Научная статья на тему 'Поэтика и семантика «Готического» жанра К. Рив'

Поэтика и семантика «Готического» жанра К. Рив Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
869
207
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АНГЛИЙСКАЯ "ГОТИЧЕСКАЯ" ТРАДИЦИЯ / ПОЭТИКА «ГОТИЧЕСКОГО» ЖАНРА / «ГОТИЧЕСКАЯ» ПОВЕСТЬ / ЖАНРОВЫЙ СИНТЕЗ / ENGLISH «GOTHIC» TRADITION / POETICS OF A «GOTHIC» GENRE / «GOTHIC» STORY / ROMANCE / NOVEL / GENRE SYNTHESIS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Напцок Бэлла Радиславовна

На основе анализа романа К. Рив «Старый английский барон» и ее эссе «Эволюция романтического романа» исследуется проблема поэтики и семантики «готического» жанра. Главным становится вывод о том, что произведение Рив является жанровым и художественным экспериментом в прозе, включающим элементы разных жанров романов рыцарского, исторического, просветительского, авантюрно-приключенческого, сентиментального, фантастического и детективного.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Poetics and semantics of a «Gothic» genre of C. Reeve

On the basis of the analysis of novel «The Old English Baron» by C. Reeve and her essay «Evolution of the Romantic Novel» the author investigates poetics and semantics of a «Gothic» genre. Central to this investigation is the conclusion that Reeve’s work is the genre and artistic experiment in the prose, which includes elements of different genres of knightly, historical, educational, adventurous, sentimental, fantastic and detective novels.

Текст научной работы на тему «Поэтика и семантика «Готического» жанра К. Рив»

УДК 82.0(410) ББК 83.3(4Вел) Н 27

Напцок Б.Р.

Кандидат филологических наук, доцент кафедры литературы и журналистики Адыгейского государственного университета, e-mail: bella@maykop.ru

Поэтика и семантика «готического» жанра К. Рив

(Рецензирована)

Аннотация:

На основе анализа романа К. Рив «Старый английский барон» и ее эссе «Эволюция романтического романа» исследуется проблема поэтики и семантики «готического» жанра. Главным становится вывод о том, что произведение Рив является жанровым и художественным экспериментом в прозе, включающим элементы разных жанров - романов рыцарского, исторического, просветительского, авантюрно-приключенческого, сентиментального, фантастического и детективного.

Ключевые слова:

Английская «готическая» традиция, поэтика «готического» жанра, «готическая» повесть, romance, novel, жанровый синтез.

Naptsok B.R.

Candidate of Philology, Associate Professor of Literature and Journalism Department, Adyghe State University, e-mail: bella@maykop.ru

Poetics and semantics of a «Gothic» genre of C. Reeve

Abstract:

On the basis of the analysis of novel «The Old English Baron» by C. Reeve and her essay «Evolution of the Romantic Novel» the author investigates poetics and semantics of a «Gothic» genre. Central to this investigation is the conclusion that Reeve’s work is the genre and artistic experiment in the prose, which includes elements of different genres - of knightly, historical, educational, adventurous, sentimental, fantastic and detective novels.

Keywords:

English «Gothic» tradition, poetics of a «Gothic» genre, «Gothic» story, romance, novel, genre synthesis.

С момента публикации романа Х. Уолпола «Замок Отранто» (1764) открытый им «готический» жанр в течение десяти лет не был востребован английской литературой XVIII в. За этот период появились короткие повести авторов, подражавших уолполовскому стилю, но не использовавших потенциал «готической» поэтики.

Второе значительное произведение «готической» школы было опубликовано в 1777 г.

Его автором стала ученица С. Ричардсона, тесно связанная с просветительской литературой, -Клара Рив (Clara Reeve, 1729 - 1807). Связь с ричардсоновской традицией она подчеркнула в первом издании романа, назвав его «Champion of Virtue» - «Защитник добродетели». Авторская замена названия во втором издании (1778) - «The Old English Baron. A Gothic Story» («Старый английский барон») давала читателю почувствовать, что перед ним повесть из времен Средневековья, «картина готических времен и нравов», «роман ужасов», включившийся в традицию, начатую «Замком Отранто».

