Научная статья на тему 'Первые многослойные стоянки олдованской культуры в Крыму: геология, археология, палеоэкология'

Первые многослойные стоянки олдованской культуры в Крыму: геология, археология, палеоэкология Текст научной статьи по специальности «Геология»

CC BY
132
22
Поделиться
Ключевые слова
Крым / олдован / эоплейстоцен / морская терраса / чопперы / пики / прибрежно-морская адаптация.

Аннотация научной статьи по геологии, автор научной работы — А. Л. Чепалыга, Н. К. Анисюткин, Т. А. Садчикова

Олдованские стоянки Коз, Эчки-1 и Аслан расположены на Ю-В берегу Крыма между Судаком и Карадагом. Четыре культуросодержащих слоя стоянки Коз залегают в четырех галечниковых пачках прибрежно-морского генезиса VIII Манджильской террасы с высотой поверхности около 100 м абс., примерно посредине террасовой лестницы, общей высотой около 200 м. Литологические и геохимические характеристики тонкозернистых пачек близки к лагунно-морским фациям морского бассейна каспийского типа (гурийский солоновато-водный бассейн). Каменные орудия представлены разнообразными чопперами, пиками, скребками, ножами, билл-хуками, проколками и др. Этот набор характерен для развитого олдована. Возраст – поздний эоплейстоцен. Вместе с другими многослойными стоянками выделяется новый Южно-Крымский геоархеологический ареал олдованской культуры.

FIRST MULTI-LAYER OLDOWAN SITES IN THE CRIMEA: GEOLOGY, ARCHAEOLOGY, PALAEOECOLOGY

Oldown sites Koz, Echki-1 and Aslan are located at the SE Crimean coast between Sudak and Karadag. Four artifactbearing layers of the Koz site lay in four gravel beds of marine coastal origin in the VIII Mandzhil Terrace at an altitude of 100 m a.s.l., which is about the middle of the total terrace staircase some 200 high. Lithological and geochemical characteristics of fine-grained beds are similar to that of marine lagoon facies of the Caspian-type basin (the Gyrinian brackish basin). Stone tools include various choppers, pikes, scrapers, khives, bill-hooks, awls, etc. Such set is typical for mature Oldowan. Age is the late Eopleistocene. Taken together with other multi-layered sites is recognized as the new South Crimean geoarchaeological area of the Oldowan.

Текст научной работы на тему «Первые многослойные стоянки олдованской культуры в Крыму: геология, археология, палеоэкология»

БЮЛЛЕТЕНЬ КОМИССИИ ПО ИЗУЧЕНИЮ ЧЕТВЕРТИЧНОГО ПЕРИОДА

№ 74, 2015 г.

ПЕРВЫЕ МНОГОСЛОЙНЫЕ СТОЯНКИ ОЛДОВАНСКОЙ КУЛЬТУРЫ В КРЫМУ: ГЕОЛОГИЯ, АРХЕОЛОГИЯ,

ПАЛЕОЭКОЛОГИЯ

А.Л. Чепалыга1, Н.К. Анисюткин2, Т.А. Садчикова3

'Институт географии РАН, Москва; tchepalyga@mail.ru 2Институт истории материальной культуры РАН, Санкт-Петербург; nkanis@mail.ru Теологический институт РАН, Москва; tamara-sadchikova@yandex.ru

Олдованские стоянки Коз, Эчки-1 и Аслан расположены на Ю-В берегу Крыма между Судаком и Карадагом. Четыре культуросодержащих слоя стоянки Коз залегают в четырех галечниковых пачках прибрежно-морского генезиса VIII Манджильской террасы с высотой поверхности около 100 м абс., примерно посредине террасовой лестницы, общей высотой около 200 м. Литологические и геохимические характеристики тонкозернистых пачек близки к лагунно-морским фациям морского бассейна каспийского типа (гурийский солоновато-водный бассейн). Каменные орудия представлены разнообразными чопперами, пиками, скребками, ножами, билл-хуками, проколками и др. Этот набор характерен для развитого олдована. Возраст - поздний эоплейстоцен. Вместе с другими многослойными стоянками выделяется новый Южно-Крымский геоархеологический ареал олдованской культуры.

Ключевые слова: Крым, олдован, эоплейстоцен, морская терраса, чопперы, пики, прибрежно-морская адаптация.

Из истории открытия олдованских стоянок в Крыму

Первые сведения о древнейших ранне-палеолитических галечных орудиях в Крыму появились еще в 70-80-е годы прошлого века - это находки А.А. Щепинского [Щепинский, Клюкин,

1989] в Эчки-Даге [Щепинский, Клюкин, 1992; Клюкин и др., 1990; Природа Кара-Дага, 1990]. Другой район находок - окрестности Ялты: Га-спра, Артек и др. [Жук, 1994, 1997; Степанчук, 2006]. Здесь тоже нет ни отложений, ни культурного слоя.

Основные находки галечных орудий были описаны из Эчки-Дага на поверхности террасовид-ных площадок, подобных «Большим столам» Н.И. Андрусова [1912] в Судаке с высотой от 70 до 220 м абс [Чепалыга, 2016] (рис. 2, а). Они выявлены в отложениях современной почвы [Клюкин и др.,

1990]. Что касается культуросодержащих отложений, то они не были обнаружены, т.к. считалось, что эти террасы делювиально-пролювиальные и молодые, связанные с педиментацией склонов в последнюю ледниковую эпоху.

Идея-фикс об отсутствии террасовых отложений и культурных слоев и, как следствие, невозможность проведения раскопок, а только поверхностных сборов подъемного материала, препятствовала более глубокому изучению и постановке археологических раскопок. В итоге открытие многослойных олдованских стоянок было задержано на 30-40 лет.

Новый толчок для изучения древнейшей га-лечниковой культуры был получен после открытия несомненных олдованских стоянок восточнее Крыма, на Северном Кавказе, причем в непосредственной близости к Крыму. Это - серия стоянок на Таманском полуострове, таких, как Синяя балка (Богатыри), Родники и Кермек [Щелинский, 2014], и в Дагестане - Айникаб, Мухкай и др. [Амирханов, 2007].

Стало выясняться, что олдованцы могли мигрировать в Крым с Кавказа. Наконец, были открыты олдованские стратифицированные стоянки и западнее Крыма [Чепалыга, 2012] в долине Днестра (Байраки, Крецешты, Дубоссары-2), а также в долине Дуная, где была раскопана многослой-

ная стоянка Козарника ^гакоу et а1., 2010]. На основе этих данных была выдвинута гипотеза о Северо-Черноморском коридоре миграций олдо-вансикх племен с Кавказа и Тамани через Крым в Северное Причерноморье, и далее по долинам Днестра и Дуная в Европу [Чепалыга, 2012, 2016; Чепалыга и др., 2015; ЗДера^а, 2014].

