Научная статья на тему 'Подпольная организация Таганрога: новые факты'

Подпольная организация Таганрога: новые факты Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
343
22
Поделиться
Ключевые слова
ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / ТАГАНРОГ / ОККУПАЦИЯ / ПОДПОЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ТАГАНРОГА / РУКОВОДИТЕЛИ СОПРОТИВЛЕНИЯ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Курбат Татьяна Георгиевна

Статья посвящена созданию и деятельности таганрогской подпольной организации. В исследовании использованы ранее не публиковавшиеся архивные документы, раскрывающие новые аспекты в вопросе изучения сопротивления таганрожцев в период оккупации города.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Курбат Татьяна Георгиевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Подпольная организация Таганрога: новые факты»

УДК 94(47).084.8(470.61)

Курбат Татьяна Георгиевна

младший научный сотрудник Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра Российской академии наук narodURwar@mail .ru Tatyana G. Kurbat Institute of Social-economic and Humanities Researches of Southern Scientific Center of Russian Academy of Science narodURwar@mail .ru

ПОДПОЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ТАГАНРОГА: НОВЫЕ ФАКТЫ* The underground organization of Taganrog: new facts

Аннотация. Статья посвящена созданию и деятельности таганрогской подпольной организации. В исследовании использованы ранее не публиковавшиеся архивные документы, раскрывающие новые аспекты в вопросе изучения сопротивления таганрожцев в период оккупации города.

Ключевые слова. Великая Отечественная война, Таганрог, оккупация, подпольная организация Таганрога, руководители сопротивления.

Abstract. The article is devoted of foundation and activity of underground organization of Taganrog. In study used the previously untapped archival documents, which reveal the new aspects in the question of study opposition population in time of occupation city.

Keywords. The Great Patriotic War, Taganrog, occupation, underground organization of Taganrog, leaders of opposition.

Спустя шесть месяцев после начала Великой Отечественной войны г. Таганрог был захвачен войсками вермахта. С 17 октября 1941 г. он находился в оккупации, а освободить его удалось лишь 30 августа 1943 г. Одним из наиболее интересных и важных в исследовательском отношении вопросов истории оккупации Таганрога является создание и деятельность городской подпольной организации.

Традиционно принято считать, что организация Н. Морозова была первой и единственной подпольной группой. Ей посвящены большое количество публикаций, преимущественно в городских и областных газетах, а также мо-

*

Статья подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 14-01-00300 «Большая излучина Дона - место решающих сражений Великой Отечественной войны (1942-1943 гг.)».

нографии историков-краеведов [1]. Организация стала формироваться практически с начала оккупации города. Ее создателем и первым руководителем был Семен (Николай) Морозов. В ряды подпольной организации преимущественно вступали молодые люди - представители самой активной части населения города. Семен Морозов до начала Великой Отечественной войны работал первым секретарем Ленинского райкома ВЛКСМ г. Таганрога и был тесно связан с молодежью города [2]. Первыми участниками организации стали Петр, Валентина и Раиса Турубаровы, которые привлекли в нее своих друзей и знакомых. У истоков создания организации стояло 11 чел. [3]. В повести Г. Гофмана «Герои Таганрога» указывается, что первым делом подпольщики во главе с С. Морозовым попытались предостеречь еврейское население города от уничтожения - явки на сборный пункт 26 октября 1941г. по приказу оккупационных властей для дальнейшего «переселения в более безопасное место» [4].

Более подробное изучение данного вопроса и выявление новых архивных документов об организации сопротивления таганрожцев в оккупированном городе позволяет утверждать, что существовал и другой отряд, помимо группы С. Морозова. Так, в фонде «О партизанском движении в Ростовской области в годы Великой Отечественной войны», хранящемся в Центре документации новейшей истории Ростовской области (далее - ЦДНИРО), были обнаружены протоколы с «объяснительными материалами о подпольной работе» участников отряда, возглавляемого Михаилом Яковлевичем Талпой.

