Научная статья на тему 'Пародии на нравоучительные стихотворения в "Приключениях Алисы в стране чудес" в русских переводах начала XX века'

Пародии на нравоучительные стихотворения в "Приключениях Алисы в стране чудес" в русских переводах начала XX века Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1359
104
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
"ПРИКЛЮЧЕНИЯ АЛИСЫ В СТРАНЕ ЧУДЕС" / ПЕРЕВОД ПОЭЗИИ / ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА / ПАРОДИЯ / ПАРОДИРОВАНИЕ / ГРОТЕСК / РУССКАЯ ПОЭЗИЯ / ALICE'S ADVENTURES IN WONDERLAND / POETIC TRANSLATION / THEORY OF TRANSLATION / PARODY / GROTESQUE / RUSSIAN POETRY

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Калашников Александр Владимирович

Статья посвящена особенностям переводов стихотворений, читавшихся Алисой в книге Л. Кэрролла «Приключения Алисы в Стране чудес». Анализируемые переводы объединены периодом с 1908 по 1913 г. Особое внимание в работе уделяется передаче гротеска и пародирования. В статье утверждается, что в России в начале XX в. переводы стихотворений из книги Кэрролла выполнялись с учетом элементов гротеска или элементов пародирования либо совмещались эти элементы. Сопоставление переводов и выявление релевантных характеристик поэтического текста позволили сделать вывод о том, что одной из черт переводов стихотворений из книги стала передача элементов пародирования путем включения элементов более известного стихотворения c добавлением описанию гротеска, но реализация такого подхода сказалась на передаче релевантных компонентов стихотворений. В целом переводы изучаемых поэтических фрагментов стали важным этапом в формировании более последовательных переводческих решений для передачи пародирования и гротеска в произведении Кэрролла.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PARODIED MORALISTIC POEMS IN ALICE’S ADVENTURES IN WONDERLAND TRANSLATED INTO RUSSIAN IN THE EARLY 20TH CENTURY

The paper features the poems recited by Alice in L. Carroll’s Alice’s Adventures in Wonderland, with a focus on their translations into Russian done between 1908 and 1913 in Saint Petersburg. A special attention is given to the attempts to keep in the translations the features of grotesque and parody. The paper argues that during the formation of poetic translation in Russia in the early 20th century Carroll’s poems from the book were rendered with the relevant elements of grotesque or parody, or combining both. The comparison of the translations and identifying relevant features of the poems promoted to the conclusion that adding grotesque features to the parody in the form of a better known poem in the target language got a wider use among translators. However, this approach caused the omission of some relevant elements of the source text. Overall, the poems in the book in the early 20th century editions played a significant part in shaping more consistent translation solutions to render Carroll’s book into Russian.

Текст научной работы на тему «Пародии на нравоучительные стихотворения в "Приключениях Алисы в стране чудес" в русских переводах начала XX века»

УДК 81'255.2

DOI 10.25205/1818-7935-2018-16-1-96-107

А. В. Калашников

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» ул. Мясницкая, 20, Москва, 101000, Россия

remkas@mail. т

ПАРОДИИ НА НРАВОУЧИТЕЛЬНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ В «ПРИКЛЮЧЕНИЯХ АЛИСЫ В СТРАНЕ ЧУДЕС» В РУССКИХ ПЕРЕВОДАХ НАЧАЛА XX ВЕКА

Статья посвящена особенностям переводов стихотворений, читавшихся Алисой в книге Л. Кэрролла «Приключения Алисы в Стране чудес». Анализируемые переводы объединены периодом с 1908 по 1913 г. Особое внимание в работе уделяется передаче гротеска и пародирования. В статье утверждается, что в России в начале XX в. переводы стихотворений из книги Кэрролла выполнялись с учетом элементов гротеска или элементов пародирования либо совмещались эти элементы. Сопоставление переводов и выявление релевантных характеристик поэтического текста позволили сделать вывод о том, что одной из черт переводов стихотворений из книги стала передача элементов пародирования путем включения элементов более известного стихотворения с добавлением описанию гротеска, но реализация такого подхода сказалась на передаче релевантных компонентов стихотворений. В целом переводы изучаемых поэтических фрагментов стали важным этапом в формировании более последовательных переводческих решений для передачи пародирования и гротеска в произведении Кэрролла.