Но между олдованскими стоянками Тамани и долины Днестра и Дуная находится Крым, где находки галечной культуры не были стратифицированы, датированы и были слабо изучены. Возникла идея найти и изучить олдованские стоянки в Крыму, в первую очередь на его Южном берегу, где уже были описаны подъемные материалы. Был составлен и подан международный российско-украинский проект РФФИ и ДФФД «Междисциплинарные исследования раннепалеолитических стоянок Украины и юга России: археология, геология, хронология, реконструкция палеосреды и миграций древнейших гоминид», под руководством

A.Л. Чепалыги и известного украинского археолога В.Н. Степанчука (грант № 13-06-90427).

В 2013 г. мы провели совместные успешные раскопки стоянки Байраки на Днестре с 6-7 культурными слоями, из них Ш-УП слои с олдован-скими орудиями (несколько сотен предметов). В IV слое была открыта и раскопана уникальная вымостка-выкладка из частично обработанных каменных блоков. В 2013 г. Н.К. Анисюткиным,

B.Н. Степанчуком и А.Л. Чепалыгой открыта новая олдованская стоянка Крецешты и собраны десятки артефактов.

На волне этих успехов на 2014 год была запланирована в рамках совместного проекта РФФИ-ДФФД совместная экспедиция для разведок и раскопок олдованских памятников на Южном берегу Крыма, ориентировочно в район Эчки-Дага. Организаторами Крымской экспедиции должны были выступить украинские археологи под руководством В.Н. Степанчука, однако эти исследования не состоялись.

Экспедиция в Крыму в 2014 г. проведена только силами российского коллектива проекта. Полевые работы были начаты в июне с рекогносцировок на классических морских стратотипах Керченского полуострова (м. Чауда, м. Карангат, оз. Узунлар, оз. Тобечик - Эльтигенский разрез). Ставилась задача найти хотя бы один разрез террасовых отложений, где можно было поискать артефакты. Причем искать надо на высоких террасах, с достаточно древними, желательно эоплейстоценовыми отложениями. А сверхзадачей было - найти серию террасовых разрезов с артефактами и построить систему датированных террас. И тем самым получить возможность для прослеживания путей и времени первого появления человека, эволюции

первых поселенцев Крыма и первичного заселения Европы.

14 июня 2014 года наша экспедиция в составе руководителя А.Л. Чепалыги, двух крымских геологов - Валерия Петрука, Сергея Ковальчука и водителя прибыла в район Карадагского заповедника для изучения террас Эчки-Дага, где уже были известны местонахождения галечной культуры с чопперами и др. артефактами (подъемный материал). Однако на имеющемся у нас транспорте эта попытка не удалась из-за низкой проходимости. Тогда решили попробовать достичь террас Эчки-Дага с другой стороны - с запада, со стороны речки Коз. Но и эта попытка оказалась безуспешной по причине отсутствия дороги. Однако, в самом селении Коз (Солнечная долина) было замечено в стенках карьера переслаивание галечников с глинистыми алевритами. Это оказалось большой удачей: в первый же день поисков в самом неожиданном месте, где никто никогда не находил артефактов и террасовых отложений, удалось сразу найти террасовую толщу мощностью до 12-13 м. Тут же появилась надежда на древние артефакты, они не заставили себя ждать. На следующий день в галечных пачках было найдено несколько чопперов и орудия типа скребков и пик, приуроченных к четырем культуросодержащим уровням галечников.

Вдобавок - еще одна удача. Терраса оказалась высокой, около 100 м абс, а значит достаточно древней, вероятно, эоплейстоценовой. Для сравнения недалеко отсюда на мысе Чауда стратотип морской чаудинской террасы имеет высоту 22 м абс, а ее возраст около 0,5-0,6 млн лет. Так что наша стоянка Коз может быть около миллиона лет. Теперь это УШ Манджильская терраса позднего эоплейстоцена, выделенная еще Н.И. Андрусо-вым [1912].

Итак, первая в Крыму стратифицированная олдованская стоянка Коз была открыта А.Л. Чепалыгой 15 июня 2014 г. [^ера^а, 2014]. В конце года (октябрь, 2014) удалось провести экспедицию в Эчки-Даг, где была открыта еще новая многослойная олдованская стоянка Эчки-1 в отложениях 17-метровой мощности той же VIII Ман-джильской 100-метровой террасы.

В результате дальнейших исследований было обнаружено более десятка новых стратифицированных местонахождений и стоянок в отложениях различных эоплейстоценовых террас (рис. 1). Также был собран обширный материал для разработки стратиграфии и геоархеологии выявленных культурсодержащих слоев. Была разработана концепция Северо-Черноморского коридора миграции из Азии в Европу, как пути первичного заселения Европы в эоплейстоцене.

Рис. 1. Расположение стоянок и местонахождений олдованской культуры.

А - стоянка Коз; Б - стоянка Эчки; В - местонахождение (стоянка) Аслан

В октябре 2014 г. эти результаты были доложены на секции «Первичное заселение Европы» XVII Международного археологического конгресса в г. Бургос (Атапуэрка), Испания [^ера^а 2014], и получили одобрение и поддержку со стороны крупных археологов и палеонтологов Европы: Эмилиано Агирре, Анри и Марии-Антуанетты де Люмлей и др.

На основе полученных материалов был разработан и поддержан фондом РФФИ новый проект № 16-06-00514 «Геоархеологические исследования олдованских стоянок юга России для реконструкции путей первичного заселения Европы по Северо-Черноморскому коридору», руководитель А.Л. Чепалыга.

Геология

В результате ревизии террас Судака было выделено 12 морских террас, из них шесть эоплей-стоценовых [Чепалыга, 2016].

VIII Манджильская терраса с олдованской стоянкой Коз, выделенная Н.И. Андрусовым [1912] и ревизованная нами [Чепалыга, 2016] за-

нимает центральное место в террасовой системе Судака. Из 12 террас - это самая низкая (100 м абс) и, вероятно, самая молодая из эоплейстоце-новых террас, возраст - верхний гурий.

Описание разреза Коз

Разрез морских террасовых отложений расположен на левом берегу речки Коз в 1 км ниже ее выхода из гор и в 4 км от моря, координаты Ж4°52'21.08"С \ Е35° 6'24.44"В, на 100-метровой террасе с грубо-галечной поверхностью в стенке глиняного карьера в центре селения Солнечная долина (Коз) Судакского района (рис. 2).

Под маломощной каштановой почвой залегают следующие слои.

1. Галечник рыхлый, грубый, несортированный, неслоистый - мощность 1,0-2,0 м. В нем найдены артефакты I культуросодержащего слоя.

2. Алевриты и пески, серо-желтые, неслоистые - мощность 2,5 м.

3. Валунно-галечная пачка грубых несортированных пород - мощность 0,8-1,0 м.

Рис. 2. Разрез террасовых отложений стоянки Коз. Литологическая колонка, места отбора образцов, результаты гранулометрического анализа, карбонатность пород, культурные слои с артефактами.

К этой пачке приурочены артефакты II культу-росодержащего слоя.

