Научная статья на тему 'Подготовка кадров для сельского хозяйства в Бурят-Монгольской АССР в 1920-1930-е гг'

Подготовка кадров для сельского хозяйства в Бурят-Монгольской АССР в 1920-1930-е гг Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
322
81
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ / ПОДГОТОВКА СПЕЦИАЛИСТОВ / ШКОЛЫ КРЕСТЬЯНСКОЙ МОЛОДЕЖИ / КРАТКОСРОЧНЫЕ КУРСЫ / АГРОЗООТЕХНИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ / СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ ТЕХНИКУМ / PROFESSIONAL EDUCATIONAL INSTITUTIONS / TRAINING OF SPECIALISTS / SCHOOLS FOR PEASANT YOUTH / SHORT-TERM COURSES / AGROZOOTECHNICAL INSTITUTE / AGRICULRURAL COLLEGE

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Бальхаева Ирина Хубисхаловна

Статья посвящена проблемам подготовки квалифицированных кадров для сельского хозяйства в период становления Бурят-Монголии. В ней рассматривается процесс открытия в республике специальных учебных заведений.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE TRAINING OF STAFF FOR RURAL ECONOMY IN BURYAT-MONGOLIAN ASSR IN 1920-1930s

The article is devoted tothe problems of training of qualified personnel for rural economy in the period of BuryatMongolia formation. The article considers the process of opening special educational institutions in the republic.

Текст научной работы на тему «Подготовка кадров для сельского хозяйства в Бурят-Монгольской АССР в 1920-1930-е гг»

Прежде всего это происходило за счет высокой смертности и потерь населения, вслед за чем последовало снижение рождаемости. Такую ситуацию называют «демографической катастрофой». С середины 1930-х гг. появляются краткосрочные и неустойчивые тенденции к нормализации демографических процессов. Смертность снижается медленно, рождаемость растет, но также весьма нестабильно. Попытка административного регулирования рождаемости большого успеха не имела, лишь на короткий срок повысив рождаемость. В результате в городской среде отчетливо наблюдалась негативная тенденция к увеличению смертельных случаев. Таким образом, снижение рождаемости, которое происходило в те годы в городах Бурятии, можно объяснить «демографическим переходом».

Литература

1. НАРБ. Ф. 196. Оп. 1. Д. 182. Л. 3, 5, 8, 11.

2. Всесоюзная перепись населения 1939 г.: основные итоги / под ред. Ю.А. Полякова. - М.: Наука, 1992. - С. 24.

3. Народное хозяйство Бурятской АССР. - Улан-Удэ, 1967. - С. 5.

4. Московский А.С., Исупов В.А. Формирование городского населения Сибири (1926-1939 гг.). - Новосибирск, 1984. -С. 27-29.

5. НАРБ. Ф. 248. Оп. 2. Д. 46. Л. 19-21.

6. Урланис Б.Ц. Динамика уровня рождаемости в СССР за годы советской власти // Брачность, рождаемость, смертность в России и СССР. - М., 1977. - С.12.

7. Подсчитано по: НАРБ. Ф. р. 196. Оп. 1. Д. 1093. Л. 22-55; Д. 1245. Л. 239; Д. 1649. Л. 38.

8. Демографический словарь... - С. 133.

9. Население России в XX веке. - С. 336.

10. НАРБ. Ф. р. 196. Оп. 4. Д. 99а. Л. 134-150.

11. Урланис Б.Ц. Рождаемость и продолжительность жизни в СССР. - М., 1963. - С. 27-28.

12. Подсчитано по: НАРБ. Ф. р. 196. Оп. 1. Д. 1649. Л. 13; Оп. 4. Д. 99а. Л. 134.

Убеева Ольга Александровна - кандидат исторических наук, преподаватель кафедры истории Бурятии Бурятского государственного университета. г. Улан-Удэ, ул. Ранжурова, 6. E-mail: ubeieva-oa@yandex.ru

Ubeeva Olga Aleksandrovna - candidate of historical science, senior lecturer, department of history of Buryatia, Buryat State University, Ulan-Ude, Ranzhurov str., 6.

УДК 377:378 (571.54) И.Х. Бальхаева

ПОДГОТОВКА КАДРОВ ДЛЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА В БУРЯТ-МОНГОЛЬСКОЙ АССР В 1920-1930-е гг.

Статья посвящена проблемам подготовки квалифицированных кадров для сельского хозяйства в период становления Бурят-Монголии. В ней рассматривается процесс открытия в республике специальных учебных заведений.

Ключевые слова: профессиональные учебные заведения, подготовка специалистов, школы крестьянской молодежи, краткосрочные курсы, агрозоотехнический институт, сельскохозяйственный техникум.

I.K. Balkhaeva THE TRAINING OF STAFF FOR RURAL ECONOMY IN BURYAT-MONGOLIAN ASSR IN 1920-1930s

The article is devoted tothe problems of training of qualified personnel for rural economy in the period of Buryat-Mongolia formation. The article considers the process of opening special educational institutions in the republic.

