Научная статья на тему 'По поводу одной «Рецензии» А. В. Петрова'

По поводу одной «Рецензии» А. В. Петрова Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
51
11
Поделиться

Текст научной работы на тему «По поводу одной «Рецензии» А. В. Петрова»

ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ

2013. Вып. 3

Письма в редакцию

В выпуске первом 2013 г. нашей серии, по инициативе читателей, появилась рубрика «Письма в редакцию». В ней были опубликованы письма профессора Санкт-Петербургского университета А. В. Петрова и профессора Удмуртского государственного университета В. В. Долгова. На письмо А. В. Петрова пришел отклик А. В. Журавеля, который и предлагается ниже вниманию читателя.

ПО ПОВОДУ ОДНОЙ «РЕЦЕНЗИИ» А.В. ПЕТРОВА

В свежем (№ 1 за 2013 г.) «Вестнике Удмуртского университета» петербургский историк А. В. Петров опубликовал «письмо в редакцию» [1. С. 140-141], где отозвался на мою недавно вышедшую «в бумажном виде» статью «О школе И. Я. Фроянова» [2. С. 342-361], написанную более десяти лет назад и ранее известную заинтересованным лицам по интернет-публикации [3]. Естественно, за миновавшее десятилетие произошло немало изменений, которые нашли отражение в двух дополнениях, освещающих нынешнее состояние проблемы.

В основной части я показываю важное место концепции И. Я. Фроянова в отечественной историографии XX в. и сопоставляю его исследования с работами наиболее видных его учеников. Такое сравнение оказывается не в пользу последних: они не были самостоятельны ни в концептуальном, ни в формальном отношении. По моему предположению, в этом виноват и сам учитель, отбиравший себе в аспиранты людей, склонных скорее к воспроизводству чужих идей, нежели к выработке своих собственных. Сказывалась и общая обстановка осажденной крепости, в которой вынужден был в ту пору существовать И. Я. Фроянов: она требовала именно единомыслия. Но без творческого саморазвития любая научная школа обречена на вырождение... В этом отношении я как раз выделял ранние статьи А. В. Петрова, в которых зачатки самостоятельной мысли можно было заметить. Вот только развития намеченных в этих работах идей в дальнейшем не последовало, что я с сожалением вынужден был констатировать [2. С. 357].

Увы, в последние годы в наибольшей мере проявились негативные черты, заставляющие говорить именно о кризисе «школы Фроянова». Апофеозом этого явилось празднование 50-летия А. Ю. Дворниченко. Первый аспирант И. Я. Фроянова в юбилейной публикации «трактуется» как фигура, равновеликая И. Я. Фроянову [4. С. 148-149], а он сам заявляет о своей принадлежности к «школе Мавродина и Фроянова» [5. С. 74-75]. А. В. Петров «объяснил» такое отступничество А. Ю. Дворни-ченко, выдвинувшего на первое место имя В. В. Мавродина, «категориями субъективной диалектики» (именно они позволяют им по собственному хотению выбирать себе учителей), а также тем, что А. Ю. Дворниченко в студенчестве посещал его спецсеминар [6. С. 152]. Но «исторические концепции Мавродина и Фроянова существенно различаются, а работы "диалектиков" полностью опираются на построения Игоря Яковлевича, а вовсе не Владимира Васильевича. Поэтому их попытки поднять на щит имя Мавродина выглядят, мягко скажем, неопрятно» [2. С. 359]. Это самое резкое, что я позволил себе в отношении А. В. Петрова.

Все положения статьи обоснованы обильными цитатами из работ как самого И. Я. Фроянова, так и многих «фрояновцев», в том числе А. В. Петрова.

Разумеется, А. В. Петров обиделся. Понимаю и искренне ему в том сочувствую. Но не могу ничем помочь, ибо никак не сочувствую его фактическому отречению от своего учителя, на идеях которого построены обе его диссертации.

Что же сказал А. В. Петров мне в ответ? По существу - ничего. Мой критик приводит лишь одну цитату из моих работ (о них он либо не знает, либо знать не хочет), но не разбирает мои доводы и выводы, а попросту упражняется в зубоскальстве. Сторонний читатель, не знакомый с моими статьями, ничего о сути спора понять из письма А. В. Петрова не сможет, но зато узнает обо мне много интересного.

