Научная статья на тему 'Подходы к анализу и организации трансформации городского пространства в контексте развития индустрии развлечений и торговли'

Подходы к анализу и организации трансформации городского пространства в контексте развития индустрии развлечений и торговли Текст научной статьи по специальности «Социальная и экономическая география»

CC BY
162
31
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТРАНСФОРМАЦИЯ ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА / СФЕРА ОБСЛУЖИВАНИЯ / СФЕРА РАЗВЛЕЧЕНИЙ И ТОРГОВЛИ / ВНУТРИГОРОДСКАЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ / URBAN SPACE TRANSFORMATION / URBAN SERVICES / URBAN ENTERTAINMENT AND COMMERCE / INTRACITY TERRITORIAL DIFFERENTIATION

Аннотация научной статьи по социальной и экономической географии, автор научной работы — Ткачева Ирина Сергеевна

Рассмотрена трансформация пространства российских городов в сторону максимизации удовлетворения потребностей населения, которая на современном этапе сопровождается не наблюдавшимся ранее противоречием: с одной стороны, увеличивается число доступных потребительских услуг, повышается многофункциональность и комфортность внутригородских территорий, с другой – замедляется развитие человека, происходит его угнетение и обостряется чувство отчуждения. Выход из тупикового типа пространственного развития города мы видим в коренном переосмыслении социально-географических подходов к анализу развития городской системы обслуживания и развлечений. Анализ трансформации городского пространства Краснодара дает возможность на ряде примеров показать преимущества и недостатки различных подходов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по социальной и экономической географии , автор научной работы — Ткачева Ирина Сергеевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Approaches to the Analysis and Organization of the Urban Space Transformation in the Context of the Entertainment and Trade Industry Development

The article considers transformation of territorial systems of Russian cities that leads them towards the maximization of people satisfaction, but also produce contradiction: on the one hand, the available customer service is increasing, functionality is enhancing and inner city’s areas are became more comfortable, on the other hand, the development of human is slowing down, people are feeling oppression and exclusion. We see that the output of the dead-end type of spatial development of the city is lying in the fundamental rethinking of the social and geographical approaches to the analysis of the urban industry of service and entertainment. Analysis of the transformation of urban space in Krasnodar provides an excellent opportunity for a number of examples to show the advantages and disadvantages of different approaches.

Текст научной работы на тему «Подходы к анализу и организации трансформации городского пространства в контексте развития индустрии развлечений и торговли»

УДК 911.375.5

ПОДХОДЫ К АНАЛИЗУ И ОРГАНИЗАЦИИ ТРАНСФОРМАЦИИ ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ ИНДУСТРИИ РАЗВЛЕЧЕНИЙ И ТОРГОВЛИ

© 2013 г. И. С. Ткачева

Ткачева Ирина Сергеевна — аспирант, географический фа- Tkacheva Irina Cergeevna — Post-Graduate Student, культет, Кубанский государственный университет, ул. Faculty of Geographical Science, Kuban State University, Ставропольская, 149, г. Краснодар, 350040, e-mail: Stavropolskaya St., 149, Krasnodar, Russia, 355040, irina23region@mail.ru. e-mail: irina23region@mail.ru.

Рассмотрена трансформация пространства российских городов в сторону максимизации удовлетворения потребностей населения, которая на современном этапе сопровождается не наблюдавшимся ранее противоречием: с одной стороны, увеличивается число доступных потребительских услуг, повышается многофункциональность и комфортность внутригородских территорий, с другой — замедляется развитие человека, происходит его угнетение и обостряется чувство отчуждения. Выход из тупикового типа пространственного развития города мы видим в коренном переосмыслении социально-географических подходов к анализу развития городской системы обслуживания и развлечений. Анализ трансформации городского пространства Краснодара дает возможность на ряде примеров показать преимущества и недостатки различных подходов.

Ключевые слова: трансформация городского пространства, сфера обслуживания, сфера развлечений и торговли, внутригородская территориальная дифференциация.