Keywords: professional educational institutions, training of specialists, schools for peasant youth, short-term courses, agrozootechnical institute, agriculrural college.

В мае 1923 г. была создана Бурят-Монгольская АССР (БМАССР). Революция и гражданская война разрушили экономику региона, поэтому преобразование форм собственности и становление органов местного управления в Бурят-Монголии происходило с некоторыми трудностями. Сельское хозяйство находилось в полном упадке, его состояние еще более усугубилось сильной засухой 1921 и 1922 гг. Восстановление разрушенного хозяйства началось в условиях крайне ограниченных материально-технических, финансовых, трудовых ресурсов. В 1923 г. в сельском хозяйстве насчитывалось всего 7 агрономов, 1 зоотехник, 4 ветеринарных врача и 13 ветеринарных фельдшеров. К моменту

образования Бурят-Монгольской АССР (БМАССР) на ее территории практически отсутствовали учебные заведения профессионального образования. В 1922 г. функционировали лесное училище, музыкальная школа, проводились педагогические курсы. Обучалось всего 156 учащихся, работало 20 преподавателей [53, 272].

Наличие квалифицированных кадров являлось необходимым условием реализации всего комплекса задач, стоящих перед республикой. Поэтому в 1924/25 уч. г. в системе школ повышенного типа БМАССР появились школы крестьянской молодежи (ШКМ). Они относились ко второй ступени единой трудовой школы и предназначались для подготовки специалистов и организаторов производства сельского хозяйства. Такие школы сочетали общее, трудовое и политехническое образование. В них молодежь от 12 до 16 лет получала общеобразовательные знания в объеме семилетки. Первая ШКМ в республике была открыта в 1924 г. в с. Мухоршибирь. В 1925/26 уч. г. насчитывалось 5 ШКМ, 1926/27 уч. г. - 7 (435 учащихся), 1927/28 уч. г. - 8 (925 учащихся), 1928/29 уч. г. - 13 (1251 учащихся). Школы крестьянской молодежи пользовались большой популярностью, число желающих учиться в них достигало 8-9 чел. на одно место [50, с. 84]. Во многих ШКМ была создана довольно крепкая по тем временам учебно-материальная база. Основное внимание уделялось знакомству учащихся в теории и на практике с основами полеводства, животноводства, овощеводства, кооперирования и коллективизации хозяйств, изучению сельскохозяйственных машин, обучению столярному, слесарному, плотничьему, кузнечному, швейному, токарному делу.

Реформа, направленная на ликвидацию дореволюционных земельных отношений, по существу, являлась аграрной революцией в улусе и создала предпосылки для быстрого развития всех отраслей сельскохозяйственного производства на основе коллективизации и замены кочевого и полукочевого образа жизни оседлым. Преобразования начались с землеустроительных работ. Их осуществление требовало наличия кадров землеустроителей, которые в республике практически отсутствовали. Нар-комзем БМАССР приглашал специалистов из других местностей, что было сопряжено с большими расходами. Основная задача по подготовке кадров легла на местные землеустроительные курсы. В 1924 г. открыты первые землемерные курсы. В 1926/27 уч. г. на двухгодичных землеустроительных курсах (штат преподавателей 14 чел.) училось 165 чел. При курсах имелся интернат, рассчитанный на 35 учащихся [7, с. 5]. Осенью 1928 г. на базе землеустроительных курсов в г. Верхнеудинске открылся сельскохозяйственный техникум, где наряду с землеустроителями начали готовить гидромелиораторов [51, с. 57].

В начале 1930-х гг. Бурят-Монголия вступила в период активного жизнеустройства. На селе происходили коренные преобразования. Процесс коллективизации сельского хозяйства развивался быстрыми темпами. К 1932 г. в колхозы объединено 61,1% крестьянских хозяйств республики, создано более 500 колхозов и 30 машинно-тракторных станций (МТС). Колхозами обрабатывалось 76% посевных площадей. В общественном стаде находилось 57,5% поголовья продуктивного скота [3, с. 92]. В колхозах было организовано 835 товарных ферм. Началась механизация сельского хозяйства, на колхозных полях в 1931 г. работало 111 тракторов [44, с. 218]. В республике действовали многочисленные курсы и семинары по подготовке кадров для аграрного производства. В 1929 г. были открыты девятимесячные курсы для председателей колхозов в г. Верхнеудинске, на местах - краткосрочные курсы для агрономов. В начале 1930 г. по линии Наркомзема организованы полуторамесячные курсы для председателей русских колхозов и трехмесячные курсы для председателей бурятских. В течение года на этих курсах было обучено 384 руководящих работника и 40 счетоводов [54, с. 54]. С 1931 г. началась курсовая подготовка животноводческих кадров. За один год было подготовлено около 6 тыс. животноводов, в том числе 74 председателя колхозов на 9-месячных курсах, 100 председателей колхозов на 1,5-месячных курсах, 569 счетоводов на 2-месячных курсах, 657 бригадиров животноводческих бригад и 610 организаторов труда на 1,5-месячных курсах [33, с. 152]. Кроме того, по линии Буркоопсоюза на краткосрочных курсах прошли обучение более 2,5 тысяч бригадиров, счетоводов, агрозооуполномоченных, полеводов, животноводов и др. [22, с. 167].