Ключевые слова: «Приключения Алисы в Стране чудес», перевод поэзии, теория перевода, пародия, пародирование, гротеск, русская поэзия.

Введение

Поэзия составляет заметную часть литературного творчества Льюиса Кэрролла. Она представлена и в широко известном его прозаическом произведении «Приключения Алисы в Стране чудес» (далее «Приключения»). Включение в относительно небольшую книгу 11 стихотворений свидетельствует о важности поэтического компонента для авторского замысла. К переводу поэтических фрагментов с гротескными пародиями на нравоучительные стихотворения Кэрролл относился скептически, поэтому рекомендовал их пропускать [Weaver, 1964. P. 33]. Тем не менее стихотворения переводились начиная с первых изданий, в том числе на русский язык.

В России в начале XX в. (с 1908 по 1913 г.) в Санкт-Петербурге было опубликовано четыре перевода книги, три из которых создавались почти одновременно М. Д. Гранстрем [Кэрролл, 1908], А. Н. Рождественской [Кэрролл, 1908-1909] и П. С. Соловьёвой [Кэрролл, 1909]. В 1913 г. был сделан анонимный перевод [Кэрролл, 1913]. Предлагаемый для исследования материал представлен тремя стихотворениями, читавшимися Алисой: How doth the Little

Калашников А. В. Пародии на нравоучительные стихотворения в «Приключениях Алисы в Стране Чудес» в русских переводах начала XX века // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2018. Т. 16, № 1. С. 96-107.

ISSN 1818-7935

Вестник НГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2018. Том 16, № 1 © А. В. Калашников, 2018

Crocodile, You are Old, Father William и 'Tis the Voice of the Lobster, и их вариантами на русском языке.

Актуальность исследования заключается в том, чтобы продолжить изучение перевода стихотворений, выступающих частью прозаического текста, пародирования, тенденции в переводах «Приключений» использовать иные, более известные, стихотворения для передачи поэтических фрагментов. Эти вопросы перевода стихотворений получили общее освещение, в частности в работах Е. Г. Эткинда [1963], Н. М. Демуровой [1970. C. 180-181], анализировавших перевод П. С. Соловьёвой, и Дж. Коннолли [Connolly, 1996], разбиравшего перевод В. В. Набокова. Тем не менее сопоставления переводов стихов из «Приключений» приблизительно того же периода не проводилось, хотя столь часто - четырежды с 1908 по 1913 г. -переводы этой книги в XX в. не выполняли. В современных работах по теории поэтического перевода [Казакова, 2006; Сагратян, 2001] применимые, в том числе, к этому произведению принципы и подходы изучаются, но в целом эти стихотворения не часто освещаются в значимых работах по теории перевода, возможно, в силу многообразия переводческих решений, требующихся для выражения замысла Кэрролла.

Новизна исследования заключается в изучении ранних, менее известных переводов читавшихся Алисой стихотворений, выполненных в дореволюционной России. Возможность в то время создавать переводы, не руководствуясь строгим соблюдением принципов теории, и вовлеченность в практику перевода писателей и литераторов могли предполагать отступления от оригинала. Рассмотрение переводов начала XX в. позволит привлечь внимание к изучению этапа в переводческой деятельности, когда теория перевода, поэтический перевод и перевод с элементами игры слов находились в России в стадии становления [Демурова, 1992. С. 21; Федоров, 1958. C. 299-301]. Высказывалось мнение, что в тот период применительно к «Приключениям» отсутствовала последовательность в концепции практики перевода [Демурова, 1992. С. 19].

Принимая во внимание период создания переводов и особенности исследуемых стихотворений, в статье будет утверждаться, что в период становления поэтического перевода в России переводы стихотворений из «Приключений» выполнялись с учетом определенных принципов: необходимость сохранить элементы гротеска или элементы пародирования либо совмещение этих элементов, что способствовало закладыванию основ в отношении перевода стихотворений в «Приключениях». Чтобы подтвердить предположение о следовании этим принципам, на материале из четырех переводов будут выявлены передача элементов гротеска, наличие или отсутствие отсылки к пародируемому стихотворению и дополнительные компоненты.

