Научная статья на тему 'Партии в условиях федеративного государства (конструктивный опыт ФРГ)'

Партии в условиях федеративного государства (конструктивный опыт ФРГ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
329
60
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГЕРМАНСКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ / ГЕРМАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИЗМ / УСТОЙЧИВОСТЬ ГОСУДАРСТВА / КОНСТИТУЦИОННЫЕ РЕФОРМЫ / ПАРТИЯ "АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ ГЕРМАНИИ" / ГЕРМАНСКИЕ ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ / GERMAN POLITICAL PARTIES / GERMAN FEDERALISM / STATE STABILITY / CONSTITUTIONAL REFORMS / ALTERNATIVE FOR GERMANY PARTY / GERMAN PARLIAMENTARY ELECTIONS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Саломатин Алексей Юрьевич, Корякина Ангелина Сергеевна

Актуальность и цели. Данная статья посвящена роли партий в федеративном государстве на примере ФРГ. Форма государства определяет в некоторой степени структуру и деятельность партий, но одновременно и партии оказывают влияние на жизнь государства (особенно федеративного, обладающего крайне сложным балансом власти). Материалы и методы. Авторы в первую очередь уделяют внимание деятельности германских партий и их идеологии на различных этапах истории. Они утверждают, что после Второй мировой войны в Германии не существовало региональных партий (за исключением Христианского социального союза). Используя метод сравнения и электоральную статистику, они изучают германское федеративное государство с точки зрения его устойчивости и государственной креативности. Результаты. Германское государство было очень стабильным с его системой 2,5 партии в 1940-1960-е гг. Объединение Германии в 1990 г. ускорило переход к умеренной многопартийности. Тем не менее германские партии смогли осуществить три федеративные реформы в 1994, 2006, 2009 гг. в целях упрощения принятия решений и оптимизации финансовых отношений в федерации. Но начиная с возникновения движения «Альтернатива для Германии» в 2013 г. и глубокого иммиграционного криза в 2014-2015 гг. традиционная партийная система с двумя крупными правящими партиями потеряла свою стабильность. Многое зависит от поведения большой коалиции, сформированной в марте 2018 г. после парламентских выборов 2017 г. Необходимо придерживаться более гибкой политики в отношении иммигрантов. Выводы. Как мы могли убедиться, Германия не имеет региональных партий, как Канада, что представляет угрозу для стабильности федерации. Даже «Альтернатива для Германии», несмотря на ее устойчиво радикальную фразеологию, не является сепаратистской партией. Но правящие элиты Германии должны учитывать, что различие в социально-экономическом уровне земель и в интересах населения растет не только между западной и восточной частями страны, но и между северной и южной частями. При подобных обстоятельствах необходима осторожная политика сотрудничества.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PARTIES UNDER THE CONDITIONS OF THE FEDERAL STATE (CONSTRUCTIVE EXPERIENCE OF FRG)

Background. This article is devoted to the role of the parties in a federative state, Federative Republic of Germany being as an example. Form of state determines to some extent the structure and activities of the parties but simultaneously parties influence the life of state (especially a federative one which has an extremely delicate balance of power. Materials and methods. The authors pay primary attention at the activity of German parties and their ideology at different stages of history. They claim that after the Second World War there had not been regional parties in Germany (expect Christian Social Union). Applying method of comparison and electoral statistics they study German Federative state from the point of its stability and state creativity. Results. German State was very stable with its two and a half party system in 1940-1980’s. Unification of Germany in 1990 has accelerated the transition to a moderate multy-party system. Nevertheless German party have managed to make three federative reforms (in 1994, 2006, 2009) to simplify the decision making and to optimize financial relations in the federation. But starting with appearance of the Alternativefor Germany movement in 2013 and deep immigration crisis in 2014-2015 traditional party system with two large ruling parties has lost its stability. Much depends upon behavior the grand coalition formed in March 2018 after parliamentary elections of September 2017. It is necessary for it to pursue more flexible policy concerning immigrants. Conclusions. As we have seen, Germany has not regional parties as in Canada dangerous for the stability of the federation. Even the Alternative for Germany in spite of its strong radical language is not a separatist party. But German ruling elites must keep in mind that difference in the social and economic level of lands and interests of population is growing not only between western and eastern parts of the country but also between northern and southern ones. Under these circumstances careful policy of cooperation parties is needed.