The article considers transformation of territorial systems of Russian cities that leads them towards the maximization ofpeople satisfaction, but also produce contradiction: on the one hand, the available customer service is increasing, functionality is enhancing and inn er city's areas are became more comfortable, on the other hand, the development of human is slowing down, people are feeling oppression and exclusion. We see that the output of the dead-end type of spatial development of the city is lying in the fundamental rethinking of the social and geographical approaches to the analysis of the urban industry of service and entertainment. Analysis of the transformation of urban space in Krasnodar provides an excellent opportunity for a number of examples to show the advantages and disadvantages of different approaches.

Keywords: urban space transformation, urban services, urban entertainment and commerce, intracity territorial differentiation.

Ранее мы показали на примере Краснодара, что между выгодностью географического местоположения внутригородской территории для временного пребывания человека (для отдыха, ведения бизнеса, совершения покупок) и для постоянного проживания имеется обратная зависимость [1]. Было выявлено, что бизнес стремится обеспечить максимальное удовлетворение, прежде всего, неограниченно возрастающих и, как правило, низших потребностей клиентов-гостей - отдыхающих туристов, покупателей из других городских территорий, транзитных посетителей. Местное сообщество лишается возможности удовлетворения имманентно существующих потребностей в своем комфортном проживании - тишине, безопасности, спокойствии.

Развивая гипотезу несовместимости осуществляемого развития внутригородской сферы обслуживания и туризма с гармоничным пространственным развитием, в настоящей работе мы рассматриваем коренное противоречие современной урбанизации. Оно заключается, на наш взгляд, в том, что увеличение количества, доступности и разнообразия объектов обслуживания не только не создает благоприятной и комфортной среды обитания, но и со временем увеличивает возникающую в рыночных условиях пропасть отчуждения горожанина от территорий своего города. Для этого мы обратимся к подробному историко-логическому анализу наблюдаемых в Краснодаре территориальных процессов, связанных с социальным

движением и функционированием объектов городской среды.

В центр нашего внимания попадают территориальные процессы последних двадцати лет главным образом потому, что стремительное изменение облика крупных российских городов в этот период, по сути, ознаменовало собой становление нового для нашей страны типа урбанизации. Сохраняя многие внешние черты города советского периода - тот же функционально-планировочный каркас, прежнюю транспортную систему, деление на микрорайоны - современный крупный город являет примеры удивительных контрастов с прошлым [2]. Эти различия проявляются в двух аспектах: в изменениях материально-вещественной среды и в изменениях жизнедеятельности городского сообщества.

Первая группа изменений заметна легче всего: исчезла большая часть промышленности, многократно выросли число и густота предприятий обслуживания, центральные улицы наполнились ресторанами, банками, парикмахерскими, на окраинах выросли гигантские торговые центры. Так, в Краснодаре менее чем за 15 лет (с 2000 по 2012 г.) возникли 15 гипермаркетов регионального значения (со средней торговой площадью, превышающей 10 тыс. кв. м, и номенклатурой товаров более 30 тыс. наименований), почти в 20 раз увеличилось количество супермаркетов, в 5 - кафе и ресторанов, в 6 раз - парикмахерских, в 3 раза - танцевальных студий (таблица).

Сфера обслуживания населения и торговли г. Краснодара в 1994-2012 гг. *

Сфера обслуживания и торговли 1994 2000 2006 2012

Гипермаркеты 0 0 2 15

Торгово-развлекательные центры 0 1 3 6

Предприятия общественного питания 50 120 182 270

Супермаркеты 0 12 102 355

Танцевальные студии, фитнес-центры, спортивные клубы 35 40 70 125

Студии красоты, парикмахерские 50 100 150 200

* - составлена автором на основе [2].