4. Алевриты и пески желто-серые, неслоистые - мощность 2,3-2,5 м.

5. Валунно-галечная пачка грубых несортированных обломочных пород - мощность 1,0 м. Содержит артефакты третьего культурного слоя с большим количеством орудий.

6. Алевриты глинистые желто-серые и пески -мощность 1,8 м.

7. Щебнисто-галечная пачка с валунами, несортированная, неслоистая, рыхлая - мощность 0,2-0,3 м. Представляет собой IV культуросодер-жащий слой с артефактами.

8. Алевриты глинистые желто-серые, плотные, неясно слоистые, с железистыми прослоями - видимая мощность 1,2 м.

9. Внутри алевритовой пачки - тонкий галечный прослой мощностью 0,1-0,2 м.

10. Алевриты, аналогичные слою 8.

Цоколь террасовых отложений не виден.

Общая видимая мощность осадков VIII террасы - более 13 м, максимальная среди других террас Судака, но здесь террасовые отложения вскрыты не полностью. В соседнем разрезе стоянки Эчки-1 (см. ниже) мощность террасовых отложений достигает 17 метров.

Литология: структуры, текстуры и состав алевритовых пачек террасовой толщи

Ниже приводится описание песчано-глинисто-алевритовых осадков разреза, исключая галечни-ковые горизонты (слои 2, 4, 6, 8, 10), состав которых известен как достаточно однообразный, представленный местными изверженными (андезито-базальты, кератофиры, трассы и др.) и уплотненными осадочными (кварцитовые песчаники, аргиллиты, алевролиты, карбонаты и др.) породами [Карадаг заповедный, 2012]. Изучение алевритов осуществлялось визуально, микроскопически (в шлифах в проходящем свете), минералогически (с целью обнаружения аутигенных новообразований и определения состава глин), геохимически (на содержание остаточного иона С1).

Слой 1. Обр. 1. Алеврит темно-серый, глинистый, известковистый, плотный, слоистый, с единичными зернами кварцевого песка, микроконкрециями Fe-Mn состава, глинисто-карбонатными и железооксидными стяжениями, фауной разной степени сохранности (обломки раковин моллюсков, фораминиферы явно переотложенного генезиса - затертые, толстостенные, покрытые известковой корочкой; встречены удлиненные формы кремнистых микроорганизмов), отмечено присутствие известковых трубчатых корневидных образований.

Обр. 2-3. Алеврит серый, песчанистый, извест-ковистый, плотный, с примесью песчаных зерен (кварц, кремнистые породы, роговая обманка и др.), часто в глинистых «рубашках» (слабо промытые); отмечено обилие Fe-Mn-микроконкреций, фауны разной степени сохранности (микрофауна фораминифер и остракод с глинистым заполне-

нием камер, вероятно, переотложенная; обломки крупных створок моллюсков); встречены игольчатые известковые формы - возможно, фрагменты известковых водорослей.

Видимая мощность слоя - до 1,5 м.

Слой 3. Обр. 5. Алеврит буровато-серый, глинистый, известковистый (с кальцитом разной генерации: пелитоморфной примесью в глинистой массе и скоплениями кристаллических новообразований), горизонтально тонкослоистый, с незначительной примесью неокатанных и слабо окатанных зерен песка (преобладающе - кварцевого), с обилием раковинного детрита и прочих известковых микроорганизмов.

Обр. 6. Алеврит серовато-бурый, песчано-глинистый, известковистый (с карбонатно-глинистым цементом), с карбонатной фауной (переотложенные раковины фораминифер, обломки раковин моллюсков), известковыми рубчатыми корневидными образованиями.

Мощность 1,0 м.

Слой 5. Обр. 8. Алеврит буровато-серый, глинистый, тонкослоистый, с малой примесью песка (в составе: кварц, кремни, песчаники, карбонатные стяжения, слюдистые сланцы), Fe-Mn-микроконкрециями, раковинным детритом.

Обр. 9. Алеврит темно-серый, песчанистый (кварц, кремни, известняки, песчаники), слоистый, неоднородный, с включениями мелкого углистого аттрита, обломками фауны и известковых трубчатых образований.

Обр. 10. Алеврит темно-серый, глинистый, известковистый, с единичными зернами песка и гальки (кварц, кремни, кварциты, железистые песчаники, изверженные породы среднего состава, известняки), раковинным детритом (моллюски, мшанки и др.), известковыми корневидными трубчатыми образованиями, включениями углистых частиц.

Обр. 11. Алеврит темно-серый, глинисто-песчанистый, с глинисто-известковистым цементом; состав песчаных зерен и прочих включений аналогичен обр. 10.

Мощность 2,0 м.

Слой 7. Обр. 13. Алеврит песчанистый, с обилием карбонатной фауны (в шлифах различимы фораминиферы, крупные створки моллюсков и др.). В отмытой фракции обнаруживается галька, грубый песок разного состава (кварц, кварциты, кремнистые конкреции, серые агаты до 1 мм в поперечнике). Известковые трубчатые образования, раковинный детрит, мелкие угольки.

Обр. 14. Алеврит песчанистый, аналогичный обр.13.

Обр. 15. Алеврит серый, песчанистый, слоистый, с обилием микроконкреций Fe-Mn-оксидов,

раковинным детритом. В отмывках, как и в предыдущих образцах, встречены кварциты (розовые), известковые трубчатые образования отчетливо кристаллические, прозрачные, чистые, не сглаженные, без следов перемыва (явно местные) - вероятно, известковые водоросли. Встречен ау-тигенный гипс в виде лучистых, удлиненных и призматических прозрачных форм.

Мощность около 2,5 м.

Слой 9. Обр. 17, 18. Алеврит песчанистый (либо алевро-песок), слоистый, в составе терри-генных обломков - преобладают зерна кварца, встречены пелитоморфные и кристаллические известняки-ракушечники. В отмывках хорошо видно, что вся фауна переотложенная (сглаженные «зализанные» обломки, нет известковых трубочек т sity, как в описанном ранее слое 7).

Мощность около 2,5 м.

Результаты гранулометрического анализа

Разрез Коз представляет собой толщу ритмично переслаивающихся галечников и алевритов (мощностью более 13 м). Выделяются, по меньшей мере, четыре цикла, или ритма, в которых снизу вверх алевритовые отложения закономерно сменяются галечниками-валунниками полимиктового состава, хорошей окатанности и сортировки, залегающими с размывом (контакт резкий, неровный). Размер валунов достигает нескольких см в поперечнике, в их составе преобладают изверженные породы, также встречены сидериты, местные песчаники, алевролиты, аргиллиты, известняки. Обращает на себя внимание практически полное отсутствие кремней (имеются в виду меловые кремни), которые обнажаются значительно севернее изучаемого разреза. Вероятно, здесь мы наблюдаем прибрежные фации мелководного бассейна с активной волно-прибойной зоной, в которой отлагались галечниковые пляжевые осадки, перекрывающие песчано-алевритовые и глинисто-алевритовые осадки лагуны или удаленной от берега и динамически более спокойной зоны.

