Научная статья на тему 'Пероксидация липидов и система антиоксидантной защиты у женщин с эндокринными факторами бесплодия'

Пероксидация липидов и система антиоксидантной защиты у женщин с эндокринными факторами бесплодия Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

CC BY
740
60
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПЕРЕКИСНОЕ ОКИСЛЕНИЕ ЛИПИДОВ / АНТИОКСИДАНТНАЯ СИСТЕМА / ЭНДОКРИННОЕ БЕСПЛОДИЕ / LIPID PEROXIDATION / ANTIOXIDANT SYSTEM / ENDOCRINE STERILITY

Аннотация научной статьи по фундаментальной медицине, автор научной работы — Колесникова Л. И., Петрова В. А., Корнакова Н. В., Лабыгина А. В., Сутурина Л. В.

Исследованы активность пероксидации липидов и антиоксидантный статус у 74 женщин с эндокринными факторами бесплодия. По интегративным показателям общей антиокислительной активности крови и продуктам пероксидации рассчитан прои антиоксидантный индекс. Установлено, что группу бесплодных женщин с высокой антиокислительной активностью и гиперактивацией процессов перекисного окисления липидов составили в основном пациентки с гиперпролактинемией (49 %).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по фундаментальной медицине , автор научной работы — Колесникова Л. И., Петрова В. А., Корнакова Н. В., Лабыгина А. В., Сутурина Л. В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Lipid Peroxidation and Antioxidant State in Women with Endocrine Factors of Sterility

There was studied lipid peroxidation activity and antioxidant status in 74 women with endocrine factor of sterility. Proand antioxidant index has been calculated according to integrative parameters general antioxidant activity of blood and products of peroxidation. It was revealed that group of sterile women with high antioxidant activity and hyperactivation of lipid peroxidation processes was made by patients with hyperprolactinemia (49 %).

Текст научной работы на тему «Пероксидация липидов и система антиоксидантной защиты у женщин с эндокринными факторами бесплодия»

©Л. И. Колесникова, ПЕРОКСИДАЦИЯ ЛИПИДОВ И СИСТЕМА

В. А. Петрова, Н. В. Корнакова, АНТИОКСИДАНТНОЙ ЗАЩИТЫ У ЖЕНЩИН

А. В. Лабыгина, Л. В. Сутурина С ЭНДОКРИННЫМИ ФАКТОРАМИ БЕСПЛОДИЯ

Научный центр медицинской экологии Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения РАМН, Иркутск

■ Исследованы активность пероксидации липидов

и антиоксидантный статус у 74 женщин с эндокринными факторами бесплодия. По интегративным показателям — общей антиокислительной активности крови и продуктам пероксидации рассчитан про- и антиоксидантный индекс. Установлено, что группу бесплодных женщин с высокой антиокислительной активностью и гиперактивацией процессов перекисного окисления липидов составили в основном пациентки с гиперпролактинемией (49 %).

■ Ключевые слова: перекисное окисление липидов; антиоксидантная система; эндокринное бесплодие

В общей структуре бесплодия на долю эндокринного — приходится 30-40 % [1, 9]. Важным патогенетическим фактором этого патологического состояния является гиперактивация процессов пероксидации на фоне низкой антиоксидантной активности различных компонентов системы антиоксидантной защиты организма [4, 14].

Имеющиеся сведения о роли процессов пероксидации и активности антиоксидантных систем при женском бесплодии с эндокринными факторами являются недостаточно полными. Приводимые в литературе данные не касаются важной проблемы изучения взаимоотношений в системе перекисное окисление липидов — антиоксидантная защита (ПОЛ-АОЗ) и их роли в патогенезе эндокринного бесплодия [3, 5, 7, 15]. Тем не менее, неоспорим тот факт, что между процессами перекисного окисления и реакциями антиоксидантной защиты существует динамическая взаимосвязь. Интегративными показателями этих взаимоотношений, по всей вероятности, могут являться общая антиокислительная активность крови и уровень продуктов ПОЛ, который отражает интенсивность процессов липопероксидации.

Цель настоящего исследования состояла в изучении особенностей процессов ПОЛ у женщин с эндокринными факторами бесплодия в зависимости от общей антиокислительной активности крови и содержанием первичных продуктов пероксидации липидов.

