Научная статья на тему 'Переводы школьников в учебные заведения Самары вследствие событий Первой мировой войны'

Переводы школьников в учебные заведения Самары вследствие событий Первой мировой войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
149
66
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА / FIRST WORLD WAR / САМАРА / МИГРАЦИИ / MIGRATION / НАРОДНОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ / PUBLIC EDUCATION / СРЕДНЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ / SECONDARY EDUCATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Артамонова Людмила Михайловна

Автор исследует вопрос перевода учащихся в учебные заведения Самары как следствие военной ситуации

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Артамонова Людмила Михайловна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Schoolchildren’s Transfer to Educational Institutions of Samara as a result of the events connected with the First World War

The author explores the question of learners in educational institutions of Samara as a consequence of the military situation

Текст научной работы на тему «Переводы школьников в учебные заведения Самары вследствие событий Первой мировой войны»

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

Артамонова Людмила Михайловна

доктор исторических наук

Самарская государственная академия культуры и искусств

ПЕРЕВОДЫ ШКОЛЬНИКОВ В УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ САМАРЫ ВСЛЕДСТВИЕ СОБЫТИЙ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

На протяжении истории человечества в военное время особенно страдают дети, в том числе из-за того, что их развитие и образование протекает в самых неблагоприятных условиях. Детство и война, война и просвещение - понятия, которые противостоят друг другу по смыслу, но, к сожалению, часто пересекаются в реальности.

В литературе, посвященной Первой мировой войне, вопросы детства в основном затрагивались в связи с изучением социальной помощи сиротам и беженцам или же в связи с привлечением детей и подростков к работе в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте1.

В настоящей статье уделяется внимание воздействию войны на образование, а именно тем аспектам, которые связаны с переводом учащихся в школы тылового провинциального города, каким была Самара. Данные аспекты лишь частично рассматривались в литературе, посвященной как Самарской, так и другим губерниям2.

1 Басов Н.Ф., Аристова О.А. Опыт помощи беженцам в Костромской губернии в годы Первой мировой войны // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Серия: Педагогика. Психология. Социальная работа. Ювенология. Социокинетика. 2008. Т. 14. № 3; Корепанов А.А. Из истории Озоно-Чепецкого сиротского приюта // Материальная и духовная культура народов Урала и Поволжья: история и современность: материалы Всерос. науч.-практ. конф. Ижевск, 2013; Белов С.И. Законодательные акты как индикатор промышленного кризиса в годы Первой мировой войны (1914-1917 гг.) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 3. Ч. 2; и др.

2 Артамонова Л.М. Бедствия Первой мировой войны как причины перевода в самарскую гимназию // Культура, наука, образование: проблемы и перспективы. Материалы III Всероссийской научно-

- 307 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

Несмотря на провинциальность Самара накануне Первой мировой войны была городом с достаточно развитой культурно-просветительской инфраструктурой, которая предоставляла большие возможности для получения всех уровней образования, за исключением высшего. Уже в 1897 г. здесь в разных учебных заведениях обучалось более 90% всех детей в возрасте от 8 до 11 лет3. В конце XIX в. был поставлен вопрос о введении всеобщего начального обучения в Самарском уезде, а в начале XX в. - во всей губернии4.

После начала Первой мировой войны известный публицист самарской газеты «Волжское слово» Н. Северский (А.И. Свидерский) писал, выражая уверенность земляков, что «школа в Самаре будет функционировать во время войны... И мы должны оберегать свою школу и блюсти ее интересы до тех пор, пока не наступит крайняя минута.»5 Действительно, образовательный потенциал города в военные годы не был утрачен. Наоборот, он даже возрос. В 1914-1916 гг. в городе насчитывалось более 140 учебных заведений, в их числе - полтора десятка средних общеобразовательных и специальных учебных заведений: учительский институт, реальные училища, мужские и женские гимназии, духовная семинария, земская школа сельских учительниц, техническое железнодорожное и коммерческое училища. Неполное среднее образование давали 3 городских высших начальных училища, устроенные и для мальчиков, и для девочек6. В 1911 г. из музыкальных классов было образовано Музыкальное училище Самарского отделения Императорского Русского музыкального общества7. В военном 1914 г. оно стало давать своим учащимся, кроме профессиональной подготовки, общее образование в объеме курса прогимназии8.