Методика анализа стихотворений

в оригинале и переводе

Стихотворения-пародии составляют особую значимую часть «Приключений», выступая заметным признаком произведения, продолжавшего традицию карнавальной культуры [Hennelly, 2009; Шор, 2003]. Карнавальная традиция в этой сказке представлена гротеском и интертекстуальностью, выраженными пародированием известных детям викторианской эпохи стихотворений. Гротеск, свойственный произведениям с карнавальной традицией и стилю литературных произведений Кэрролла [Heyman, Shortsleeve, 2011. P. 165], выражается свободой в выборе языковых средств, отсутствием логики и «переворачиванием» принятых в практике понятий, выражением необычного и неожиданного. Такое понимание гротеска позволяет приблизить его к все еще формирующемуся в тот период понятию нонсенс, в связи с чем в работе предлагается пользоваться понятием «гротеск» как эквивалентом нонсенса. Понятие интертекстуальности, понимаемое как «отношение сосуществования двух и более текстов» [Genette, 1997. P. 18], было развито Ю. Кристевой и другими учеными на основе понятия диалогизма (термин М. М. Бахтина) [Bakhtin, 1984]. В исследуемых стихотворениях такое сосуществование текстов представлено преимущественно пародированием известных детских нравоучительных стихотворений.

При анализе переводов будут учтены способы перевода стихотворений, предложенные У. Уивером, американским исследователем творчества Кэрролла, поскольку в них косвенно

утверждалась необходимость сохранения гротеска и пародирования. Изучая ранние переводы «Приключений» на многочисленные языки, Уивер впервые отметил важность выражения в поэтических фрагментах из «Приключений» гротеска и связи с другими произведениями как существенных компонентов для перевода [Weaver, 1964. P. 93]. Он выделил три способа передачи поэтического текста в «Приключениях»: создание иного стихотворения, передача без отсылки к пародируемому стихотворению и третий способ, «особый и оптимальный» [Ibid. P. 85], представленный созданием пародии на известное в культуре языка перевода стихотворение с подражанием стилю английского автора [Ibid.]. Первый способ перевода в анализируемых в данной статье произведениях не выявлен. Второй способ косвенно указывает на перевод без отсылок, что в стихотворениях Кэрролла, представлено в том числе передачей элементов гротеска. Третий способ, перевод-подражание, до Уивера в работах по литературному переводу не упоминался, хотя существовал и представлен, в том числе, в данном исследовании.

Передача поэтических фрагментов требует внимательного изучения и текста оригинала, и текста перевода. В связи с этим в данной статье стихотворения сначала проанализированы в тексте оригинала для понимания контекста и связи с пародируемыми произведениями. Для предлагаемого анализа переводов стихотворения будут сгруппированы по авторам переводов: по три стихотворения из переводов Рождественской и Соловьёвой, два - из перевода Гранстрем и одно - из издания 1913 г. На материале фрагментов из четырех переводов будет обнаружено наличие или отсутствие отсылки к пародируемому стихотворению, передача элементов гротеска и дополнительные компоненты, в частности степень нейтральности лексики в переводе. Такой анализ позволит выявить намерение переводчиков передать сочетание элементов гротеска и пародирования или намерение сосредоточиться на одной из упоминаемых характеристик стихотворений. Степень влияния выявленных принципов передачи стихотворений будет также представлена на примере переводческих решений из изданий «Приключений» начала 1920-х гг., прямо или косвенно связанных с Петроградом и обладающих определенными чертами предыдущих переводов, выполненных в Санкт-Петербурге до революции 1917 г.

