Научная статья на тему 'Первый юбилей Андрея Юрьевича Дворниченко'

Первый юбилей Андрея Юрьевича Дворниченко Текст научной статьи по специальности «Всеобщая история»

CC BY
74
29
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
A. YU. DVORNICHENKO / СЛАВИСТИКА / ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ / ИСТОРИОГРАФИЯ / А. Ю. ДВОРНИЧЕНКО

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Петров Алексей Владимирович

Статья посвящена 50-летнему юбилею профессора А. Ю. Дворниченко заведующего кафедрой истории России и декана исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Автор рассматривает профессиональные достижения ученого-слависта.

The first jubilee of Andrey Yurievich Dvornichenko

The article is devoted to the 50-year jubilee of Professor Andrey Dvornichenko. The author describes professional achievements of this Slavonic scholar.

Текст научной работы на тему «Первый юбилей Андрея Юрьевича Дворниченко»

Мифологическая организация массового сознания и эгалитарное общество

ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИКИ

УДК 130.12

Р.О. Исаев *

МИФОЛОГИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ МАССОВОГО СОЗНАНИЯ И ЭГАЛИТАРНОЕ ОБЩЕСТВО

В статье анализируется роль мифа в организации современного общественного сознания. На основании изучения элементов Декларации независимости США получает обоснование гипотеза о функционировании специфической модели мифологической организации сознания в эгалитарном обществе.

Ключевые слова: миф, общество, массовое сознание, эгалитаризм, Декларация независимости США.

Для современного массового сознания характерен вопрос: каковы причины появления условий для мифологической трансформации сознания? С целью ответа на этот вопрос предложим гипотезу исследования: мифологическая организация сознания в современном обществе дает возможность игнорировать сложные явления социальной действительности, «покрывать» их распространенными интерпретациями и формами организации действия. В этом смысле современное общественное сознание воспроизводит одну свою историческую особенность — противопоставление науки мифологии. В контексте обоснования выдвинутой гипотезы необходимо обосновать и дополнительную гипотезу: эгалитаризм, а вовсе не безграмотность, способствует современной практике мифологизации общественного сознания.

Обратимся к комплексу доказательств для указанных выше гипотез. В качестве «рабочего» определения мифа предлагается истолкование такового как фундаментального, не требующего подтверждения допущения. Используя средства образного выражения, можно сказать, что мифология современного общественного сознания — это его карцер, охраняемый тремя джиннами — потреблением, деньгами и духовным прагматизмом. Это утверждение мы относим исключительно к эгалитарному обществу.

Что же это за общество? Термин «эгалитарный» не получил широкого распространения, поэтому исследователи предпочитают апеллировать

термином «индивидуализм». Известный ученый Токвиль пишет в этой связи: «Индивидуализм — это недавнее выражение, порожденное новой / демократической/ идеей. Наши отцы знали только эгоизм. Эгоизм — это страстная и преувеличенная любовь к самому себе, которая ведет человека к тому, чтобы направлять все к единственной цели, к самому себе и всему прочему предпочитать себя. Индивидуализм — есть разумное и спокойное ощущение, которое располагает каждого гражданина к самоизоляции из массы себе подобных и удалению в сторону вместе со своей семьей и друзьями; и, создав таким образом маленькое /эгалитарное/ общество для собственного употребления, он охотно предоставляет большое общество самому себе» [1, с. 105, 106]. Современный исследователь Луи Дюмон указывает на Ток-виля как на пример исследователя сходных по структуре типов общества: сословно-стратового и эгалитарного. Только при таких условиях можно получить черты эгалитарного общества: «Вся вторая часть «Демократии в Америке» является конкретным рассмотрением последствий равенства статусов во всех сферах. Именно то, что Токвиль смотрит на эгалитарное общество с симпатией и любопытством, все еще сохраняя в памяти аристократическое общество, с которым он еще до некоторой степени связан, позволяет ему нарисовать его детальный портрет, а иногда, как теперь понятно, пророческий. Ему кажется, что особенности нового общества находятся в оппозиции по

* © Исаев Р.О., 2013

Исаев Роман Олегович (romanceisaev@gmail.com), кафедра международных отношений Самарского государственного университета, 443011, Российская Федерация, г. Самара, ул. Акад. Павлова, 1.

