три Сестры; 18 - Кырманские скалы; 19 - Иертово городище; 20 -Вершина 1 у ст. Исеть; 21 - Исетское I правобережное селище; 22 - Вак Кур могильник; 23 - Святой Бор 5; 24 - Имги Тура городище; 25 - Коловское городище и селище; 26 -Пылаевский могильник; 27 - Барсучье; 28 - Криволукское городище; 29 - Уелги; 30 - Усть Утяк; 31 - Рафайловское; 32 - Перейминский могильник; 33-35 - Андреевские, Багадинское городища, Козловский могильник; 36 - Деминский могильник; 37 - Мохиреевское городище; 38 - Молчановский клад; 39 - Линчинское городище; 40 - Боровсок; 41 - Юдинское городище; 42 - Ирбитское озеро; 43 - Ирбитское; 44 - Городищенское; 45 - Андроновское; 46 - Петровское; 47 - Мишинское; 48 - Куртумовское; 49 - Санкино; 50 - Галкино; 51, 52

- Городские I, II; 53 - Золотая Гора; 54, 55 - Заозерные I, II; 56 - Ликинское городище; 57 -Лобвинская; 58 - Черемухово; 59 - «Жилище Сокола»; 60 - Гора Синяя; 61 - Голый Камень; 62 - Тарманский; 63 - Красногорское; 64 - Нечунаевское святилище; 65 - Большое и Малое Бакальские городища; 66 - Усть Терсюк городище; могильник 67 - Берсуаг; 68 - Граултры; 69 - Синеглазовский I, II; 70 - Кайнсай; 71 - Селенташ; 72 - Варна; 73 - Каскаскинский, Коваленковские рудники; 74 - Байрамгулово; 75 - Аргази; 76 - Сугояк; 77 - Наровчатский; 78 - Бекешевские I, II курганы; 79 - Хусаиновские; 80 - Муракаевские; 81 - Веселовка; 82 - Сакияз Тамак; 83 - Лагеревский; 84 - Старо-Халиловские; 85 - Каранаевский; 86 -Верх-Саинское I городище; 87 - Бартымское II, селище; 88 - Подкаменное городище; 89 -Селянино Озеро, могильники; 90 - Ермаково городище; 91 - Лобач городище; 92 - Сухой Лог селище; 93-94 - Кишешерские могильники, поселение; 95 - Морозково IV поселение; 96 - Чащинское селище: 97 - Красногорский; 98 - Береговский; 99 - Ишимбайский; 100 -погребение Ишимбай; 101 - Стерлитамакский; 102 - Шареевский; 103 - Турбаевский; 104

- Ибраевский; 105 - Чукраклинское; 106 - Кара-Якуповское; 107 - Таптыковское; 108 -Уфа II; 109 - Ново-Турбаслинский; 110 - Кушнаренковский; 111 - Сантыштамакский; 112

- Булгарский; 113 - Чатринское; 114 - Бирский; 115 - Старо-Калмашское; 116 - Манякский; 117 - Старо-Янзигитовский; 118 - Куштерякский; 119 - Ново-Сасыкульский; 120 - Русско-Шуганское II; 121 - Русско-Шуганское I; 122 - Русско-Шуганское; 123 - Старо-Чекмакское; 124

- Муслюмовское; 125 - Старо-Варяжское II; 126 - Старо-Варяжское I; 127 - Меллятамакское V; 128 - Меллятамакское II; 129 - Новобикинский; 130 - Татарско-Азибейская II; 131 -Азметьевская; 132 - Мариямалинское; 133 - Биксентаевская VII; 134 - Биксентаевская IV; 135 - Биксентаевская II; 136 - Иртяшское; 137 - городище Тактялачук; 138 - Юртовская IV; 139 - Иманлейский; 140 - Такталачукский; 141 - Чишминский; 142 - Игимский; 143 -Татаро-Чилчикское; 144 - Благодатное; 145 - Кузебаевское; 146 - Петропавловский; 147

- Верхнесуганское; 148 - Кырнышское; 149 - Луговское; 150 - Больше-Тиганский; 151 -селище «Курган»; 152 - Щербаковское; 153 - Танкеевский; 154 - Тетюшский; 155 - Татарско-Сунгелеевское; 156 - Тавлыкаевские; 157 - Рубежка; 158 - Калмак-Чабан; 159 - Солянка; 160 - Орлиное гнездо; 161 - Турбаза; 162 - Шалкар; 163 - Покровка; 164 - Лебедевка; 165

- Жаман Каргала; 166 - Песчаный карьер; 167 - Болгарка; 168 - Мамай; 169 - Кос Оба; 170 -Карасу; 171 - Эмба; 172 - Жолуткен 4; 173 - Атпа; 174 - Уркач I.