Результаты гранулометрического анализа, представленные на графике (рис. 2) показывают ритмичные колебания уровня бассейна, вызывающие смену типов отложений: от мелкотонкозернистых песчано-алеврито-глинистых до грубых валунно-галечниковых. При этом в нижней части разреза (слои 1-5) отмечается больший диапазон зернистости осадков. В преобладающе алевритовой массе от 0,01 до 0,05 мм (60-80% алевритовых частиц) содержание тонкопелито-вой (< 0,001 мм) составляющей достигает 10% и более. В то же время содержание песка (пре-

обладающе средне-мелкозернистого - 0,5-0,1 мм, но со значительным участием и крупногрубозернистой составляющей более 0,5-1,0 мм) завышено до 15-20, а в слое 5, в отдельных прослоях - и до 30 весовых %. В двух верхних циклах разреза (слои 7-10) отсортированность тонкого терригенного материала более совершенная. Можно считать, что слои 7 и 9 почти нацело состоят из мелко-тонкозернистого алевритового осадка (более 80%), содержание глинистой фракции до 5%, средне-мелкозернистых песков - чуть более 10%.

Лучшая сортировка более тонкого материала в субаквальных осадках верхней части разреза может быть результатом либо относительно более спокойных динамических условий осадконако-пления, либо дефицита поступления грубого материала в бассейн (уменьшение поверхностных стоков, либо лучшая задернованность склонов и снижение берегового сноса). Напротив, присутствие крупно-грубозернистых терригенных частиц, как в отдельных прослоях слоя 5, может быть результатом разреженности растительного берегового покрова, например, в более холодные или засушливые периоды времени. О засушливости климата, в частности, свидетельствует наличие аутигенного гипса, отмеченного в кровле слоя 5.

Карбонатность алевритовых осадков в целом достаточно высокая, содержание CaCO3 -21-25%, в единичном случае - более 40%. Присутствие CaCO3 обусловлено, главным образом, наличием карбонатного раковинного детрита, известковых корневидных футляров, обломком известняков и кальцитовой составляющей карбонатно-глинистого цемента. Завышенное содержание CaCO3 закономерно совпадает с кровлей слоя 5, в котором ранее отмечено было обнаружение гипса и высказано предположение о более засушливом климате.

Глинистые минералы

Минералы глин исследованы рентгендифрак-тометрическим методом на установке D8 Advance во фракции < 0,001 мм по стандартной методике изучения глинистых минералов: а) в природном ориентированном препарате, б) насыщенном эти-ленгликолем; в) прокаленном при 550°С (аналитик - инженер-исследователь Е.В. Покровская, Лаборатория физических методов изучения породообразующих минералов ГИН РАН).

В составе глин диагностированы: слюда, каолинит, смешанослойный иллит-смектит (очень тонкодисперсный, неупорядоченный, дающий широкий спектр характеристических пиков на

I I I ■■ -Г 1—1 ~1-1-1-1-1-1-I-1-1-1-1

2.00 Э.0 12.0 16.0 20.0 24.0 28.0 32.0 36.00

Рис. 3. Дифрактограммы состава глинистых минералов (фракция < 0,001 мм) а - природный ориентированный препарат; б - насыщенный этиленгликолем; в - прокаленный при 550°С.

дифрактограмме), незначительная примесь кварца (рис. 3).

Тонкодисперсная неупорядоченная структура иллит-смектита свидетельствует о возможно аутигенном генезисе этого минерала. Из работ А.Г. Коссовской известно, что неустойчивые три-октаэдрические гидрослюды способны преобразовываться, в зависимости от кислотно-щелочных условий среды, через ряд сложных смешанослой-

ных фаз в другие минералы: в лагунно-морской и озерной обстановке формируются смектиты, в морских условиях - глаукониты, в кислой среде торфяных болот - каолиниты [Коссовская, 1963; Коссовская и др., 1964]. Формирование каолинитов в застойных заболачивающихся водоемах вдоль морского побережья отмечено в других публикациях [Тимофеев, Боголюбова, 1998]. В частности, показано, также и эксперименталь-

ным путем, что в кислой среде торфяных болот, при рН 5,0-4,5, происходит разрушение смектита и образование за счет его компонентов минеральной фазы каолинита. При этом не обнаруживается смешанослойных каолинит-смектитовых минералов, поскольку имеет место не замещение смекти-товых слоев каолинитовыми, а растворение смек-тита и образование нового минерала - каолинита [Тимофеев, Боголюбова, 1999].

О чем это может свидетельствовать? О том, что происходило преобразование неустойчивых три-октаэдрических слюд (иллита) в смешанослойный неупорядоченный смектит, который, с течением времени и изменением физико-химической обстановки бассейна, растворился и послужил субстратом для формирования каолинита. Это могло происходить при изменении условий седиментации: от лагунно-морских, озерных водоемов - к заболачивающимся торфяникам, если возможно представить такую смену обстановки в этом месте на берегу Черного моря в олдоване.

Условия среды

Соленость установлена по содержанию остаточного иона С1- в изученных осадках (определение по стандартной методике разложения породы 1% -й азотной кислотой НК03 и титрования 0,1 Н роданистым аммонием NH4 , в присутствии азотнокислого серебра Ag-N0^, аналитик - ведущий инженер Лаборатории химико-аналитических исследований ГИН РАН М.В. Рудченко.

Результаты приведены в табл. 1.

Из опубликованных ранее работ [Ренгартен, 1974; Садчикова, 1981] известно, что содержание

остаточного иона С1- в количестве 0,18% и более соответствует, как правило, соленым бассейнам -в частности, понтическому морскому бассейну. В осадках пресных водоемов этот параметр обычно не превышает 0,02%. Как свидетельствуют полученные в настоящей работе данные (см. табл. 1), алевриты из слоев 1 и 5, содержащие 0,36 и 0,62% С1- соответственно могут быть отнесены к морским осадкам. Можно также предположить, что во втором случае соленость была выше. Близкий по типу разрез Эчки-1, расположенный в 5 км к востоку и соответствующий той же УШ Манджильской террасе, показывает близкие результаты по содержанию С1-: в базальных конгломератах, отражающих начальную фазу трансгрессии, содержание его 0,30-0,50%, что может характеризовать максимальную для этого водоема соленость. Выше по разрезу отмечены низкие содержания С1- - до 0,07%, что свидетельствует о значительном опреснении, связанном с образованием лагуны и разбавлением за счет поступавших пресных речных вод в условиях изолированной или полуизолированной лагуны. Некоторое повышение С1- (до 0,25%) в верхней части разреза Эчки-1 может отражать возрастание солености в условиях вероятного возобновления связи лагуны с открытым морем.

