Научная статья на тему 'Перспективы совершенствования института адвокатского расследования'

Перспективы совершенствования института адвокатского расследования Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
851
163
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АДВОКАТ / АДВОКАТУРА / АДВОКАТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ / УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Салакко Александр Сергеевич

В статье рассматриваются изменения в российском законодательстве, которые позволили бы адвокатам более эффективно осуществлять поиск и приобщение к материалам уголовного дела доказательственной информации. Автором проводится критический разбор средств адвокатского расследования на примере опроса лиц с их согласия, обосновывается необходимость взаимодействия между адвокатами и лицами, организациями, которые на профессиональной основе занимаются поиском доказательственной информации, законодательной регламентации сотрудничества между адвокатами и частными детективами. В научной работе анализируются поправки в российское уголовно-процессуальное законодательство, в частности, в статье рассматривается законопроект № 99653-7 «О внесении изменений в УПК РФ». Для решения проблемы субъективного усмотрения при разрешении ходатайств адвокатов автор предлагает ввести институт судебного депонирования доказательств, с целью усиления государственных гарантий осуществления адвокатской деятельности установить уголовную ответственность за воспрепятствование и вмешательство в профессиональную деятельность адвоката. Результаты научной работы могут быть использованы для изменений УПК РФ и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Салакко Александр Сергеевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PROSPECTS OF IMPROVEMENT OF INSTITUTE OF ADVOCATE''S INVESTIGATION

The article discusses the changes in the Russian legislation that would allow advocates to more effectively carry out search and introduction to the materials of the criminal case of evidentiary information. The author carries out the critical review of the means of advocate's investigation on sample survey of persons with their consent, substantiates the necessity of cooperation between advocates and persons, organizations, which professionally looking for evidentiary information, the necessity of the legislative regulation of partnership between advocates and private detectives. In the scientific work analyzes the amendments in the Russian criminal procedure legislation, in particular, the article discusses the bill № 99653-7 «On amendments in the Criminal Procedure Code of the Russian Federation». For solve the problem of subjective discretion in resolving motions of advocates, the author proposes to introduce the institution of judicial deposition of evidences, with the aim of strengthening of state's guarantees of implementation of advocate activities to establish criminal liability for obstruction and interference in the professional activities of an advocate. The scientific results can be used for the amendments of the Criminal Procedure Code of the Russian Federation and of the Federal Law «On Advocacy and the Bar in the Russian Federation».

Текст научной работы на тему «Перспективы совершенствования института адвокатского расследования»

8. УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12.00.09)

8.1. ПЕРСПЕКТИВЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ИНСТИТУТА АДВОКАТСКОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Салакко Александр Сергеевич, аспирант. Место учебы: Сибирский Федеральный Университет. Подразделение: кафедра уголовного процесса и криминалистики. Должность: адвокат. Место работы: «Первая Красноярская краевая коллегия адвокатов». E-mail: salakko@bk.ru

Аннотация: В статье рассматриваются изменения в российском законодательстве, которые позволили бы адвокатам более эффективно осуществлять поиск и приобщение к материалам уголовного дела доказательственной информации.

Автором проводится критический разбор средств адвокатского расследования на примере опроса лиц с их согласия, обосновывается необходимость взаимодействия между адвокатами и лицами, организациями, которые на профессиональной основе занимаются поиском доказательственной информации, законодательной регламентации сотрудничества между адвокатами и частными детективами.

В научной работе анализируются поправки в российское уголовно-процессуальное законодательство, в частности, в статье рассматривается законопроект № 99653-7 «О внесении изменений в УПК РФ».

Для решения проблемы субъективного усмотрения при разрешении ходатайств адвокатов автор предлагает ввести институт судебного депонирования доказательств, с целью усиления государственных гарантий осуществления адвокатской деятельности установить уголовную ответственность за воспрепятствование и вмешательство в профессиональную деятельность адвоката.

Результаты научной работы могут быть использованы для изменений УПК РФ и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Ключевые слова: адвокат; адвокатура; адвокатское расследование; уголовно-процессуальное право.

