Научная статья на тему 'Перспективы развития интеграционных процессов в рамках евразийского экономического союза: взгляд из Таджикистана'

Перспективы развития интеграционных процессов в рамках евразийского экономического союза: взгляд из Таджикистана Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
892
146
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИНТЕГРАЦИЯ / ЕВРАЗИЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СООБЩЕСТВО / ТАМОЖЕННЫЙ СОЮЗ / ВНЕШНЕТОРГОВЫЙ ОБОРОТ / ЕДИНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО / ВСЕМИРНАЯ ТОРГОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ / ЕВРАЗИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СОЮЗ / ТАДЖИКИСТАН

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Асламов Абдурафи

Статья посвящена вопросам участия Республики Таджикистан (РТ) в процессах региональной интеграции на евразийском пространстве. Анализируются опыт интеграции, накопленный в рамках деятельности Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), и основные препятствия на пути интеграции в рамках ЕврАзЭС. Особое внимание уделено рассмотрению тенденций, проблем и перспектив возможного вхождения Таджикистана в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). В результате изучения динамики взаимного товарооборота Республики со странами Союза была сделана оценка состояния и перспектив взаимодействия РТ с государствами участниками ЕАЭС. В заключение проведен SWOT-анализ вступления и невступления Таджикистана в ЕАЭС.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Перспективы развития интеграционных процессов в рамках евразийского экономического союза: взгляд из Таджикистана»

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РАМКАХ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА: ВЗГЛЯД ИЗ ТАДЖИКИСТАНА

Абдурафи АСЛАМОВ

кандидат экономических наук, научный сотрудник Центра стратегических исследований при Президенте РТ (ЦСИ), докторант международно-правового факультета Всероссийской академии внешней торговли (Душанбе, Таджикистан)

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена вопросам участия Республики Таджикистан (РТ) в процессах региональной интеграции на евразийском пространстве. Анализируются опыт интеграции, накопленный в рамках деятельности Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), и основные препятствия на пути интеграции в рамках ЕврАзЭС. Особое внимание уделено рассмотрению тенденций, проблем и перспектив

возможного вхождения Таджикистана в Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

В результате изучения динамики взаимного товарооборота Республики со странами Союза была сделана оценка состояния и перспектив взаимодействия РТ с государствами — участниками ЕАЭС.

В заключение проведен SWOT-ана-лиз вступления и невступления Таджикистана в ЕАЭС.

КЛЮЧЕВЫЕ интеграция, Евразийское экономическое сообщество, СЛОВА: Таможенный союз, внешнеторговый оборот,

Единое экономическое пространство, Всемирная торговая организация, Евразийский экономический союз, Таджикистан. \ ^

Введение

ЕАЭС, который первоначально объединял Россию, Казахстан и Беларусь, был учрежден 29 мая 2014 года в Астане; этот интеграционный проект является одним из наиболее амбициозных, продвинутых и быстро развивающихся на постсоветском пространстве. 2 января 2015 года к ЕАЭС присоединилась Армения, а 29 мая 2015 года — Кыргызстан.

Субрегиональная интеграция в рамках ЕАЭС стала итогом поисков оптимальной формы сотрудничества и создания единого экономического пространства; в свое время к этой цели безрезультатно стремились СНГ и ЕврАзЭС.

Сегодня назрела потребность осмыслить опыт упомянутых интеграционных образований и сравнить их с ЕАЭС. Это крайне важно не только с научной, но и с практической точки зрения, так как облегчает выбор тем странам, которые рассматривают возможность присоединения к ЕАЭС; речь, в частности, идет о Таджикистане.

Несомненно, первыми шагами на пути интеграции стран Евразии стало образование 20 января 1995 года Таможенного союза (ТС), в который вошли Россия, Беларусь и Казахстан. В марте 1996 года к нему присоединился Кыргызстан, а в 1998 году — Таджикистан.

Однако цели, поставленные в рамках ЕврАзЭС, достигнуты не были. Одним из источников этой «неудачи» можно назвать вхождение Кыргызстана в ВТО (Всемирную торговую организацию) без согласования с остальными партнерами условий присоединения, что послужило одной из причин преобразования ТС в ЕврАзЭС (Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества подписан в 2000 г., вступил в силу 30 мая 2001 г.).