Данный процесс получил широкое освещение в работах отечественных градостроителей, определивших его как «рыночная трансформация городского пространства» [3]. Под этим подразумевается и появление неизвестных ранее материалов, и большее разнообразие в дизайне, и подчеркнутое внимание к индивидуальным особенностям в каждом здании, и лич-ностно-центрированная композиция архитектурных форм (организация входных групп и придомовых объектов таким образом, чтобы клиент чувствовал себя центральной фигурой, «хозяином»). Однако рыночная трансформация лишь отчасти сводится к изменению архитектурно-строительного облика города. Решающее значение имеют не внешние, архитектурные, новации, а еще более стремительно изменяющийся характер использования существующей недвижимости, ее совершенно новая функциональная специализация. Это происходит в результате коренного изменения доминанты пространственной организации города. Ранее существовал идеал социалистического города: удобство и быстрота совершения каждодневных второстепенных занятий (покупок, поездок, общественного питания), достаточность социально-культурной инфраструктуры, уравнительное обеспечение жилыми и общественными услугами [4]. Вместо него современному городу предъявляется идеал максимизации частной коммерческой выгоды от использования объектов строительства. В результате вся его территория начинает активно скупаться предпринимателями. Каждый земельный участок, каждое здание и даже отдельные помещения множество раз в течение своего срока службы становятся предметом купли-продажи. При этом после каждой сделки вместе с новым владельцем меняется и тип использования. Одновременно со сменой собственника объектов строительства по-новому встают вопросы о полезном использовании расположенных рядом незастроенных земельных участков.

Уместно упомянуть, что такой подход к организации городского пространства, обычно называемый рыночным подходом, имеет глубокие традиции в истории застройки городов Северной Америки и Западной Европы. Там формирование городской среды всегда было подчинено особой форме товарного производства -инвестиционно-строительной деятельности. В рамках этого производства различные виды объектов (гостиницы, рестораны, магазины) выступают как особый товар - приносящая доход недвижимость (или income-producing property в терминологии американских исследователей) [5]. Особенные технико-экономические параметры такой недвижимости в каждом конкретном

случае в условиях рынка стремятся к соответствию с наилучшим и наиболее эффективным использованием (сокращенно - НЭИ) расположенного под ней земельного участка. Таким образом, утверждается, что земельный участок, его местоположение и ресурсные характеристики задают конкретное содержание требуемого строительства, обеспечивающего максимальное возрастание его ценности, выражающейся в доходности построенной на нем и коммерчески используемой недвижимости. В общем случае это правило соблюдается во всех рыночных экономиках, и, по мнению крупных российских исследователей, начиная с 1991-1995 гг. в нашей стране правило НЭИ недвижимости становится главным ориентиром и мотивом строительной деятельности [6]. Поэтому сегодня взаимное расположение городских объектов (магазинов, офисов, банков, гостиниц) и их пространственная ориентация относительно транспортных путей сообщения, жилых массивов, рекреационных зон и «грязных» производств можно целиком считать результатом требования наилучшего использования расположенных под ними земельных участков.

Представленное правило НЭИ, имеющее силу закона на свободном рынке недвижимости и при наличии частной собственности, допускает и обратную формулировку: характер использования конкретного земельного участка определяется наиболее выгодным в коммерческом отношении видом возможного на нем бизнеса. В геоурбанистических процессах это находит выражение в формировании упорядоченной в пространстве структуры объектов потребительской сферы, при которой самые прибыльные виды обслуживания занимают самые выгодные места для оказания услуг населению. Во что выливается такой принцип организации пространства, мы проиллюстрируем далее на картографическом материале.

Рассмотрим теперь, как изменилась жизнедеятельность городского сообщества. Прежде всего, обращает внимание возникновение совершенно новых социальных практик: торгово-развлекательной рекреации и «ночной городской жизни». Насколько необычны эти явления современной жизни, показывает то, как быстро утрачивает свое классическое значение само понятие городской рекреационной территории. Традиционно оно связывалось с местами наилучшего природного и экологического благоприятствования -архитектурно-парковыми ансамблями, пешеходными аллеями, набережными. Употребление этого устаревающего представления, как происходит в работах Е.В. Фоменко, приводит, на наш взгляд, к ошибочному мнению о том, что основная проблема развития

рекреации в российских городах - это управление аттрактивными в ландшафтно-эстетическом отношении территориями, уже подвергшимися отрицательному воздействию со стороны неупорядоченной застройки [7]. В противоположность этому взгляду на городскую рекреацию все чаще в исследованиях используется термин «третье место», введенный Р. Оль-денбургом для обозначения территорий, где люди собираются и общаются. В отличие от «первого места» (дома) и «второго места» (работы) «третьи места» предназначены для отдыха, ухода от проблем, наслаждения компанией, разговора [8].