Материал и методы исследований

В исследованиях приняли участие 104 женщины репродуктивного возраста. Из них 30 женщин, не страдающих бесплодием и какими-либо эндокринными заболеваниями, составили группу сравнения (1-я группа). Средний возраст женщин 22,0 ±1,2 года. В основную группу вошли женщины с эндокринными факторами бесплодия (74 пациентки, средний возраст 30±2,1 года). У всех обследуемых проводилось анкетирование с учетом анамнестических данных, а также общеклиническое, гинекологическое и лабораторное обследование. Исследования показателей пероксидации липидов и антиокислительной защиты проведены в лаборатории патофизиологии репродукции Института педиатрии и репродукции человека ГУ Научного центра медицинской экологии ВСНЦ СО РАМН.

Для определения продуктов пероксидации липидов и показателей антиоксидантной защиты использовали кровь, взятую из локтевой вены в соответствии с общепринятыми требованиями. В плазме крови спектрофотометрическими методами регистрировали содержание диеновых конъюга-

ЙОТКШ Ш'ШЕРСТЫ и ЖЕНСКИХЪ БОЛЕЗНЕЙ

том т1 выпуск 1/2008

issn 1684-0461

тов (ДК), кетодиенов и сопряженных триенов (КД и СТ) показатель ненасыщенности субстратов пероксидации — сопряженные двойные связи (Дв.св) [11]. Содержание конечного продукта ПОЛ — малонового диальдегида (МДА) определяли флуорометрическим методом [2] с использованием стандартного количества тет-раметолсипропанола (Sigma). Антиоксидантный статус оценивали по общей антиокислительной активности крови (АОА) [8], содержанию низкомолекулярных антиоксидантов а-токоферола, ретинола [13], восстановленного и окисленного глутатионов (GSH, GSSG) [16] и активности супероксиддисмутазы (СОД) [17]. Регистрацию оптических плотностей и флуоресценцию проводили с помощью спектрофотофлуориметра SHIMADZU RF-5000.

Обработку данных проводили с помощью известных статистических методов и прикладных программ различными методами параметрической (средней ошибки (т), средне-квадратичного отклонения (о), достоверность различий средних величин по t-критерию Стьюдента) и непараметрической статистики (критерий Манна-Уитни). Критический уровень значимости принимался равным 0,05.

Результаты исследования

Результаты исследования показывают, что в общей группе женщин с эндокринными факторами бесплодия уровень общей АОА крови возрастает и составляет в среднем 19,95 ± 0,77 усл. ед. по сравнению с контрольной группой (11,09 ± 0,36усл.ед., р < 0,001). Наравне с этим, в группе больных повышается содержание первичных продуктов ПОЛ — ДК до 1,37± 0,07 мкмоль/л (в группе сравнения — 1,24 ± 0,06 мкмоль/л), вторичных продуктов — КД и СТ до 0,47 ± 0,04 усл. ед. (в группе сравнения — 0,29 ± 0,04 усл. ед. (р < 0,01)) при снижении уровня МДА до 1,06 ± 0,07 мкмоль/л (в группе сравнения — 1,71 ± 0,07; р < 0,001) (рис. 1).

При распределении женщин с эндокринным бесплодием в соответствии с изменениями в системе ПОЛ-АОЗ получены следующие группы. 2-я

группа — высокие показатели общей АОА крови и ДК (35 женщин), 3-я группа — высокая общая АОА крови и низкий уровень ДК (33 женщины), 4-я группа — низкая общая АОА крови и высокое содержание ДК (3 женщины). 5-я группа — низкие показатели общей АОА крови и ДК (3 женщины) (рис. 2). Далее анализировались взаимоотношения показателей в системе ПОЛ-АОЗ у больных 2-й и 3-й групп (наиболее многочисленные группы).

Анализ полученных данных (табл.) показал, что в группе с высокой антиокислительной активностью и высоким уровнем в крови диеновых конъюгатов происходит гиперактивация процессов ПОЛ. У этих больных по сравнению с группой контроля происходит повышение содержания показателя ненасыщенности липидов — Дв. св. до 2,67 ± 0,09 усл. ед. по сравнению с контрольной группой (1,77 ± 0,07 усл. ед.; р < 0,001), ДК до 1,83±0,08 мкмоль/л (в группе сравнения — 1,24± 0,06 мкмоль/л, р < 0,001), КД и СТ до 0,62 ± 0,07 усл. ед. (в группе сравнения — 0,29 ± 0,04 усл. ед.; р< 0,001). При этом концентрация в крови МДА снижается до 0,96 ± 0,09 мкмоль/л (в группе сравнения — 1,71±0,07; р < 0,001).