Текст научной работы на тему «Партии в условиях федеративного государства (конструктивный опыт ФРГ)»

УДК 329+342.24+342.82

DOI 10.21685/2072-3016-2018-2-9

А. Ю. Саломатин, А. С. Корякина

ПАРТИИ В УСЛОВИЯХ ФЕДЕРАТИВНОГО ГОСУДАРСТВА (КОНСТРУКТИВНЫЙ ОПЫТ ФРГ)

Аннотация.

Актуальность и цели. Данная статья посвящена роли партий в федеративном государстве на примере ФРГ. Форма государства определяет в некоторой степени структуру и деятельность партий, но одновременно и партии оказывают влияние на жизнь государства (особенно федеративного, обладающего крайне сложным балансом власти).

Материалы и методы. Авторы в первую очередь уделяют внимание деятельности германских партий и их идеологии на различных этапах истории. Они утверждают, что после Второй мировой войны в Германии не существовало региональных партий (за исключением Христианского социального союза). Используя метод сравнения и электоральную статистику, они изучают германское федеративное государство с точки зрения его устойчивости и государственной креативности.

Результаты. Германское государство было очень стабильным с его системой 2,5 партии в 1940-1960-е гг. Объединение Германии в 1990 г. ускорило переход к умеренной многопартийности. Тем не менее германские партии смогли осуществить три федеративные реформы в 1994, 2006, 2009 гг. в целях упрощения принятия решений и оптимизации финансовых отношений в федерации. Но начиная с возникновения движения «Альтернатива для Германии» в 2013 г. и глубокого иммиграционного криза в 2014-2015 гг. традиционная партийная система с двумя крупными правящими партиями потеряла свою стабильность. Многое зависит от поведения большой коалиции, сформированной в марте 2018 г. после парламентских выборов 2017 г. Необходимо придерживаться более гибкой политики в отношении иммигрантов.

Выводы. Как мы могли убедиться, Германия не имеет региональных партий, как Канада, что представляет угрозу для стабильности федерации. Даже «Альтернатива для Германии», несмотря на ее устойчиво радикальную фразеологию, не является сепаратистской партией. Но правящие элиты Германии должны учитывать, что различие в социально-экономическом уровне земель и в интересах населения растет не только между западной и восточной частями страны, но и между северной и южной частями. При подобных обстоятельствах необходима осторожная политика сотрудничества.

Ключевые слова: германские политические партии, германский федерализм, устойчивость государства, конституционные реформы, партия «Альтернатива для Германии», германские парламентские выборы.

© 2018 Саломатин А. Ю., Корякина А. С. Данная статья доступна по условиям всемирной лицензии Creative Commons Attribution 4.0 International License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая дает разрешение на неограниченное использование, копирование на любые носители при условии указания авторства, источника и ссылки на лицензию Creative Commons, а также изменений, если таковые имеют место .

A. Yu. Salomatin, A. S. Koryakina

PARTIES UNDER THE CONDITIONS OF THE FEDERAL STATE (CONSTRUCTIVE EXPERIENCE OF FRG)

Abstract.

Background. This article is devoted to the role of the parties in a federative state, Federative Republic of Germany being as an example. Form of state determines to some extent the structure and activities of the parties but simultaneously parties influence the life of state (especially a federative one which has an extremely delicate balance of power.

Materials and methods. The authors pay primary attention at the activity of German parties and their ideology at different stages of history. They claim that after the Second World War there had not been regional parties in Germany (expect Christian Social Union). Applying method of comparison and electoral statistics they study German Federative state from the point of its stability and state creativity.

Results. German State was very stable with its two and a half party system in 1940-1980's. Unification of Germany in 1990 has accelerated the transition to a moderate multy-party system. Nevertheless German party have managed to make three federative reforms (in 1994, 2006, 2009) to simplify the decision - making and to optimize financial relations in the federation. But starting with appearance of the Alternativefor Germany movement in 2013 and deep immigration crisis in 20142015 traditional party system with two large ruling parties has lost its stability. Much depends upon behavior the grand coalition formed in March 2018 after parliamentary elections of September 2017. It is necessary for it to pursue more flexible policy concerning immigrants.