К этим территориям - местам новой городской рекреации или «местам гостеприимства» - относят густо застроенные центральные, деловые и административные кварталы города, его главные улицы, которые за счет размещенных в них ресторанов, фирменных магазинов, салонов красоты, спортивных залов, кинотеатров создают колоссальное ежедневное притяжение городского населения и туристов. Активность использования таких локаций в восстановительных, развлекательных, познавательных целях в современных крупных городах существенно превышает активность рекреационного использования лесопарковых и пригородных территорий. Данный процесс в отечественной урбанистике рассматривается с двух позиций: терциаризации городского пространства [9] и гуманизации городского пространства [10]. В их основе лежат два противоположных представления о сущности наблюдаемых в современном российском городе изменений. Терциаризация - т.е. рост влияния третичного сектора экономики: торговли, сферы услуг, транспорта - означает смену ориентиров в производстве, изменение характера внутригородского разделения труда. Основное внимание уделяется трансформации территориально-хозяйственных комплексов, наращиванию их сервисных функций, превращению третичной сферы в базовый элемент экономики города [9]. Напротив, в фокусе исследований гуманизации пространства рассматривается антропологическая реальность: изменение роли городского сообщества, смещение акцентов развития в сторону удовлетворения потребностей жителей, а не нужд промышленного производства. Эта позиция опирается на понятие «качество жизни» и связывается с возможностью жителей полностью использовать преимущества инфраструктуры урбанизированной территории: чистого воздуха и пищи, доступного жилья, широкого рынка трудоустройства, доступных мест отдыха [10].

На наш взгляд, оба подхода не учитывают, что пространственное развитие постиндустриального города в условиях переходной экономики не может описываться линейно-исторической моделью урбанизации, которая предполагает однонаправленное движение «от низшего к высшему». Налицо различные тенденции (в том числе «от высшего к низшему»), которые невозможно проследить, если оценивать только количественные изменения в хозяйственной системе города. Традиционно используемые для этого технико-экономические показатели нового строительства или динамики валового выпуска в сфере обслуживания, и тем более уровень индивидуального конечного потребления, только маскируют процессы

деградации городской среды. Вместе с тем недостаточно и учета субъективных социальных настроений, изменчивый характер которых трудно соотнести с реальными проблемами развития. Такие категории, как степень соблюдения интересов населения в вопросах самоуправления, субъективные ощущения удовлетворенности удобством организации городской среды, не позволяют провести должную научную оценку данных процессов. Схожие тезисы выдвигают ряд регионалистов и теоретиков местного развития, которые убедительно показывают на множестве примеров кризис социальной жизни в результате современной застройки городов [11]. Требуется комплексный социально-географический анализ, который показывает, что становление третьего сектора городского хозяйства сегодня в российских городах представляет собой как прогресс: повышение качества жизни, расширение зон личного комфорта, улучшение делового климата, так и регресс: деиндустриализацию, декультурацию, дегуманизацию городского пространства. Следует отметить, что, к сожалению, в работах отечественных географов проблемы фактической деградации городского пространства сегодня выпадают из научного дискурса. Как правило, они ограничиваются сугубо экономической трактовкой наблюдаемых явлений, которая не отражает всей их противоречивости и социально-географической специфики.

Сложность исследования этих процессов определяется значительной протяженностью во времени и неодинаковой скоростью их протекания в различных локациях. Результаты изменений городского ландшафта сначала могут иметь положительный характер (например, повышение доступности и разнообразия услуг), но потом начинают проявляться отрицательные эффекты (например, социальная территориальная сегрегация населения). Примеров таких изменений приводится множество в публицистической литературе. Наиболее типичны проблемы, вызванные строительством крупных торгово-развлекательных центров и торговых коридоров. Так, строительство трехэтажного комплекса «Галерея» на пересечении центральных улиц Краснодара, по оценке сотрудников консалтинговых агентств RPI Group и GWA Sawyer, резко обострило проблему пробок на дорогах в вечернее время, увеличило сверх меры загруженность общественного транспорта, ухудшило криминальную обстановку [12]. Появление множества дорогих магазинов в центральном районе (прежде всего, на ул. Красная, Рашпилевская, Ленина), занявших все выгодные места, привело к вытеснению основной массы недорогих магазинов на окраины, в окрестности вещевых рынков, в неприспособленные для торговли подвалы жилых зданий. Это явилось причиной такой совокупной величины неудобств для огромного большинства населения (в первую очередь жителей самого центра города), которая ни в какое сравнение не идет с малыми крупицами комфорта для группы относительно обеспеченных жителей-клиентов дорогих магазинов, нередко представляющих собой гостей этого городского района.