Генезис. Морской генезис террас Судака подтверждается также обнаружением осадков эоплей-стоценового гурийского бассейна солоноватовод-ного типа на Крымском шельфе юго-восточнее г. Алушты [Семененко и др., 1982; Геология шельфа..., 1984]. Судя по составу фауны моллюсков каспийского типа (Digressodacna, Tshaudia и др.), соленость этого бассейна варьировала в пределах от 5 до 15 промилле.

Таблица 1. Содержание остаточного иона С1

№ п/п № образца, глубина м Характеристика образца, место отбора Результат анализа - содержание С1- (%)

К-1 13,0 Алеврит, разрез Коз, УШ Манджильская терраса 0,36

К-9 9,3 - « - 0,62

Э-6 2,8 Алеврит, разрез Эчки-1, УШ Манджильская терраса 0,25

Э-11 5,5 - « - 0,07

Э-19 11,0 - « - 0,07

Э-25 16,0 - « - 0,50

Э-27 16,8 - « - 0,30

Археология

Коллекция из 4-х культуросодержащих слоев стоянки Коз насчитывает более 30 изделий галечной культуры, в основном на гальке или на отщепах.

Состав пород, из которых изготовлены изделия, связан в основном с размывом нижне-средне-юрского флиша, залегающего в цоколе террасовых отложений. Кроме того имеется значительное количество орудий из вулканических пород Карадага, принесенных в свое время вдоль-береговыми течениями. Это андезит-базальты, кератофиры, метаморфизованные туфы, включая цеолит содержащие трассы. Обращает внимание почти полное отсутствие кремневых орудий, т.к. в регионе нет верхнемеловых кремний содержащих отложений. Они расположены значительно севернее (20-30 км), в районе Наниково. В коллекции имеется единственный мелкий тонко обработанный отщеп из кремния, размером около 25 мм (рис. ). Это может быть доказательством его редкости и ценности для обладателя из-за отдаленности источника породы (ближний импорт), а также дополнительным свидетельством его редкости и бережного отношения к нему древнего человека. В других стоянках и местонахождениях кремневые орудия также очень мелкие и редкие, а чаще вовсе отсутствуют.

Ниже приводится краткая характеристика и изображения отдельных изделий.

Стоянка Коз, образец Коз 1-15. Галечное орудие пиковидного типа удлиненной формы,сильно окатанное. Верхний конец имеет крупный скол и забитость от употребления в качестве отбойника. На левой стороне три крупных примыкающих чередующихся скола. Основание широкое подчеты-рехугольное образовано одним крупным сколом со следами более мелких сколов подправки по краям. Материал - серый флишевый песчаник. Размер 114x58x55 мм (рис. 4-1).

Стоянка Коз, образец Коз 2-15. Галечное орудие пиковидного типа на гальке подтреугольной формы с заостренным верхним концом и широким четырехугольным основанием, вероятно уплощенным одним сколом. Верхний конец тупо заостренный с забитостью на конце и с двумя боковыми снятиями. На краях основания - забитость от ударов при использовании в качестве отбойника с обоих концов. Материал - темно серый юрский аргиллит. Размер 112x65x61 мм (рис. 4-2).

Стоянка Коз, образец Коз 3-15. Чоппер заостренный на гальке удлиненной формы. Рабочий край выделен одним крупным сколом и дальнейшей подправкой по краям более мелкой ретушью. Материал - песчаник разнозернистый, серый, флишевый. Размер 83x51x40 мм (рис. 4-3).

Стоянка Коз, образец Коз 4-15. Чоппер, похожий на грубое скребло на расколотой гальке под-треугольной формы. Верхний широкий конец обработан фасетками с уплощенной зубчатой ретушью. Противоположный узкий конец имеет один скол. Размер 73x66x26 мм (рис. 4-4).

Стоянка Коз, образец Коз 1-14. Пик. Крупное пиковидное орудие треугольной формы, грубо обработанное вдоль длинного края. С осной стороны три последовательных скалывания по неясной слоистости. С противоположной стороны имеется один плоский скол, который, как и предыдущий, не дает волны, и в силу особенностей структуры, не дает раковистого излома. Порода - песчаник серого цвета. Размеры 160x110x43 мм (рис. 4-5).

Стоянка Коз, образец Коз 2-14. Чоппер боковой на плоской гальке, почти строго овальной формы, хорошо окатанной. Рабочий левый край обработанный крупными сколами, занимает % длины края и с несколькими (2-3) последовательными сколами-фасетками. На противоположном краю имеются сколы-выбоины, возможно, как результат употребления в качестве отбойника. Порода - сидеритовый песчаник коричневого цвета с тонкими кварцевыми прожилками белого цвета. Имеется сходство с галечными чопперами из Атапуэрки, стоянка Гран Долина, слой TD6 (800 тыс. лет). Размеры 150x100x35 мм (рис. 4-6).

Стоянка Коз, образец Коз 3-14. Крупное но-жевидное орудие на обломке гальки, овальной формы. На выпуклой стороне имеется крупный укороченный скол забитости, по краю его - крутая ретушь. Небольшой участок забитости есть и посередине. По краям, почти по всей окружности, фасетки с зубчатой ретушью, формирующей острые края (нож). Противоположный край частично вогнутый. Порода - средне-юрский известняк. Размеры: 130x105x32 мм (рис. 4-7).

Стоянка Коз, образец Коз 4-14. Скребловидное орудие на подтреугольном отщепе на окатанной гальке. Рабочий край выделен и обработан регулярными фасетками уплощенной ретуши (рабочий край не окатан). Ударная площадка неясная, ударный бугорок уплощенный. Порода - перекри-стализованный средне-юрский известняк. Размеры: 72x60x17 мм (рис. 4-8).

Стоянка Коз, образец Коз 5-14. Чоппер на окатанной гальке черного андезита. Форма орудия подчетырехугольная . рабочий край - заостренный, выделен тремя сколами-фасетками. Один боковой скол и два других, поменьше, типа фасеток. Противоположная рабочему краю сторона со следами ударов, возможное использование в качестве отбойника. Размеры: 84x85x40 мм (рис. 4-9).

Стоянка Коз, образец Коз 6-14. Мелкий отщеп округлой формы из кремня черного с патиной

Рис. 4. Изображения орудий олдованской культуры

1. Стоянка Коз. Образец Коз 1-15 - пик, олдован; 2. Стоянка Коз. Образец Коз 2-15 - пик, олдован; 3. Стоянка Коз. Образец Коз 3-15 - чоппер, олдован; 4. Стоянка Коз. Образец Коз 4-15 - чоппер, олдован; 5. Стоянка Коз. Образец Коз 1-14 - пик, олдован; 6. Стоянка Коз. Образец Коз 2 -14 - боковой чоппер, олдован

Рис. 4. Изображения орудий олдованской культуры (продолжение)

7. Стоянка Коз. Образец Коз 3-14 - ножевидное орудие, олдован; 8. Стоянка Коз. Образец Коз 4-14 - скребловидное орудие, олдован; 9. Стоянка Коз. Образец Коз 5-14 - чоппер, олдован; 10. Стоянка Коз. Образец Коз 6-14 - мелкий отщеп с признаками проколки, олдован; 11. Стоянка Коз. Образец Коз 7-14 - круглое ножевидное орудие с тонкой зубчатой обработкой, олдован; 12. Стоянка Эчки. Образец Эчки 1-14 - билл-хук (клювовидный резак), олдован