Conclusions. As we have seen, Germany has not regional parties as in Canada dangerous for the stability of the federation. Even the Alternative for Germany in spite of its strong radical language is not a separatist party. But German ruling elites must keep in mind that difference in the social and economic level of lands and interests of population is growing not only between western and eastern parts of the country but also between northern and southern ones. Under these circumstances careful policy of cooperation parties is needed.

Key words: German Political parties, German Federalism, state stability, constitutional reforms, alternative for Germany party, German Parliamentary Elections.

Партии, оказывающие самое непосредственное влияние на форму государственного устройства, являются одним из самых важных элементов политической системы. Такое влияние обусловливается прежде всего особенностями партий, структурой партийной системы, политической культурой той или иной страны. И в то же время имеет место и обратное воздействие формы государственного устройства, в нашем случае федерализма, на деятельность партий, что во многом обусловливает их строение и идеологию. Очевидно, что вопросы стабильности особенно чувствительны для федераций, которые являются сложносоставными структурами с двумя параллельными уровнями власти. Партии, а вернее, комбинации партий конкретных стран, составляющих партийные системы, не могут не влиять на устойчивость федеративных государств. К примеру, в Канаде победа на выборах в 1921 г. Национальной прогрессивной партии, опиравшейся на фермеров и получившей 41 % голосов, бросила вызов давно сложившейся двухпартийной системе, а организация в 1932 г. Федерации кооперативного содружества и создание в 1935 г.

в провинции Альберта Партии социального кредита положили начало региональным партиям [1]. В условиях, когда сепаратистские настроения в франкоязычной провинции Квебек расшатывают устои Федерации, регионализация партий является, несомненно, дополнительным негативным фактором. Эти небольшие партии зачастую сменяют у руля тех или иных представителей двух главных партий, как это имело место в Манитобе, Саскачеване в 1970-х гг. или в Британской Колумбии, Квебеке, где новые демократы сумели вытеснить либералов [2].

В Германии - крупнейшей стране Западной Европы - нет той степени децентрализации, которая наблюдается в Канаде. Тем не менее на протяжении всей истории страны германские партии играли весьма противоречивую роль. Они были вынуждены подчиняться авторитарной политике О. Бисмарка, а затем Вильгельма Второго. В годы Веймарской республики они не смогли создать устойчивого политического режима, что способствовало приходу к власти нацистов в 1933 г. После Второй мировой войны воссозданная партийная система оказалась более консолидированной, трехпартийной, т.е. достаточно экономичной и устойчивой [3].

Причем возрождение германских партий после их уничтожения в период нацизма началось в землях. На базе бывших либеральных партий в Бадене и Вюртемберге возникла Свободная демократическая партия (СвДП). В Ганновере еще до окончания войны под руководством просидевшего десять лет в нацистском концлагере Шумахера была воссоздана Социал-демократическая партия Германии (СДПГ).

Однако процесс партийного строительства, начавшийся с регионов, не привел к регионализму партии и децентрализации федеративного государства. Наоборот, в ФРГ сформировалась весьма стабильная система 2,5 партий, в которой весьма небольшая партия СвДП оказалась в роли ключевого игрока, попеременно предлагавшего свои услуги двум партийным гигантам -СДПГ и ХДС/ХСС (Христианский демократический союз / Христианский социальный союз).

В свою очередь, в своеобразном тандеме ХДС/ХСС Христианский социальный союз, имея организации только в одной земле - Баварии, выполняет роль младшего партнера, заключив соглашение с общегерманской партией «Христианский демократический союз». ХСС, располагая в разное время от четверти до более чем половины голосов электората Баварии, получал весьма неплохую выгоду от сотрудничества с ХДС в виде министерских портфелей и влияния в центральных органах власти [4].

Коалиция ХДС/ХСС и СвДП продержалась у власти достаточно долго -с 1982 по 1998 г. На это время пришлось объединение Германии осенью 1990 г. и первая в послевоенной истории реформа германского федерализма 1994 г. Можно с уверенностью сказать, что эти два события оказались связанными друг с другом, поскольку организационно и финансово затратное соединение двух Германий побудило принять те меры по совершенствованию государственного механизма, которые напрашивались уже давно.