В этот период большое значение придавалось подготовке специалистов в высших и средних специальных учебных заведениях центральных городов страны - Москвы, Ленинграда, Свердловска, а также городов Сибири - Томска, Иркутска, Омска и др. За счет стипендиального фонда Наркомпроса республики в 1926 г. направлено в сельскохозяйственные вузы 16 чел. [26, с. 127]. В 1930 г. республике предоставлено 13 мест в вузы и техникумы, в том числе в Московскую сельскохозяйственную академию им. Тимирязева - 2, Омский институт сельского хозяйства - 3, Омский ветеринарный институт - 2, Иркутский сельскохозяйственный техникум - 6 [13, с. 4]. В 1931 г. республике по линии

разных министерств и ведомств выделено 26 мест (табл. 1). Кроме того, дополнительно Бурнарком-зему предоставлено 140 мест, из них в Иркутский сельскохозяйственный техникум - 40 мест, Красноярский сельскостроительный техникум - 100 мест. Места в техникумы распределялись по районам республики согласно разверстке [2, с. 4].

Развитие профессионального образования в эти годы объективно требовало укрепления связи между общим и специальным образованием как в плане подготовки старшеклассников для поступления в вузы и техникумы, так и с точки зрения перехода массовых школ к политехническому образованию. Второе всесоюзное партийное совещание по вопросам народного образования (апрель 1930 г.) приняло решение о преобразовании старших классов средней школы в школы типа техникума и признало техникумы, профшколы и школы ФЗУ основными звеньями среднего образования [12, с. 212]. С осени 1930 г. в Бурят-Монголии началась постепенная реорганизация школ второй ступени. Из 7 школ второй ступени 3 реорганизованы в сельскохозяйственные техникумы. Основная проблема, с которой столкнулись техникумы, была связана с набором учащихся. Так, например, в 1932/33 уч. г. на первый курс Верхнеудинского животноводческого техникума план приема на оба отделения составлял 80 чел. При установленном сроке набора с 15 сентября по 9 октября 1932 г. в техникум было подано всего 2 заявления, не было ни одного заявления из сельских районов [1, с. 4]. В отчете Нар-компроса Бурят-Монголии, представленном Отделу по просвещению национальных меньшинств Наркомата просвещения РСФСР, отмечалось: «в связи с тем, что существующая сеть школ повышенного типа, в частности, семилеток, еще не является достаточной базой подготовки в средние учебные заведения, и в целях большей подготовки кандидатов коренной бурятской национальности из батрац-ко-бедняцкой и колхозной среды организованы при ряде техникумов подготовительные курсы». Так, в 1932 г. открылись курсы на 35 чел. при Селенгинском сельскохозяйственном техникуме [54, с. 78].

Таблица 1

Количество мест в вузы и техникумы, выделенных Бурят-Монгольской АССР в 1931 г. [5, с. 4]

Название учебных заведений Количество мест

Московский институт мясного и молочного хозяйства 5

Московский ветеринарный институт 2

Челябинский институт механизации сельского хозяйства 3

Омский институт землеустройства 2

Ленинградский ветеринарный институт 1

Омский зоотехникум 5

Высшая колхозная школа 5

Всего: 23

Тем не менее темпы развития сельскохозяйственного производства опережали темпы подготовки специалистов не только в республике, но и по всей стране. 21 сентября 1932 г. ЦК КПСС принимает постановление «Об организации Высших коммунистических сельскохозяйственных школ». Коммунистические университеты (за исключением КУТВ, КУНЗ) реорганизованы в Высшие коммунистические сельскохозяйственные школы (ВКСХШ). В каждой ВКСХШ открывалось два отделения: одно с целью подготовки руководящих работников для МТС, колхозов и совхозов (с двухгодичным сроком обучения), другие - руководителей районных партийных и советских организаций (с трехгодичным сроком обучения) [45, с. 28]. По решению бюро Бурят-Монгольского обкома партии от 17 октября 1932 г., на базе комвуза в республике открылась Высшая коммунистическая сельскохозяйственная школа. Две группы партийно-пропагандистского и комсомольского отделений переформированы в отделение, занимающееся обучение по подготовке руководящих работников для МТС, колхозов и совхозов с животноводческим уклоном. Из подготовительной группы создано отделение, занимающееся обучением руководителей хозяйств с полеводческим уклоном. На 20 октября 1932 г. принято 110 чел., из них 104 чел. - члены ВКП(б), 6 чел. - комсомольцы [15, с. 2]. В конце 1932 г. в

ВКСХШ обучалось 123 чел., в том числе 118 бурят. В 1933 г. контингент слушателей увеличился до 210 чел. [31, с. 182].