Оказывается, я - «смешной и одновременно жалкий» «историографический паппараци», пишущий эссе «в слишком беспардонной и произвольной манере», низводящий «обсуждение историографической проблематики до уровня низкопробной околонаучной суеты, передачи каких-то слухов, высказывания "догадок", навешивания ярлыков». Я «лихо» комментирую позицию А. В. Петрова «по образцу рассуждений известного гоголевского персонажа о прокуроре, который, как помним, "един-

2013. Вып. 3

ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ

ственный в городе порядочный человек, да и тот, если вдуматься..."». Вследствие «нахальности» и «хамского тона» «сочинителя статьи (то есть меня. - А.Ж.), который иначе писать, вероятно, просто не умеет, данный текст полон выборочных цитат, передёргиваний, недопонимания и сознательной неправды»1.

Не приводя ни единого примера, это доказывающего, А. В. Петров признается, что «потешаться», «смеяться и иронизировать» ему уже не хочется, а хочется лишь «горько усмехаться». Он задался серьезнейшим конспирологическим вопросом: как мой «не отвечающий критериям научной публикации» текст оказался «в академическом издании»? «Зачем материал А. В. Журавеля был напечатан? Недосмотрели? "Попросил " кто?»2. Там ведь, помимо моей непотребной статьи, «опубликованы, по-видимому, интересные, нужные и важные материалы»!

Очень показательно это «по-видимому». Оно наглядно показывает, что А. В. Петров никогда не держал в руках сборников РИО. На самом деле, это не «академическое», а научно-публицистическое частное издание патриотической, как ныне принято говорить, направленности. Сборники обычно строятся следующим образом: помимо статей и документов по вынесенному в заглавие сюжету, там публикуются статьи произвольной тематики. К сведению А. В. Петрова: все мои достаточно многочисленные публикации в сборниках РИО помещались именно во вспомогательных разделах [7-10] и всегда - кроме самой первой статьи о С. В. Юшкове - попадали туда по инициативе редакции. Тематическое разнообразие моих статей исключает какую-либо заданность: что я предлагал, то и брали.

Сказанного вполне достаточно, чтобы непредвзятые читатели поняли, чем мои представления о научности отличаются от тех «принципов», которые не в теории, а на практике придерживается А. В. Петров. В этом они окончательно убедятся, если прочтут мои работы, в том числе и монографию об эпохе Куликовской битвы [11]. Убедятся они и в том, что я могу писать уважительно о тех, кто уважения действительно заслуживает.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Петров А. В. Об одной публикации в № 11 (159) «Сборника Русского исторического общества» // Вестн. Удм. ун-та. Сер. История и филология. 2013. Вып. 1. С. 140-141.

2. Журавель А. В. О школе И. Я. Фроянова: размышлениия о будущем // Сборник РИО. Т. 11 (159). М., 2011.

3. Журавель А. В. О школе И. Я. Фроянова: размышлениия о будущем. URL: http://www.hrono.ru/statii/2003/ shkola.html.

4. Юбилей слависта // Studia Slavica et Ва1сашса Ре&ороШала. 2008. №1(3). СПб., 2008.

5. Дворниченко А. Ю. Кафедра истории России с древнейших времен до XX века // Исторический факультет Санкт-Петербургского университета. 1934-2004: Очерк истории. СПб., 2004.

6. Петров А. В. Первый юбилей Андрея Юрьевича Дворниченко // S1avica et Ba1canica Petropo1itana. 2008. №1(3). СПб., 2008.

7. Журавель А. В. С. В. Юшков - наш современник // Сборник РИО. Т. 6 (154). М., 2003.

8. Журавель А. В. О возникновении новгородского посадничества // Сборник РИО. Т. 8 (156). М., 2003.

9. Журавель А. В. Суточный счет в средневековой Руси // Сборник РИО. Т. 9 (157). М., 2003.

10. Журавель А. В. Новый Герострат, или у истоков «модерной истории» // Сборник РИО. Т. 10 (158). М., 2006.

11. Журавель А. В. «Аки молниа в день дождя». М., 2010. Кн. 1-2.

А.В. Журавель, редактор

1 Все эти перлы размещены на двух страницах небольшого текста! [1. С. 140-141].

2 Курсив А.В. Петрова.