Весьма многочисленными были начальные и элементарные школы. Накануне 1917 г. в городе работали 9 мужских, 9 женских и 49 смешанных приходских училищ, а также ряд подобных училищ, организованных Союзом русского народа, Обществом приказчиков при Жигулевском пивоваренном заводе, католическом

практической конференции. Нижневартовск, 2014; Васильев М.В. Беженцы Первой мировой войны и Псковская губерния // Псков. Научно-практический, историко-краеведческий журнал. 2014. № 40.

3 Артамонова Л.М. Получение Самарой губернского статуса и расширение культурного пространства провинциального города // Городская культура и город в культуре. Материалы Всероссийской научн.-практ. конф. Самара, 2012. Ч. I. С. 11.

4 Чирков М.С. Проблема введения всеобщего начального обучения в Самарской губернии (19071914 гг.) // Наука и культура России: материалы II Междунар. конф. Самара, 2005. С. 33-34.

5 Волжское слово (Самара). 1914. 21 августа.

6 Памятная книжка Самарской губернии на 1916 год. Самара, 1916. С. 36, 64-70.

7 Артамонова Л.М. Музыка в историко-культурном ландшафте Самары первой половины XX века // Профессиональное музыкальное искусство России: традиции и новаторство (Самара; 2011): Материалы Всерос. науч. конф. Самара, 2012. С. 13.

8 Волжское слово (Самара). 1914. 3 августа.

- 308 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

костеле, лютеранском приходе. Действовали также еврейская и татарские школы, ремесленные и торговые училища, школы для учеников с ограниченными возможностями. Среди начальных школ перечнем предметов и длительностью обучения выделялись 2-х, 3-х и 4-х классные училища: городские (2 женских и 1 мужское), земские (женское и мужское), духовное (для детей священнослужителей) и два епархиальных (для их дочерей)9.

Таким образом, в Самаре имелись достаточные возможности для обучения детей не только местных жителей, но и значительной части беженцев и переселенцев из зоны боевых действий, районов оккупации противником, близких к фронту губерний. Образовательный процесс функционировал, несмотря на то что значительная часть учебных площадей была отдана под устройство лазаретов, размещение солдат и военнопленных. Конечно, дети и родители, школы и учителя испытывали немало лишений. Однако желание и необходимость учиться преодолевали эти проблемы и невзгоды.

При изучении обстоятельств перевода школьников в учебные заведения Самары в годы Первой мировой войны по возможности проводилось выявление отличий в причинах переводов, характерных для мирного и военного времени. В архивных фондах ряда образовательных учреждений наряду со сведениями об учебе, личными делами, аттестатами зрелости школьников частично сохранились и прошения о приеме. Именно в них родителями, родственниками или самими учениками излагались эти причины.

Наиболее интересные материалы о приеме учеников сохранились в фонде Самарской второй мужской гимназии. Для поступления в учебное заведение родители будущих гимназистов должны были подавать прошение на имя директора. Форма заявления о приеме была строго установлена и напечатана на бланке. Указывались фамилия, имя, отчество родителей (или одного из родителей); фамилия и имя поступающего; сословие, к которому принадлежала семья; адрес проживания (или адрес последнего места жительства для недавно переехавших в Самару); основания для поступления (общие, перевод из другого учебного заведения и т.д.); степень подготовки будущего ученика; в какой класс он собирался поступать. К прошению прилагались «справки об успехах» (для переводившихся из других учреждений), метрическая выписка, «свидетельство доктора», данные о прививках, сведения о родителях (сословие, доход, возраст, род занятий), обязательство родителей по содержанию гимназиста, свидетельство о сроке явки к исполнению воинской повинности.

9 Артамонова Л.М. Музыка в историко-культурном ландшафте Самары первой половины XX века С. 10.

- 309 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

Социальное положение родителей учеников, чьи прошения сохранились, было разнообразным и охватывало различные слои городского населения. Среди них упоминались дворяне, офицеры, «военные чиновники», «потомственные граждане», мещане, купцы, церковнослужители, крестьяне. Пестрым был их этнический и конфессиональный состав10.