В подзаголовке своей книги К. Рив определяет жанр так же, как определил Х. Уолпол во втором издании «Замка Отранто», - a gothic story («готическая повесть») Рив указывает на принадлежность романа к «готической» литературной традиции. В предисловии ко второму изданию писательница открыто называет «Старого английского барона» the literary offspring - «литературным отпрыском «Замка Отранто» [1], тем самым еще раз подчеркивая, что ее роман является «литературным порождением» «готического» романа Х. Уолпола.

В «Старом английском бароне», как и в «Замке Отранто», повествование представляет собой стилизацию под старинную рукопись. Отличие состоит лишь в том, что в первом романе речь идет о древнеанглийской рукописи, а во втором - об итальянском манускрипте. В обоих «готических» произведениях авторы выступают в качестве переводчиков древнего текста на современный язык.

Взяв за основу сюжет «Замка Отранто», К. Рив изменяет исторические и географические условия. Если в романе Уолпола действие происходило в Италии, а время уточнялось пространным определением - «между 1095 и 1243 гг., то есть между первым и последним Крестовым походом, или немного позже» [2: 258], то в романе «Старый английский барон» действие перенесено в Англию и относится к XV веку, ко времени царствования Генриха VI. Исторический план не играет значительной роли в романе Рив, а исторические события, упоминаемые в ходе сюжетного развития (война с Францией и Грецией и др.), являются иллюстрацией к раскрытию образа главного героя. Историческая атмосфера воссоздается с помощью колоритных деталей.

Сюжет «Старого английского барона» не оригинален и во многом повторяет сюжет «Замка Отранто» Х. Уолпола. В основе романа К. Рив лежат две ключевые темы - узурпация владений героем-злодеем и противостояние ему законного наследника, ущемленного в правах и восстанавливающего свой титул и состояние после гонений и испытаний. Основное место действия - это замок Уолтера Ловелла, в некоторых эпизодах оно перемещается в дом сэра Харклэ.

К. Рив осознавала некоторую жанровую обособленность своего произведения, несмотря на то, что считала его литературным продолжением жанровой теории Х. Уолпола. Романистка неоднократно подчеркивала, что она, как и первый писатель-готик, «следует тому же плану в стремлении соединить все наиболее притягательное и интересное, что присуще старинному рыцарскому сказанию (ancient Romance) и современному роману (modern Novel)» [3: 5]. Рив в предисловии к роману теоретически обосновывает жанровый синтез в качестве ключевого структурного и эстетического принципа повествования. Очевидным становится сходство эстетических установок Уолпола и Рив. Вместе с тем, в них можно увидеть «любопытное терминологическое различие, пропадающее в русском переводе, но весьма заметное при обращении к оригинальным текстам» [4: 35]. Уолпол определял термином

romance как старинный, или средневековый, так и современный или просветительский романы, разграничивая две жанровые традиции лишь с помощью прилагательных ancient и modern. К. Рив использовала термин romance только в отношении к рыцарскому роману Средневековья, а современный роман она определяла только термином novel. Принципиальная дифференциация старинного жанра romance и современного жанра novel была представлена К. Рив в эссе «Эволюция романтического романа» («The Progress of Romance», 1785). Писательница определила romance как «героическое сказание, которое имеет дело с невероятными персонажами и обстоятельствами», а novel - как «картину действительной жизни и нравов того времени», в которое произведение было написано [3: 6].

К. Рив дает определение жанров и раскрывает их содержание: « Romance возвышенным и величественным слогом описывает то, что никогда не происходило и, по всей вероятности, не могло происходить. Novel представляет обыденное изложение таких событий, какие проходят ежедневно перед нашим взором, таких, которые могут случиться с нашими друзьями или с нами самими; и его наивысшее воплощение состоит в том, чтобы представить каждую сцену в легкой и естественной манере и подать упомянутые события столь достоверно, чтобы у нас возникла иллюзия, будто все это правда...» [3: 7].

Как и Х. Уолпол, К. Рив не применяет впрямую к своему сочинению (действие которого происходит в средние века) термин romance, не пытается реанимировать навсегда ушедший в прошлое жанр средневековой литературы. Оба писателя называют свои произведения «готической повестью» (a gothic story) и создают новую разновидность прозаического повествования, генетически связанную с жанром romance, но не идентичную ему. Осознавая художественное новаторство «готического» жанра, Х. Уолпол говорит о «Замке Отранто» как о «новом виде романа», проложившем «новый путь, по которому пойдут другие» [2: 269]. К. Рив, называя своего «Старого английского барона» опытом синтеза старинного и современного повествований, отмечает, что ее «готической повести» «присущи собственные особенности и манера изложения, отличающие ее и от «чистого» romance, и от «чистого» novel» [3: 8].