PROSPECTS OF IMPROVEMENT OF INSTITUTE OF ADVOCATE'S INVESTIGATION

Salakko Alexander Sergeyevich, postgraduate student. Place of study: Siberian Federal University. Department: Criminal Proceedings and Criminalistics chair. Position: Lawyer. Place of employment: "First Krasnoyarsk Territory Lawyers' Bar Association". E-mail: salakko@bk.ru

Annotation: The article discusses the changes in the Russian legislation that would allow advocates to more effectively carry out search and introduction to the materials of the criminal case of evidentiary information.

The author carries out the critical review of the means of advocate's investigation on sample survey of persons with their consent, substantiates the necessity of cooperation between advocates and persons, organizations, which professionally looking for evidentiary information, the necessity of the legislative regulation of partnership between advocates and private detectives.

In the scientific work analyzes the amendments in the Russian criminal procedure legislation, in particular, the article discusses the bill № 99653-7 «On amendments in the Criminal Procedure Code of the Russian Federation».

For solve the problem of subjective discretion in resolving motions of advocates, the author proposes to introduce the institution of judicial deposition of evidences, with the aim of strengthening of state's guarantees of implementation of advocate activities to establish criminal liability for obstruction and interference in the professional activities of an advocate.

The scientific results can be used for the amendments of the Criminal Procedure Code of the Russian Federation and of the Federal Law «On Advocacy and the Bar in the Russian Federation».

Keywords: advocate; advocacy; advocate's investigation; criminal procedure law.

В Постановлении Верховного совета РСФСР от 24.10.1991 N 1801-1 «О Концепции судебной реформы в РСФСР» содержалось верное положение о роли адвокатского сообщества: «Уровень развития адвокатуры - индикатор состояния демократии в обществе, один из признаков реальной защищенности прав человека». Новые демократические ценности после распада СССР заставили законодателя перейти к реформированию ранее действовавших нормативно-правовых актов, в частности, касающихся адвокатуры. Были приняты Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - «УПК РФ»), Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (далее - «ФЗ об адвокатуре»), которые отразили современное видение адвокатской деятельности. Адвокат, как активный субъект уголовного процесса, был наделен правом собирания доказательств. В одном из определений Конституционный суд признал, что «право подозреваемого, обвиняемого, их защитников собирать и представлять доказательства является одним из важных проявлений права данных участников процесса на защиту от уголовного преследования и формой реализации конституционного принципа состязательности и равноправия сторон».1 Однако в процессе практической деятельности стало выясняться, что концепт, предложенный законодателем, носит декларативный характер. Л.А. Воскобитова справедливо замечает: «Системный анализ положений статей 74 и 86 УПК РФ показывает, что доказательства в уголовном деле могут появиться только в результате процессуальных действий суда, прокурора, следователя, дознавателя. Защитник в их числе не назван. Указание в части 3 статьи 86 УПК РФ о нем как о субъекте, правомочном собирать доказательства, не согласовано со статьей 74 и частью 1 статьи 86 УПК РФ. Кроме того, в тексте части 3 статьи 86 УПК РФ «потерялось» право защитника «представлять доказательства» (пункт 2 части 1 статьи 53 УПК РФ)».2 Закрепленные в законе средства собирания адвокатами сведений опять же далеко не всегда приносят желаемый результат. В настоящей статье мы хотели бы представить свое видение тех необходимых изменений в российском законодательстве, которые позволили бы адвокатам более эффективно осуществлять поиск и приобщение к материалам уголовного дела доказательственной информации и, тем самым, помогли бы последним ква-

1 Определение Конституционного Суда РФ от 21.12.2004 N 467-О // СПС КонсультантПлюс.

2 Воскобитова Л.А. Состязательность: две концепции участия

адвоката в доказывании // Уголовное судопроизводство. 2012. N 4. С. 13.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ИНСТИТУТА АДВОКАТСКОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

лифицированно отстаивать права, свободы и законные интересы доверителей.