Отряд М.Я. Талпы был создан в декабре 1941 г. Помимо руководителя, в него входило еще 6 человек: Андрей Михайлович и Екатерина Гордеевна Талпа, Павел Иванович Бондаренко, Степан Сергеевич Давыдкин, Петр Тимофеевич Тимофеев, Харитон Васильевич Капустин [5]. В одном из протоколов с показаниями участников данного отряда упоминается, что при отряде существовала и «комсомольская молодежная подпольная группа», в которую входили «Николай Морозов (он же - Саня Геббельс), Спиридон Щетинин, Петр, Раиса и Валентина Турубаровы, Лев Костиков, Евгений Шаров» [6]. Упоминание активистов подпольной организации С. Морозова и его самого всего лишь как участников другого отряда позволяет предположить, во-первых, что группа М.Я. Талпы была создана раньше и затем заметно выросла в своей численности. Во-вторых, что именно ее первоначальные участники стали в последующем лидерами подпольщиков. Все это противоречит устоявшемуся мнению о том, что С. Морозов создал единственную подпольную организацию в Таганроге.

О самом М.Я. Талпе сохранилось очень мало информации. Известно только, что в предвоенное время он работал инструктором ремесленного училища и был коммунистом. Возможно, именно поэтому его избрали руководителем отряда. В самом начале своей деятельности участники отряда определили наиболее важные направления работы. Основными задачами отряда были розыск и установление мест огневых точек, складов с боеприпасами и горючим в стратегически важных районах города: на побережье Азовского моря, аэродроме, железнодорожных станциях Марцево и Кошкино [7].

Активную разведку вела Е.Г. Талпа, ее обязанностями являлось определение огневых точек, мест расположения военных объектов, доставка оружия и боеприпасов, в силу того, что «как женщина не так была подозрительна в такой работе, как мужчина» [8]. В обязанности еще одного участника отряда Х.В. Капустина входили «заготовка оружия, патронов, бензина, гранат, дисков для автомата» [9]. Другие участники группы также занималась сбором огнестрельного оружия, распространяли плакаты и листовки на немецком и румынском языках, а также рубили лед в Таганрогском заливе, чтобы помешать немецким патрулям нести службу. Все оружие, собранное молодежью, передавалось Василию Ильичу Афонову [10]. Первоначально он был начальником штаба партизанского отряда Матвеево-Курганского района Ростовской области, а после его роспуска в декабре 1941 г. прибыл в Таганрог [11]. С появлением В.И. Афонова таганрогская подпольная организация перешла к более решительным действиям. Он стал руководителем единой подпольной организации, а С. Морозов - комиссаром и его заместителем.

Для установления связи со штабом партизанского движения при Военном совете Южного фронта был совершен переход линии фронта по льду Таганрогского залива [12]. Возглавил выполнение поставленной задачи М.Я. Талпа, а Е.Г. Талпа сшила маскировочные халаты для участников перехода. В своих воспоминаниях, записанных сразу после освобождения города, члены отряда писали: «25 декабря 1941 г. были направлены через линию фронта в г. Ростов-на-Дону для связи с Обкомом партии ВКП(б) и другими организациями следующие товарищи: Талпа М.Я., Давыдкин С.С. и Талпа А.М.» [13]. Участникам перехода удалось установить связь с особым отделом 56-й армии и передать ему собранные сведения. По просьбе подпольщиков по парку было произведено три орудийных выстрела с советской стороны, чтобы дать знать их товарищам о благополучном выполнении задания [14]. Участники перехода получили указания для дальнейшей работы и явочные имена: А.М. Талпа - Короленко, М.Я. Талпа - Минуков, С.С. Давыдкин - Логвинов. М.Я. Талпа и С.С. Давыдкин должны были постоянно оставаться в городе, а доставлять сведения поручалось А.М. Талпе [15]. 24 января 1942 г. подпольщики предприняли очередную попытку перехода линии фронта через Таганрогский залив для передачи сведений. На обратном пути 8 февраля А.М. Талпа и четверо комсомольцев из г. Ростова-на-Дону были задержаны полицаями. Отстреливаясь, А.М. Талпа получил тяжелое ранение, впоследствии был выдан оккупантам одним из таганрожцев, во дворе которого пытался спрятаться. Вся семья М.Я. Талпы была схвачена, после допросов жену и дочь отпустили, а его расстреляли в ночь с 12 на 13 февраля 1942 г. в Пет-рушинской балке. А.М. Талпу, допросив, отправили в больницу, откуда другие участники группы планировали организовать его побег. Но сделать это они не успели, и 19 февраля 1942 г. Андрей Талпа был расстрелян [16].