Основоположники «готической» школы Х. Уолпол и К. Рив художественно переосмыслили повествовательные традиции далекого и относительно недавнего прошлого, преобразовали их в новый прозаический жанр, для создания которого, по словам Рив, «требуется известная мера чудесного, чтобы возбудить воображение; достаточно картин подлинной жизни, чтобы придать произведению правдоподобие; и достаточно трогательного, чтобы завладеть сердцем читателя» [3: 5].

«Готические» произведения Х.Уолпола и К. Рив, созданные по сходной модели, все же значительно отличаются друг от друга в способах достижения художественного единства, в подступах каждого из романистов к реализации декларированного ими жанрового синтеза. Х. Уолпол, пытаясь соединить в своем романе «Замок Отранто» «необычайные обстоятельства» с «законами правдоподобия» [2: 263], примирить чудесное и достоверное, все же отдал предпочтение «сверхъестественному» и фантастическому. В противовес ему К. Рив отдает предпочтение реальному, постижимому разумом. Вместе с тем, избирая временем действия «готического» произведения позднее Средневековье, она ограничивает «безудержную фантастику, свойственную средневековым романам, вводит чудеса в строгие рамки бытового правдоподобия, в подчеркнуто прозаическую обстановку повседневной жизни» [4: 35]. В «Замке Отранто» Х. Уолпола реальное служит сопровождением к сверхъестественному и

чудесному, а «фантастика бросает яркий отсвет на реальный мир и человеческую жизнь» [4: 37]. В «Старом английском бароне» К. Рив, напротив, «реальность вовлекает в сферу своего воздействия сверхъестественное, эстетически мотивирует и подчиняет его себе» [4: 37]. Позиция Рив в отношении «готической» фантастики была отражена в предуведомлении ко второму изданию романа. Оценивая «технологию» сверхъестественного в «Замке Отранто», писательница находит ее избыточной. К. Рив «стремится быть предельно экономной в эксплуатации сверхъестественного и старается удержать повествование «хотя бы у границы правдоподобия» [4: 37 - 38].

Клара Рив дает четкую дифференциацию двух типов романов - romance и novel, фиксируя различия их семантики и поэтики. Разграничение жанров romance и novel позволяет писательнице противопоставить «готический» роман классическому авантюрно-бытовому роману XVI - XVIII вв. Рив еще раз подчеркивает, что ужас, вызываемый «готическим» романом, является не только причиной возникновения чувства возвышенного, но и психологической реакцией на утрату жизненных ориентиров и нравственных ценностей. В то же время романистка, как и Х. Уолпол, считает возможным синтез элементов novel и romance в одном произведении [5: 153].

Соединяя в «Старом английском бароне» эстетические и структурные принципы двух типов романа, К. Рив в большей степени ориентируется на идейно-художественные принципы жанра novel, в частности на традиции семейного романа С. Ричардсона. Не случайно имя английского писателя упоминается ею в предуведомлении ко второму изданию, которому предшествует «Посвящение» миссис Марте Бригден, дочери Ричардсона, по словам К. Рив, способствовавшей превращению «Защитника добродетели» в «Старого английского барона». Из ричардсоновского романа писательница восприняла нравственную дидактику и утверждение автором торжества добродетели над злом и пороком.

«Готический» роман К. Рив «Старый английский барон» по сей день является предметом литературной полемики. Многие исследователи отказывали К. Рив в новаторстве, ссылаясь на ироничные замечания «отца» «готического» жанра Х. Уолпола, назвавшего ее роман «скучной, лишенной воображения» и «вялой» историей.

В своей монографии «У истоков европейского романтизма» Н.А. Соловьева отметила, что К. Рив «использовала старые критерии нравоучительного бытописательного романа, втиснув их в романтические рамки, что неизбежно должно было привести к осложнениям» [6: 95]. По мнению литературоведа, «тяжелая масса нравоучительности просветительского романа раздавила хрупкую оболочку romance, потопив развлекательность, сюжетность, лишив героев возможности действовать согласно собственным убеждениям, а не по воле автора» [6: 95].

