Научная статья на тему 'Первые годы советского кино и проблемы историографии'

Первые годы советского кино и проблемы историографии Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
811
145
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РАННЕЕ СОВЕТСКОЕ КИНО / ИСТОРИОГРАФИЯ СОВЕТСКОГО КИНО / ПЕРИОДИЗАЦИЯ СОВЕТСКОГО КИНО / НИКОЛАЙ ЛЕБЕДЕВ / ДЕКРЕТ О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Рябчикова Наталья Сергеевна

В статье рассматривается ранний период советской кинематографии и взаимосвязь проблем кинопроизводства с установлением дисциплины истории кино. Указывается на то, что традиционная дата «рождения» советского кино, чей отсчет ведется от декрета о национализации фотои кинопромышленности, подписанного В.И. Лениным 27 августа 1919 г. была осознана киносообществом в качестве решающего момента в истории отечественного кино лишь в середине 1920-х гг, когда кинопроизводство нуждалось в экономической поддержке государства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Первые годы советского кино и проблемы историографии»

УДК: 778.05

Рябчикова Наталья Сергеевна

Аспирант кафедры киноведения Всероссийского государственного

университета кинематографии им. С.А. Герасимова)

natalia.ryabchikova@gmail.com

Natalia S. Ryabchikova

PhD candidate at the Film Studies Department

of Russian State University of Cinematography named after S.A. Gerasimov natalia. ryabchikova@gmail. com

Первые годы советского кино и проблемы историографии The First Years of Soviet Cinema and Questions of Historiography

Аннотация: В статье рассматривается ранний период советской кинематографии и взаимосвязь проблем кинопроизводства с установлением дисциплины истории кино. Указывается на то, что традиционная дата «рождения» советского кино, чей отсчет ведется от декрета о национализации фото- и кинопромышленности, подписанного В.И. Лениным 27 августа 1919 г. была осознана киносообществом в качестве решающего момента в истории отечественного кино лишь в середине 1920-х гг, когда кинопроизводство нуждалось в экономической поддержке государства.

Ключевые слова: раннее советское кино, историография советского кино, периодизация советского кино, Николай Лебедев, декрет о национализации

Annotation: The article examines the early period of Soviet cinema and the mutual interdependence of the problems of film production with the establishment of film history as a discipline. It shows how the traditional date of the "birth " of Soviet cinema, connected to the nationalization decree signed by V.I. Lenin on August 27, 1919 was recognized by the film community as the decisive moment in the history of domestic cinema only in the middle of the 1920s, when the film industry required economic support of the state.

Keywords: early Soviet cinema, historiography of Soviet cinema, periodization of Soviet cinema, Nikolai Lebedev, the nationalization degree

Изучение раннего периода советского кино неминуемо начинается с вопроса о его периодизации, а точнее, с определения границ исследуемого периода. При этом обнаруживается, что дата «рождения» советского кино далеко не является установленной.

Наиболее показательным выражением традиционной точки зрения советских историков кино может служить начало публичной лекции, прочитанной председателем Комитета по делам кинематографии при СНК СССР И. Большаковым в 1944 году: «Наше советское киноискусство ведет свое летоисчисление от 27 августа 1919 года, когда В. И. Лениным был

подписан декрет «О переходе всей фотографической и кинематографической промышленности в ведение Народного Комиссариата просвещения. Этим декретом было положено начало советской кинематографии как отрасли социалистической культуры, развиваемой и руководимой советским государством» [1, с. 3].

Вплоть до настоящего времени День Российского кино отмечается 27 августа, в день подписания «декрета о национализации». Чтобы понять, каким образом советское кино оказалось на два года моложе самого советского государства (отчет лет которого велся с 25 октября (7 ноября) 1917 г.), необходимо отметить, что дата 27 августа 1919 г. в качестве точки отсчета установилась далеко не сразу - окончательно лишь к середине тридцатых годов. Более того, вплоть до 1925 года вообще не могло идти речи ни о возрасте, ни о точной дате рождения практически не существующей области промышленности или искусства.

Весной 1924 г. Николай Лебедев, журналист, член партии, создатель Ассоциации Революционной Кинематографии (АРК, впоследствии АРРК -Ассоциация Работников Революционной Кинематографии) написал книгу «Кино: его краткая история, его возможности, его строительство в советском государстве», которую охарактеризовал как «...первый советский опыт популярной систематизации имеющихся в наличности скудных материалов» [5, с. 7]. Лебедев включил национализацию лишь как один из эпизодов в подраздел «Кино после Октября». Отметив, что к концу 1919 г. кинопроизводство в Росси полностью остановилось, в первую очередь, из-за экономических трудностей и отсутствия негативной пленки, которую необходимо было экспортировать из-за границы, он перечисляет, что же конкретно принесла национализация новому советскому кинематографу: «В Москве, Петрограде и провинции было национализировано несколько десятков прокатных контор с запасами уже сильно потрепанных лент, десятка два ателье, несколько лабораторий и пара миллионов метров картин в негативе.