За прошедшие годы страны ЕврАзЭС продвинулись главным образом в деле либерализации взаимной торговли (т.е. в обеспечении режима свободной торговли в рамках объедине-

Несмотря на принятие целого ряда документов, связанных с формированием ТС, члены Сообщества так и не смогли достичь намеченных результатов, что во многом было обусловлено различием их подхода к определению уровня ставок таможенных пошлин. Так, в 2006 году импортные таможенные пошлины между Россией, Беларусью и Казахстаном были согласованы лишь на 62%. Что касается таможенных тарифов Таджикистана и особенно Кыргызстана, то они были слабо согласованы с базовым перечнем общего таможенного тарифа стран объединения.

К числу других нереализованных задач можно отнести, например, формирование общего рынка транспортных услуг и энергетического рынка, а также координацию и унификацию мер экономической и внешнеэкономической политики, необходимых для достижения интеграционных целей.

Основными причинами неэффективности интеграционного взаимодействия стали отсутствие наднационального органа и отсутствие у органов ЕврАзЭС реальных властных полномочий. Кроме того, принимавшиеся решения не носили обязательного характера, что исключало какую-либо ответственность за их неисполнение.

Таджикистан и ЕврАзЭС

Низкая эффективность взаимодействия Таджикистана со странами ЕврАзЭС объяснялась прежде всего его зависимостью от импортных поставок из дальнего зарубежья. Другими словами, рынок стран ЕврАзЭС не давал должного импульса для расширения экспортных возможностей РТ.

За период с 2000 года по 2013 годы доля стран ЕврАзЭС в совокупном объеме экспорта РТ уменьшилась с 34% до 18,6%, а в импорте увеличилась с 29% до 42,3%. В общем объеме товарооборота РТ доля стран ЕврАзЭС немного выросла — с 32% в 2000 году до 37,1% в 2013 году1. За указанный период экспорт РТ в страны ЕврАзЭС уменьшился в 1,22 раза, а импорт, наоборот, увеличился в 8,66 раза2. В целом в 2013 году по сравнению с 2000 годом индексы экспорта РТ в страны ЕврАзЭС составили 82%, а по импорту — 86,5%.

1 Рассчитано по: Содружество Независимых Государств, 2013 (статистический ежегодник). М.: Межгосударственный статистический комитет СНГ, 2014. 614 с.

2 Рассчитано по: Евразийское экономическое сообщество, 2000—2012 (краткий статистический сборник). М.: Межгосударственный статистический комитет СНГ, 2013. С. 102.

Повышению эффективности внешней торговли Республики препятствовал и ее нереализованный экономический потенциал; по нашему мнению, это явилось одним из основных факторов слабой включенности РТ в интеграционные процессы в рамках ЕврАзЭС, поскольку участие в них предполагает определенный уровень «зрелости».

Об уровне экономического развития Таджикистана в рассматриваемый период говорят следующие показатели:

— ВВП на душу населения в РТ по отношению к среднему показателю стран ЕврАзЭС составлял 8%, а внешнеторговый оборот — 15%3;

— в общем объеме производства промышленной продукции доля РТ равнялась 0,2%, а по сельскому хозяйству — 2%4;

— удельный вес Таджикистана в общем объеме импорта стран ЕврАзЭС уменьшился с 0,6% в 2000 году до 0,34% в 2013 году, а по экспорту его доля увеличилась с 0,6 до

2,4%5;

— в 2013 году товарооборот со странами Сообщества составил 1 972,8 млн долл., или 37,1% от общего объема внешней торговли страны. При этом экспорт в страны ЕврАзЭС составил 216,6 млн долл., а импорт — 1 756,2 млн долл.6

В 2013 году отрицательное сальдо внешней торговли страны со странами Сообщества составило 1 539,6 млн долл.

Основным торговым партнером Таджикистана в ЕврАзЭС являлась Россия. На ее долю приходилось 10,3% от общего объема экспорта Таджикистана в страны ЕврАзЭС, и 52% импорта из этих стран7.

Что препятствовало интеграции в рамках ЕврАзЭС?