Задачи социально-экономического развития обусловили необходимость открытия в республике первого высшего учебного заведения. Впервые вопрос об организации Бурят-Монгольского института обсуждался в мае 1928 г. на втором объединенном пленуме ОК ВКП(б). В документах пленума подчеркивалось, что «этот вопрос чрезвычайно трудный, чрезвычайно сложный, но абсолютно необходимый» [17, с. 23]. 16 октября 1930 г. областной комитет партии БМАССР принимает постановление «Об организации в г. Верхнеудинске первого высшего учебного заведения» [23, с. 63]. Нарком-прос республики приступил к проработке и обоснованию этой задачи с целью ее постановки перед Наркомпросом РСФСР и через Бурпредставительство при ВЦИК перед Госпланом РСФСР для включения финансирования строительства института в контрольные цифры 1932 г. [46, с. 19].

15 января 1931 г. Президиум ВЦИК заслушал доклад председателя Совнаркома БМАССР Д.Д. Доржиева, содоклад инструктора ВЦИК А.Н. Самойловича «О советском, хозяйственном и социально-культурном строительстве в БМАССР». В постановлении Президиума ВЦИК по данному вопросу ставились следующие задачи: «Ясно, что все проведенные мероприятия ни в коей мере не удовлетворяют потребности в кадрах, особенно из коренной бурят-монгольской национальности с высшим образованием, поэтому встает перед республикой актуальнейшая задача организации национального агропедвуза в г. Верхнеудинске. Правительству Бурят-Монгольской АССР представить СНК РСФСР в месячный срок свои соображения об организации агропедагогического института, т.к. имеющиеся возможности, база и т.д. диктуют необходимость организации в республике именно агропедвуза» [8, с. 82].

Данное постановление сыграло исключительно важную роль в организации первого высшего учебного заведения в Бурят-Монголии. Но в нем не указывалось какой наркомат должен заниматься открытием вуза. В условиях слабой межведомственной координации организацию вуза взяли на себя сразу два ведомства - Наркомпрос РСФСР и Наркомзем СССР. Коллегия Наркомпроса РСФСР под председательством наркома просвещения А.С. Бубнова 3 февраля 1931 г. заслушала доклад заведующего культпропотделом Бурят-Монгольского обкома ВКП(б) Д. Мункина «О культурно-национальном строительстве Бурят-Монгольской республики». В шестом пункте доклада поднимался вопрос об организации агропединститута в республике. Коллегия постановила: «Поручить оргинструк-торскому сектору Наркомпроса РСФСР совместно с представителем Бурят-Монгольского ОК ВКП(б) и с привлечением соответствующих организаций проработать проект резолюции Коллегии Нарком-проса» [48, с. 13]. В республике началась подготовка к открытию педагогического вуза по линии Наркомпроса РСФСР.

Одновременно Наркомзем СССР вел активную работу по открытию агропедвуза в Бурят-Монголии. 13 августа 1931 г. Коллегия Народного Комиссариата Земледелия СССР принимает Постановление об организации агропединститута в Бурят-Монгольской республике с объявлением набора студентов с 1 сентября 1931 г. по 1 января 1932 г. и отпуском средств на финансирование с 1 января 1932 г. [52, с. 22]. Сектор кадров Наркомзема СССР 18 ноября 1931 г. на совещании обсудил вопрос об открытии в Бурят-Монголии агропединститута и, познакомившись со структурой агропединститута организуемого Наркомпросом РСФСР, постановил: «Считать необходимым проводить организацию агропединститута Наркомзема СССР, т.к. ведущими отраслями Бурят-Монголии являются мясное животноводство и овцеводство, поэтому агропединститут должен готовить агропедагогов по мясному животноводству и овцеводству» [25, с. 18].

В связи с решением Коллегии Наркомзема СССР об открытии вуза заместитель председателя Совнаркома БМАССР А.Д. Данилов отправляет в Москву телеграмму следующего содержания: «Телеграфируйте точнее, идет ли речь о двух институтах или агропединститут будет передан в Наркомзем» [22, с. 108]. После получения подтверждения от Наркомзема СССР об открытии второго агропедвуза правительство Бурят-Монгольской республики немедленно сообщило о своем согласии открыть агропедвуз по линии Наркомзема СССР в г. Верхнеудинске. Совет Народных Комиссаров БМАССР 9 ноября 1931 г. постановил: «Признать работу по развертыванию агропедагогических институтов неотложно боевой и включить в категорию первоочередных мероприятий» [24, с. 286]. Уже на следующий день 10 октября 1931 г. бюро обкома ВКП(б) в постановлении ходатайствует перед ЦК ВКП(б) о выделении кадров научных работников для открываемых институтов и просит о включении в госбюджет РСФСР и СССР на 1932 г. средств на строительство помещений и приобретение оборудования для двух институтов [18, с. 447]. Совнарком БМАССР 15 октября 1931 г. утверждает контроль-

ные цифры развития народного хозяйства на 1932 г., где в разделе культуры и науки записано: «Признать необходимыми организацию: а) агропединститута по линии Наркомпроса с контингентом студентов 225 человек; б) агропединститута по линии Наркомзема с контингентом студентов 100 человек» [21, с. 274]. В конце января 1932 г. в г. Верхнеудинск переведено бурят-монгольское отделение Иркутского университета, насчитывавшее 60 чел. (1-111 курсы). Заведующий отделением М.П. Хабаев еще в начале октября 1931 г. назначен директором агропединститута по линии Наркомпроса РСФСР, а в конце этого месяца - по линии Наркомзема СССР.