По нашему мнению, «готический» роман «Старый английский барон» нельзя считать художественным поражением К. Рив, а можно назвать смелой попыткой изменить и преобразовать «готическую» традицию. Возможно, писательница попыталась совместить несовместимое, соединить несоединимое, но именно ее роман, а не роман Х. Уолпола, стал образцом для «сентиментальной готики» Э.Рэдклифф и ее последователей, а позже - для поэтики исторического романа В. Скотта.

В романе К. Рив «Старый английский барон» представлен более усовершенствованный и развитый механизм «романа тайн», нежели у родоначальника жанра Х. Уолпола. Писательница в полной мере реализует установку классика на сближение «реального» и

«фантастического». Подобно Уолполу, К. Рив исходит из просветительского отрицания сверхъестественного в реальной жизни и допускает фантастику в свой роман лишь потому, что она подтверждена народным суеверием. Рив объясняет чудесное, точнее, веру в чудесное определенным уровнем сознания, исторически-конкретным типом восприятия действительности. Вот почему в ее «готическом» романе практически отсутствует нагромождение ужасного, сверхъестественного и потустороннего и при этом сохраняется атмосфера напряженного ожидания чего-то страшного.

В произведении К. Рив введен единственный «готический» эпизод на типичном для «романа ужаса» фоне: среди руин старинного замка, где обитают привидения, происходит явление призрака лорда Артура Ловелла, закованного в рыцарские латы. Предательски убитый братом, т. е. погибший насильственной смертью, он не находит себе покоя на том свете, ищет справедливости и возмездия. Призрак указывает на убийцу и узурпатора титула и поместья Уолтера Ловелла.

«Готический» антураж «Замка Отранто» сменяется в «Старом английском бароне» бытовой средой, массой бытовых деталей, помогающих создать некую иллюзию реальности, которая распространяется и на сверхъестественные события. Психологическое предвосхищение этих событий, их мотивировка становятся основным средством создания сюжетного напряжения, «готической атмосферы» тайны, страха и ужаса.

К. Рив трансформирует стилевые доминанты «готического» романа, меняет всю его стилистическую структуру. Писательница, признавая авторитет Уолпола, выступает против необузданной фантазии своего учителя и говорит о соблюдении ею принципа «правдоподобия» и введении героев-призраков в реальную обстановку.

К. Рив рассматривает «нравственные устои среднего класса, проявляет интерес к практическим вопросам, тяготеет к сентиментальности, но не дает своему воображению возможность взлететь в стратосферу сверхъестественного так, как это делал Уолпол» [7: 186]. Вместе с тем, К. Рив развивает новый сегмент «готического» романа - описание пустующего крыла замка, где происходят таинственные вещи. Паутина всюду, мебель покрыта пылью и плесенью, а секретные лабиринты замка лишают героев возможности найти выход.

В «готическом» романе К. Рив можно найти косвенные приметы присутствия сверхъестественных сил: это вещие сны героев, глухие стоны, шумы, слышимые в заброшенной части замка, двери, периодически распахивающиеся перед сыном и законным наследником покойного лорда. «Ощущение постоянного присутствия в замке ирреальных сил, ожидание встречи с ними, событийная и психологическая подготовка их появления занимают в романе Рив больше места и играют более важную роль, чем прямое, открытое изображение ужасов и чудес (которым, с точки зрения писательницы, злоупотребил в «Замке Отранто» Уолпол)» [4: 38].

«Готическая» поэтика в романе К. Рив «Старый английский барон» предстает в новом качестве. Сверхъестественное играет не главную, а второстепенную роль. Писательница вводит в romance иррациональное и сверхъестественное для того, чтобы добиться искоренения зла в обществе средствами художественной литературы.

Таким образом, роман К. Рив «Старый английский барон» является жанровым и художественным экспериментом в прозе, включающим элементы разных жанров - романов рыцарского, исторического, просветительского, авантюрно-приключенческого, сентиментального, фантастического и детективного. Писательница, вслед за Х. Уолполом,

продолжает утверждать в своем произведении жанровые константы «готики»: «готическое» пространство и место действия - «готический» замок, «атмосферу страха и ужаса», соединение реального с фантастическим, образ «готического злодея», «готический» конфликт между узурпатором и законным наследником, образы призраков, вещие сновидения и предзнаменования, мотивы тайны происхождения героя, таинственной смерти, непреодолимости Рока.