По наблюдениям специалистов, «объединение сделало германское государство более централизованным, а германское общество - менее однородным» [5]. В этой ситуации стало необходимым несколько расширить властные возможности земель. В частности, законом от 27 октября 1994 г. в Ос-

новной Закон было внесено изменение, ограничивавшее полномочия федерации в сфере конкурирующей компетенции. Теперь появилась поправка, которая гласила, что Федерация имеет права законодательства в том случае, «если существует необходимость в федеральном законодательном регулировании в целях обеспечения единообразных условий жизни на территории Федерации или сохранения правового или экономического единства в общегосударственных интересах. Правда, вследствие недостаточной четкости ее формулировки эффект данного нововведения не был значительным» [6].

Объединение Германии придало также дополнительный импульс для движения Германии к многопартийности, поскольку левый по своим симпатиям электорат бывшей ГДР не мог полностью воспринять систему западногерманских партий. В восточногерманских землях шел процесс как образования новых партий из распадавшейся бывшей правящей Социалистической единой партии Германии (СЕПГ), так и кристаллизации партий на иной основе. Кроме того, шло образование партийных структур действующих западногерманских партий. В итоге на первых после объединения страны выборах 2 декабря 1990 г. участвовало немало восточногерманских партий, объединенных в коалицию. Но ни одна из них не прошла в Бундестаг своим списком. Мажоритарными мандатами оказались представлены лишь Партия демократического социализма (ПДС) - наследница СЕПГ - и Союз «Зеленые» (соответственно 17 и 8 мест). Фактор объединения сыграл на руку правящей Христианско-либеральной коалиции [7].

Она держала победу во многом благодаря Г. Колю, который сохранил репутацию «канцлера германского единства», сильного национального лидера, способного обеспечить внутреннее согласие и экономическое процветание.

И все же к 1998 г. лимит доверия избирателей к межпартийному союзу ХДС/ХСС и СвПГ был исчерпан. Избирательная кампания их конкурентов из СДПГ прошла под конструктивным лозунгом «Мы не все будем делать по-другому, но мы будем делать лучше» и привела к власти социал-демократов в содружестве с зелеными. Она стала придерживаться либерально-демократического курса, поощряя развитие мелких и средних предприятий. Однако уже тогда одной из значимых проблем стала проблема иностранцев, поскольку «Германия с ее слишком либеральным законодательством принимает больше людей, чем все остальные государства Европейского союза. Отношение к иностранцам особенно ухудшилось после того, как весной 1999 г. по многим немецким городам пронеслась волна беспорядков, устроенных курдами в знак протеста против ареста в Турции их лидера» [8].

На выборах 2002 г. СДПГ и «зеленым» удалось сохранить власть за счет некоторых факторов: критики войны США и Великобритании в Ираке и поддержки левого электората, но уже тогда обозначилась тенденция к ослаблению левого центра. ПДС, в свою очередь, приняла предложение о сотрудничестве с отколовшейся от СДПГ левой группировкой О. Лафонтена, что принесло «новым левым» разветвленную сеть партийных организаций и содействовало успеху на выборах 2005 г. [9].

Однако главным итогом электоральной кампании того года стало формирование большой коалиции в составе ХДС/ХСС и СДПГ во главе с А. Мер-кель. Казалось бы, в стране наступило успокоение и стабильность.

Именно возникновение стратегического межпартийного консенсуса дало возможность провести в 2006 г. давно обсуждавшуюся вторую конституционную реформу. Как уже упоминалось выше, результаты первой конституционной реформы (1994) оказались весьма скромными. Новую модернизацию федеративного устройства силами совместной комиссии Бундестага и Бундесрата, которая заседала с осени 2003 г. по декабрь 2004 г., никак не удавалось осуществить.

Между тем в стране назревал законодательный кризис. В силу весьма широких полномочий Бундесрата, который вовсе не является какой-то малозначащей верхней палатой парламента, а представляет из себя весьма влиятельный федеральный институт, где представлены правительства земель, страна столкнулась с замедлением процесса законотворчества. «Если в 1949 г. только 10 % всех законов требовало одобрения со стороны Бундесрата, то в результате постепенного усиления позиций земель через Бундесрат к 1998 г. их число возросло до 60 %» [10].

В итоге было найдено компромиссное решение. «Количество законов, требующих одобрения Бундесрата, было сокращено путем предоставления землям взамен права отступать от федерального регулирования при определенных условиях». При этом конкурирующая компетенция, которой до этого широко пользовался федеральный центр, «была сокращена, а исключительная компетенция земель и федерации расширена. Из сферы конкурирующей компетенции большое количество вопросов было передано от федерации землям» [11]. Так, землям теперь полностью поручены вопросы образования, функционирования тюрем, поддержания общественного порядка, оплаты труда своих чиновников, графика работы магазинов» [12].