циевидность общей форме) (рис. 13, 15-16). Анализируя данную находку, мы можем предположить, что эти вещи вышли из рук одного мастера и (или) в результате единовременного изготовления, а впоследствии попали в разные могильники. Сам же факт обнаружения их, по крайней мере, в 2 могильниках южнозауральской лесостепи может говорить о некоем культурном центре кочевой знати К—К вв. в рамках указанного региона.

Вкратце картина этнокультурной трансформации, в результате которой возникают некрополи типа Уелги и Синеглазово, представляется нам следующим образом.

Сформировавшиеся на раннем этапе в составе Бакальского историко-культурного горизонта (1У-У1 вв. н. э.) группы скотоводческого полуоседлого населения - носителей керамики кушнаренковско-караякуповского круга - в VI в. начинают свое продвижение на запад в бассейн р. Белой и Камы, где появляются многочисленные памятники этого облика (рис. 15 I, 1). Вместе с этим кушна-ренковские материалы появляются глубоко в степях Южного Зауралья в курганах с «усами» на кратковременных стоянках (Селен-таш, Кайнсай, Берсуат) (рис. 15 I, 2).

Как нам представляется, эти факты неслучайны и маркируют собой процесс взаимодействия протомадьярского населения с кочевниками складывающегося Западно-Тюркского Каганата. Безусловно, о степени участия этого населения в культуро-этноге-незе кочевников урало-казахстанских степей периода Великого Тюркского Каганата на сегодняшний день можно говорить лишь с определенной осторожностью. Однако очевиден тот факт, что спустя примерно триста лет после своего становления (в конце IX в.) глубоко в лесостепной зоне Южного Урала появляются кочевнические комплексы позд-некушнаренковско-караякуповского облика типа Синеглазово, Уелгов, Лагарево, Карана-ево и др., несущие на себе яркий кочевнический культурный комплекс синкретического характера, в котором угадываются элементы центрального и восточно-казахстанского, алтайского облика, а также прослеживаются явные параллели с западными кочевническими комплексами Поволжья, Нижнего Поднепро-вья и Подунавья (рис. 15 II, 4).

Думается, что реконструкция характера и очередности сложения этих культурных связей и параллелей - дело будущих иссле-

дований и перспектив, наметившихся в связи с открытием погребального комплекса Уелги. В этот же период (с IX в.) наблюдается активное влияние южнотаежного населения лесного Зауралья и Западной Сибири (петро-громско-юдинский историко-культурный горизонт) шнуровой керамики на лесостепной регион Южного Зауралья и Среднего Прикамья (рис. 15 II, 3). Общую картину этнокультурных трансформаций на данном этапе довершает восточный (сросткинский) импульс, связанный с перемещением раннекыпчакско-го населения из районов Алтая21. Эти процессы в определенной мере маркируются и в материалах Уелгинского погребального комплекса (керамика со шнуровой орнаментацией, стилистические группы 4, 5).

Примечания

1 См.: Генинг, В. Ф. Очерк этнических культур Прикамья в эпоху железа // Тр. Казан. фил. АН СССР. Сер. гуманист. наук. Вып. 2. Казань, 1959. С. 334.

2 См.: Erdelyi, I. Regeszeti kutatasok Baskiriaban es а Magyar östörtenet // АЕ. Budapest, 1972. № 99; Fodor, I. Research on the Proto-Hungarians // The New Hungarian Quarterly. 1977; Laszlo, Gy. A «kettös honfoglalas». Budapest : Magvetö Kiado, 1978. 215 c.; Erdelyi, I. Das Gräberfeld von Newolino / I. Erdelyi, E. Ojtozi,W. Gening. Budapest : Akademiai Kiado, 1969.