Рис. 4. Изображения орудий олдованской культуры (продолжение)

13. Стоянка Эчки. Образец Эчки 2-14 - скребло подтреугольной формы, олдован; 14. Стоянка Эчки. Образец Эчки 3-14 -мелкий подтреугольный отщеп, олдован; 15. Стоянка Эчки. Образец Эчки 1-15 - скребло, олдован ; 16. Стоянка Эчки. Образец Эчки 2-15 - обломок обработанной гальки , олдован; 17. Стоянка Эчки. Образец Эчки 3-15 - зубчатое орудие, олдован ; 18. Стоянка Эчки-Даг-Тутагач. Образец Эчки-Даг-Тутагач - клювовидное режущее орудие на галечном отщепе, олдован

Рис. 4. Изображения орудий олдованской культуры (окончание)

19. Стоянка Аслан. Образец Аслан 1-14 - чоппер двусторонний, переход от олдована к ашелю; 20. Стоянка Аслан. Образец Аслан 2-14 - скребловидное орудие типа рабо, переход от олдована к ашелю; 21. Стоянка Аслан. Образец Аслан 3-14 - про-тобифас на крупном уплощенном отщепе, переход от олдована к ашелю; 22. Стоянка Аслан. Образец Аслан 4-14 - чоппер, переход от олдована к ашелю; 23. Стоянка Аслан. Образец Аслан 5-15 - двухлезвийный нож, переход от олдована к ашелю

бело-голубого цвета. Ударная площадка - естественная, галечная; ударный бугорок - слабо выражен. На правом краю рабочий край выделен мелкой ретушью с признаками проколки. На противоположной острию стороне имеются следы утилизации в виде мельчайшей ретуши. Размеры 24x26x5 мм (рис. 4-10).

Стоянка Коз, образец Коз 7-14. Тонко обработанное ножевидное орудие на сильно уплощенной, тонкой (6 мм), хорошо окатанной гальке почти правильной округлой формы. По краям окружности, местами (60%) проявляется мелкая плоская ретушь. У одного из концов галька ступенчато утончена, с целью создания более тонкого лезвия. Здесь прослеживается очень тонкая зубчатая обработка. Эти острые зубчики могли использоваться в качестве ножичка. Порода - сланец (аргиллит) темно-серого цвета. Размеры 70x63x6 мм (рис. 4-11).

Стоянка Эчки-1 находится у подножия горы Эчки-Даг, координаты N44°53'39.03"C \ E35° 9'17.33"В, на террасовом кластере «Черепаха» в самой южной его части у туристической тропы. Поверхность - VIII Манджильская терраса высотой около 100 м абс, цоколь - на высоте 85 м, общая мощность террасовых отложений - 17 м. Первый культуросодержащий слой (КС-1) залегает на глубине 0,5-3,0 м.

Стоянка Эчки, образец Эчки 1-14. Билл-хук (клювовидный резак). Долечный отщеп орудия на окатанной гальке типа bill-hook. На проксимальном (правом) конце прослеживаются мелкие фасетки, следы использования в качестве режущего орудия. Внешний край - остатки окатанной гальки, покрытой коркой. Материал - черный андезит. Размеры - 70x33x20 мм (рис. 4-12).

Это специалзированное орудие предназначено, вероятно, для раскроя шкур животных, широко представлено в материалах стоянки Байраки, где вместе с проколками является показателем обработки шкур [Анисюткин и др., 2014].

Стоянка Эчки, образец Эчки 2-14. Скребло подтреугольной формы на мелком отщепе черного кремня (обсидиан). Два противолежащих рабочих края подтреугольной формы обработаны фасетками, крутой мелкой ретушью, выделено массивное острие. Ударная площадка и бугорок сбиты интенсивной подтеской. Размеры 32x20x7 мм (рис. 4-13).

Стоянка Эчки, образец Эчки 3-14. Мелкий под-треугольный отщеп из андезита без явных следов обработки. Ударная площадка естественная, сохраняющая полированную поверхность гальки. Размеры 33x25x11 мм (рис. 4-14).

Стоянка Эчки, образец Эчки 1-15. Скребло с выпуклым рабочим краем на массивном отщепе

подтреугольной формы. Рабочий край выделен грубой однородной ретушью. Материал - темно-серый андезит. Размер 74x61x30 мм (рис. 4-15).

Стоянка Эчки, образец Эчки 2-15. Обломок гальки подтреугольный с поверхности обработанный крупной выемкой и частичной двусторонний ретушью. Порода - сидерит. Размер 48x42x19 мм (рис. 4-16).

Стоянка Эчки, образец Эчки 3-15. Зубчатое орудие на удлиненном обломке подтреугольной формы (отщеп) с мелкой ретушью вдоль одного края. Порода - песчанник, зеленовато-серый оже-лезненый по боковому сколу. Размер 72x38x20 мм (рис. 4-17).

Местонахождение Эчки-Даг. Тут-Агач, терраса 100 м.

Образец Тут-Агач-1. Клювовидное режущее орудие на долечном отщепе из черной андезито-вой гальки с широкой естественной ударной площадкой. Брюшко в виде выпуклого и распространенного ударного бугорка с четкими волнами. Хорошо выражен конус в точке удара. Заостренный рабочий край выделен двумя противолежащими выемками. Дорсальная сторона (спинка) сложена негативами четырех сколов. Рабочий клювовидный конец выделен двумя выемками образован с брюшка фасетками плоской ретуши, а со спинки

- небольшим плоским сколом. Размеры 78x71x25 мм (рис. 4-18).

Местонахождение (стоянка) Аслан расположено в 0,8 км Ю-В от стоянки Коз, координаты Ж4°52'1.8ГС \ Е35° 6'53.25"В. Стоянка приурочена к отложениям VII Алчакской террасы высотой 75-80 м. В грубообломочных галечных отложениях с прослоями и линзами песков обнаружено более десятка артефактов, вероятно, переходных от олдованской к ашельской культуре, т.к. имеется один протобифас.

Стоянка Аслан, образец Аслан 1-14.Чоппер двусторонний, с одной стороны три глубоких скола и два боковых скола. Верхний, диагональный острый край, на котором прослеживаются мелкие фасетки- следы утилизации. Поперечный конец -без обработки. Раскалывание велось по неясной слоистости. Порода - андезит или песчаник. Размеры: 135x117x40 мм (рис. 4-19).

Стоянка Аслан, образец Аслан 2-14. Скребло-видное орудие типа рабо, средних размеров четырехугольной формы с треугольным поперечным сечением. Крутой рабочий край оббит и обработан грубой ретушью (до 8-10 фасеток). Материал

- трасс ярко-зеленого цвета. Размеры: 51x48x30 мм (рис. 4-20).