Отметим, что третья конституционная реформа в 2009 г. также была проведена в условиях правления большой коалиции. Она заключалась в модернизации финансовых отношений федерации и земель, между тем из обширного перечня запланированных изменений было реализовано лишь сокращение и предотвращение образования государственной задолженности [13].

Фактически в годы большой коалиции произошло сближение двух ведущих партий. СДПГ повернула в сторону неолиберализма и во многом стала ориентироваться на крупный бизнес и его экспортные интересы, в то время как ХДС под руководством А. Меркель совершила более успешный маневр влево. Желание этих партий стать партнерами привело к тому, что интересы других социальных слоев стали выпадать из поля зрения и избиратели стали обращаться к более мелким партиям, ориентированным на конкретного человека [14].

Большая коалиция, воссозданная после выборов 2013 г., работала, однако, в совершенно новых условиях. ХДС/ХСС, несмотря на масштабный успех по сравнению с 2005 и 2009 гг. (табл. 1, 2), не смогла сформировать однопартийное правительство. А. Меркель была вынуждена пойти на серьезные уступки своим социал-демократическим партнерам [15].

Европейское политкорректное общество долгое время пыталось игнорировать проблему этнических мигрантов. Однако с началом мирового экономического кризиса 2008 г. это становилось все сложнее делать.

Таблица 1

Итоги выборов в Бундестаг в 1994, 2005, 2009, 2013, 2017 гг. для ведущих германских партий (% полученных голосов)

Партии 1994 г. 2005 г. 2009 г. 2013 г. 2017 г.

ХДС/ХСС 45 35,2 33,8 41,5 32,9

СДПГ 38,3 34,7 23 25,7 20,5

СвДП 3,3 9,8 14,6 2,4 10,7

Левые 8,7 11,9 8,6 9,2

Зеленые 6,5 8,1 10,7 7,3 8,9

АдГ - - - 4,7 12,6

Таблица 2

Представительство партий в Бундестаге по итогам выборов 2005-2017 гг.

Партии, претендовавшие на представительство в Бундестаге Число мест

2005 г. 2009 г. 2013 г. 2017 г.

ХДС 180 194 255 200

ХСС 46 45 56 46

СДПС 222 146 193 153

СвДП 61 93 - 80

ПДС-Левые 54 76 64 69

Зеленые 51 68 63 67

Альтернатива для Германии - - - 94

Возникновение в 2013 г. внесистемной оппозиционной партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) - это закономерное явление, связанное с усилением социально-политической турбулентности в мире и конкретно в Западной Европе. Организованное несколькими бывшими членами ХДС движение первоначально ограничивалось только требованиями упорядоченного роспуска еврозоны, а также возвращения национальных валют или создания менее крупных и более стабильных валютных союзов. В сфере государственного управления партия выступила в поддержку института референдумов по примеру Швейцарии и привлечения в страну только высококвалифицированной рабочей силы [16]. Однако по мере развертывания иммиграционного кризиса в 2014-2015 гг. в партии не только усилились антииммигрантские настроения, но и возросла ее общественная поддержка. Она в 2014 г. провела семь депутатов в Европарламент, получила неплохие электоральные результаты на земельных выборах в Саксонии, Тюрингии, Бран-денбурге. На выборах в Бундестаг в сентябре 2017 г. она буквально ворвалась в общенациональную политику, завоевав 94 места!

На фоне неожиданных успехов молодой партии результаты двух ведущих партий - ХДС/ХСС и СДПГ - выглядят как наихудшие. В то же время укрепили свои позиции другие партии - как левые, так и центристские (см. табл. 1, 2). Такой мозаичный состав Бундестага, близкий к классической многопартийности, чего раньше не было в Германии, создал большие проб-

лемы при формировании коалиционных кабинетов [17]. Только к марту 2018 г. в стране появилось новое правительство, в котором после ухода в отставку бывшего лидера СДПГ и бывшего председателя Европарламента М. Шульца социал-демократам и христианским демократам с трудом удалось договориться. Новый лидер СДПГ Андреа Налес, будучи выдвиженцем левых сил, бросает вызов традиционным представлениям об умеренном партийном лидерстве [18].