Установленная гиперактивация пероксидации липидов на первых этапах процесса может быть связана с изменениями в системе АОЗ. Действительно, у больных второй группы помимо повышения уровня общей АОА крови до 21,83 ± 1,03 усл. ед. по сравнению с группой контроля (11,09 ± 0,36 усл. ед.; р < 0,001) отмечено увеличение содержания окисленного глу-татиона до 2,05 ± 0,06 мкмоль/л (в группе контроля — 1,76±0,04 мкмоль/л, р < 0,001) при незначительном снижении восстановленного глутатиона до 2,18±0,05 мкмоль/л (в группе контроля — 2,34 ± 0,06 мкмоль/л). Возможно, это связано со снижением активности глутатионре-дуктазы, либо с повышением активности глута-тионпероксидазы. Это может негативно повлиять на клетку, так как все основные функции глута-тион выполняет в восстановленной форме [6]. Одновременно с этим у больных 2-й группы по сравнению с группой контроля отмечено снижение содержания в крови молекулярных антиок-

Рис. 1. Показатели продуктов ПОЛ и общей АОА в группе женщин с эндокринным бесплодием и контроле

Рис. 2. Распределение больных (%) в соответствии с изменениями в системе ПОЛ-АОЗ

ЖШШ Ш'ШВРСШ 11 ЖЕНСКИХЪ КЫШНЕЯ

том lvii выпуск 1/2008

issn 1684-0461

Таблица

Содержание продуктов ПОЛ-АОЗ у женщин в зависимости от активности процессов липопероксидации

Показатель Группа сравнения, п = 30 t АОА и t ДК, п = 35 t АОА и | ДК, п=33

Дв. св., усл. ед. 1,77 ± 0,07 2,67 ± 0,09 ** 1,80 ± 0,11

ДК, мкмоль/л 1,24 ± 0,06 1,83 ± 0,08 ** 0,92 ± 0,04 **

КД и СТ, усл. ед. 0,29 ± 0,04 0,62 ± 0,07 ** 0,31±0,03

МДА, мкмоль/л 1,71± 0,07 0,96 ± 0,09 ** 1,13 ± 0,11 **

АОА, усл. ед. 11,09 ± 0,36 21,83 ± 1,03 ** 20,04 ± 0,94 **

СОД, усл. ед. 1,63±0,01 1,70 ± 0,04 1,63 ± 0,05

ОБН, мкмоль/л 2,34 ± 0,06 2,18 ± 0,05 2,21 ± 0,05

ОББС, мкмоль/л 1,76 ± 0,04 2,05 ± 0,06 ** 2,00 ± 0,05 **

а-токоферол, мкмоль/л 11,29 ± 0,23 8,95 ± 0,64 * 8,82 ± 0,72 *

ретинол, мкмоль/л 1,88 ± 0,04 0,64 ± 0,03 ** 0,66 ± 0,04 **

аскорбат, мкмоль/л 66,49 ± 0,88 56,68 ± 3,32 * 64,04 ± 3,08

* —р< 0,01; **—р<0,001

сидантов: а-токоферола до 8,95 ± 0,64 мкмоль/л (в группе контроля — 11,29 ± 0,23 мкмоль/л, р < 0,01) и аскорбата до 56,68 ±3,32 мкмоль/л (в группе контроля — 66,49 ± 0,88 мкмоль/л, р < 0,01). Следует отметить, что содержание ретинола в крови этих больных снижено почти в 3 раза по сравнению с контрольными значениями (0,64 ± 0,03 мкмоль/л и 1,88 ± 0,04 мкмоль/л соответственно, р < 0,001). Возможно, ретинол расходуется на ограничение процессов ПОЛ за счет обеспечения физиологического уровня а-токоферола, поскольку является его синергис-том [10].

Что касается группы женщин с бесплодием с высокой антиокислительной активностью и низким уровнем в крови диеновых конъюгатов (3-я группа), то здесь, по сравнению с группой контроля, помимо снижения первичных продуктов липопероксидации — ДК до 0,92 ± 0,04 мкмоль/л (в группе сравнения — 1,24±0,06 мкмоль/л, р < 0,001), отмечено снижение конечного продукта ПОЛ — МДА до 1,13 ± 0,11 мкмоль/л (в группе сравнения — 1,71 ±0,07; р < 0,001). При этом содержание Дв. св. и вторичных продуктов ПОЛ — КД и СТ у них существенно не различается. При рассмотрении антиоксидант-ного статуса в данной группе больных по сравнению с группой контроля отмечено возрастание уровня общей АОА крови до 20,04 ± 0,94 усл. ед. (в группе контроля — 11,09±0,36 усл. ед., р < 0,001), увеличение содержания окисленного глутатиона до 2,00 ± 0,05 мкмоль/л (в группе контроля — 1,76 ± 0,04 мкмоль/л, р < 0,001), а также снижение уровня в крови молекулярных антиоксидантов — а-токоферола до 8,82 ± 0,72 мкмоль/л (в группе контроля— 11,29±0,23

мкмоль/л, р < 0,01) и ретинола почти до 0,66 ± 0,04 мкмоль/л (в группе контроля — 1,88 ± 0,04 мкмоль/л, р < 0,001).