Эта национализация, в сущности, не принесла нам в те времена никакой пользы. За отсутствием пленки (блокада) и революционно-настроенных кинопроизводственников к постановке картин мы все равно приступить не могли. Партия, занятая десятком фронтов, прибавить к той паре товарищей, которые сидели в ВФКК, новые силы была не в состоянии, а громадное, но лежащее мертвым грузом национализированное имущество требовало таких средств для его сохранения, что ресурсов для реальной работы не оставалось» [5, с. 95-96]. Взывая к вниманию партии, он признает, что до этого момента «.кинематография была оставлена на произвол судьбы» [5, с. 97].

Однако менее чем через год после выхода книги Лебедева, 1 января 1925 г. на первой полосе газеты «Кино-неделя», публиковавшейся совместным издательством киноорганизаций «Севзапкино» и «Межрабпом», была помещена редакционная заметка «5-летний юбилей, прошедший неотмеченным»: «27 августа 1924 года исполнилось 5 лет со дня издания Совнаркомом РСФСР постановления «О переходе фотографической и

кинематографической торговли и промышленности в ведение Народного Комиссариата Просвещения» <...> Впоследствии это постановление было осуществлено. <...> Как известно, проведение национализации кинопромышленности в течение ряда последующих лет не дало желательных результатов и не обусловило создания советского кинопроизводства в силу ряда объективных условий.

Но теперь, когда советское кинодело сдвинулось с мертвой точки и началось его заметное укрепление, когда советское кинопроизводство существует и с каждым днем крепнет, следует вспомнить о забытом даже декрете, которым был заложен первый камень в фундамент советского киностроительства» [8, с. 1].

Что же произошло между весной 1924 и зимой 1925 года, что вдруг поменяло взгляд на недавнюю историю советского кино? На это дает исчерпывающий ответ передовица, рядом с которой была опубликована заметка в «Кино-неделе». Эта передовица под заглавием «К новому 1925 году» заявляла: «1924 дал советскому кино такие достижения, которых не дали вместе первые 6 лет, протекших с октябрьской революции» [3, с. 1]. Статья объявляла об объединении существующих кино-организаций в акционерное общество «Совкино», предоставление последнему монополии на экспорт и импорт, а также снятие налогов с кино условием «окончательной достройки того фундамента, который заложен уже для постройки кино - агитационно-пропагандистского и культурно-просветительного». Неудивительно, что эти долгожданные мероприятия, свидетельствующие о том, что «внимание партии, в котором так нуждалось кино в истекшие годы, в настоящее время к киноделу начало проявляться», вызвало в памяти и «полузабытый даже декрет». Теперь он характеризовался так: «Это было основное мероприятие Советской власти, отдавшее кино-дело всецело в руки государства.

Мероприятия последних дней, приведшие к созданию «Совкино», реально развили и дополнили эту основу сосредоточения в руках государства кинопромышленности, декретированного еще пять лет тому назад Владимиром Ильичем» [8, с. 1].

Итак, с развитием НЭПа, сделавшего возможными экономические вливания в сферу кинематографии и возрождение сначала отечественного проката, а затем и производства, снова возник интерес к кино как к средству государственной пропаганды и государственного дохода. Эту его роль и закрепляло обращение к недавней истории и моменту первичной национализации.

Однако лишь десять лет спустя дата 27 августа 1919 года окончательно утвердилась в качестве отправной точки истории советского кинематографа. К 15-летию Октябрьской революции в ноябре 1932 г. кинематография не могла похвастаться большими достижениями: кинематография, вошедшая в 1930 г. в систему ВСНХ, а затем переданная в ведомство Наркомата легкой промышленности, не получала достаточного финансирования, необходимого для развития киносети, производства техники и сырья и освоения звука [7, с.