Стоянка Аслан, образец Аслан 3-14. Прото-бифас. Крупный уплощенный отщеп, без следов окатанности, подтреугольно-овальной формы из

эффузивной породы желтовато-темносерого цвета. На небольшом участке поперечного края имеется три фасетки ретуши, свидетельствующие об использование в качестве режущего орудия. Ударная площадка - естественная, ударный бугорок - выпуклый, обширный, более половины поверхности. Ударная волна - явственная, но нечеткая. Размеры: 101x115x35 мм (рис. 4-21).

Стоянка Аслан, образец Аслан 4-14.Чоппер на сколе гальки овальной формы, по внутренней стороне раскола следуют фасетки плоской ретуши, образующие выпуклый рабочий край. Рабочий край выделен плоскими, неглубокими сколами (5 фасеток). Материал - андезит. Размеры: 81x59x29 мм (рис. 4-22).

Стоянка Аслан, образец Аслан 5-15. Двух-лезвийный нож. Зубчато-выямчатое орудие на кварцитовом отщепе. Один край обработан мелкозубчатой ретушью, а на другом крае - выемка и мелкая ретушь. Обе ударные площадки не обработаны. Ударный бугорок отсутствует. Размеры 82x70x30 мм (рис. 4-23).

Описанные артефакты из VIII Манджильской террасы характерны для развитого олдована, особенно близки к орудиям из стоянок Байраки на Днестре [Анисюткин и др., 2012], Таманского полуострова [Щелинский, 2014], и Дагестана [Амирханов, 2007]. Орудия из отложений VII террасы более молодые, возможно, переходные к ашельским.

Условия обитания древнего человека

Древние архантропы - носители олдованской культуры - обитали в прибрежной зоне древнего Черного моря (Гурийского солоновато-водного бассейна) на стыке с Крымскими горами, которые тогда здесь были ниже на 100 м (современная высота VIII террасы) и не превышали 400-500 м. Они бродили в поисках пищи по галечному морскому пляжу и по песчаному пляжу палеолагуны, отделенной от моря галечной косой. Здесь они охотились на млекопитающих таманского комплекса: таманского слона, кавказского носорога (эласмотерия), лошадей типа зебр. Стратотип таманского комплекса находится рядом на Таманском полуострове - это костеносный разрез Синяя балка или олдованская стоянка Богатыри [Щелинский, 2014].

Кроме этой обычной мясной пищи на берегу моря они после шторма могли найти трупы дельфинов и крупных морских рыб. Дополнительное питание могли составить моллюски из моря и лагуны, а также крупные раковины наземных улиток Helix. Это была пища на случай засухи на окружающей суше, т.к. в море и в лагуне всегда

водились беспозвоночные и рыбы, доступные для самого примитивного человека. Наличие среди орудий билл-хуков и проколок позволяет предположить здесь, как и в Байраках обработку шкур для изготовленияи жилищ.

Откуда и когда пришли эти архантропы? В то время на месте Таманского и Керченского полуостровов была суша, узкий перешеек, своеобразный сухопутный мост между морскими бассейнами: гурийским на юге в котловине Черного моря и Азово-Кубанским заливом Апшеронского моря на севере. Древний человек мог свободно перемещаться с востока, с Кавказа на запад в Крым, т.е. территорию современной Европы. Время этой миграции - конец эоплейстоцена. В это время здесь господствовали мозаичные ландшафты с чередованием степных пространств и небольших островных лесных массивов. Это идеальная среда для архантропов: степь, лес и берега водоемов. Время - около одного млн лет, когда здесь господствовала фауна таманского комплекса.

Южно-крымское побережье было тогда грандиозным Северо-Черноморским коридором [^ера1-yga, 2013] фауны и олдованских племен между Кавказом и Европой. Отсюда шло первичное заселение Европы, а Крым был первой европейской землей для переселенцев, подобно Греции сейчас - для мигрантов в Европу из Азии (рис. 5).

Но это были самые первые переселенцы, пришедшие из Азии на дотоле необитаемую территорию уже Европы. Очевидно, что самые первые мигранты появились в Крыму значительно раньше - 1,5 млн лет назад или ранее.

Выводы

1. Разрез олдованской стоянки Коз представлен террасовой обломочной толщей более 13 м мощности на VIII Манджильской 100-метровой террасе в долине речки Коз посредине террасовой лестницы из 12 террас в 1 км ниже выхода на прибрежную равнину и в 4 км от моря.

2. Террасовые отложения стоянки представляют собой прибрежно-морские фации с примесью делювия и пролювия, как циклическое чередование четырех грубообломочных галечных пля-жевых и разделяющих их четырех алевритово-глинистых лагунных пачек.

3. Морской бассейн по составу фаций, содержанию остаточного хлора (0,3-0,6%), фауне моллюсков и остракод из шельфовых отложений ЮБК сближается с изолированными бассейнами Каспийского типа с соленостью 5-15%о. Это гурийский солоноватоводный бассейн эоплей-стоцена.

Рис. 5. Карта миграций олдованцев из Африки через Кавказ в Европу в эоплейстоцене.

Красными точками обозначены стоянки и местонахождения олдованской культуы. На врезке - положение СевероЧерноморского коридора миграций. Под вопросом - проблематичный Антолийско-Балканский путь [Sirakov et al., 2010]

4. Артефакты (более 30 экземпляров) на гальках и обломках юрских флишевых (песчаники, алевролиты, сидериты, известняки) и вулканических пород массива Карадаг (андезито-базальты, кератофиры, трассы) собраны послойно из четырех культуросодержащих галечных пачек по всему разрезу.

5. Каменные орудия представлены чоппера-ми и пиками различных типов, скребками, билл-хуками, проколками, ножами и другими режущи-

ми и рубящими орудиями. Характер обработки позволяет отнести их к развитому олдовану и сближает со стоянками Байраки (Днестр), Богатыри и Родники (Тамань) и дагестанскими стоянками Айникаб, Мухкай.

6. По типу экологической адаптации можно выделить литоральный (прибрежно-морской) тип олдованской культуры, куда следует отнести также таманские и дагестанские стоянки и ашель-скую стоянку Дарвагчай.

7. Стоянка Коз и другие южно-крымские стоянки представляются как Южно-крымский геоархеологический ареал олдованской культуры и отражают следы миграции олдованских племен с Кавказа через Тамань в Крым и далее на запад по Северо-Черноморскому коридору в процессе первичного заселения Европы в эоплейстоцене.

Работа выполнена в рамках темы госзадания 0135-2014-0029

Литература

Амирханов Х.А. Исследование памятников олдована на Северо-Восточном Кавказе (Предварительные результаты). М.: Таус, 2007.

Андрусов Н.И. Террасы окрестностей Судака // Записки Киевского об-ва естествоиспытателей. Т. 22. Вып. 2. 1912.