отношению к характеристикам его предшественника. Благодаря этому <...> Токвиль выполняет задачу социологии в некотором смысле более глубоко, чем многие последующие авторы, которые уже не могут выйти за рамки эгалитарного общества» [2, с. 40].

В рамках данной статьи предстоит доказать следующий тезис: эгалитарное общество в структуре семейной организации — это и есть причина и следствие устойчивой мифологической организации сознания в странах классической демократии. В качестве определяющих причин эгалитарное общество посредством структуры семейной организации определяет индивидуальное мифологическое сознание. В качестве следствия семейная организация эгалитарного общества выступает в силу совмещения идеологии и мифологии в показательном утверждении возможностей равенства — как ценностной основы массового сознания.

Поскольку исторический метод предполагает опору на официальные документы, предположим, что содержание мифологического массового сознания современных американцев восходит к Декларации независимости. Надо оговорить, что в момент ее оглашения и принятия — 4 июня 1776 г. — Декларация независимости, разумеется, не решала задач по формированию мифологического сознания граждан Америки. Напротив, этот документ знаменит тем, что в нем в открытой форме излагались новые принципы жизни единого молодого народа, делалось заявление об автономии США от лица всех граждан. Духоподъемная сила этого текста ощущается через столетия.

Тем не менее, в рамках решения поставленных задач рассмотрим несколько сюжетов из этого документа. В частности, можно предположить, что сильный антимонархический тезис: «...все люди сотворены равными, и все они одарены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью» является одной из посылок для отрицания оснований происхождения, способностей, доступа к общественным благам [3]. С учетом дальнейшего развития промышленного производства и рынка в США можно констатировать, что этот тезис утверждал всеобщее равенство в отношении производства и потребления. Эта интенция общественного сознания уже обеспечивала поворот к мифологизации, поскольку все последующие реалии существования граждан США были сложнее этого, безусловно, жизнеутверждающего тезиса.

В контексте последующего обоснования выскажем тезис, что содержание (и проблемы) мифологической организации массового сознания возникают в аспекте объединения и пересечения двух

идейных множеств: 1) оснований гражданской позиции типичного американца и 2) классических ценностей семейной организации. Раскрытая характеристики первого множества — оснований гражданской позиции типичного американца, — нужно отметить его историчность и документи-рованность. Во-первык, Конституция США, принятая в 1787 г., ставила собою задачи не только образования «совершенного союза», но, в первую очередь, содействия всеобщему благоденствию и закрепления блага свободы за народом Америки и его потомками. В течение 21 года каждый штат по своему усмотрению мог «ввозить», увеличивать и расширять состав своего населения, исходя из национальный:, семейныгх, религиозных и прочих оснований; «однако могут быть установлены на такой ввоз налог или пошлина, не превышающие десяти долларов за каждое лицо» [4, с. 213, 214]. В первой принятой Конституции исключалась возможность стратификации или гонений на инакомыслящих граждан США: «Ни один билль об опале или закон, имеющий обратную силу, не должны приниматься». Не могут быть пожалованы Соединенными Штатами какие-либо дворянские титулы; и ни одно лицо, которое получает доход или почетную должность, учрежденную Соединенныши Штатами, не может без согласия Конгресса принять какой-либо подарок, содержание либо титул, какими бы они ни быии, от какого-либо короля, князя или иностранного государства» [4, с. 213, 214]. В контексте данного исследования важно, что первые десять поправок (Билль о правах), которые очерчивают личные права и свободы граждан (включая ношение оружия), быши ратифицированы уже через четыре года — 15 декабря 1791 г. Они составили фундамент гражданских прав человека в США, действующий до сих пор.