Открытые высшие учебные заведения принадлежали разным ведомствам, но имели одинаковый статус агропединститутов. На оба института приходилось 5 отделений: физико-техническое (25 чел.), химико-биологическое (17 чел.), литературно-лингвистическое (три курса, 44 чел.), крупного рогатого скотоводства (21 чел.), кормодобывания (20 чел.). В составе студентов колхозников было 89%, рабочих - 4%, служащих - 7%. Работало две подготовительные группы (46 чел.). Срок обучения был определен в три с половиной года. Вузы в целях экономии средств и совместного использования научных работников на начальном этапе имели общее руководство, единый штат административнотехнических работников, партийных и общественных организаций, совместно пользовались библиотекой, кабинетами и т.д. Бурнаркомпрос передал пединституту новое здание, которое строилось для педтехникума. Для агропединститута на средства Наркомзема СССР достраивалось здание сельхозтехникума [14, с. 3].

Таблица 2

Высшие и средние сельскохозяйственные учебные заведения Бурят-Монгольской АССР в 1932/33 уч. г. (чел.) [47, с. 115-116]

Наименование учебного заведения Количество учебных заведений Численность студентов и учащихся Число бурят в составе всех студентов и учащихся, %

Высшие учебные заведения

Агрозоотехнический институт 1 89 41,6

Высшая коммунистическая сельскохозяйственная школа 1 123 95,9

Всего: 2 212 78,8

Средние специальные учебные заведения

Сельскохозяйственный техникум 4 363 45,5

Всего: 6 575 47,6

В 1932 г. в Бурят-Монголии насчитывалось всего 231 агроном, зоотехник, ветеринарный работник с высшим и средним специальным образованием. В 1934 г. полеводческий сектор был обеспечен специалистами высшей и средней квалификации на 47%, животноводческий - на 30%, ветеринарный -на 42%. Одних только зоотехников с высшим образованием требовалось 144 чел., ветврачей - 155 чел. [36, с. 52]. Ситуация осложнялась тем, что обком партии в 1932-1933 гг. в ходе проверки в ряде аймаков качественного состава руководителей колхозов выявлял и отстранял от работы «классово чуждые элементы, которые прямо или косвенно вели вредительскую работу». Так, например, в Му-хоршибирском аймаке уволено 24 счетовода, 12 бригадиров; в Селенгинском аймаке - 2 председателя колхозов, 6 счетоводов и т.д. [54, с. 59].

Следует отметить, что острый дефицит кадров в республике постоянно принимался во внимание Наркомземом СССР и Наркомземом РСФСР при распределении выпускников центральных вузов страны. Продолжалось командирование местной молодежи в сельскохозяйственные вузы и техникумы за пределы республики. Так, в 1934 г. в Омский сельскохозяйственный институт было направлено на агрофак 20 чел., на зоофак - 10 чел., на подготовительные курсы - 30 чел. [38, с. 4]. Кроме того, в Бурят-Монголию направлялись опытные специалисты сельского хозяйства. Летом 1933 г. Наркомзем РСФСР «в связи с резким падением количества поголовья скота и необходимостью его скорейшего восстановления» командировал в республику 17 специалистов сельского хозяйства [9, с. 40], в июле 1935 г. - 40 ветеринарных врачей [37, с. 16]. Прибывшие специалисты направлялись в животноводческие колхозы и на фермы. Обком партии запретил нанимать специалистов не по прямой специальности. К строжайшей партийной и судебной ответственности привлекались лица, допускающие найм специалистов на работы, не связанные с их специальностью [35, с. 5].

Вуз, подведомственный Наркомзему СССР, в статусе агропединститута проработал недолго. В декабре 1933 г. постановлением Бурят-Монгольского ОК ВКП(б) создана комиссия по разъединению институтов. Постановлением бюро Бурят-Монгольского ОК ВКП(б) от 27 мая 1934 г. агропединститут Наркомзема СССР «в связи с ведущей ролью животноводства в сельском хозяйстве республики и необходимостью правильного размещения высших учебных заведений на территории края» преобразован в зооветеринарный институт с зоотехническим и ветеринарным факультетами. Срок обучения на зоотехническом факультете установлен 4 года 6 месяцев, на ветеринарном - 3 года 10 месяцев [16, с. 16]. План набора для обоих факультетов определен в 120 чел. Фактически принято на зоотехнический факультет 30, на ветеринарный - 25 студентов. 29 апреля 1935 г. постановлением бюро ОК ВКП(б) директором зооветинститута утвержден К.Х. Шантанов [19, 112]. Зооветеринарный институт в период становления испытывал большие трудности: не хватало преподавателей, отсутствовали учебные планы и программы, учебники, лабораторное оборудование. Особенно много проблем приходилось решать с обеспечением планового набора абитуриентов. В 1935 г. при плане набора 75 чел. принято 55 чел., в 1936 г. - соответственно 50 и 39 чел., в 1937 г. - 50 и 27 чел. [16, с. 26]. При институте организованы одно- и двухгодичные подготовительные курсы, куда поступали юноши и девушки с семилетним и восьмилетним образованием, приехавшие из сел и улусов республики, соседних Иркутской и Читинской областей. С целью агитации обучения в институте преподаватели выезжали по набору студентов во все районы республики. К концу первого учебного года в институте вместе с подготовительным отделением обучалось 98 чел. [6, с. 12].