Деятельность адвоката по сбору сведений и выявлению обстоятельств, имеющих юридическое значение, нами определяется термином «адвокатское расследование». Адвокатское расследование состоит из различных процессуальных действий, которыми выступают отдельные средства адвокатского расследования. Примеры средств адвокатского расследования содержатся в части 3 статьи 86 УПК РФ, подпунктах 1,2,3 пункта 3 статьи 6 ФЗ об адвокатуре, но их полный перечень является открытым, единственным условием является совершение адвокатами действий, не противоречащих законодательству РФ. Указанный подход стоит признать обоснованным, так как невозможно предусмотреть в законе исчерпывающий перечень потенциально возможных действий адвоката, кроме того, это бы огранивало адвокатов в выборе средств и способов защиты. При этом, усовершенствовать механизм реализации средств адвокатского расследования необходимо.

Проблемы, возникающие с использованием средств адвокатского расследования, порой производны от того, что порядок собирания и представления адвокатом доказательственных сведений нормативно не урегулирован. В частности, подобный пробел имеет место применительно к опросу лиц с их согласия. Известна позиция Конституционного суда: «Само по себе отсутствие процессуальной регламентации формы проведения опроса и фиксации его результатов не может рассматриваться как нарушение закона и основание для отказа в приобщении результатов к материалам дела».3 Но несогласованность в фиксации результатов адвокатского расследования создает трудности прежде всего для адвокатов. Какие права следует разъяснять опрашиваемому лицу, как именно оформить протокол опроса - эти и многие другие вопросы каждый адвокат решает для себя самостоятельно. Мы положительно оцениваем введение в ФЗ об адвокатуре статьи 6.1, закрепившей понятие адвокатского запроса, принятие приказа Минюста России от 14.12.20l6 N 288 «Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса», унифицировавшего содержание документа. Полагаем, что законодателем должен быть разрешен имеющийся пробел с опросом лиц. Мы предлагаем ввести статью 6.2 в ФЗ об адвокатуре - «Опрос адвокатом лица с его согласия», в которой отразить, какую информацию должен содержать составляемый адвокатом протокол опроса, каковы общие правила проведения данного процессуального действия. Кроме того, в статье 6.2 необходимо предусмотреть возможность проведения опроса после допроса лица в качестве свидетеля дознавателем или следователем, если в ходе допроса не затрагивались вопросы, имеющие существенное значение для уголовного дела. Нормативная определенность поможет и правоприменителям оценивать представляемые адвокатом сведения.

Задачами адвокатского расследования является поиск информации, направленной на подтверждение или опровержение обстоятельств, подлежащих доказыванию и предусмотренных статьей 73 УПК РФ. Часто адвокату требуется установить различные обстоятельства совершения преступления - время, место и другие.

3 Определение Конституционного Суда РФ от 04.04.2006 N 100-О // СПС КонсультантПлюс.

Но непосредственный поиск предметов и розыск лиц, совершивших преступление, - это действия, не являющиеся основополагающими для адвокатской деятельности. Адвокат должен обеспечивать законность производства по уголовному делу на всех стадиях уголовного процесса, способствовать верной квалификации преступления, доказывать невиновность (адвокат-защитник) или виновность (адвокат-представитель) обвиняемого, подсудимого, то есть заниматься, в первую очередь, решением юридических проблем. В связи с вышесказанным, весьма актуальным видится формирование и развитие новых форм взаимодействия между адвокатами и лицами, организациями, на профессиональной основе занимающимися поиском доказательственной информации. Например, перспективным может стать сотрудничество адвоката и частного детектива.