Если сравнивать между собой 2-ю и 3-ю группы, то здесь мы видим различия в активности ПОЛ. В сыворотке крови пациенток 2-й группы по сравнению с 3-й выше содержание Дв. св. (2,67 ± 0,09 усл. ед. и 1,80 ± 0,11 усл. ед. соответственно, р < 0,001), ДК (1,83 ± 0,08 мкмоль/л и 0,92 ± 0,04 мкмоль/л соответственно, р < 0,001) и КД и СТ (0,62 ± 0,07 усл. ед. и 0,31 ± 0,03 усл. ед. соответственно, р < 0,001). При этом содержание МДА в сыворотке крови пациенток обеих групп не имеет достоверных отличий. Возможно, это связано с более низкой скоростью перехода первичных продуктов ПОЛ во вторичные во 2-й группе по сравнению с 3-й. У них при одинаковом расходе а-токоферола и ретинола на ингибирование процессов ПОЛ, в группе с высоким содержанием ДК выявлен недостаток аскорбата, что может служить причиной накопления ДК и низкой скорости перехода их в КД и СТ.

Несмотря на различия активности ПОЛ в первые фазы процесса содержание конечного продукта пероксидации — МДА в обеих группах не отличается. Это может свидетельствовать об усилении компенсаторно-приспособительных возможностей организма. Одним из таких факторов может являться уровень пролактина в сыворотке крови женщин с эндокринным бесплодием. До настоящего времени остается спорной роль пролактина в процессах ПОЛ-АОЗ. В зависимости от концентрации в крови пролактин может выступать как антиоксидант (нормопролактинемия), либо выполнять роль прооксиданта (гиперпролактинемия), активи-

■ йоткш ш'шерствд " женскихъ болъзней

том т1 выпуск 1/2008

issn 1684-0461

рующего процессы ПОЛ [12]. Клиническое обследование больных показало, что при равном уровне общей АОА крови группу с высоким содержанием ДК (2-я группа) почти в половине случаев (17 пациенток) составили женщины с бесплодием и гиперпролактинемией (уровень пролактина повышен по отношению к контрольной группе почти в два раза). Тогда как у пациенток с низким содержанием ДК (3-я группа) гиперпролактинемия регистрировалась в трети случаев (11 женщин). Данный факт можно рассматривать как компенсаторную реакцию, благодаря которой за счет увеличения концентрации пролактина в крови пациенток при снижении концентраций молекулярных и ферментативных антиоксидантов общая АОА крови становится выше по сравнению с контрольными показателями.

Заключение

Как показали наши исследования, эндокринное бесплодие в большинстве случаев сопровождается повышенной общей АОА крови. При этом процессы липопероксидации могут носить разнонаправленный характер, что выражается в накоплении или снижении содержания первичных продуктов ПОЛ, в частности, ДК. Вместе с этим, содержание конечного продукта — МДА у этих больных не отличается между собой и имеет более низкий уровень по сравнению с группой женщин, не страдающих бесплодием и какими-либо эндокринными заболеваниями. Антиоксидантный статус в группах больных женщин мало отличается между собой, но по сравнению с контрольными показателями, у них отмечается напряжение в системе АОЗ за счет повышенного расхода а-токоферола, ретинола, аскорбата и накопления окисленного глутатиона. Результаты проведенных исследований могут являться патогенетическим обоснованием для включения в комплексную терапию для больных с эндокринным бесплодием антиоксидантов, ингиби-рующих гиперактивацию ПОЛ.

Литература

1. Бесплодный брак. Современные подходы к диагностике и лечению / Под ред. В. И. Кулакова. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2005. — 616 с.

2. Гаврилов В. Б. Анализ методов определения продуктов перекисного окисления липидов в сыворотке крови по тесту с тиобарбитуровой кислотой / Гаврилов В. Б., Гав-рилова А. Р., Мажуль Л. М. // Вопр. мед. химии. — 1987. — №1. — С. 118-122.