В 1937 г. институт произвел первый выпуск, на зоотехническом факультете их состоялось сразу два: в январе 1937 г. - 15 чел., в октябре 1937 г. - 9 чел. В 1939 г. ветеринарный факультет выпустил 20 чел. Всего в предвоенные годы произведено 5 выпусков зоотехников и 3 - ветеринарных врачей. В 1937-1941 гг. сельское хозяйство республики получило 113 специалистов с высшим образованием [6, с. 15]. Хотя численность выпускников была небольшой, их доля в общей численности специалистов сельского хозяйства постепенно росла. В 1941 г. в Бурят-Монгольском зооветеринарном институте насчитывалось 28 кафедр, оснащенных оборудованием для учебного процесса и научноисследовательской работы. Из 37 чел. профессорско-преподавательского состава 18 имели ученые звания и степени. Над докторскими и кандидатскими диссертациями работали 15 чел. [10, с. 2].

В 1933 г. из сельскохозяйственных техникумов было выпущено 19 землеустроительных техников и 80 зоотехников [4, с. 65]. В 1933 г. Селенгинский животноводческий техникум и Агинский техникум мясного скотоводства объединились в Селенгинский зооветтехникум. С 1936 г. Селенгинский зооветтехникум ежегодно выпускал 90 зоотехников и ветспециалистов [39, с. 34]. Бурят-Монгольская ВКСХШ в конце 1934 г. осуществила свой первый выпуск, направив 9 чел. председателями крупных колхозов. В 1937 г. из 96 выпускников 10 чел. было назначено председателями колхозов, остальные -на различные должности в колхозы [54, с. 66].

В 1933 г. была открыта Илькинская агрошкола для подготовки агрономов и полеводов с годичным сроком обучения (в 1939 г. реорганизована в школу механизации сельского хозяйства). Организованные в 1934 г. районные колхозные школы (РКШ) и курсы при них сыграли большую роль в подготовке кадров. Так, в 1935 г. РКШ выпущен 131 ветсанитар, в 1936 г. - 148 ветсанитаров и 88 ветфельдшеров. К примеру, Селенгинской РКШ в 1937 г. было обучено 20 ветфельдшеров [54, с. 86]. В 1935 г. по линии краткосрочных курсов подготовлено 569 ветсанитаров [40, с. 13]. В 1936 г. в республике создана одногодичная школа по подготовке и переподготовке колхозных агрозоотехников с контингентом в 100 чел. [32, с. 173]. Одновременно функционировали курсы повышения квалификации специалистов. В 1936 г. повысили свою квалификацию 11 колхозных зоотехников [30, с. 35].

Большое значение для подготовки животноводческих кадров имело создание в 1935 г. республиканского отделения Всесоюзного объединения «Агротехзнания». Уже к середине 1936 г. через систему «Агротехзнания» повысили квалификацию 2111 доярок, 763 пастуха, 492 чабана, 27 телятниц, 463 конюха, 119 свинарей [40, с. 13]. Всего за 1936 г. «Агротехзнанием» подготовлено 8221 чел. [29, с. 145]. На 1 января 1937 г. его отделением обучено 34% общего числа работников, занятых в животноводстве. Однако подготовка кадров массовых квалификаций непосредственно на производстве, практиковавшаяся в 1935-1937 гг., не удовлетворяла требованиям животноводства. В конце 1937 г. отделение «Агротехзнания» в республике, как и во всей стране, было ликвидировано. Подготовка кадров переводилась на стационарные формы обучения. В каждом аймаке при земотделах открывались курсы продолжительностью один месяц.