Несмотря на то что ФЗ об адвокатуре был принят в 2002 году, а ФЗ «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» (далее - «ФЗ о ЧДО») в 1992 году, можно сделать неутешительный вывод, что за этот промежуток времени не сложилось достаточно устоявшейся практики взаимодействия адвокатов и частных детективов, поскольку законодатель в ФЗ об адвокатуре упомянул о возможности привлекать на договорной основе специалистов, однако не закрепил возможности привлекать на той же основе частных детективов. Вместе с тем, значимость частной сыскной деятельности на законодательном уровне находит свое выражение в некоторых кодексах постсоветских стран. Часть 3 статьи 48 УПК Кыргызской Республики предусматривает: «С момента участия в деле защитник имеет право собирать материалы, свидетельствующие в пользу подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, свидетеля, лично или с использованием частного детектива». Согласно статье 5 ФЗ о ЧДО, «в ходе частной сыскной деятельности допускаются устный опрос граждан и должностных лиц (с их согласия), наведение справок, изучение предметов и документов (с письменного согласия их владельцев), внешний осмотр строений, помещений и других объектов, наблюдение для получения необходимой информации». УПК РФ и ФЗ об адвокатуре содержат схожие правомочия и у адвокатов, но, по нашему мнению, перечисленные мероприятия гораздо более эффективно способен осуществлять частный детектив, «для которого сыск является основным видом деятельности». Преимуществом сбора информации с помощью частного детектива служит то, что при осуществлении своей деятельности сыщик, в соответствии с ФЗ о ЧДО, вправе использовать видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, технические и иные средства. Тем самым, адвокат может получить наглядные доказательственные сведения, зафиксированные на материальном носителе, и не тратить время на розыскную деятельность. Частные детективы также могут содействовать адвокату в поиске свидетелей по уголовному делу: в одном из определений Верховного суда РФ содержалось указание на то, что «выявленный частным детективом и допрошенный в суде свидетель А. подтвердил достоверность показаний осужденного».5 Приведенные аргументы и тот факт, что частные детективы способст-

4 Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. М. СПб.: Юридический центр Пресс. 2003. С. 259.

5 Определение Верховного Суда РФ от 05.06.2002 N 5-Д02-161

// СПС КонсультантПлюс.

вуют проведению адвокатского расследования не только в рамках уголовного процесса, но и в других отраслях права, позволяют нам прийти к выводу, что формулировка пункта 4 статьи 6 ФЗ об адвокатуре, как специального, межотраслевого нормативно-правового акта, должна быть дополнена указанием на право адвоката «привлекать на договорной основе частного детектива для сбора сведений по делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь». Таким образом разрешится проблема отсутствия прямой законодательной регламентации сотрудничества адвоката и частного детектива.

Помимо сложностей, возникающих в процессе поиска доказательственной информации, не меньшие затруднения вызывает ситуация, связанная с приобщением собранных адвокатом сведений к материалам уголовного дела путем подачи соответствующего ходатайства властному участнику процесса. Многообещающим с точки зрения перспектив развития института адвокатского расследования видится законопроект № 99653-7 «О внесении изменений в УПК РФ», представленный в Государственную Думу в 2017 году. Так, статью 159 УПК РФ предлагается дополнить частью 22, в соответствии с которой адвокату-защитнику или адвокату-представителю «не может быть отказано в приобщении к материалам уголовного дела доказательств, в том числе заключений специалистов, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этими доказательствами». Представляется, что конструкция статьи по-прежнему будет оставлять место для усмотрения правоприменителей в отношении удовлетворения ходатайств адвокатов, так как значимость обстоятельств для уголовного дела - это оценочная категория, но нельзя будет не отметить заметный прогресс уголовно-процессуального законодательства РФ, если законопроект № 99653-7 примут в подобной редакции. Хотя в качестве дальнейшего направления совершенствования УПК РФ хотелось бы видеть закрепление подхода, предложенного Л.А. Воскобитовой: «В статье 159 УПК РФ целесообразно закрепить положение, согласно которому ходатайства защитника о приобщении или истребовании доказательств, необходимых защите для оказания квалифицированной юридической помощи подзащитному, подлежат обязательному удовлетворению... при выявлении по удовлетворенному ходатайству случаев злоупотребления защитником своим правом, заявления им явно необоснованных, надуманных ходатайств следователь вправе вынести в адрес адвоката частное постановление. Органам адвокатского сообщества целесообразно взять на себя обязательства в подобных случаях решать вопрос о наличии оснований для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности и принятии соответствующих мер».6 В контексте рассмотрения нововведений законопроекта № 99653-7 стоит отметить дополнение статьи 159 УПК РФ частью 21 следующего содержания: «Защитнику не может быть отказано в участии в следственных действиях, производимых по его ходатайству». Принятая часть 21 могла бы оказать значительное влияние на адекватное введение в процесс результатов адвокатского расследования. Сейчас, если адвокат стремится подтвердить полученные

6 Воскобитова Л.А. Состязательность: две концепции участия адвоката в доказывании // Уголовное судопроизводство. 2012. N 4. С. 11.