Анисюткин Н.К., Коваленко С.И., Бурлаку В.А., Очередный А.К., Чепалыга А.Л. Байраки — новая стоянка раннего палеолита на Нижнем Днестре //АЭА Евразии. Новосибирск. 1 (49), 2012. Анисюткин Н.К., Степанчук В.Н.. Чепалыга А.Л. Крецешты, новое местонахождение раннего палеолита с галечной индустрией на Днестре: каменные изделия, геологические условия, возраст / В сб.: Древнейший Кавказ: перекресток Европы и Азии. ИИМК РАН. С-Пб., 2013.

Геология шельфа УССР. Стратиграфия. Киев: «Науко-ва думка», 1984.

Жук С.М. Археологические разведки и охранные раскопки в окрестностях Ялты / Археологические исследования в Крыму, 1993 год. Симферополь: Таврия, 1994.

Жук С.М. Разведки и охранные раскопки на Южном берегу Крыма / Археологические исследования в Крыму, 1994. Симферополь: Сонат, 1997.

Карадаг заповедный. Научно-популярные очерки. Изд. 2-е. Симферополь: Н. Орiанда, 2012.

Клюкин А.А., Корженовский В.В, Щепинский А.А. Эчки-Даг. Симферополь, 1990.

Коссовская А.Г. Минералы терригенного мезозойского комплекса Вилюйской впадины и Западного Вер-хоянья // Тр. ГИН АН СССР. Вып. 63. М.: Изд-во АН СССР, 1963.

Косовская А.Г., Шутов В.Д, Александрова В.А. Зависимость минерального состава глин угленосных формаций от условий осадкообразования // Литол. и полезн. ископаемые. 1964. № 2.

Природа Кара-Дага / Редакторы А.Л. Морозова, А.А. Вронский. Киев: «Наукова думка», 1989.

Ренгартен Н.В. Некоторые особенности лиманно-морских отложений антропогенного возраста // Бюлл. Комиссии по изуч. четвертичного периода. 1974. № 41.

Садчикова Т.А. Фациально-минералогический анализ понтических отложений среднего течения р. Ко-гильник Черноморского бассейна // Литол. и полезн. ископаемые. 1981. № 1.

Семененко В.Н., Лупаренко А.В., Люльева Ю.Б. и др. О наличие морских плиоценовых и плейстоценовых отложений на континентальном склоне Черного моря // Геол. журнал. Т. 42. № 4. 1982.

Степанчук В.Н. Нижний и средний палеолит Украины. Киев: Наукова думка, 2006.

Тимофеев П.П., Боголюбова Л.И. Геохимия органического вещества голоценовых отложений в областях приморского торфонакопления (Колхида, Южная Прибалтика, Западная Куба, Флорида). Тр. ГИН РАН. Вып. 520. М.: Наука, 1999.

Тимофеев П.П., Боголюбова Л.И. Седиментогенез и ранний литогенез голоценовых отложений в областях приморского торфонакопления (Колхида, Южная Прибалтика, Западная Куба, Флорида) // Тр. ГИН РАН. Вып. 492. М.: Наука, 1998.

Чепалыга А.Л. Детальная событийная стратиграфия ан-тропогена Черного моря // Бюлл. Комиссии по изуч. четвертичного периода. № 60. М.: ГЕОС, 2004.

Чепалыга А.Л. Новая концепция Черноморских террас юго-восточного Крыма // Бюлл. Комиссии по изуч. четвертичного периода. № 74. 2016.

Чепалыга А.Л. Этапы формирования геоэкологических ареалов как среды обитания и путей миграции ар-хантропов в нижнем и среднем плейстоцене Кавказа и Восточной Европы // Мегаструктура Евразийского мира: основные этапы формирования. Мат. Всерос. науч. конф. Москва, Ин-т археологии РАН, 4-6 декабря 2012 г. М.: Таус, 2012.

Чепалыга А.Л., Маркова А.К., Садчикова Т.А., Трубихин В.М., Светлицкая Т.В. Детальная стратиграфия эо-плейстоцена для определения возраста олдованских стоянок юга России // Фундаментальные проблемы квартера, итоги изучения и основные направления дальнейших исследований. IX Всеросс. совещание по изуч. четвертичного периода, Иркутск, 15-20 сентября 2015 г. Иркутск, 2015.

Щелинский В.Е. Эоплейстоценовая раннепалеолитиче-ская стоянка Родники 1 в Западном Предкавказье. СПб.: ИИМК РАН, ООО «Периферия», 2014.

Щепинский А.А., Клюкин А.А. История и археология / Природа Карадага. Киев, 1989.

Щепинский А.А., Клюкин А.А. Раннепалеолитическая галечная культура Крыма // КСИА АН СССР. Вып. 206. М.: Ин-т археологии АН СССР, 1992.

Chepalyga A., Anisyutkin L. The First Peopling of Europe via North Black Sea Corridor: Discovery of Oldova-nean in the Dniester Valley. UISPP Congress, 1-7 September 2014, Burgos, Spain.

Chepalyga A.L. Lowland and Highland Holocene Pollen Records in Southwesterrn Crimea:interpretation using modern Pollen Spectra // Proc. Of the Conference of JGCP project 610. Fstrakhan, Russia. 2015.

Chepalyga A.L. New data on Oldowan migration to Europe via the northern Black Sea Corridor in the ligt of the latest discoveries in the northern Caucasus and Dniester Valley // Proc. Of the Conference of JGCP project 610. Tbilisi, Georgia. 2013.

Chepalyga A.L. North Black Sea passageway for the first peopling of Europe:discovery of Oldowan sites in the Dniester valley and Crimea. In "From the Caspian to

Mediterranean: environmental change and Human re-spons during the Quaternary"// Proc. Of the Conference of JGCP project 610. Bacu, Nafta-Press, 2014. Sirakov N. et al. An ancient continuous human presence in

the Balkans and the beginnings of human, settlement in Wetem Eurasia: a Lover Pleistocene example of the Lower Paleolithic levels in Kozarnika cave (NW Bulgaria) // Quaternary International. 2010. № 223-224.

A.L. Chepalyga, N.K. Anisiutkin,T.A. Sadchikova FIRST MULTI-LAYER OLDOWAN SITES IN THE CRIMEA: GEOLOGY, ARCHAEOLOGY,

PALAEOECOLOGY

Oldown sites Koz, Echki-1 and Aslan are located at the SE Crimean coast between Sudak and Karadag. Four artifact-bearing layers of the Koz site lay in four gravel beds of marine coastal origin in the VIII Mandzhil Terrace at an altitude of 100 m a.s.l., which is about the middle of the total terrace staircase some 200 high. Lithological and geochemical characteristics of fine-grained beds are similar to that of marine lagoon facies of the Caspian-type basin (the Gyrinian brackish basin). Stone tools include various choppers, pikes, scrapers, khives, bill-hooks, awls, etc. Such set is typical for mature Oldowan. Age is the late Eopleistocene. Taken together with other multi-layered sites is recognized as the new South Crimean geoarchaeological area of the Oldowan.