Однако своеобразная творческая позиция Клары Рив не может скрыть недостатки ее «готического» романа:

хаотичная композиция лишена четкой связи и логики событий и героев. В сюжете происходит наложение одних эпизодов на другие; использование стилистической функции «лакуны» - имитации порчи текста - как элемент «древней повести», в которой кое-где стерлись слова, с трудом читается рукопись, исчезли страницы, выглядит так, как будто автор оправдывается перед читателем и пытается компенсировать отсутствие сюжетного напряжения; отсутствие диалогов героев, передача их путем пересказа обедняют повествование, лишают его психологических мотивировок персонажей; отсутствие описания пейзажей, деталей внешнего облика персонажей и т. д.;

«герой-злодей» однозначен, отсутствует психологический рисунок характера;

«идеальный» тип героя отличается вялостью и бесцветностью; любовная интрига не раскрыта в сюжете, а лишь лежит на поверхности.

«Старый английский барон» Клары Рив представляет собой не вызов ведущим литературным вкусам, а попытку соединения «готической» поэтики с традицией дидактического нравоописательного романа С. Ричардсона. Вслед за авторитетным классиком писательница стремится не только «возбудить воображение» загадочными и увлекательными событиями, но и «обратить его на полезные <...> цели» [3: 5]. Она всегда задумывается о том, какой урок морали должен преподать ее роман. В финале «Старого английского барона» К. Рив избегает торжественности и величественности «Замка Отранто» Х. Уолпола, определенной шекспиризации сцен. Она лишь подводит нравственный итог «готической» истории и подчеркивает, что повествование о роде Ловеллов «преподает потомкам назидательный урок могущества Провидения и неотвратимости возмездия» [1: 104]

К. Рив, как и Х. Уолпол, не достигает паритетного сочетания повествовательных форм romance и novel, на синтезе которых этими авторами была основана новая романная модификация - «готический» роман.

Примечания:

1. Reeve C. The Old English Baron. N. Y., 1969.

2. Уолпол Г. Замок Отранто // Шелли М. Франкенштейн, или Современный Прометей; Уолпол Г. Замок Отранто; Казот Ж. Влюбленный дьявол; Бекфорд У Ватек: роман, повести / пер. с англ. и фр. М.: Эксмо, 2004. 608 c.

3. Reeve C. The Progress of Romance. N. Y., 1930.

4. Антонов С.А. Роман Анны Радклиф «Итальянец» в контексте английской «готической» прозы посл. трети XVIII в.: дис. ... канд. филол. наук. СПб., 2000.

5. Напцок Б.Р. Английский «готический» роман: к вопросу об истории и поэтике жанра // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Филология и

искусствоведение. Майкоп, 2008. Вып. 10. С. 150-155.

6. Соловьева Н.А. У истоков английского романтизма. М., 1988. 232 с.

7. Foster J.R. History of the Pre-Romantic Novel in England. London; N. Y., 1949.

References:

Reeve C. The Old English Baron. N.Y. 1969.

Walpole H. The castle of Otranto // Shelley M. Frankenstein: or, The Modern Prometheus; Walpole H. The castle of Otranto; Cazotte J. The devil in love; Beckford W. Vathek: a novel, stories / transl. from English and French. M.: Eksmo, 2004. 608 pp.

Reeve C. The Progress of Romance. N.Y. 1930.

Antonov S.A. The novel of Ann Radcliffe «The Italian» in the context of English «Gothic» prose after the third of the XVIII century: Diss. for the Cand. of Philology degree. SPb. 2000.

Naptsok B.R. The English «Gothic» novel: on the problem of history and poetics of the genre // The Bulletin of the Adyghe State University. Series «Philology and the Arts». Maikop, 2008. Iss. 10. P. 150-155.

Solovyova N.A. Origins of the English romanticism. M., 1988. 232 pp.

Foster J.R. History of the Pre-Romantic Novel in England. London; N.Y. 1949.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.