Колхозы оснащались современной техникой. За период с 1933 по 1937 г. в республике было организовано 23 МТС. В них насчитывалось 1264 трактора (в 15-сильном исчислении) и 140 зерновых комбайна. МТС в 1937 г. обработали 78% посевной площади колхозов и произвели 542 тыс. гектаров тракторных работ (в мягкой пахоте) [3, с. 92]. По мере увеличения поставок техники колхозам спрос на механизаторские кадры возрастал. С 1933 г. подготовка трактористов проводилась на курсах при МТС и в государственных школах механизации. Открыты школы механизаторов, краткосрочные курсы при Татауровской, Илькинской, Селенгинской МТС [49, с. 40]. Зимой 1934 г. на базе Селен-гинской МТС начала функционировать республиканская школа трактористов. Набор проводился согласно разверстке, утвержденной Наркомземом республики. Срок обучения был рассчитан на 5 месяцев. За 2 года школа подготовила 292 тракториста и 81 машиниста для сложных молотилок и сноповязалок [42, с. 2]. В феврале 1936 г. школа трактористов была реорганизована в школу комбайнеров и шоферов. Комбайнеры учились 6 месяцев. Одновременно с ними обучались штурвальные (помощники комбайнеров) на 4-месячных курсах. Первый выпуск состоялся летом 1936 г., было подготовлено 84 комбайнера и 22 штурвальных [43, с. 7]. В январе 1937 г. школа выпустила 107 шоферов [27, с. 56]. В дальнейшем она обучила сотни механизаторов различных профилей. В 1934 г. при Кутулик-ской МТС открыта вторая школа механизаторского всеобуча для подготовки трактористов и бригадиров тракторных бригад. В 1935 г. при Тарбагатайской МТС организована школа шоферов [41, с. 1]. В 1938 г. открыты еще две школы подготовки механизаторских кадров с двухгодичным сроком обучения: одна с полеводческим направлением в г. Кяхте, другая - с животноводческим на ст. Гусиное Озеро Селенгинского аймака, численность обучающихся в каждой школе составляла 100 чел. [34, с. 40] Школы имели расширенную программу обучения, в том числе и по производственной практике.

Несмотря на деятельность института и техникумов, из-за небольшой численности выпускников и текучести кадров в республике продолжал ощущаться острый недостаток специалистов сельского хозяйства. В хозяйствах республики в 1940 г. трудилось всего 40 агрономов, 28 зоотехников и 125 ветфельдшеров [11, с. 206]. Председателями колхозов работали в основном крестьяне с большим практическим опытом. Председателей со средним и неполным средним образованием было 11,2%. Колхозы терпели значительные убытки от текучести руководящих кадров. Только в 1939 г. председатели сменились в 300 колхозах (61,6%), причем во многих они менялись по несколько раз в год. Только 12-20% всего состава председателей колхозов, бригадиров полеводческих бригад и заведующих животноводческими фермами имели стаж работы более 3-х лет [20, с. 7]. Учитывая возросшую потребность в высококвалифицированных кадрах в сельском хозяйстве, особенно в животноводстве, в 1939-1940 гг. были приняты меры по рациональному использованию специалистов-зоотехников, работавших не по специальности. Многие выпускники зооветинститута возвращены на работу в животноводство. Под постоянный контроль взят каждый выпускник института.

Тем не менее сравнение уровня и масштабов подготовки кадров к моменту образования Бурят-Монгольской АССР и в конце 1930-х гг. позволяет видеть огромный прогресс на пути становления системы профессионального образования в аграрном секторе. Политика в сфере профессионального образования может показаться на фоне национально-государственного строительства республики, экономических преобразований лишь одним из второстепенных аспектов происходивших в стране событий (в известном смысле так оно и есть), но именно в этой сфере основные процессы экономического развития непосредственно «выходили» на человека, определяя новое качество жизни и атмосферу обновления.

Литература

1. Болдонов И. Набор студентов в техникум животноводства срывается // Бурят-Монгольская правда. - 1932. - 9 окт. -С. 4.

2. Бурнаркомзему предоставлены места в следующие вузы и техникумы // Бурят-Монгольская правда. - 1931. - 2 авг. -С. 4.

3. Бурят-Монголия к 40-летию Великого Октября. - Улан-Удэ, 1957. - 230 с.

4. Бурят-Монгольская АССР за 10 лет. - М.; Иркутск, 1933. - 136 с.

5. Бурят-Монгольская правда. - 1931. - 5 авг. - С. 4.

6. Бурятский сельскохозяйственный институт. 50 лет (1931-1981). - Улан-Удэ, 1981. - 80 с.

7. ГАРФ. Ф.А. 2306. Оп. 69. Д. 1058. Л. 5.

8. ГАРФ. Ф.А. 296. Оп. 1. Д. 450. Л. 82.

9. ГАРФ. Ф.А. 296. Оп. 1. Д. 515. Л. 40.

10. Иванов А.И. Общественный отчет института // Бурят-Монгольская правда. - 1941. - 28 мая. - С. 2.

11. Из истории партийной организации Бурятии: сб. ст. / Парт. архив, Отд. пропаганды и агитации Бурят. обкома КПСС. - Улан-Удэ, 1961. - Вып.2. - 259 с.

12. История среднего профессионального образования в России. - М., 2000. - 702 с.

13. Количество мест в вузы и техникумы, выделенные Бурят-Монгольской АССР по осеннему набору 1931 г. // Бурят-Монгольская правда. - 1931. - 20 мая. - С. 4.

14. Кудрявцев В. Д. Нужна поддержка всей общественности // Бурят-Монгольская правда. - 1932. - 23 мая. - С. 3.

15. Кузница большевистских кадров // Бурят-Монгольская правда. - 1932. - 5 нояб. - С. 2.