Анализируя прошения о поступлении в гимназию, их можно разделить на две хронологические группы: поданные до 1916 г. и поданные в 1916-1917 гг. До 1916 г. большинство новых учеников поступало в первый класс. В 1916-1917 гг. участились переводы в г. Самару из других гимназий и училищ. Основания для них были различны.

В связи с военными событиями уже к осени 1915 г. хлебные поставки в города были нарушены, в 1916 г. положение с продовольственным снабжением становилось все более тяжелым и к 1917 г. приняло особо острый характер. Именно продовольственный кризис стал одной из причин оттока населения из столиц и крупных городов центральной России. Сказался он и на судьбах гимназистов, которые вынуждены были возвращаться домой из столичных гимназий. В прошении А.П. Машкевича от 22 августа 1917 г. сказано: «Покорнейше прошу принять сына моего Михаила в седьмой класс вверенной Вам гимназии. В настоящее время он числится воспитанником седьмого класса Петроградской гимназии Я. Гуревича, и вследствие продовольственного кризиса не может продолжать в таковой своего дальнейшего образования. Приняв во внимание распоряжение Временного правительства, предоставляющее право воспитанникам Петроградских учебных заведений зачисляться в учебные заведения по месту их постоянного жительства, я надеюсь, Вы найдете возможным удовлетворить мое ходатайство»11.

Серьезным основанием для изменения места жительства и учебы были не только продовольственные, но и другие экономические трудности, ударившие по многим семьям. Военные расходы и потери, снижение производства гражданской продукции вели к падению жизненного уровня населения, вызывая рост цен, инфляцию, дефицит и другие проблемы. Эти проблемы чувствовались с самого начала войны. Уже в августе 1914 г. в Самаре били тревогу по поводу положения многих семей, мужчины из которых были призваны на войну: «...Им приходится продавать последнюю свою рухлядь, чтобы просуществовать день-два. И таких обнищавших семей много. Обходя дворы, приходится наталкиваться, положительно, на полуголых детей и женщин, вынужденных разговаривать с посетителем через двери или стоя спиной к посетителю. Домохозяева, у коих приютились солдатки со своими семьями, гонят с квартир, опасаясь неплатежа денег. Есть, наконец, дети-

10 Центральный государственный архив Самарской области (далее - ЦГАСО). Ф. 303. Оп. 1. Д. 1-18.

11 Там же. Д. 17. Л. 1.

- 310 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

сироты, у коих мать умерла, а отец взят на войну. Надо их устроить немедленно. При отце-вдовце они все же по миру не ходили, а теперь приходится содержаться подаянием»12.

Финансовые затруднения, призыв в армию мужчин-кормильцев делали невозможным содержание детей в учебных заведениях, расположенных вдали от дома, что становилось причиной перевода гимназистов из одних учебных заведений в другие. В прошении от 9 сентября 1917 г. от проживавшего в Самаре мещанина иудейского вероисповедания И.Л. Пинеса, уроженца Виленской губернии, сказано: «Имею честь покорнейше просить о переводе сына моего Моисея из Сызранской гимназии в седьмой класс вверенной Вам гимназии. Все документы его находятся в Сызранской гимназии, но справку о его успехах можно предоставить из первой мужской гимназии в г. Самаре, куда не был принят за неимением свободного места. Считаю не лишним отметить, что имею двух сыновей на войне. Обремененный большой семьей не имею возможности при постоянной дороговизне содержать сына в отдельном чужом городе, а потому обязательно прошу удовлетворить мое ходатайство и тем самым дать мне возможность продолжать учить моего сына»13.

Суть описанной выше ситуации заключается в том, что конкурс на зачисление и требования к поступающим в средние учебные заведения губернского города Самары были заметно более строгими, чем в аналогичные школы, расположенные в уездных центрах. В силу этого самарские жители, чьи дети не проходили отбор в средние образовательные учреждения своего города, отправляли их на учебу в соседние города, чаще всего в г. Сызрань, где не все вакансии заполнялись местными детьми и школьников из других мест принимали охотно14.

В мирные годы содержание школьников из Самары в домах родственников или на съемных квартирах в Сызрани не было очень обременительно. Однако в условиях войны и революции уровень расходов на ребенка-ученика в чужом городе, посильный для довоенного времени, становился неподъемным для самарских жителей.