Известно, что интеграция приводит к возникновению в экономике двух видов эффектов — статических и динамических. Однако в экономике стран Сообщества не наблюдается ни тех ни других, поскольку практически отсутствует реальный эффект от внешней торговли в рамках ЕврАзЭС, качественным показателем которого является прежде всего экспорт.

Из анализа данных взаимного товарооборота8 следует, что внешнеэкономические стратегии стран Сообщества имеют разнонаправленные векторы. Это привело к фрагментации некогда единого политического и экономического пространства в рамках ЕврАзЭС и СНГ.

По данным Статкомитета СНГ, в период с 2000 год по 2013 год удельный вес взаимной торговли стран ЕврАзЭС в общем объеме их внешнеторгового оборота составлял 13—17%, причем с тенденцией к снижению.

3 Рассчитано по: Евразийское экономическое сообщество, 2012 (статистический ежегодник). М.: Межгосударственный статистический комитет СНГ, 2013. С. 17.

4 Там же.

5 Рассчитано по: Содружество Независимых Государств, 2013 (статистический ежегодник).

6 Рассчитано по: Внешнеэкономическая деятельность Республики Таджикистан 2014 (статистический сборник). Душанбе: Агентство по статистике при Президенте Республики Таджикистан, 2014. 551 с.

7 Там же.

8 Рассчитано по: Евразийское экономическое сообщество, 2012 (статистический ежегодник) и Содружество Независимых Государств, 2013 (статистический ежегодник).

Невысокой эффективности интеграции в рамках Сообщества (как и СНГ в целом) помимо объективных способствовали и субъективные факторы, среди которых можно выделить низкую исполнительскую дисциплину и отсутствие политической воли.

Дезинтеграционные процессы были обусловлены как глобальной конкуренцией, так и отсутствием скоординированных подходов к вступлению в ВТО.

Развитию эффективной интеграции в рамках ЕврАзЭС препятствовал также сильный разрыв в уровнях экономического потенциала стран сообщества: Таджикистан и Кыргызстан существенно отставали от России, Казахстана и Беларуси.

В совокупном объеме ВВП стран ЕврАзЭС доля России составляла 87,6%, Казахстана — 8,7%, Беларуси — 3,2, Таджикистана — 0,3 и Кыргызстана — 0,2%.

Примерно так же выглядела и картина долевого распределения внешнеторгового оборота по указанным странам. Россия обеспечивала 79,8% всего объема товарооборота стран сообщества, Казахстан — 11,4%, Беларусь — 7,7%, а Таджикистан и Кыргызстан — 0,5 и 0,6% соответственно9.

Между тем из теории и практики региональной интеграции известно, что она наиболее эффективна между странами с сопоставимыми уровнями экономического развития. При этом на современном этапе уже накоплен определенный опыт интеграции стран с разным уровнем экономического развития. И все же различие партнеров в уровнях развития обусловливает различную степень их заинтересованности в экономическом взаимодействии и интеграции.

Кроме того, заметно различались и структуры экономики стран — участниц ЕврАзЭС: Россия и Беларусь были наиболее развитыми в индустриальном плане, в Казахстане преобладали добывающая и сельскохозяйственная отрасли, а в Кыргызстане и Таджикистане происходило падение промышленного производства и увеличение доли аграрного сектора. Все это серьезно осложняло развитие взаимного обмена.

Поиски в направлении интеграции

На фоне невысокого уровня эффективности интеграционного взаимодействия в рамках ЕврАзЭС Россия инициировала новый проект под названием Единое экономическое пространство (ЕЭП). Помимо самой России в него планировалось включить Украину, Беларусь и Казахстан. Однако этот проект так и не был реализован, в первую очередь по причине нежелания Украины продвигать интеграционное сотрудничество.

В 2005 году состоялась встреча глав государств ЕЭП, на которой было объявлено, что Россия, Казахстан и Беларусь будут совместно двигаться по пути создания полноценного таможенного союза, а также общего рынка товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

В дальнейшем одним из важнейших механизмов укрепления интеграционного взаимодействия на евразийском пространстве стал ТС с участием России, Казахстана и Беларуси; договоренность о его создании была достигнута в ходе неформального саммита лидеров стран ЕврАзЭС в августе 2006 года.

Главы России, Казахстана и Беларуси обозначили план создания ТС трех государств, с перспективой подключения к нему остальных членов Сообщества (по мере их готовности).