Но наиболее острая проблема современного этапа урбанизации, постепенно становящаяся главным фактором пространственного социального движения, -это отчужденность горожан от городских территорий.

а) Краснодар в 2000 г.

Дифференциация районов по ценам на жилье, % от средней цены по городу:

- более 151;

- от 126 до 150;

- от 101 до 125;

- от 76 до 100;

- менее 75

Объекты развлечений: * - бутик; ^ - кинотеатр;

- танцевальная студия;

- фитнес-клуб, спорт;

- караоке-бар;

- ночной клуб; () - ресторан

Усиление диспропорций в ценах на жилье Краснодара в период с 2000 по 2012 г. на фоне разрастания и усиления концентрации развлекательной инфраструктуры. Составлен автором на основе [13-15]

Проиллюстрируем это на основе сравнения диспропорций в ценах на жилье Краснодара по мере развития инфраструктуры развлечений (рис. а).

В 2000 г. дифференциация районов представлена тремя типами:

- привлекательными районами (в которых средняя цена на жилье составляет 126-150 % от средней цены по городу) - центр, ЮМР;

- умеренно привлекательными районами (101-125 % от средней цены по городу) - район «Черемушки», ФМР, ЗИП, ЭНКА, Гидрострой;

- малопривлекательными районами (76-100 % от средней цены по городу) - КМР, район ул. Российской, район ст. Пашковской.

В 2012 г. (рис. б) дифференциация районов представлена уже пятью типами:

- наиболее привлекательными районами (в которых средняя цена на жилье составляет более 151 % от средней цены по городу) - центр, район ул. Кубанская Набережная;

- привлекательными районами (126-150 % от средней цены по городу) - ФМР, ЮМР, район «Черемушки»;

- умеренно привлекательными районами (101-125 % от средней цены по городу) - ЗИП, «Сити-центр»;

- малопривлекательными районами (76-100 % от средней цены по городу) - КМР, ГМР, район парка «40 лет Победы»;

- крайне непривлекательными районами (менее 75 % от средней цены по городу) - СМР, район ул. Российской, район ст. Пашковской.

Как видно, усиление разрыва в ценах между привлекательными и непривлекательными районами явно коррелирует с разрастанием и усилением концентрации развлекательной инфраструктуры. Действительно, цены на жилье намного превышают средние цены по городу именно в тех районах, где резко возросло количество и разнообразие объектов развлечения (бутиков, танцевальных, спортивных и фитнес-клубов, ресторанов, кинотеатров и проч.). И наоборот: районы, в которых не изменилась концентрация объектов развлечения, утратили имевшуюся прежде привлекательность.

Трудность заключается в формулировании причины, по которой наблюдается такая взаимозависимость. Во-первых, кроме объектов развлечения любой район города характеризуется длинным перечнем других факторов, определяющих его привлекательность для проживания. В исследовательской литературе среди них выделяют следующие: наличие и доступность объектов социальной инфраструктуры, престижность района, благоприятная экология, удаленность от мест отдыха и работы, и т.д. [16]. Пространственная изменчивость этих условий также может определять различия в популярности городских территорий. Во-вторых, результаты проведенного автором опроса 200 жителей Краснодара показали, что для большинства людей развлекательная инфраструктура вообще не играет никакой роли при выборе места проживания (менее 5 % респондентов назвали «развлечения в районе» сколько-нибудь значимым критерием при покупке жилья).