Между тем линии территориального разлома в Германии усложняются. Если после объединения страны в 1990 г. главной проблемой была бедность восточных земель (бывшая ГДР), то в последнее время намечается существенная социально-экономическая дифференциация между регионами севера и юга. Когда-то могучие индустриальные северные земли теперь проигрывают в соревновании с более технологически продвинутыми южными землями и таким их экономическим гигантам, как «Даймлер» и «Симменс». Более успешными оказались и восточногерманские земли, расположенные в южной зоне, - Саксония, Тюрингия [19]. О территориальных особенностях свидетельствуют и итоги выборов в земельные парламенты (табл. 3).

Таблица 3

Электоральные итоги в землях Германии

Земля ХДС/ХСС СДПГ АдГ СвДП Левые Зеленые

Баден-Вюртемберг 34,4 16,4 12,2 12,7 6,4 13,5

Саар 32,4 27 10,1 7,6 12,9 6

Бремен 25 26,3 10 9,3 13,5 11

Бранденбург 26,7 17,6 20,2 7,1 17,2 5

В целом главной тенденцией как в масштабах страны, так и на уровне земель является продвижение АиГ. На выборах 13 марта 2016 г. она получила 24 % голосов в восточногерманской земле Саксонии-Анхальт и 15 % в Баден-Вюртемберге.

На сегодняшний момент наметилась тенденция противоречий не только между Востоком и Западом, но и между Севером и Югом. Доказательством тому является анализ результатов голосования в четырех землях: Баден-Вюртемберге, Сааре, Бремене и Бранденбурге (см. табл. 3).

На волне антимиграционных настроений АдГ сумела отобрать голоса практически у всех других партий. Судя по опросам общественного мнения, почти четверть граждан Германии, в том числе и не голосующих за АдГ, считает, что эта партия лучше понимает их опасения, чем традиционные партии [20]. Она же притянула к себе большую часть избирателей, голосовавших за немецких либералов [21].

Ангела Меркель охарактеризовала результаты прошедших земельных выборов как «тяжелый день» для ХДС, однако, несмотря на это, заявила о сохранении избранного ей курса [22]. Данная ситуация усугубила разногласия внутри ХДС и ХСС, а также внутри самого ХДС. Так, премьер-министр Баварии Х. Зеехофер высказал заявление о причине поражения ХДС. По его мнению, именно ошибочная политика по приему беженцев повлияла на итоги

выборов. Он заявил требование о проведении незамедлительной корректировки миграционной политики. Х. Зеехофер подчеркнул, что в противном

случае раскол общества углубится и произойдет дальнейшее усиление АдГ.

***

Как видим, в Германии не произошло глубокой регионализации партий, как в Канаде. Из всех партий, представленных в Бундестаге, только ХСС имеет региональный характер. Все прочие партии являются в полном смысле этого слова общегерманскими. Даже внесистемная АиГ, несмотря на трудности своего становления и неравноценности успехов в отдельных землях, все же является партией для всей Германии.

Одновременно с этим мы видим, что все партии демонстрируют весьма лояльное и конструктивное отношение к своему государству. Они не заражены болезнью сепаратизма. Более того, они готовы вносить лепту в его совершенствование. В ФРГ за последние четверть века проведены три реформы федерации, причем во многом благодаря межпартийному консенсусу. Удалось существенно улучшить управляемость государством, упростить законодательные процессы, конечно, трудно предвидеть последствия последних кардинальных политических перемен, связанных со снижением электоральной поддержки двух ведущих партий и продвижением во власть внесистемной патриотически-радикальной партии. Настораживает то, что кроме традиционных противоречий между западными и восточными землями возникают различия между севером и югом. В этой ситуации политические элиты должны проявить мудрость и не испытывать на прочность федерацию. Им следует, во-первых, отказаться от прежнего ошибочного курса непротиводействия иммиграционным потокам, а во-вторых, согласиться на сотрудничество с популярной в обществе молодой антииммигрантский партией. Только в этом случает участие партий в построении федеративного государства может быть признано, безусловно, конструктивным.

Библиографический список

1. Тишков, В. А. История Канады / В. А. Тишков, Л. В. Кошелев. - М., 1982. -С. 136, 141, 143, 144.

2. Мелкумов, А. А. Канадский федерализм: теория и практика / А. А. Мелку-мов. - М., 1998. - С. 63.