В октябре 2007 года был подписан Договор о создании ТС, который начал функционировать с 1 января 2010 года. С этого дня были введены единые для трех стран меры таможенно-тарифного и нетарифного регулирования торговли с третьими странами.

9 Рассчитано по: Евразийское экономическое сообщество, 2012 (статистический ежегодник).

- 20 -

С июля 2010 года был введен Единый таможенный кодекс ТС, обеспечивающий организационно-правовую базу функционирования единой таможенной территории. С 1 июля 2011 года таможенный контроль был полностью перенесен на внешние границы стран ТС, что означало завершение процесса формирования общей таможенной территории.

В Декларации о евразийской экономической интеграции, принятой 18 ноября 2011 года, стороны заявили о намерении к 2014 году завершить кодификацию международных договоров, составляющих правовую базу ТС — ЕЭП, и на ее основе сформировать ЕАЭС.

С 1 января 2012 года вступили в силу соглашения о формировании ЕЭП, но поначалу его функционирование носило формальный характер.

Согласно базовым соглашениям о формировании ЕЭП, к концу текущего десятилетия должны быть в полном объеме обеспечены свободное перемещение товаров, услуг, капитала и рабочей силы, гармонизация и унификация национальных законодательств, формирование общих отраслевых рынков, а также реальная координация экономической и внешнеэкономической политики с перспективой образования валютного союза.

Проблемы и перспективы интеграции РТ в ЕАЭС

ЕАЭС был создан на базе ТС ЕврАзЭС (10 октября 2014 г. к Сообществу присоединилась Армения, а 23 декабря 2014 г. — Кыргызстан).

Договор о ЕАЭС вступил в силу с 1 января 2015 года; с этого же дня ЕврАзЭС прекратил свое существование. Поскольку ЕАЭС создавался на базе ТС ЕврАзЭС, основным кандидатом на вступление в новую интеграционную группировку является Таджикистан.

Как уже отмечалось, Кыргызская Республика (КР) присоединилась к этой организации 23 декабря 2014 года. Однако полноправным членом Союза Кыргызстан стал в конце мая 2015 года.

На пути вступления КР и РТ в ЕАЭС и ТС имеются весьма существенные барьеры. Для Таджикистана основная проблема заключается в отсутствии между ним и странами — членами ТС таможенных границ.

Вступление РТ в Таможенный союз станет возможным только после присоединения к нему КР. Однако, судя по всему, процесс вступления Кыргызстана в ТС будет длительным и непростым; кроме того, в числе прочих предстоит решить ряд вопросов, связанных с членством этой республики в ВТО.

С аналогичными трудностями столкнется при вступлении в ТС и Таджикистан.

Статья 24 Генерального соглашения по тарифам и торговле устанавливает принципы, которыми должны руководствоваться страны, создающие таможенные союзы и зоны свободной торговли10. В данном контексте показателен следующий пример: согласно Уставу ВТО, член этой организации не имеет права вступать в союзы, подобные Таможенному, включающие нечленов ВТО, без пересмотра условий своего членства.

У Таджикистана, так же, как и у Кыргызстана, ставки таможенных пошлин ниже, чем у стран ТС, и он не сможет вступить в ЕАЭС без согласования с другими членами ВТО.

Существуют разные подходы к оценке перспектив включения Таджикистана в эту организацию. Как отмечает посол Казахстана в РТ А. Смагулов, строительство ЕАЭС полностью соответствует принципам ВТО; основным из них является постепенное снижение тарифов и устранение барьеров на пути торговых потоков.

10 См.: Дюмуллен И.И. Всемирная торговая организация. М.: ЗАО «Издательство Экономика», 2003. С. 117.

Россия, вступившая в ВТО, имеет обязательства по снижению ставок. Казахстан в текущем году планирует завершить переговорный процесс и принять обязательства по снижению ставок импортных пошлин в отношении третьих стран (разумеется, с переходными периодами для наиболее чувствительных товаров). В Бишкеке считают, что ставки Казахстана и Таджикистана будут снижаться и сближаться (с учетом переходных периодов последнего).