Стихотворения в оригинале

Исследуемые стихотворения представляют собой пародии на нравоучительные произведения И. Уоттса из сборника «Божественные песни для детей» 1715 г. «Противу праздности и шалостей» (Against Idleness and Mischief), и «Лентяй» (Sluggard), а также «Радости старика и как он их приобрел» (The Old Man's Comforts and How He Gained Them), написанное в 1799 г. Р. Саути. Расположенные в главах II, V и X прочитанные Алисой стихи в книге связаны. Главная героиня говорила, что предыдущее стихотворение она рассказала неправильно, после чего столь же неудачно пыталась прочитать еще один фрагмент, пародирующий более известный. Очередной искаженный вариант сопровождался критическими репликами персонажей книги: not the right, wrong, curious, the most confusing that I ever heard [Carroll, 1978. P. 38, 69, 139]. Собеседники просили рассказать очередное стихотворение, указывая на его начальную строку, тем самым создавая на уровне диалога взаимосвязь, которую можно считать приемом анадиплосис, т. е. повтором последнего слова или части предложения, с которого начинается следующее предложение [Enos, 1996. P. 9]. Без изменений упоминаются лишь части первых строк, например: How doth the little... Такие цитирования, похожие на аллюзии-зачины, в оригинале прерываются неожиданным продолжением, в частности введением иных персонажей: bee - crocodile, sluggard - lobster, но сходство синтаксических конструкций позволяет узнать пародируемое произведение, даже в тех случаях, когда писатель заменял архаичную лексику на более доступную для понимания во второй половине XIX в. Заметных отсылок-цитат, выбивающихся из канвы произведения, Кэрролл не добавлял, избегая явного указания на первоначальное стихотворение.

Первое стихотворение «Трудолюбивая пчела» Алиса пыталась прочитать себе, так как не могла понять, в кого она превратилась и где находится. Основные персонажи пародируемого стихотворения и пародии представлены пчелой и крокодилом соответственно. Кэрролл использовал два четверостишия, тогда как полное стихотворение представлено четырьмя. По-

вторяется начало первой строки Уоттса: How doth the little..., в которой сохранен архаичный вариант третьей формы глагола do: doth вместо does. Пародирование проявляется в выражении противоположной идеи: трудолюбие пчелы превратилось в беспечность, коварство и праздность крокодила. В стихотворении присутствует ирония, выраженная словами с уменьшительно-ласкательной характеристикой little: little crocodile - 'крокодильчик', little fishes -'рыбки', и глаголом с положительной коннотацией to welcome - 'приветствовать'. Так изображается улыбающийся крокодил, «приветствующий» челюстями рыбок.

Гусенице Алиса прочитала стихотворение «Папа Вильям», основанное на произведении Саути. Это самое большое из стихотворений Алисы и единственное из трёх, в котором персонажами выступают люди, в том числе заглавный персонаж William. Выбор стихотворения с персонажами-людьми, а не животными добавляет отличия от двух других стихотворений, что также выступает особенностью среди стихотворений Алисы. Стихотворение состоит не из шести, как в первоначальном варианте, а из восьми строф, в которых представлено общение на основе вопросов и ответов. Лексика по своим стилистическим характеристикам разнообразна. Хотя большинство слов нейтральные, встречается разговорная лексика, например сочетание give yourself airs - 'важничать', 'заносчиво себя вести', эмоционально-экспрессивные слова sage - 'мудрец', youth - 'юнец'. Образы папы Вильяма в описаниях Саути и Кэрролла противопоставляются: вместо изображения терпеливого, спокойного и набожного человека в «Приключениях» он представлен раздражительным и неуравновешенным.

Черепаха Квази и Грифон услышали от Алисы фрагмент, отдаленно напоминавший «Лентяя» Уоттса. Главная героиня не могла вспомнить правильный текст, поскольку «мысли ее были так заняты омарами и морскою кадрилью, что она и сама не знала, что говорит» (перевод Н. М. Демуровой) [Кэрролл, 1978. C. 84], в связи с чем упоминание омара в этом фрагменте не случайно. Из пяти строф Уоттса Кэрролл создал вариант на основе первой и третьей строф, начинающихся соответственно: 'Tis the voice of the... и I passed by... Начальные строки фрагментов содержат синтаксические конструкции, сопоставимые с синтаксическими конструкциями из Уоттса. Стихотворение Кэрролла содержит архаизм с апострофированной гласной i: 'tis вместо it is, эмоционально-экспрессивную лексику tremulous - 'трепетный' и boon -'благо'. Персонажи у Кэрролла изменились: главный герой стихотворения Уоттса лентяй стал зажаренным омаром, притворяющимся, что не боится акул, а во второй части колючие кустарники thorn и thistle были заменены на животных owl и panther. Своеобразность средств описания выражена, в частности сравнением, содержащим в структуре эллипсис сказуемых: As a duck with its eyelids, so he with his nose - дословно: «Как утка веками, так и он носом», и незаконченностью последней строки, в которой подразумевается, что сова была съедена, т. е., как и в стихотворении о крокодиле, Кэрролл возвращается к идее коварства.