Кроме того, в основание гражданской позиции типичного американца легла предпринимательская деятельность. Остановимся подробно на этом вопросе. Распространенной версией развития предпринимательства в США является его индивидуалистическая трактовка. Вполне возможно, что в период первоначального освоения территорий и противопоставления взглядов Гамильтона и Джефферсона такое понимание отношения граждан Америки к формированию их частного дохода бышо справедливыш. Однако промышленный бум, наступивший после гражданской войны, и, в особенности, признание в 1819 г. за корпорациями правового статуса юридического лица указывают на то, что отношения между гражданами США и предпринимательской деятельностью становятся системными. Что это означает? Корпорации в США вводятся в качестве интегративной предпринимательской позиции (как основное юридическое лицо) в силу необходимости си-

стемного привлечения средств граждан в развитие промышленности и для ограничения влияния штатов на экономику публичного сектора, — базовую экономику страны. К концу XX в. в США насчитытается более 2 млн предпринимательских корпораций (акционерныгх обществ). На первое место среди штатов, имеющих либеральное законодательство о корпорациях, выгходит штат Делавэр. Из 500 корпораций-гигантов США 200 зарегистрированы в этом штате. Привлекательным для корпораций в законодательстве Делавэра является то, что оно предусматривает широкие возможности для распределения прибышей и вытлаты1 дивидендов.

Необходимо отметить, что системным отношением между гражданской позицией и эффек-тивныш предпринимательством является тот факт, что огромное количество жителей США являются: а) работниками корпораций; б) розничными или миноритарными акционерами. Доходы граждан США напрямую связаны с деятельностью корпораций и (или) с непосредственной занятостью в их структуре. Гражданские имущественные права миноритариев во многих штатах (в том же Дэлавере) защищает специальный суд — Суд справедливости (Chancery Court) — на основе специального законодательства, не только осуществляемого, но и разрабатытаемого в штате. Апелляционной инстанцией является Верховный суд штата (Supreme Court). Осуществление принципа «справедливости в отношении к меньшинству» при рассмотрении законности сделок является примером отношений между гражданином, основной предпринимательской структурой (акционерным обществом) США и властями штата. Возвращаясь из реалий современной экономики к теме нашего исследования, сделаем следующий промежуточный вывод: в множестве оснований гражданской позиции типичного американца ведущими характеристиками являются свобода, активность, справедливость, благосостояние, защищенность (в названной последовательности).

Теперь ответим на вопрос, какое отношение имеет все вышеперечисленное к мифологическому устройству массового сознания в эгалитарном обществе? Дело в том, что все характеристики гражданской позиции, исторически заданные Декларацией независимости и конституцией США, являются характеристиками индивида, а не общества. Это утверждение не покажется странныш, если вспомнить, что первыши колонистами в Северной Америке быши авантюристы, чей субъективизм, отчаяние, отвага и жажда наживы сделали освоение территории Америки столь быютрыш и эффективным. В отношении индивида идеи свободы, активности, справедливости, права на за-щищенносты и благосостояние (как следствие личного действия) являются «легитимными». Однако

при переносе на целое общество вышеназванный основания становятся мифом, поскольку даже в справедливом обществе США люди не рождаются равными, следовательно, способныши одинаково реализовать предоставляемые возможности. Иллюстрации этой точки зрения широко представлены в работах американского философа русского происхождения Айн Рэнд. Надо отметить, что ее критика мифологической конструкции эгалитарного общества является выстраданной позицией, поскольку Рэнд всегда боролась за права человека-созидателя в индустриальном обществе. В сборнике критических статей «Возвращение примитива», вышедшем впервые в 1971 г., названный автор отделяет идею эгалитаризма от того, как она используется (в частности, левыш движением): «Эгалитарность означает веру в равенство всех людей. Если принимать слово равенство в серьезном или разумном смысле, крестовыш поход за эту веру начался около века назад или даже раньше: Соединенные Штаты Америки превратили ее в анахронизм, создав систему, основанную на принципе личных прав. «Равенство» в гуманитарном контексте — это политический термин: он означает равенство перед законом, равенство в фундаментальных, неотчуждаемый: правах, которыми каждый человек наделен от рождения в качестве человеческого существа и которые не могут быть отменены или ограничены любыши со-зданныши человеком институтами, такими как наследственные дворянские титулы или разделение людей на касты. С появлением капитализма кастовая система быша разрушена, в том числе институты аристократии, рабства или крепостничества» [5; 6]. С точки зрения Айн Рэнд, сама идея эгалитаризма выступает в функции мифологической организации, поскольку вводится как отвлекающая человека от участия в реальном производстве, от борьбы за реализацию личных способностей и от подтверждения прав личности и поворачивающая его сознание в сторону любви и братства людей друг к другу: «Но не этот смысл вкладывают в понятие равенства «альтруисты». Они превратили это слово в антиидею, используя его для обозначения не политического, а метафизического равенства — равенства личныгх свойств и качеств, независимо от природных задатков или личного выбора, деятельности или характера. Они намерены бороться не с созданныши человеком институтами, а с природой, то есть, с реальностью, с помощью институтов, созданный: человеком» [5; 6].