На данный момент простое среднее арифметическое адвалорных частей ставок импортных пошлин тарифного расписания Таджикистана равно 8,71 и 9,45%, что не намного ниже соответствующего показателя ТС. Согласно расчетам по принятым перед ВТО обязательствам, к концу 2020 года эти показатели будут еще ближе и составят 7,73 и 7,90%.

Предлагается также выработать предложения по временному применению в отношении определенных товаров ставок ввозных таможенных пошлин, отличных от единого таможенного тарифа ЕАЭС11.

Поскольку Россия и Таджикистан вступили в ВТО, то, на наш взгляд, наиболее реальным механизмом решения указанной проблемы является присоединение к этой организации на общих согласованных условиях Беларуси и Казахстана. В этом случае вступление в ТС Кыргызстана и Таджикистана станет вполне реальным; в итоге будут созданы условия для реализации одной из перспективных идей интеграционного взаимодействия на евразийском пространстве.

Учитывая современные геополитические реалии, вполне логично предположить, что при согласовании своих обязательств в рамках ВТО Кыргызстан и Таджикистан могут столкнуться с определенными трудностями.

Тем не менее, несмотря ни на что, возможность создания глубокого и прочного экономического взаимодействия в рамках ЕАЭС вполне реальна. В основе этого нового объединения лежит интеграционное взаимодействие на евразийском пространстве, в котором сосредоточена большая часть совокупного экономического потенциала.

Укрепление сотрудничества в рамках ЕАЭС, безусловно, отвечает долгосрочным интересам стран-участниц и тенденциям, наблюдающимся в мировой экономике. Однако дальнейшие перспективы его развития зависят прежде всего от успешного решения имеющих одинаковую важность для всех государств-участников экономических задач и реального улучшения жизни населения евразийского пространства. В дальнейшем жизнеспособность евразийской интеграции будет определяться как силой внутренних потребностей в сближении, так и политической волей и желанием к углублению сотрудничества элит участвующих в ней государств.

Конечно, реализация евразийской интеграционной модели будет поначалу непростой. Дело в том, что в рамках ЕАЭС (как и в рамках СНГ в целом) не наблюдается того стремления стран друг к другу, которое могло бы обеспечить формирование истинной интеграции. И логично предположить, что без повышения экономического потенциала и конкурентоспособности каждой из стран добиться успеха будет просто невозможно.

Подкрепить тенденцию к более тесному системному сотрудничеству можно за счет активизации субъективного фактора — внешнеэкономическая политика стран должна быть эффективной и проинтеграционной. Без этого обеспечить интересы стран ЕАЭС будет весьма сложным делом, тем более в условиях глобализации.

Если смотреть на вещи объективно, то структура товарооборота и уровень социально-экономического развития стран пока не способствуют укреплению интеграционного потенциала. Один из путей укрепления интеграционного взаимодействия видится в активизации различных форм экономического сотрудничества; речь идет прежде всего о производственно-

11 [http://news.tj/ru/newspaper/article/kazakhstan-delitsya-opytom].

технологической кооперации и инвестиционной активности. Структурообразующую функцию могли бы взять на себя отрасли российской экономики, обладающие наибольшим экспортным потенциалом и финансовыми возможностями; они реально способны стать основным элементом выстраивания вертикально интегрированных структур в рамках ЕАЭС.

Кроме того, определенную роль в интенсификации производственных связей должна сыграть Организация договора о коллективной безопасности.

В заключение мы попытались оценить состояние и перспективы взаимодействия РТ с членами ЕАЭС. Для этого был рассмотрен взаимный товарооборот Таджикистана со странами Сообщества и изложены результаты SWOT-анализа его вступления в ЕАЭС.

Таблица 1

Интенсивность торговли РТ со странами Сообщества

(Г Г Страны Годы 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 |

Армения 0,6 0,0 0,0 0,3 0,0 0,0 2,1

Беларусь 1,1 1,9 2,6 2,5 3,6 1,8 1,2

Казахстан 7,1 3,0 6,8 8,2 18,7 29,6 28,4

Кыргызстан 11,4 16,6 23,9 27,6 10,6 17,9 19,1

Россия 4,2 4,9 6,6 5,2 3,4 4,3 5,6

П р и м е ч а н и е: Таблица составлена по данным статистического сборника «Внешнеэкономическая^ деятельность Республики Таджикистан» // Агентство по статистике при Президенте 1 Республики Таджикистан — за соответствующие годы.