Обобщая характеристики стихотворений в оригинале, следует выделить компоненты, предполагающие их непременный учет в переводе: религиозно-нравоучительный характер стихотворений, ставших основой пародий; изменения в содержании, направленные на создание гротеска; дословное цитирование начальных строк пародируемых стихотворений в качестве зачинов. Выявленные элементы гротеска и пародирования, обоснованность выбора прецедентного текста и стилистические особенности текста оригинала будут учитываться далее как составляющие оценки адекватности перевода на русский язык.

Приступим к анализу стихотворений Л. Кэрролла в переводе.

Стихотворения в переводе Гранстрем

В 1908 г. в Санкт-Петербурге впервые в XX в. был опубликован на русском языке перевод-пересказ Матильды Давидовны Гранстрем (1848-1930) «Приключения Ани в мире чудес» [Кэрролл, 1908]. В этом издании персонажи получили распространенные в России имена: например, главную героиню зовут Аня, упоминается Квакун двадесятый - персонаж, известный по переводу Жуковским древнегреческой пародийной поэмы «Батрахомиомахии», известной также как «Война мышей и лягушек». Вместо стихотворений Кэрролла в книгу были включены без изменений известные басни.

Вместо стихотворения о крокодиле Гранстрем включила в перевод басню «Стрекоза и муравей» [Там же. C. 17], чем идея отсылки к иному произведению была сохранена. Нра-

воучительность иронически выражена в последних, ставших крылатыми, строках: «Ты все пела? это дело: Так поди же, попляши!» [Кэрролл, 1908. C. 17]. «Папа Вильям» в переводе Гранстрем стало басней «Ворона и Лисица» [Там же. C. 58]. В басне содержатся идеи доверчивости, лести и коварства. Тем не менее не очень удачный выбор прецедентного текста видится в отсутствии персонажей-людей и изложения, основанного на диалоге, тогда как в басне изображается лесть Лисицы, обращенная к Вороне, державшей в клюве сыр. Стихотворение, читавшееся Черепахе и Грифону, не представлено, что повлекло пропуск части прозаического текста.

В переводе Гранстрем гротеск не был передан. Использовавшиеся для перевода басни длиннее, чем стихотворения в книге Кэрролла, что можно считать недостатком предлагавшегося переводческого решения. Добавление басен, вероятно, позволило детям младшего возраста найти в книге вместе с описанием необычных и не всегда понятных событий что-то знакомое. В то же время читатели более старшего возраста могли задаться вопросом: откуда в сказке английского автора появились басни И. А. Крылова? В отношении стиля лексических средств отметим, что басни содержат и возвышенную лексику: до вешних дней, злая тоска, не оставляй меня, в мягких муравах в «Стрекозе и Муравье», и уменьшительно-ласкательную лексику: близёхонько, голубушка, сестрица в «Вороне и Лисице». Внесение такой лексики в перевод «Приключений» еще больше усилил отличие русского варианта от текста Кэрролла с элементами гротеска.

Стихотворения в переводе Рождественской

С ноября 1908 по октябрь 1909 г. санкт-петербургский журнал «Задушевное слово. Чтение для детей младшего возраста» [Кэрролл, 1908-1909] частями публиковал перевод «Приключений», выполненный Александрой Николаевной Рождественской (1846-1909), переводчицей детской литературы с английского языка. В отличие от перевода Гранстрем другие тексты в качестве основы для стихотворений не использовались. Основное внимание уделялось содержанию и гротеску в стихотворениях Кэрролла. Можно отметить, что Рождественская первой предложила имя главной героини Алиса, приближенное к оригинальному и ставшее принятым в русской культуре для главного персонажа «Приключений».