16. Нам 75 лет. История Бурятской государственной сельскохозяйственной академии им. В.Р. Филиппова / Мин-во с.х. РФ, ФГОУ ВПО БГСХА им. В.Р. Филиппова; авт.-сост. Л.А. Зайцева, А.П. Попов. - Улан-Удэ, 2006. - 240 с.

17. НАРБ. Ф.п.-1. Оп. 1. Д. 1634. Л. 23.

18. НАРБ. Ф.п.-1. Оп.1. Д. 1758. Л. 447.

19. НАРБ. Ф.п. 1. Оп. 1. Д. 2343. Л. 112.

20. НАРБ. Ф.р.-196. Оп. 6. Д. 58. Л. 7.

21. НАРБ. Ф.р.-248. Оп. 1. Д. 5. Л. 274.

22. НАРБ. Ф.р.-248. Оп. 1. Д. 756. Л. 108.

23. НАРБ. Ф.р.-248. Оп. 1. Д. 854. Л. 63.

24. НАРБ. Ф.р.-248. Оп. 20. Д. 18. Л. 286.

25. НАРБ. Ф.р.-250. Оп. 1. Д. 494. Л. 18.

26. НАРБ. Ф.р.-60. Оп. 1. Д. 125. Л. 127.

27. НАРБ-п. Ф. 1. Оп. 1. Д. 146. Л. 56.

28. НАРБ-п. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1520А. Л. 167.

29. НАРБ-п. Ф. 1. Оп. 1. Д. 173. Л. 145.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

30. НАРБ-п. Ф. 1. Оп. 1. Д. 183. Л. 35.

31. НАРБ-п. Ф. 1. Оп. 1. Д. 201. Л. 182.

32. НАРБ-п. Ф. 1. Оп. 1. Д 210. Л. 173.

33. НАРБ-п. Ф. 1. Оп. 1. Д. 351. Л. 152.

34. НАРБ-п. Ф. 1. Оп. 1. Д. 470. Л. 40.

35. НАРБ-п. Ф. 1. Оп. 1. Д. 95. Л. 5.

36. НАРБ-п. Ф. 1. Оп. 1. Д. 99. Л. 52.

37. НАРБ-р. Ф. 248. Оп. 4. Д. 5. Л. 16.

38. НАРБ-р. Ф. 248. Оп. 4. Д. 92. Л. 4.

39. НАРБ-р. Ф. 475. Оп. 1. Д. 927. Л. 34.

40. НАРБ-р. Ф. 691. Оп. 7. Д. 30. Л. 13.

41. НАРБ-р. Ф. 691. Оп. 7. Д. 4664. Л. 1.

42. НАРБ-р. Ф. 691. Оп. 7. Д. 4668. Л. 2.

43. НАРБ-р. Ф. 691. Оп. 7. Д. 4668. Л. 7.

44. Очерки истории Бурятской организации КПСС / отв. ред. А.У. Хахалов и др. - Улан-Удэ, 1970. - 612 с.

45. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 901. Л. 28.

46. Соктоев И.А. Формирование социалистической интеллигенции в Бурятии. - Улан-Удэ, 1961. - 66 с.

47. Социалистическое строительство Бурятии за 10 лет. - Верхнеудинск, 1933. - 184 с.

48. Становление высшего образования в Бурятии: сб. ст. - Иркутск, 1981. - 164 с.

49. Танганова К.С. Деятельность Бурятской областной партийной организации по подготовке квалифицированных рабочих кадров через систему профессионально-технического образования (1940-1958 гг.): дис. ... канд. ист. наук. - Иркутск, 1970. - 267 с.

50. Тармаев Г.А., Дугаров С.Г. Общее, трудовое и политехническое образование // Бурятия от ликбеза до филиала Академии наук. - Улан-Удэ, 1969. - С.77-123.

51. Топоркова А.Д. Хозяйственно-культурное строительство и бюджет Бурят-Монгольской АССР за 30 лет (1923-1953 гг.): дис. ... канд. экон. наук. - Л., 1954. - 353 с.

52. Хабаев М.П. Очерки истории формирования высшего педагогического образования в Бурятии. - Улан-Удэ, 1983. -86 с.

53. Халзанов К.Х. Высшие и средние специальные учебные заведения Бурятии за 50 лет Советской власти // Бурятия от ликбеза до филиала Академии наук. - Улан-Удэ, 1969. - С. 270-298.

54. Янданов А.Г. Деятельность Бурятской партийной организации по повышению культурно-технического уровня колхозного крестьянства (1929-1937 гг.): дис. ... канд. ист. наук. - Улан-Удэ, 1975. - 168 с.

Бальхаева Ирина Хубисхаловна - кандидат исторических наук. Место работы - Совет Федрации Федерального Собрания Российской Федерации. Тел.: 8(495)9866410, e-mail: bin mkrb@mail.ru.

Balkhaeva Irina Khubisgalovna - candidate of historical science, Council of Federal Assembly of the Russian Federation, tel.: 8(495)9866410

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.