Мы подробно остановились на аргументах современного американского автора Айн Рэнд, поскольку они иллюстрируют новую особенность мифологической организации. Как известно, к базовым характеристикам мифа относятся: «повторяемость», «ирреальность», «эстетическая

уникальность», «сюжетная самодостаточность», «трагичность», «функция замещения реальности». Теперь можно утверждать, что мифологическая организация — это не явление (или структура сознания), а особый процесс. Этот процесс запускают культурные основания, объективирующие социальную организацию в одной исторической ситуации, например, образование новой системы общественных отношений в рамках вновь осваиваемых территорий. Затем, с течением времени, названные культурные основания становятся анахронизмом. Мифологическая организация возникает в другой_исторической ситуации, вернее, в двух ее вариантах: 1 — когда культурные анахронические основания не проблематизируются ни при каких обстоятельствах; 2 — когда эти основания, например, «эгалитарность», используются в перевернутом виде, как правило, для прихода к власти различных политических сил. Отметим, что мифологическая организация общественного сознания в США складывалась по первому варианту ситуации — как принципиальное отсутствие проблематизации эгалитарных оснований. Можно «вывернуть» ситуацию наизнанку и сказать: эгалитарное общественное устройство является косвенным доказательством эффективности американского образа жизни (и его идеологии).

Американскую семью можно рассматривать как эффективную идеологическую форму организации эгалитарного общества. В этой связи закономерен вопрос о функциях семьи в поддержании мифа об эгалитарном обществе в самом этом обществе. Рассмотрение этого вопроса необходимо начать с анализа источников. Отметим, что имеющиеся современные исследования американской семьи носят не исторический, а морфологический характер. В частности, Дуглас Бешаров указывает, что отношения в американской семье зависят от уровня дохода (высокий, средний, низкий), и фиксирует выпадение среднего звена в организации внутрисемейных отношений (старшее — среднее — младшее поколение) в случае неполных семей.

Задача данной статьи предполагает ответ на вопрос, что в настоящее время а) воспроизводит и б) транслирует эгалитарная семья. На первый вопрос американские психологи и социологи дают очевидный ответ: как и во все времена, как и все другие формы семейной организации, эгалитарная американская семья несет функцию воспроизводства населения. И, судя по всему, неплохо с этим справляется за счет, правда, испаноговорящих семей и семей азиатского происхождения (по количеству воспроизводящегося населения) и за счет формирования новых психологических механизмов во внутрисемейных отношениях и удержания уровня благосостояния (по качеству насе-

ления). Сложнее ответить на вопрос о том, что же транслирует семья в эгалитарном обществе, поскольку именно этот вопрос указытает на характер ценностей и культурную специфику как семьи, так и общества. В научных источниках ответа на этот вопрос в чистом виде пока нет, поскольку это вопрос системный и проанализировать его можно лишь в ситуациях конфликтов и противопоставлений различных общественных систем.

Именно поэтому в заключительной части исследования обратимся к отечественной практике. В конце 2012 г. в России в Госдуму быш внесен законопроект № 186614-6, одна из поправок к которому запрещает гражданам США усышовлять российских детей. Закон «О мерах воздействия на лиц, причастныгх к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации» быш подписан Президентом РФ В.В. Путиным и вступил в действие с 1 января 2013 г.