им доказательственные сведения следственными действиями или понимает, что в процессе адвокатского расследования не удастся установить все значимые для расследования и рассмотрения уголовного дела обстоятельства и необходимо прибегнуть к содействию правоприменителей, он не всегда может принять участие в интересующем следственном действии. Создается абсурдная ситуация, когда участник процесса, являющийся инициатором следственного действия, не может контролировать ход и порядок его проведения. А.С. Гамбарян приводит характерный пример: «Немало случаев, когда адвокат ходатайствует о допросе лица в качестве свидетеля, однако он, допрашиваясь без адвоката, превращается в «ничтожного» свидетеля, поскольку информация, которая сообщается лицом во время допроса, надлежащим образом не вносится в протокол».

Как уже отмечалось в статье, принятие части 22 статьи 159 УПК РФ полностью не разрешит проблемы субъективного усмотрения при разрешении ходатайств адвокатов. Если законодатель в дальнейшем не пойдет по пути обязательности удовлетворения всех ходатайств о приобщении или истребовании сведений, необходимых адвокату для оказания квалифицированной юридической помощи, выходом из сложившейся ситуации может стать введение такого правового института, как депонирование. Согласно словарю иностранных слов, «депонировать - отдавать на хранение».8 Процедура депонирования доказательств нашла свое отражение в УПК как стран бывшего Советского союза (например, Казахстан), так и в ряде западных государств (Испания, Италия). Везде она связана с институтом следственных судей, который, к сожалению, не предусмотрен уголовно-процессуальным законодательством РФ. Мы солидарны с мнением, что «с введением в процесс следственного судьи адвокатское расследование получает надежную уголовно-процессуальную гарантию: сторона защиты наделяется правом вносить ходатайство о депонировании показаний свидетеля, потерпевшего, другого лица, равно как и другого доказательства».9

Когда говорят о депонировании, то, как правило, под рассматриваемой процедурой понимается обеспечение личных доказательств (показаний). Обстоятельства, при которых адвокат может прибегать к депонированию, часто прямо излагаются в статьях УПК. Статья 217 УПК Республики Казахстан предусматривает: «Адвокат, участвующий в деле в качестве защитника, вправе ходатайствовать о допросе следственным судьей лица, являющегося потерпевшим, свидетелем, в случае, если имеются основания полагать, что более поздний их допрос в ходе досудебного расследования либо судебного заседания может оказаться невозможным в силу объективных причин (постоянное проживание за пределами Республики Казахстан, выезд за границу, тяжелое состояние здоровья, применение мер безопасности), а также в целях исключения последующих допросов несовершеннолетних свидетелей и потерпевших для исключения психотравмирую-щего воздействия». Схожие основания содержатся в

7 Гамбарян А.С. Судебное и нотариальное депонирование показаний по инициативе адвоката как средство гарантирования независимости адвоката // Законность. 2014. N 85. С. 6.

8 Словарь иностранных слов / Под ред. Н. Г. Комлева. М.: ЭКСМО. 2006. 669 с.

9 Машовец А.О., Тутикова И.А. Процедуры разрешения споров о фактах и рассмотрения жалоб участников досудебного уголовного производства // Российский следователь. 2015. N 19. С. 21.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ИНСТИТУТА АДВОКАТСКОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

статье 198 УПК Кыргызской Республики, вступающего в силу с 1 января 2019 года. О важности для адвокатов внедрения института судебного депонирования показаний обоснованно пишет А.С. Гамбарян: «В отличие от допроса в кабинете следователя, производимого без контроля, в случае допроса и депонирования показаний, производимых в зале судебных заседаний по инициативе адвоката, суд обеспечит полное представление данных со стороны свидетеля и полное протоколирование сведений, а также будет обеспечено право добровольной дачи показаний».10 Помимо депонирования показаний, мы также являемся сторонниками введения в УПК РФ положений о депонировании вещественных доказательств и документов. При наличии подобной возможности адвокату уже не нужно будет переживать за утрату важных доказательственных сведений, которые удалось установить на досудебной стадии. Например, «в случае необходимости адвокат не всегда имеет возможность запросить необходимые для оказания юридической помощи видеозаписи, а следователь не торопится рассматривать соответствующее ходатайство адвоката. Видеозапись за это время может быть стерта, уничтожена, изменена и т.п. Право депонировать подобное доказательство в суде позволяло бы получать его более оперативно».11 Среди ученых и правоприменителей ведутся дискуссии по поводу возможности использования нотариального депонирования доказательств в уголовном процессе. По нашему мнению, нотариус не является тем лицом, которое правомочно и компетентно разбирать уголовно-процессуальные вопросы, поэтому целесообразно говорить только о судебном депонировании.