Несмотря на первые потери среди участников сопротивления, подпольная работа в городе продолжилась. Она заключалась в распространении листовок, вербовке новых членов организации. Так, Е.Г. Талпа ходила в близлежащие села «будто что-то менять» и познакомилась там с рыбаком

Веселовского сельского совета Макаром Леонтьевичем Лахно, с помощью которого в дальнейшем переправлялись из оккупированного города спасенные военнопленные, а также подпольщики, попавшие в поле зрения карательных органов города [17]. Еще один участник отряда М.Я. Талпы - П.Т. Тимофеев долгое время прятал мариупольских партизан А.П. и В.П. Красня-ниных. Впоследствии в своих показаниях он упомянул их как помощников в подпольной борьбе. Благодаря его разведывательной деятельности удалось установить имя предателя, работавшего на оккупантов в Порт-Катоне, которого после освобождения Тимофеев «самолично арестовал» [18].

Характерной чертой для подпольной организации Таганрога был стремительный рост числа ее участников. В исследованиях, посвященных этой проблеме, приводятся различные цифры. Например, в книге «Таганрог. Огненные годы» приведены следующие данные о численности участников организованного сопротивления: декабрь 1941 г. - 100 чел., январь 1942 г. -около 200 чел., май 1943 г. - 600 чел. [19]. В книге В. Ратник и В. Волошина приводятся другие цифры. Первоначально, по данным авторов, в подполье состояло 13 чел., в декабре 1941 г. подпольщиков насчитывалось около 100 чел., а в мае 1943 г. - уже 565 чел [20]. Численный и социальный состав организации стремительно менялся. К маю 1943 г. в подпольной организации состояли 236 рабочих, 156 служащих, 172 учащихся, 42 женщины-домохояйки [21]. В заключительном отчете уголовного дела по расследованию деятельности подпольной организации, проведенному оккупационными властями, численность подпольщиков на конец 1942 г. определялась в 30 чел., а на момент раскрытия организации - 150 чел. [22].

Большое внимание подпольщики уделяли вопросам конспирации, особенно вследствие провала некоторых участников. В связи с тем, что организация действовала в рамках города, который был заполнен различными административными и карательными учреждениями оккупантов, ее структура была достаточно сложной. Она делилась на 17 боевых групп. Никто из рядовых членов не знал работников штаба в лицо, их фамилий (только клички), местонахождения секретных явок и складов оружия. Руководители местных боевых групп знали лишь одного члена штаба [23]. Между группами имелись связные, которые доносили поручения от центра. Поэтому во время задержания группы С. Морозова оккупантам не удалось установить других участников городского подполья.

Деятельность организации осуществлялась по нескольким направлениям. Ее приоритетными задачами являлись физическое уничтожение оккупантов и предателей, нарушение городских коммуникаций. Кроме того, подпольные группы были созданы на заводах города. Они препятствовали работе предприятий, выводили из строя оставшееся оборудование, затягивали ремонт немецкой военной техники.

Для спасения жителей города от угона на принудительные работы в Германию подпольщики устроились работать на биржу труда, подделывали бланки и передавали их горожанам, доставали пропуска, разрешавшие беспрепятственно передвигаться по городу и окрестностям. Врачи и медсестры,

связанные с подпольем, помогали раненым и больным военнопленным, устраивали им побеги, находили жилье до того момента, пока не удавалось переправить их на советскую сторону.

Еще одним важным направлением было проведение разведки в оккупированном городе. Этим занималась группа С. Вайса, которая достигла больших успехов. Были установлены связи с партизанскими отрядами Не-клиновского и Азовского районов [24]. Собирались разведывательные данные о немецких коммуникациях, складах с провизией и боеприпасами, которые затем уничтожались советской артиллерией и авиацией.