В настоящее время ситуация с ограничением на усышовление российских детей американскими семьями (в отличие от французских и прочих семей) широко обсуждается в СМИ. В контексте данного исследования важна не многосторонняя коммуникация по поводу того, где будет лучше российским детям и как это практически организовать, — это вопрос законодательной и касается исполнительной власти. В отечественный: СМИ обсуждается вопрос, зачем американцы усышов-ляют детей из России. Стоит уточнить, что усыновление иностранных детей американскими семьями началось после Корейской войны (сентябрь-ноябрь 1950 г.). Естественно, опросить тех первых приемныгх родителей уже невозможно. Однако можно предположить, что тогда функция усыновления быша компенсаторной, служила оправданием конфликта перед будущими поколениями. Но вот что интересно: США с Россией не воевали, хотя быш длительный период холодной войны. Но современные родители-усышовители в нем точно не участвовали. Поэтому так ценны ответы на вопросы тех американских усышовите-лей, которые в 90-е гг. быши обмануты нечистоп-лотныши постреформенныши дельцами с обеих сторон и получили больныгх детей, некоторые из которыгх погибли еще до ввоза в США. Сам факт страдания, думается, исключает неискренность, и ответ на вопрос, зачем этим людям русские дети, можно считать объективным. Все они отвечали одинаково: «Мы хотели дать русским детям часть самого благополучного в мире образа жизни, поделиться с ними частью Америки». Другой вопрос, что реально происходило с детьми из России, в частности, если они попадали в семьи ре-лигиозныгх фундаменталистов. В этих ситуациях

система адаптации и воспитания явно не демонстрировала «лучшую» часть Америки, но религиозные вопросы остаются повсеместно вне светской компетенции.

Описанная выше политическая ситуация имеет большее значение для перспективы международных отношений России и США. Тем не менее, она позволяет понять, что идея «самого благополучного в мире» образа жизни для эгалитарной американской семьи является отнюдь не иде-ологемой, а собственно культурой. Усыновление иностранных детей является абсурдной попыткой утверждения этой культуры на материале детей стран, где «благополучие» культурой не признается и не является. В этом смысле ситуация с усыновлением иностранных детей показывает, что рядовые, так сказать, аполитичные семьи США никогда не выходят за пределы экономически фундированной мифологизации о тотальном преимуществе американского образа жизни перед другими цивилизационными вариантами. С точки зрения заявленной темы исследования, мифологическая организация и эгалитарное общество

Америки находятся сегодня в замкнутыгх отношениях, где миф о самом благополучном общественно-экономическом устройстве потребляется самим этим устройством.

Библиографический список

1. Токвиль А. Демократия в Америке. М.: Прогресс, 1992. 554 с.

2. Дюмон Л. Homo hierarchicus: опыт описания системы каст. СПб.: Евразия, 2001. 480 с.

3. Декларация независимости Соединенных Штатов Америки. 4 июля 1776 // Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVII—XIX. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1957. С. 378-381.

4. Жидкова О.А. Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательство. М.: Прогресс-Уни-верс, 1993. 768 с.

5. Рэнд А. Возвращение примитива: Антииндустри-альная революция. М.: Альпина паблишер, 2011. 367 с.

6. Сорочайкин А.Н. Homo economicus периода постиндустриального капитализма // Основы экономики, управления и права. 2012. № 3(3). С. 104-107.

R.O. Isaev * MYTHOLOGICAL ORGANIZATION OF MASS CONSCIOUSNESS AND EGALITARIAN SOCIETY

The article examines the role of myth in the organization of contemporary social consciousness. On the basis of elements of the Declaration of Independence of the U.S. hypothesis about the functioning of a specific model of mythological organization of consciousness in an egalitarian society receives justification.

Key words: myth, society, mass consciousness, egalitarianism Declaration of Independence of the U.S.

* Isaev Roman Olegovich (romanceisaev@gmail.com), the Dept. of International Relations, Samara State University, Samara, 443011, Russian Federation.