3 См.: Халикова, Е. А. Больше-Тиганский могильник // СА. 1976. № 2; Мажитов, Н. А. Южный Урал в XII-XIV вв. М. : Наука, 1977. С.228-232.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4 См.: Барта Антал. Истоки венгерской культуры // Проблемы археологии и древней истории угров : сб. ст. М., 1972. С. 118-127; Эрдели, Иштван. Об археологической культуре древних венгров конца IX - первой половины X в. н. э. // Там же. С. 128-144; Халикова, Е. А. Погребальный обряд Танкеев-ского могильника и его венгерские параллели // Там же. С. 145-160; Казаков, Е. П. О некоторых венгерских аналогиях в вещевом материале Танкеевского могильника // Там же. С. 161-167; Халикова, Е. А. Magna Hungaria // Вопр. истории. 1975. № 7; Gening, V. F. Magna Hungaria es a regeszeti emlekanyag. Budapest : Különlenyomat az archeologiai Ertesitö, 1978; Древняя история Южного Зауралья. Т. II. Ранний железный век и средневековье : коллектив. моногр. Челябинск : Изд-во ЮУр-

ГУ, 2000. 494 с.; Халиков, А. Х. Культура древних венгров в Приуралье и Придунавье в VIII-X вв. н. э. // Материалы симпозиума Nové vozokany 3-7 окт. 1983 г. Nitra, 1984.

5 Боталов, С. Г. Гунны и тюрки (историко-ар-хеологическая реконструкция). Челябинск : ЦИКР Рифей, 2008. 672 с.

6 См.: Матвеева, Н. П. Формирование куш-наренковских комплексов в Зауралье // AB ORIGINE : Проблемы генезиса культур Сибири. Тюмень, 1996. С. 63-75; Боталов, С. Г. Новые материалы исследований Большого Бакальского городища / С. Г. Боталов, Е. В. Тидеман, А. А. Лукиных, М. П. Вохмен-цев // Проблемы бакальской культуры. Челябинск : ЦИКР Рифей, 2008. С. 6-44.

7 См.: Мажитов, Н. А. Материалы к хронологии средневековых древностей Южного Урала VII-XI вв. // Хронология памятников Южного Урала : сб. ст. Уфа, 1993. С. 131-132.

8 Боталов, С. Г. Поздняя древность и раннее средневековье // Древняя история Южного Зауралья. Челябинск, 2000. С. 325-326; Мажитов, Н. А. Курганы Южного Урала VIII-XII вв. М., 1981. С. 37-38, 45, 54-57, 59-60, 64.

9 См.: Распопова, В. И. Металлические изделия раннесредневекового Согда. Л., 1980. С.87-90.

10 См.: Бокий, Н. М. Захоронение семьи кочевника X в. в бассейне Ингула / Н. М. Бокий, С. А. Плетнева // СА. 1988. № 2. С. 104-113.

11 См.: Мажитов, Н. А. : 1) Курганы Южного Урала VIII-XII вв. С. 87-113; 2) Материалы к хронологии средневековых древностей Южного Урала VII-XI вв. // Хронология па-

мятников Южного Урала : сб. ст. Уфа, 1993. С. 132-135.

12 См.: Плетнева, С. А. Салтово-маяцкая культура // Степи Евразии в эпоху средневековья. М, 1981. С. 62-75.

13 См.: Бисембаев, А. А. Случайные находки рубежа I—II тысячелетий с территории Актюбинской области // Изв. НАН РК. Сер. обществ. наук. 2003. С. 62-64.

14 См.: Стоколос, В. С. Курган на озере Сине-глазово // Археология и этнография Башкирии. 1962. Т. 1. С. 163, 167.

15 См.: Халикова, Е. А. Больше-Тиганский могильник // СА. 1976. № 2. С. 171.

16 См.: Казаков, Е. П. О некоторых венгерских аналогиях в вещевом материале Танке -евского могильника // Проблемы археологии и древней истории угров : сб. ст. М., 1972. С.162-163.

17 См.: Бокий, Н. М. Указ. соч. С. 106-108.

18 См.: Казаков, Е. П. О локализации мадьяр в IX в. // Вопросы древней истории Волго-Ка-мья : сб. науч. тр. Казань, 2001. С. 55.

19 См.: Могильников, В. А. Кимаки. Срост-кинская культура // Степи Евразии в эпоху средневековья. М., 1981. С. 43-52.

20 См.: Стоколос, В. С. : 1) Сокровища озера Синеглазово // Урал. следопыт. 1961. № 4; 2) Курган на озере Синеглазово.

21 Савинов, Д. Г. Расселение кимаков в К-Х вв. по данным археологических источников // Прошлое Казахстана по археологическим источникам. Алма-Ата, 1976. С. 103-104; Боталов, С. Г. Поздняя древность и средневековье. С. 359-365.