Подпольная организация города также вела пропагандистскую борьбу с немецко-фашистскими оккупантами. В противовес воззваниям, распоряжениям и объявлениям властей, а также публикациям в оккупационной газете «Новое слово», подпольщики принимали по собранному ими радиоприемнику сводки Совинформбюро, издавали бюллетень «Вести с любимой Родины». Составлением и редактированием сводок занимался Н. Морозов. В них рассказывалось о положении на фронтах, об освобождении советских городов и сел, а также о зверствах нацистов в других оккупированных частях страны. Это подтверждают показания Е.А. Емельяновой, работавшей в городской больнице № 5 в психиатрическом отделении. Рассказывая о вывозе на расстрел больных, лечившихся в ее отделении, она отметила следующее: «Из информации, полученной от таганрогской подпольной партизанской организации, мы знали о зверствах немецко-фашистских бандитов, об уничтожении ими всяческими способами советских людей» [25].

Активная деятельность подпольщиков не могла остаться незамеченной. Оккупационные власти прилагали большие усилия для борьбы с подпольщиками, издавали воззвания и объявления с просьбой к жителям города «помочь обезвредить этих подстрекателей». За предоставленную информацию о подпольщиках оккупанты обещали различные материальные блага: надел земли или денежное вознаграждение.

Несмотря на продолжительное и успешное противостояние немецким оккупационным властям, таганрогское подполье было выслежено, а большая часть самых активных его участников казнена. Одной из главных причин стало стремление руководителей к увеличению количества членов организации, вследствие чего в ее ряды проникли «неустойчивые элементы». Сами подпольщики отмечали, что «имеющиеся факты говорят о том, в нашей среде завелись болтуны-зазнайки. Они своей болтливостью, кроме вреда, ничего не делают» [26]. Городской полиции удалось выследить сначала С. Морозова и его группу, участники которой были казнены в Петрушинской балке в феврале 1943 г. В мае 1943 г. были выслежены и казнены группа В.И. Афонова и члены его семьи, также принимавшие участие в работе организации. Провалу подпольного сопротивления способствовало то, что новые участники организации при вступлении в ее ряды тщательной проверке не подвергались, гарантом их преданности являлась собственноручно подписанная клятва. Во время задержания Л. Костикова, одного из первых и самых активных под-

польщиков, именно эти клятвы, хранителем которых он являлся, стали подтверждением его принадлежности к подполью.

С первых дней после освобождения города войсками Красной армии тема создания и масштабов деятельности подпольной организации Таганрога приобрела важное пропагандистское значение. В местной прессе Ростовской области постоянно появлялись материалы, рассказывающие о том, как во главе с В.И. Афоновым и Н. Морозовым подпольщики боролись с врагом. Упоминания же о М.Я. Талпе и членах его группы отсутствуют, хотя, согласно архивным документам, эти люди стояли у истоков организации борьбы с оккупантами. Этому факту можно найти следующее объяснение. К моменту освобождения города уцелело лишь небольшое количество участников сопротивления, которые, возможно, приняли участие в борьбе с врагом на заключительном этапе существования организации и не могли знать о деятельности М.Я. Талпы и его группы. Поэтому вплоть до настоящего времени изучение деятельности таганрогской подпольной организации не выходило за пределы сложившихся исследовательских традиций и корпуса источников. Введение в научный оборот материалов о деятельности отряда М.Я. Талпы позволит не только расширить сложившиеся представления о таганрогском подполье, но и внесет недостающую ясность в понимание движущих сил и этапов его формирования.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Литература:

1. Волошин В., Ратник В. Вчера была война. Таганрог в годы немецко-фашистской оккупации (октябрь 1941 - август 1943 гг.) Таганрог, 2008.

2. Волошин В., Ратник В. Указ. соч. С. 263.

3. Абрамов Л.А. Таганрог. Огненные годы. Таганрог, 1993. С. 23.

4. Гофман Г. Герои Таганрога. М., 1970. С. 47.

5. ЦДНИРО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 105. Л. 56.

6. Там же. Л. 29.

7. Там же. Л. 28об.