У Моисея Пинеса возникла дополнительная проблема по переводу, поскольку он учился не в казенной школе. Он поступил в 1911 г. в частное учебное заведение 1-го разряда А. Укольского, преобразованное затем в частное же заведение Общества по открытию правительственной гимназии в г. Сызрани, где и закончил в 1915 г. четыре класса. К документам о переводе поэтому были приложены выписки

12 Волжское слово (Самара). 1914. 6 августа.

13 ЦГАСО. Ф. 303. Оп. 1. Д. 18. Л. 1.

14 Самый известный пример: 14-летний будущий писатель А.Н. Толстой, проваливший экзамены в Самарское реальное училище, но принятый в 4-й класс реального училища в г. Сызрани Симбирской губернии в 1897 г., после года обучения в котором мать сумела перевести его на учебу в Самару. (Корниенко О.И. Сызрань А.Н. Толстого // Наш современник. 2003. № 8. С. 255).

- 311 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

из Свода законов о праве сдавать экзамены в казенную гимназию учениками и выпускниками частных школ и распространении на них льгот по несению воинской повинности15.

Нельзя исключать также повышенную мобильность еврейских семей в годы войны и особенно после Февральской революции. Это было связано как с ослаблением, а затем с отменой ограничений на их проживание в тех или иных местностях, так и с опасениями межэтнических и межконфессиональных эксцессов в надвигающемся гражданском противостоянии. Возможно, эти обстоятельства отразились на прошении Ф.Ш. Бромберг, в котором выражалось желание перевести ее брата Рувима Бромберга, сына купца I гильдии, из Первой мужской гимназии Оренбурга во Вторую мужскую гимназию Самары в связи с переездом в этот город всей семьи. Прошение о переводе этого юноши в 7-й класс самарской гимназии было удовлетворено 16 сентября 1917 г.16

Необходимость перевода в другие учебные заведения могла быть вызвана передвижением населения из-за временного закрытия или полной ликвидации ряда производств в тех или иных городах. Причинами тому были или чисто экономические трудности, или техногенные катастрофы, или возможные диверсии, если речь шла об оборонных предприятиях.

Прошение от 6 августа 1916 г. о приеме в гимназию Константина Гаврилова представляет редкий пример, когда его писал не кто-то из родителей или близких родственников, а сам учащийся. В нем излагаются следующие обстоятельства: «Обучаясь в минувшем учебном году в Рязанской 3-й мужской гимназии, я проживал на квартире и столовался у своих родственников, которые в настоящее время после бывшего там в августе месяце пожара и взрывов порохового завода из Рязани выехали, а поэтому мне пришлось принять меры к подысканию другой квартиры. Все мои поиски к подысканию комнаты и хлебов не увенчались успехом, так как свободных комнат совсем не оказалось, а в особенности с полным пансионом, вследствие чего я нахожусь вынужденным перейти из Рязанской гимназии в гимназию другого города. Имея в городе Самаре родственников, которые изъявили желание взять меня на квартиру со столом, имею честь покорнейше просить педагогический совет не отказать принять меня в число учащихся второй Самарской гимназии в седьмой класс. При этом присовокупляю, что средств у меня никаких нет. Содержусь вместе с братьями и матерью на слишком незначительную пенсию после смерти отца»17.

15 ЦГАСО. Ф. 303. Оп. 1. Д. 18. Л. 4-4 об.

16 Там же. Д. 12. Л. 1.

17 Там же. Д. 15. Л. 1.

- 312 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

Наряду со средними учебными заведениями, новых учащихся из западных губерний принимали и самарские школы других образовательных уровней, например, в Самарское 3-е высшее начальное училище имени Тургенева. В училища данного типа принимались лица в возрасте от 10 до 13 лет, закончившие курс начального (приходского) училища Министерства народного просвещения18.

Родители должны были предоставить следующие документы: метрическое свидетельство о рождении ребенка, «свидетельство о привитии оспы» ему, табель об оценках в выпускном отделении приходской школы. Они также брали обязательства: «1) наблюдать за исполнением сыном моим установленных начальством правил, 2) устранять его от употребления огнестрельного оружия, 3) в случае потери сыном моим училищной книги при порче училищного имущества уплатить их стоимость, 4) уведомить о перемене адреса»19.