Выявляя те препятствия, которые на сегодняшний день мешают развитию института адвокатского расследования, нельзя обойти стороной проблему усиления государственных правовых гарантий осуществления адвокатской деятельности. В частности, акцент хотелось бы сделать на мерах ответственности, предусмотренных за воспрепятствование адвокатскому расследованию. Справедливым выглядит суждение И.Л. Трунова: «Реальная угроза применения санкции за противоправные действия является механизмом правового регулирования поведения граждан. Именно юридическое принуждение к соблюдению норм законодательства обеспечивает такое поведение большинства членов общества, которое соответствует официально признанной системе его ценностей. Между тем анализ российского законодательства показывает, что многие его нормы не подкреплены юридической ответственностью за их неисполнение».12 В российском законодательстве уже давно назрела «потребность во введении материально-правовых и процессуально-правовых санкций, применяемых к лицам, нарушающим профессиональные права адвоката-защитника и осуществляющим действия по незаконному воспрепятствованию и (или) противоправному вмешательству в профессиональную деятельность адвоката».13 Стоит помнить, что

10 Гамбарян А.С. Судебное и нотариальное депонирование показаний по инициативе адвоката как средство гарантирования независимости адвоката // Законность. 2014. N 85. С. 7.

11 Воскобитова Л.А. Состязательность: две концепции участия адвоката в доказывании // Уголовное судопроизводство. 2012. N 4. С. 15.

12 Трунов И.Л. Обязанности без ответственности // Домашний адвокат. 2008. № 18(398). С. 38.

13 Рагулин А.В. О необходимости совершенствования регла-

ментации института профессиональных прав адвоката-защитника

в России // Адвокатская практика. 2014. N 2. С. 19.

нарушение прав адвокатов всегда приводит к невозможности полноценной реализации конституционного права каждого на оказание квалифицированной юридической помощи. В 2016 году законодателем были предприняты определенные шаги по исправлению данной ситуации. Особо выделим внесение изменений в статью 5.39 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее - «КоАП РФ»), которая теперь предусматривает административную ответственность за такую форму воспрепятствования адвокатскому расследованию, как неправомерный отказ в предоставлении информации адвокату в связи с поступившим от него адвокатским запросом. Адвокатам в рамках социологического опроса был задан следующий вопрос: «Вам стали более активно отвечать на адвокатские запросы с момента внесения поправок в статью 5.39 КоАП РФ?».14 82 % адвокатов ответило положительно и только 18 % отрицательно. Положительная динамика объясняется и складывающейся судебной практикой по наложению штрафов за игнорирование адвокатских запросов.15 Но, представляется, наличием только административной ответственности не должно ограничиваться российское законодательство. Мы считаем, что необходимо установление уголовной ответственности за воспрепятствование и вмешательство в профессиональную деятельность адвоката, в Уголовном кодексе РФ должна появиться новая статья 294.1. Уголовная ответственность должна наступать в случае причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан, организаций, общества и государства. Об эффективности введения уголовной ответственности за подобные деяния можно судить на примере Казахстана, первой страны постсоветского пространства в Уголовном кодексе которой была предусмотрена ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвокатов: «установление указанной (уголовной - Прим. автора) ответственности имело и сейчас имеет огромное позитивное и превентивное (предупредительно-профилактическое) значение... значительно сократилось количество случаев незаконных вмешательств представителей правоохранительных органов и судебной власти в законную адвокатскую деятельность. адвокаты, осуществляющие законную деятельность по защите прав, свобод и законных интересов граждан в уголовном судопроизводстве РК и оказывающие юридическую помощь физическим и юридическим лицам, получили реальные средства и инструменты защиты своей деятельности от возможных и незаконных вмешательств».16