3. Дуринян Э. Р. Патогенез, дифференциальная диагностика и принципы лечения гиперандрогении / Дуринян Э. Р.,

Байбарина Г. В. // Акуш. и гин. — 2002. — № 4. — С.62-64.

4. Зенков Н. К. Окислительный стресс. Биохимический и патофизиологический аспекты / Зенков Н. К., Ланкин В. 3., Меньшикова Е. Б. — М.: МАИК «Наука-интерпериодика», 2001. — 343 с.

5. Зыряева Н. А. Метаболические нарушения у женщин репродуктивного возраста с аменореей / Зыряева Н. А., Назаренко Т. А. // Акуш. и гин. — 2002. — № 3. — С. 38-41.

6. Кулинский В. ЯОбмен глутатиона / Кулинский В. И., Колесниченко Л. С. //Успехи биол. химии. — М.: Наука, 1997. — Т.31. — С. 157-179.

7. Овсянникова Т. В. Эндокринное бесплодие у женщин при гиперпролактинемии / Овсянникова Т. В. // Гинекология. — 2004. — №6. — С. 320-323.

8. Оценка антиокислительной активности плазмы крови с применением желточных липопротеидов / Клебанов Г. И., Бабенкова И. В. [и др.] // Лабораторное дело. — 1988. — № 5. — С. 59-62.

9. Руководство по охране репродуктивного здоровья. — М.: Триада-Х, 2001.—568 с.

10. Свободнорадикальное окисление и антиоксидантная терапия / Казимирко В. К., Мальцев В. И. [и др.]. — Киев: Морион, 2004. — 160 с.

11. Сопоставление различных подходов к определению продуктов перекисного окисления липидов в гептан-изо-пропанольных экстрактах крови / Волчегорский И. А., Налимов А. Г., Яровинский Б. Г. [и др.] // Вопр. мед. химии. — 1989. — №1. — С. 127-131.

12. Сутурина Л. В. Основные патогенетические механизмы и методы коррекции репродуктивных нарушений у больных с гипоталамическими синдромами / Сутурина Л. В., Колесникова Л. И. — Новосибирск: Наука, 2001. — 134 с.

13. Черняускене Р. Ч. Одновременное определение концентраций витаминов Е и А в сыворотке крови / Черняускене Р. Ч., Варшкявичене 3. 3., Грибаускас П. С. // Лабораторное дело. — 1984. — №6,— С. 362-365.

14. Agamal A. Sharma Role of oxidative stress in female reproduction / Agarnal A., Gupta S. // Reproductive Biology and Endocrinology. — 2005. — Vol. 3. — P. 28.

15. Dragojevich-Diris S. Hyperprolactinaemia problem in infertile patient / Dragojevich-Diris S., Stanimirovich B. // Gynecol. Endocrinol.- 1998.-Vol. 12, Suppl. 2. — P. FS91.

16. Hisin P. J.FIuorometric method for determination of oxidized and reduced glutathione in tissues / Hisin P. J., Hilf R. //Anal. Biochem. — 1976. — Vol. 74, №1. — P. 214-226.

17. MisraH.P. The role of superoxide anion in the autoxidation of epinephrine and a simple assay for superoxide dismutase / Misra H. P., Fridovich I. //J. Biol. Chem. — 1972. — Vol. 247. — P. 3170-3175.

Статья представлена В. M. Прокопенко НИИ акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта РАМН,

Санкт-Петербург

ЖШШ АКУШЕРСТВА « ЖЕНСКИXI БОЛЕЗНЕЙ

tom lvii выпуск 1/2008

issn 1684-0461 ■

LIPID PEROXIDATION AND ANTIOXIDANT STATE IN WOMEN WITH ENDOCRINE FACTORS OF STERILITY

Kolesnikova L. I., Petrova V. A., Kornakova N. V., Labigina A. V., Suturina L. V.

■ Summary: There was studied lipid peroxidation activity and antioxidant status in 74 women with endocrine factor of sterility. Pro-

and antioxidant index has been calculated according to integrative parameters — general antioxidant activity of blood and products of peroxidation. It was revealed that group of sterile women with high antioxidant activity and hyperactivation of lipid peroxidation processes was made by patients with hyperprolactinemia (49 %).

■ Key words: lipid peroxidation; antioxidant system; endocrine sterility

■ ЖУРКШ Ш'ШЕРСТВД " ЖЕНСКИХЪ БОЛЪЗНЕЙ

tom lvii выпуск 1/2008

issn 1684-0461

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.