163]. Зато к 1934 г., после образования Главного управления кинофотопромышленности, подчиняющегося напрямую Совнаркому СССР, положение начало исправляться. Историк кино Николай Иезуитов в книге «Пути художественного фильма» утверждал: «Весна, лето и осень 1934 г. ознаменовались новым поступательным движением нашей кинематографии. Советские фильмы получили на международной выставке в Венеции высокую оценку. Они продемонстрировали идейную мощь и художественную силу нашего искусства, ведущее его значение в мировой культуре. <...> Мы стоим на рубеже нового подъема советского кино, по сравнению с которым подъем 1926-1929 гг. окажется слабым и бледным, попросту подготовкой к расцвету кинематографического искусства. <...> Для этого взлета силы уже подготовлены. Партия, правительство и общественность выпестовали кадры работников, окружили вниманием людей и производство и, непрерывно заботясь о кино как орудии коммунистического воспитания, создали для него условия, которые могут быть организованы лишь в одном государстве мира, государстве социалистическом» [2, а 148, 151].

Теперь руководитель ГУКФа Б. Шумяцкий, наряду с участием советской делегации в Венецианском кинофестивале 1934 г., выпуском к Октябрьским торжествам 1934 г. «Чапаева» и Московским кинофестивалем 1935 г., мог предложить празднование 15-летия советского кино в качестве еще одного мероприятия по демонстрации руководству партии новейших достижений «важнейшего из искусств». По его словам, «Наш юбилей мы празднуем не только потому, что мы прожили 15 лет, но и потому, что в год пятнадцатилетия мы имеем такие достижения, которыми можем и должны гордиться» [9, а 12].

Несмотря на то, что еще 5 апреля 1934 г. в записке Сталину с просьбой о разрешении командировки в Венецию Шумяцкий указывал, что фестиваль «совпадает с XV-летием советской кинематографии» [4, а 235], а 7 мая представил зампреду Совнаркома В. Я. Чубарю проект постановления СНК о праздновании 15-летия [6, 273], дело затянулось до осени, и официальной датой было установлено 27 декабря (спустя ровно 4 месяца с даты подписания декрета). Затем, в связи с убийством С. Кирова (1 декабря) празднование было перенесено на начало января 1935 г., пройдя с должным размахом и окончательно закрепив дату 27 августа 1919 г. как отправную точку истории советского кино.

Установление момента «рождения» советского кино было основной из историографических проблем, которые стояли перед молодым искусством и молодой наукой об этом искусстве, получившей название киноведение. Более того, именно в решении этих задач родилась и сформировалась отечественная история кино как дисциплина. Вопросы периодизации были тесно связаны с вопросами методологии создания истории отечественного кино, и их активная разработка началась одновременно в середине тридцатых годов. Более того, научно-исследовательская работа в области кинематографа также была обусловлена необходимостью показа достижений к 15-летнему юбилею страны и главного из ее искусств.

Литература:

1. Большаков И.Г. 25 лет советского кино. М., 1944.

2. Иезуитов Н. Пути художественного фильма. М., 1934.

3. К новому 1925 году (Передовая) // Кино-неделя. 1925. № 1 (48). С. 1.

4. Кремлевский кинотеатр. 1928-1953: Документы. М., 2005.

5. Лебедев Н. Кино: его краткая история, его возможности, его строительство в советском государстве. М., 1924.

6. Летопись российского кино. 1930-1945. М., 2007.

7. Отчет Б. З. Шумяцкого о работе Союзкино в 1931 г. // Кремлевский кинотеатр. 1928-1953: Документы. М., 2005. С. 163-166.

8. 5-летний юбилей, прошедший неотмеченным // Кино-неделя. 1925. № 1 (48) С. 1.

9. Шумяцкий Б. К чему обязывает нас юбилей // Советское кино. 1934. №

11-12.

Literature:

1. Bol'shakov I.G. 25years of Soviet cinema. Moscow, 1944.

2. Iezuitov N. The paths offiction film. Moscow, 1934.

3. Towards the new year of1925 (Editorial) // Cinema Week. 1925. № 1 (48).

P. 1.

4. The Kremlin film theater. 1928-1953: Documents. Moscow, 2005.

5. Lebedev N. Cinema: Its short history, its possibilities, its construction in the Soviet state. Moscow, 1924.

6. The chronicle of Russian cinema. 1930-1945. Moscow, 2007.

7. The report of B.Z. Shumiatskii about the work of Sovkino in 1931 // The Kremlin film theater. 1928-1953: Documents. Moscow, 2005. P. 163-166.

8. The 5-year anniversary that passed unnoticed // Cinema Week. 1925. № 1 (48). P. 1.

9. Shumiatskii B. What the anniversary binds us to // Soviet cinema. 1934. № 11-12. P. 12-15.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.