Первое замечание снимается следующим рассуждением: в представленном примере рассматривается один и тот же город - Краснодар, у которого за рассмотренный короткий период времени не изменились ни функционально-планировочная структура (транспортные артерии, жилые зоны, промышленные зоны, административные субцентры и проч.), ни система городских объектов (школы, детские сады, театры, рынки, парки). Следовательно, переход территории ГМР из разряда умеренно привлекательных в малопривлекательные, а района ст. Пашковской из малопривлекательных в крайне непривлекательные нельзя связать с какими-либо изменениями в городском пространстве за исключением следующих двух:

- обострение транспортной проблемы (загруженность дорог, пробки), в результате которой удаленные

от центра районы становятся все менее привлекательными для проживания;

- усиление диспропорций в уровне развития инфраструктуры развлечений этих районов в сравнении с самыми привлекательными районами города.

Следовательно, усиление диспропорций в уровне привлекательности внутригородских территорий в значительной степени связано с развитием именно сферы обслуживания и торговли.

Второе замечание мы не можем легко отбросить. Следует признать, что привлекательность для постоянного проживания того или иного района города не зависит напрямую от возможности проведения досуга в нем. Однако, на наш взгляд, между этими явлениями можно проследить тонкую косвенную связь. Если внимательно изучить карты на рисунке, то можно обратить внимание на относительную равномерность распределения объектов развлечений Краснодара в 2000 г. Эта пространственная равномерность означала одновременно и равнодоступность объектов досуга для всех жителей города, отсутствие дискриминации в характере их досугового времяпрепровождения. Поэтому каждый человек чувствовал себя одинаково комфортно в любом районе вне зависимости от конкретного места своего жительства. Все пространство города являлось для него привычной и в значительной степени комплиментарной средой обитания.

По мере коммерциализации городской земли и изменения функционального назначения городской недвижимости в соответствии с правилом НЭИ стала появляться масса новых объектов обслуживания, которые заняли наиболее прибыльные места - центральный деловой район, магистральные улицы, узловые территории на стыке жилых микрорайонов (рис. б). Стали выделяться локации сверхинтенсивного развития сферы услуг и развлечений: первая - в границах ул. Октябрьская и Красноармейская, вторая - в районе ул. Красных партизан и Тургенева, третья - в окрестностях ул. Ставропольской, четвертая - по ул. Северная, Ялтинская, Селезнева и т.д. При этом чем сильнее нарастала дробность городского пространства, тем сильнее горожане начинали испытывать свою отчужденность от перечисленных внутригородских территорий.

Категория отчуждения подробно исследуется в работах К. Маркса, Ф. Энгельса и Э. Фромма. Она означает вторжение в отношения между человеком и объектом действительности (орудием труда, средствами производства, личным пространством и т.п.) некоторого фактора, препятствующего ему свободно присваивать плоды взаимодействия с этим объектом [17]. Такое возможно, когда между людьми возникает конкуренция по поводу использования объектов, которые ранее в силу естественных законов принадлежали в одинаковой степени каждому человеку. В точности таким образом и происходит современный процесс отчуждения городских территорий от горожан. Концентрация и неравномерность развития досуговой сферы размыкает естественные, свободные связи человека с развивающимися территориями. Появляется конкуренция потребителей - количество и качество связей между людьми и различными районами города

начинают определяться их платежеспособностью. В результате все чаще житель окраин начинает чувствовать себя не полноправным горожанином, а всего лишь гостем в центральных районах. Исчезает чувство слитности человека со всем городским пространством. Вместо этого появляется чувство прельщения к оторванной от себя и потому еще более желанной территории, присутствуя на которой сегодня этот человек должен играть в лучшем случае роль клиента.

Районы с наибольшим развитием торговой и развлекательной инфраструктуры (центральный район Краснодара, районы улиц Северная, Уральская, Дзержинского) отчуждены от жителей всей остальной части города сильнее, чем относительно менее развитые полупериферийные районы (ФМР, район «Черемушки», ЮМР). Обостренное чувство отчужденности с этими районами усиливает желание иметь в них жилую собственность, чтобы компенсировать хоть в какой-то степени утрату прежнего свободного, естественного и равного обладания ими. Этим и объясняется нарастающая градация между районами города по привлекательности покупки жилья. Отсюда нетрудно вывести, что с течением времени, по мере увеличения отчужденности, дифференциация цен на жилье в различных районах будет только усиливаться (с нынешних максимальных различий в 2-3 раза до 4-5 через 10 лет при сохранении прежней динамики развития сферы услуг).