Резюмируя все вышесказанное в настоящей статье, можно сделать следующий вывод. Предпринимаемые в последнее время шаги законодателя по расширению гарантий участия адвоката в уголовном процессе воспринимаются позитивно, но проблемы, возникающие при осуществлении адвокатской деятельности, свидетельствуют о том, что еще многое стоит изменить. Так, адвокат по-прежнему весьма ограничен в возможности

14 Нами было проведено анкетирование 50 практикующих адвокатов Адвокатской палаты Красноярского края.

15 См. напр.: Постановление мирового судьи судебного участка № 1 Железнодорожного судебного района г. Самары Самарской области Шестаковой Т.В. о назначении административного наказания от 22.08.2016 по делу №5-318/2016 // https://rospravosudie.com.

16 Фурлет С. П. Об уголовной и административной ответственности за воспрепятствование законной деятельности адвокатов в Республике Казахстан // Адвокатская практика. 2016. № 3. С. 64.

приобщения к материалам уголовного дела собранных им в процессе адвокатского расследования доказательственных сведений. Поэтому, надеемся, что хотя бы часть из предложенных в настоящей статье изменений найдет свое отражение в российском законодательстве в обозримом будущем.

Список литературы:

1. Воскобитова Л.А. Состязательность: две концепции участия адвоката в доказывании // Уголовное судопроизводство. 2012. N 4.

2. Гамбарян А.С. Судебное и нотариальное депонирование показаний по инициативе адвоката как средство гарантирования независимости адвоката // Законность. 2014. N 85.

3. Законопроект № 99653-7 «О внесении изменений в УПК РФ» // http://www.duma.gov.ru

4. Машовец А.О., Тутикова И.А. Процедуры разрешения споров о фактах и рассмотрения жалоб участников досудебного уголовного производства // Российский следователь. 2015. N 19. С. 21.

5. Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. М. СПб.: Юридический центр Пресс. 2003. С. 259.

6. Определение Конституционного Суда РФ от 21.12.2004 N 467-О // СПС КонсультантПлюс.

7. Определение Конституционного Суда РФ от 04.04.2006 N 100-О // СПС КонсультантПлюс.

8. Определение Верховного Суда РФ от 05.06.2002 N 5-Д02-161 // СПС КонсультантПлюс.

9. Постановление мирового судьи судебного участка № 1 Железнодорожного судебного района г. Самары Самарской области Шестаковой Т.В. о назначении административного наказания от 22.08.2016 по делу №5318/2016 // https://rospravosudie.com.

10. Рагулин А.В. О необходимости совершенствования регламентации института профессиональных прав адвоката-защитника в России // Адвокатская практика. 2014. N 2. С. 19.

11. Словарь иностранных слов / Под ред. Н. Г. Ком-лева. М.: ЭКСМО. 2006. 669 с.

12. Трунов И.Л. Обязанности без ответственности // Домашний адвокат. 2008. № 18(398). С. 38.

Рецензия

на статью Салакко А.С. «Перспективы совершенствования института адвокатского расследования»

Автор в предлагаемой для публикации статье анализирует многие проблемные аспекты современного уголовно-процессуального и адвокатского законодательства: несовершенство предусмотренных средств адвокатского расследования, отсутствие законодательной регламентации взаимодействия адвокатов и частных детективов, отказы правоприменителей в приобщении к материалам уголовного дела результатов адвокатского расследования. Достоинством статьи является практическая направленность, предложенные автором законодательные изменения логичны, структурно обосновываются. В статье уместно используется сравнительно-правовой метод. Все вышесказанное свидетельствует о самостоятельности статьи, ее научной значимости.

Поэтому полагаю, что рассматриваемую статью можно рекомендовать к опубликованию.

Научный руководитель - кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики Юридического института Сибирского федерального университета А.Д. Назаров

Оригинальность статьи - 81,05 %

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.