Индекс интенсивности торговли РТ со странами ЕАЭС на двусторонней основе рассчитывается по следующей формуле:

/.. = ^ 11 X,

м,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

XI х (М, - м,)

(м, - м,)

X,. X X

1

где I — индекс интенсивности двусторонних товаропотоков страны , в страну 1; X . — общий объем экспорта страны 1; X .. — экспорт страны 1 в страну 1; м1 — общий объем импорта страны 1; м — общий объем импорта страны и М, — общий объем мирового импорта.

Проведенные расчеты показывают (см. табл. 1), что ведущие места в товарообороте Таджикистана со странами Центрально-Азиатского региона занимают Казахстан и Кыргызстан.

Невысоким остается уровень взаимной значимости Армении и Таджикистана, что обусловлено низким уровнем развития и слабостью внешнеторгового (прежде всего экспортного) потенциала обеих стран, а также их удаленностью друг от друга; по-видимому, подобное положение дел сохранится и в дальнейшем.

По всей вероятности, после создания общей таможенной границы в рамках ЕАЭС снизится динамика интенсивности торговли Таджикистана с Кыргызстаном: импорт Таджикистана из Кыргызстана в значительной степени состоит из реэкспорта китайских товаров.

Ухудшение ситуации в РФ вследствие западных санкций и падения цен на нефть ведет к снижению покупательной способности российского населения и спроса на таджикские то-

вары и услуги. Кроме того, происходит снижение потребности работодателей в привлечении иностранных граждан; в результате происходит массовый отток из России таджикских га-старбайтеров.

Безусловно, такая ситуация может привести к снижению покупательной способности в Таджикистане и уменьшению объемов импорта из РФ.

Одним из шагов по преодолению описанных негативных явлений может стать проведение скоординированной политики в сфере реального производства (например, за счет создания современных импортозамещающих производств). Восстановление на принципиально новой основе кооперационных связей между странами Союза во всех сферах реального сектора станет фактором повышения уровня интеграционной «зрелости» малых экономик (в том числе и Таджикистана), планирующих вступить в ЕАЭС, а также локомотивом хозяйственного развития всех стран.

Координация структурной политики предполагает разработку и реализацию в рамках ЕАЭС эффективного разделения труда, причем специализация стран Союза должна быть основана на принципе сравнительных преимуществ.

Таблица 2

SWOT-анализ: оценка вступления РТ в ЕАЭС

Положительные факторы

Негативные факторы

Сильные стороны, или внутренний потенциал

Слабые стороны, или внутренние недостатки (^

Внутренняя среда

V

■ наличие достаточных (богатых) сырьевых ресурсов, избыточной рабочей силы и относительно высокий потенциал производительных сил;

■ наличие отраслей с высоким уровнем конкурентоспособности на мировых рынках;

■ высокий уровень интеграционного взаимодействия с отдельными странами ЕАЭС, установившийся в рамках ЕврАзЭС;

■ унификация законодательства в рамках ЕврАзЭС;

■ наличие высокого спроса на таджикские товары и услуги со стороны основных потенциальных партнеров РТ по ЕАЭС;

■ достаточно большой экономический и внешнеэкономический потенциал (нереализованный);

■ наличие потенциальных возможностей по диверсификации внешнеэкономической специализации РТ в рамках ЕАЭС и системе международного разделения труда в целом;

■ членство в ОДКБ.

■ ухудшение структуры национального производства;

■ невысокая конкурентоспособность национальной экономики, товаров и услуг;

■ деиндустриализация экономики; неэффективная

внешнеэкономическая политика;

неспособность национальных предприятий конкурировать с импортными товарами;

высокая степень открытости, в определенной степени ограничивающая реализацию эффективной промышленной политики;

критическая зависимость от внешнего рынка труда;

удаленность страны от России и Беларуси;

транспортные ограничения со стороны Узбекистана, создающие определенные трудности как для эффективного развития страны в целом, так и для интенсификации ее торгово-экономических связей со странами ЕАЭС;

Таблица 2 (продолжение)

Положительные факторы

Негативные факторы

соседство с Афганистаном, негативно влияющее на инвестиционную привлекательность страны;

существование определенных трудностей для вступления в ЕАЭС, обусловленных членством РТ в ВТО.