Фонд училища имени Тургенева сохранился в ЦГАСО. В его составе есть дела с указанием детей-беженцев, нуждающихся в пособии20, и прошениями об их переводе сюда. Так, пометка «беженец» стоит на прошении мещанина католического вероисповедания г. Вильны (Вильнюса) И.К. Тышкевича. 16 сентября 1915 г. он попросил о принятии в первый класс своего 12-летнего сына Ивана. Тот прежде учился в Виленской губернии, ставшей тогда прифронтовой, в Надеждинском народном приходском училище Лидского уезда (ныне на территории Гродненской области Белоруссии)21.

Благодаря прошениям и другим документам можно выяснить имена учеников, которые официально не числились беженцами, но также уехали в Самару от военной угрозы. Официально не числился беженцем 13-летний Эдуард-Гейнрих, о принятии которого в училище имени Тургенева просил его отец Иоанн-Яков Пуро, крестьянин Юрьевского уезда Лифляндской губернии (ныне Тартуский уезд Эстонии). Причем и школу низшей ступени он закончил в Самаре (20-е смешанное приходское училище). Однако о том, что семья мальчика переехала в Самару только в 1914 г., говорит выданная ему тогда же справка о состоянии здоровья и прививках. О недавнем приезде его в коренную российскую губернию свидетельствуют также оценки, полученные в приходском училище. Самые низкие оценки за сентябрь-декабрь 1914 г. эстонский подросток получил по малознакомым для него церковнославянскому языку - «3», русскому устному - «3» и письменному - «3-». Однако он занимался весьма старательно. За четыре указанных месяца он пропустил

18 ЦГАСО. Ф. 307. Оп. 1. Д. 39. Л. 5.

19 Там же. Д. 37. Л. 6.

20 Там же. Д. 45.

21 Там же. Д. 39. Л. 90-91.

- 313 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

только три дня занятий, а в январе-марте 1915 г. вообще только один день. В результате он сдал очередные экзамены по русскому устному и письменному на «4», получил по ним годовые оценки «3+», не сумев улучшить только оценку по церковнославянскому22.

Иногда переезд в Самару оказывался временным. Стабилизация фронта после немецкого наступления 1915 года позволила вернуться в родной город минскому мещанину Иосифу Петровскому. Он в 1915 г. перевелся в Самару из 2-го Минского высшего начального училища. Об этом свидетельствует справка-удостоверение от 2 сентября 1915 г. В сентябре следующего 1916 г. он уже просил переслать метрическую выписку и аттестат из Самарского училища им. Тургенева на его почтовый адрес в Минск, не удержавшись от мальчишеской приписки на бланке прошения: «Привет из Минска». Как и вышеупомянутый гимназист К. Гаврилов, И. Петровский сам вел дела с училищным начальством и по поводу перевода в Самару, и по обратному переводу в Минск. Впрочем, он был уже довольно взрослым юношей, 1899 года рождения. Переводился он в Самарское высшее начальное училище сразу в 3-й класс23.

Таким образом, в прошениях о приеме и переводе в учебные заведения Самары обнаруживаются интересные свидетельства влияния драматических событий в Российском государстве на личную жизнь и судьбу людей в период Первой мировой войны и начавшейся революции. Дети и подростки школьного возраста, будучи одной из уязвимых социальных групп, весьма скоро и заметно почувствовали последствия потрясений устоев общества и миропорядка. В переходах из одних учебных заведений в другие в условиях военного времени скрывались глубокие причины, заставлявшие многих менять свою жизнь, покидать прежние места обитания и учебы. На начало 1916 г. в Самаре насчитывалось только официально зарегистрированных детей-беженцев 4 825 чел.24 В эти трудные годы отдаленная от фронта Самара давала приют и место за школьной партой детям разных конфессий (православным, католикам, лютеранам, иудеям) и разных национальностей: русским, полякам, белорусам, евреям, эстонцам.

22 ЦГАСО. Ф. 307. Оп. 1. Д. 39. Л. 5-8.

23 Там же. Л. 1-4.

24 Семенова Е.Ю. Мировоззрение городского населения Поволжья в годы Первой мировой войны (1914 - начало 1918 гг.): социальный, экономический, политический аспекты. Самара, 2012. С. 566.

- 314 -

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.