Можно подвести следующий итог: в результате развития индустрии гостеприимства возрастает конкуренция между людьми за доступ к благоприятной среде жизнедеятельности. Одновременно с этим усиление дифференциации территориального развития городской индустрии развлечений и торговли вызывает ее буквальное господство над привычками людей, их передвижением, родом занятий и местом жительства. Оба этих процесса проявляют себя в нарастающем усложнении и интенсификации городской жизни, наращивании количества связей между человеком и городской обслуживающей средой, возрастающей сверхконцентрации объектов гостеприимства и досуга. Данные явления исследуются в современной науке различными отраслями знания, дающими лишь частичное понимание в рамках архитектурно-градостроительного (рыночная трансформация городских территорий), экономико-географического (терциаризация городских территориальных систем), социологического подходов (гуманизация городского пространства), которые высвечивают лишь поверхностные, грубо очерчиваемые эффекты. Наш анализ, основанный на концепции отчуждения человека, не позволяет наблюдаемое изменение городского пространства определить как разви-

Поступила в редакцию_

тие. Для гармоничного развития каждого отдельного человека и всего городского социума требуется коренной пересмотр доминант организации городского пространства: прежде всего, отказ от коммерческого принципа НЭИ и вмешательство государства в вопросы размещения объектов обслуживания и торговли.

Литература

1. Ткачева И.С. Экономико-географическая характеристи-

ка пространственного развития сферы обслуживания и туризма крупного города // Изв. вузов Сев.-Кавк. регион. 2013. № 3. С. 95-100.

2. Основные итоги социально-экономического развития

муниципального образования г. Краснодар: доклад. департамента экономического развития, инвестиций и внешних связей Администрации муниципального образования города Краснодара. Краснодар, 2012.

3. Трутнев Э.К., Сафарова М.Д. Градорегулирование в

условиях рыночной экономики. М., 2009. 368 с.

4. Милютин Н.А. Соцгород. Проблемы строительства со-

циалистических городов: Основные вопросы рациональной планировки и строительства населенных пунктов СССР. М., 1930.

5. Фридман Дж., Ордуэй Н. Анализ и оценка приносящей

доход недвижимости. М., 1997. 480 с.

6. Тарасевич Е.И. Анализ инвестиций в недвижимость.

СПб., 2000. 428 с.

7. Фоменко Е.В. Оценка рекреационного потенциала горо-

да Краснодара: дис. ... канд. геогр. наук. Краснодар, 2007. 191 с.

8. Oldenburg R. The Great Good Place: Cafes, Coffee Shops,

Bookstores, Bars, Hair Salons, and Other Hangouts at the Heart of a Community. N.Y., 1999. 384 р.

9. Дружинин А.Г. Пространственное развитие города-

миллионера: тенденции постсоветского периода. Ростов н/Д, 2008. 192 с.

10. Глазычев В.Л. Политическая экономия города: учебник.

М., 2009. 192 с.

11. Авдеева Т.Т., Евстафьев А.И. Подходы к управлению

пространственным развитием города и механизмы их практической реализации. Краснодар, 2011.

12. Рынок недвижимости Краснодара в 2013 г.: обзор.

URL: http://rpigr.com/images/stories/obzor-rinka1.pdf (дата обращения: 07.07.2013).

13. Карта Краснодара. КПК2ГИС. URL: http://krasnodar.2gis.ru/

(дата обращения: 07.07.2013).

14. Генеральный план. Т. 11.2. Пояснительная записка

/ Краснодаргражданпроект. Краснодар, 2009.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Архив ценовых показателей // Из рук в руки. URL:

http://krasnodar.irr.ru/searchads/real-estate/apartments-sale (дата обращения: 07.07.2013).

16. Стерник Г.М. Технология анализа рынка недвижимости.

М., 2009. 606 с.

17. Фромм Э. Иметь или быть? М., 2010. 314 с.

2 сентября 2013 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.