Потенциальные возможности (О)

Имеющиеся угрозы (I)

Внешняя среда

V

— реализация эффективной экономической и

внешнеэкономической политики, в том числе интеграционной, может позволить стране существенно изменить свои позиции и качество участия в системе МРТ;

— расширение возможностей по интенсификации торгово-экономического взаимодействия со странами группы;

— свободное перемещение в рамках объединения трудовых ресурсов страны;

— решение задач структурной перестройки экономики;

— реализация стратегических задач по обеспечению собственной энергетической, транспортной и продовольственной безопасности;

— возможность завершения строительства крупных гидроэнергетических проектов;

— замедление процессов деиндустриализации;

— возможность восстановления кооперационных связей, в том числе в рамках ОДКБ;

— защита национальных интересов в условиях глобализации и геополитической нестабильности.

■ ухудшение глобальной конъюнктуры может существенно повлиять на параметры участия РТ в мировой торговле (в силу ограниченности экспортных товаров);

■ возможное падение доходов от продажи сырьевых ресурсов способно снизить финансовый потенциал страны;

■ высокая степень зависимости страны от притока денежных переводов мигрантов может негативно повлиять на темпы роста экономики;

■ ухудшение ситуации на рынке труда в РФ вследствие санкций и массовый приток мигрантов может отрицательно сказаться на социальной стабильности;

■ изменение геополитической ситуации в регионе, связанное, в первую очередь, с введением экономических санкций против России, может существенно сузить возможности обеспечения устойчивости экономического развития РТ и стран ЕАЭС;

■ возможное ухудшение экономической ситуации в странах ЕАЭС чревато ослаблением интеграционного взаимодействия.

Заключение

Как показал SWOT-aнaлиз, основные проблемы, стоящие перед РТ в контексте ее возможного вступления в ЕАЭС и эффективного интеграционного взаимодействия в рамках этого объединения, обусловлены невысокой эффективностью национальной экономики и внеш-

неэкономического комплекса страны. Обеспечение национальных интересов Таджикистана, затрудняемое процессами глобализации, высокой зависимостью от внешних рынков (товаров, услуг, труда и капитала) и жесткой конкурентной борьбой за ресурсы, а также сохранение его политической независимости зависят от реализации эффективной интеграционной политики. Помимо интеграции в рамках СНГ важным стратегическим направлением внешней и внешнеэкономической политики РТ является вступление в ЕАЭС.

В то же время необходимо серьезно изучить все возможные негативные последствия вхождения РТ в ТС и ЕАЭС, которые могут быть вызваны, например, снижением доходов от внешнеэкономической деятельности. Однако, как представляется, существует вполне оправданная надежда, что их покроет синергетический эффект от присоединения РТ к ЕАЭС в виде расширения рынков, роста объема национального производства, увеличения масштабов экспорта, оптимизации (удешевления) импорта, роста занятости и т.д.

В данном контексте уместно напомнить, что создание ТС предполагает формирование общей «корзины» поступлений таможенных пошлин и получение каждой страной своей доли при ее распределении.

С точки зрения защиты национальных экономических интересов и достижения оптимального баланса «плюсов» и «минусов» при вхождении РТ в ЕАЭС необходимо учитывать вероятность возникновения издержек, связанных с вкладом страны в эту «корзину», а также стремиться к увеличению своей доли в ней.

На наш взгляд, в ближайшей перспективе ЕАЭС станет основной моделью интеграционного взаимодействия на пространстве СНГ. При этом нельзя не признать исключительно важную роль России, Казахстана, Беларуси как стран — основателей ТС, а затем и ЕАЭС.

Следует отметить, что перспективы развития ЕАЭС в целом и его эффективность для РТ в частности зависят в первую очередь от способности переживающей кризис России в полной мере реализовать интеграционный потенциал организации; этому в значительной степени препятствуют ухудшение мировой геополитической обстановки и введение против нее санкций ЕС.

С другой стороны, ситуация, сложившаяся в России и вокруг нее, может послужить катализатором интенсификации взаимодействия в рамках ЕАЭС и способствовать переходу от декларативных заявлений (как это было в рамках СНГ) к созданию реального интеграционного объединения на евразийском пространстве.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.