3. Саломатин, А. Ю. Динамика партийно-политического развития федеративных государств Европы (середина XIX - начало XXI в.) / А. Ю. Саломатин, Е. В. Наквакина // Проблемы федеративных отношений в странах Европы. - Пенза, 2017. - С. 37-42.

4. URL: Шр8://ги.-тк1реШа.о^М1к1/Христианско-социальньш_союз (дата обращения: 25.04.2018).

5. Katzenstein, P. J. Conclusion: Semisovereignty in United Germany / P. J. Katzenstein // Governance in Contemporary Germany // ed. W. E. Paterson. - Cambridge, 2005. - P. 294.

6. Лексин, И. В. Государственное устройство федераций в составе Европейского Союза / И. В. Лексин. - М., 2014. - С. 126.

7. Исаев, Б. А. История партий и партийной системы. Часть 2. История партийных систем : учебник и практикум / Б. А. Исаев. - 2-е изд. - М. : Юрайт, 2016. -С. 195, 196.

8. Патрушев, И. А. Германия в ХХ веке / И. А. Патрушев. - М., 2004. - С. 402.

9. Германия. Вызовы 21 века / под ред. В. Б. Белова. - M., 2009. - С. 105, 106.

10. Геймбух, Н. Г. Основные черты консультационной модели современного германского федерализма / Н. Г. Геймбух // Вестник Томского государственного университета. Право. - 2015. - № 1 (15). - С. 56.

11. Казак (Новоселова-Чурсина), Е. С. Современная реформа федеративных отношений в Германии / Е. С. Казак (Новоселова-Чурсина) // Конституционное и муниципальное право. - 2011. - № 9. - С. 75.

12. Heckel, M. German compromiss ends standoff on federalism / M. Heckel // Form of Federations. - 2006. - Vol. 5, № 3 (October/November). - P. 3.

13. Gesetz zur Änderung des Grundgesetzes vom 28. August 2006 // Bundesgesetzblatt. -2006. - № 41. - Teil I. - S. 2034. - URL: http://www2.bgbl.de/Xaver/start.xav?startbk= Bundesanzeiger_BGBl

14. Тимошенкова, Е. П. Особенности партийно-политического развития ФРГ и миграционный кризис 2015-2016 гг. / Е. П. Тимошенкова // Трансформация партийно-политического ландшафта в странах Евросоюза в условиях кризиса. Ч. 1. -М., 2017. - 142 с. - (Доклады Института Европы; № 337).

15. Стрелец, М. В. Германия после парламентских выборов 2013 года / М. В. Стрелец, Н. Н. Морозова // Современная Европа. - 2014. - № 3. - С. 84-86.

16. Грибовский, В. Евроскептицизм в Германии, Австрии и Швейцарии / В. Гри-бовский // Современная Европа. - 2017. - № 1. - С. 48, 49.

17. Гуляков, А. Д. Германия: является ли успешное федеративное государство лидером Евросоюза? / А. Д. Гуляков // Судьба Евросоюза и уроки для России : монография / под ред. А. Д. Гулякова. - Пенза, 2018. - С. 43.

18. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Налес,_Андреа (дата обращения: 24.04.2018).

19. Germany's new divide. The beautiful south // The Economist. - 2017. - 19th-25th August. -P. 17, 18.

20. AfD - Erfolgerschüttert Bundesrepublik // Berliner Zeitung. - 2016. - 14 März.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

21. Nocun, K. Wiesozialist die AFD wirklich? Eine Expertise zu Positionen in der AfD bei der Sozial - und Steuerpolitik 2016 / K. Nocun. - URL: https://www.boell.de

22. Seehofer: Merkel riskiert Absturz // Süddeutsche Zeitung. - 2016. - 15 März.

References

1. Tishkov V. A., Koshelev L. V. Istoriya Kanady [The history of Canada]. Moscow, 1982, pp. 136, 141, 143, 144.

2. Melkumov A. A. Kanadskiy federalizm: teoriya i praktika [Federalism of Canada: theory and practice]. Moscow, 1998, p. 63.

3. Salomatin A. Yu., Nakvakina E. V. Problemy federativnykh otnosheniy v stranakh Evropy [Problems of federal relations in Europe]. Penza, 2017, pp. 37-42.