8. Там же. Л. 1.

9. Там же. Л. 56.

10. Волошин В., Ратник В. Указ. соч. С. 272.

11. Столбовская О.И. Судьбы партизан Матвеево-Курганского района // Коренной перелом в Великой Отечественной войне: к 70-летию освобождения Дона и Северного Кавказа: материалы международной научной конференции (г. Ростов-на-Дону, 6-7 июня 2013 г.). Ростов н/Д, 2013. С. 223229.

12. Шухмин Ю. Это было в Таганроге. URL: http://www.taglib.ru/img/2014/doc/kray/32.pdf (дата обращения: 27.05.2014).

13. ЦДНИРО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 105. Л. 28об.

14. Шухмин Ю. Указ. соч.

15. ЦДНИРО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 105. Л. 28 об.

16. Там же. Л. 29.

17. Там же. Л. 1.

18. Там же. Л. 9.

19. Абрамов Л.А. Указ. соч. С. 24.

20.Волошин В., Ратник В. Указ. соч. С. 335.

21. Маркусенко И.С. Дон в Великой Отечественной войне. Ростов н/Д, 1977. С. 65.

22. Таганрогский филиал Государственного архива Ростовской области. Ф. Р-600. Оп. 2. Д. 64. Л. 15.

23. Комсомольская правда. 1944. 14 января (№ 12).

24. Абрамов Л.А. Указ. соч. С. 25.

25.Государственный архив Ростовской области. Ф. Р-3613. Оп. 1. Д. 1.

Л. 44.

26. Абрамов Л.А. Указ. соч. С. 24. Literature:

1. Voloshin V., Ratnik V. Vchera byila voyna. Taganrog v godyi nemetsko-fashistskoy okkupatsii (oktyabr 1941 - avgust 1943 gg.) Taganrog, 2008.

2. Voloshin V., Ratnik V. Ukaz. soch. Р. 263.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Abramov L.A. Taganrog. Ognennyie godyi. Taganrog, 1993. Р. 23.

4. Gofman G. Geroi Taganroga. M., 1970. Р. 47.

5. TsDNIRO. F. 3. Op. 1. D. 105. L. 56.

6. Ibid. L. 29.

7. Ibid. L. 28об.

8. Ibid. L. 1.

9. Ibid. L. 56.

10. Voloshin V., Ratnik V. Ukaz. soch. Р. 272.

11. Stolbovskaya O.I. Sudbyi partizan Matveevo-Kurganskogo rayona // Ko-rennoy perelom v Velikoy Otechestvennoy voyne: k 70-letiyu osvobozhdeniya Dona i Severnogo Kavkaza: materialyi mezhdunarodnoy nauchnoy konferentsii (g. Ros-tov-na-Donu, 6-7 iyunya 2013 g.). Rostov n/D, 2013. Р. 223- 229.

12. Shuhmin Yu. Eto byilo v Taganroge. URL: http://www.taglib.ru/img/2014/doc/kray/32.pdf (data obrascheniya: 27.05.2014).

13. TsDNIRO. F. 3. Op. 1. D. 105. L. 28ob.

14. Shuhmin Yu. Ukaz. soch.

15. TsDNIRO. F. 3. Op. 1. D. 105. L. 28 ob.

16. Ibid. L. 29.

17. Ibid. L. 1.

18. Ibid. L. 9.

19. Abramov L.A. Ukaz. soch. Р. 24.

20. Voloshin V., Ratnik V. Ukaz. soch. Р. 335.

21. Markusenko I.S. Don v Velikoy Otechestvennoy voyne. Rostov n/D, 1977.

Р. 65.

22. Taganrogskiy filial Gosudarstvennogo arhiva Rostovskoy oblasti. F. R-600. Op. 2. D. 64. L. 15.

23. Komsomolskaya pravda. 1944. 14 yanvarya (№ 12).

24. Abramov L.A. Ukaz. soch. Р. 25.

25. Gosudarstvennyiy arhiv Rostovskoy oblasti. F. R-3613. Op. 1. D. 1. L.

26. Abramov L.A. Ukaz. soch. Р. 24.