4. Available at: https://ru.wikipedia.org/wiki/Khristiansko-sotsiaTnyy_soyuz (accessed Apr. 25, 2018).

5. Katzenstein P. J. Governance in Contemporary Germany. Cambridge, 2005, p. 294.

6. Leksin I. V. Gosudarstvennoe ustroystvo federatsiy v sostave Evropeyskogo Soyuza [State structures of federations within the European Union]. Moscow, 2014, p. 126.

7. Isaev B. A. Istoriya partiy i partiynoy sistemy. Chast' 2. Istoriya partiynykh sistem: uchebnik i praktikum [The history of the party and the party system. Part 2. The history of party systems: textbook and practical work]. 2nd ed. Moscow: Yurayt, 2016, pp. 195, 196.

8. Patrushev I. A. Germaniya v XX veke [Germany in XX century]. Moscow, 2004, p. 402.

9. Germaniya. Vyzovy 21 veka [Germany. Challenges of 21st century]. Ed. by V. B. Belov. Moscow, 2009, pp. 105, 106.

10. Geymbukh N. G. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Pravo [Bulletin of Tomsk State University. Law]. 2015, no. 1 (15), p. 56.

11. Kazak (Novoselova-Chursina) E. S. Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo [Constitutional and municipal law]. 2011, no. 9, p. 75.

12. Heckel M. Form of Federations. 2006, vol. 5, no. 3 (October/November), p. 3.

13. Bundesgesetzblatt [Federal Law Journal]. 2006, no. 41, part I, p. 2034. Available at: http://www2.bgbl.de/Xaver/start.xav?startbk=Bundesanzeiger_BGBl

14. Timoshenkova E. P. Transformatsiya partiyno-politicheskogo landshafta v stranakh Evrosoyuza v usloviyakh krizisa. Ch. 1. [Transformation of the party-political landscape in the countries of the European Union during the crisis. Part 1]. Moscow, 2017, 142 p.

15. Strelets M. V., Morozova N. N. Sovremennaya Evropa [Modern Europe]. 2014, no. 3, pp. 84-86.

16. Gribovskiy V. Sovremennaya Evropa [Modern Europe]. 2017, no. 1, pp. 48, 49.

17. Gulyakov A. D. Sud'ba Evrosoyuza i uroki dlya Rossii: monografiya [The fate of the European Union and lessons for Russia: monograph]. Penza, 2018, p. 43.

18. Available at: https://ru.wikipedia.org/wiki/Nales,_Andrea (accessed Apr. 24, 2018).

19. The Economist. 2017, 19th-25th Aug., pp. 17, 18.

20. Berliner Zeitung [Berlin newspaper]. 2016, 14 March.

21. Nocun K. Wiesozialist die AFD wirklich? Eine Expertise zu Positionen in der AfD bei der Sozial - und Steuerpolitik 2016 [Are members of the party "Alternative for Germany" socialists? An expertise on positions in the "Alternative for Germany" party in social and tax policy 2016]. Available at: https://www.boell.de

22. Süddeutsche Zeitung [Southgerman newspaper]. 2016, 15 March.

Саломатин Алексей Юрьевич доктор исторических наук, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой теории государства и права и политологии, Пензенский государственный университет (Россия, г. Пенза, ул. Красная, 40); член-корреспондент Международной академии сравнительного права, руководитель центра Сравнительной правовой политики Регионального отделения Российской ассоциации европейских исследований

E-mail: valeriya_zinovev@mail.ru

Salomatin Aleksey Yur'evich Doctor of historical sciences, doctor of juridical sciences, professor, head of the department of state theory and law and political science, Penza State University (40 Krasnaya street, Penza, Russia); corresponding member of the International academy of comparative law, head of the Center of Comparative Legal Policy of a regional branch of the Russian Association of European Research

Корякина Ангелина Сергеевна магистрант, Пензенский государственный университет (Россия, г. Пенза, ул. Красная, 40)

E-mail: valeriya_zinovev@mail.ru

Koryakina Angelina Sergeevna Master's degree student, Penza State University (40 Krasnaya street, Penza, Russia)

УДК 329+342.24+342.82 Саломатин, А. Ю.

Партии в условиях федеративного государства (конструктивный опыт ФРГ) / А. Ю. Саломатин, А. С. Корякина // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. - 2018. - № 2 (46). -С. 67-76. - DOI 10.21685/2072-3016-2018-2-9.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.