Для стихотворения о крокодиле, начинающегося в переводе словами: «Малютка-крокодил в волнах Хвост золотой купает...» [Кэрролл, 1911. C. 29] (оригинал: How doth the little crocodile Improve his shining tail), Рождественская создала вариант без отсылки к какому-либо иному произведению. В этом переводе идея коварства более эксплицирована многозначным глаголом пленять: «Пленяет рыбок и, смеясь, Глотает их с хвостами!» [Там же. C. 70], хотя у Кэрролла крокодил «приветствует» рыбок челюстями (оригинал: And welcomes little fishes in, With gently smiling jaws!). Для передачи высокого стиля, необходимого в стихотворении для иронии, встречается возвышенная лексика - пленять, и применена инверсия определения и определяемого существительного: хвост золотой, в духе торжественной поэтической речи. Был передан уменьшительно-ласкательный компонент little для персонажей: малютка-крокодил, рыбки.

В «Папе Вильяме» для первой части фрагмента в соответствии с оригиналом предлагается вариант «Ты - старик, мой отец; ослабел ты от лет, - Сказал сын» [Там же. C. 85-87] (оригинал: "You are old, father William," the young man said). Хотя в этом переводе признаки пародирования отсутствуют, в нем переданы элементы гротеска, представленные чем-то необычным: «Как в такие года ухитряешься ты Вверх ногами так часто стоять? [.] Как же гуся всего - объясни это мне - Мог с костями и клювом ты съесть?» [Там же] (оригинал: "And yet you incessantly stand on your head - Do you think, at your age, it is right?" [ ... ] Yet you finished the goose, with the bones and the beak - Pray, how did you manage to do it?"). При описании способности съесть гуся использовалось многозначное слово зубастый. Сопоставимая структура стихотворения из четырех вопросов и трех ответов сохранена только в этом из исследуемых переводов. При отказе от пародирования обнаружены еще и лексические пропуски: фрагмент I took to the law, And argued each case with my wife передан «Я судился не раз, Никогда адвокатов не брал, Сам свои все дела защищал на суде», не передано упоминание жены (wife); пропущен фрагмент By the use of this ointment - one shilling the box - Allow me

to sell you a couple?, пропущено имя заглавного персонажа. Стиль в переводе создается в целом нейтральный, хотя присутствуют и разговорные слова зубастый, убирайся, ухитриться.

Стихотворение об омаре, как и у Кэрролла, разделено на две части: «Чу! голос омара победно звучит» и «Я шел мимо сада» [Кэрролл, 1911. С. 2G4-2G5]. Пародирование в этом стихотворении не передано. Главный персонаж lobster - 'омар' и значимые элементы английского текста сохранены, например: You have baked me too brown, I must sugar my hair, хотя с изменениями и добавлением обращения дети и введением образа кухарки: «Я, дети, поджарен. Пускай подсластит Кухарка меня своей честной рукой» [Там же. C. 2G4]. В то же время пропущена строка As a duck with its eyelids, so he with his nose Trims his belt and buttons, and turns out his toes. Во второй части стихотворения не передана незаконченность в последней строке: And concluded the banquet by - «Воркнула пантера... и совушка ей Дает нож и вилку, как можно скорей» [Там же]. Глагол ворковать, относящийся к характеристике хищника, добавлен, вероятно, для придания описанию коварства пантеры, противопоставляемого смиренностью совы. Возвышенность изложения достигается встречающимся в поэзии архаичным междометием чу - 'tis и инверсией воркнула пантера. Таким образом, все поэтические фрагменты у Рождественской были переведены без отсылок к прецедентным текстам. В связи с этим из текста перевода без реплик персонажей книги читателям не становится самоочевидным, на основе лишь фоновых знаний, почему Алиса получала много замечаний от тех, кто слушал ее стихи. При этом стихотворения переведены с заметными отступлениями от оригинала. Можно предположить, что переводчица отказалась от пародирования в пользу передачи гротеска во избежание создания связи с культурой текста перевода. Такое сохранение описания более близкого к культуре текста оригинала было достаточно нестандартным для перевода в России сказок в начале XX в.

Стихотворения в переводе Соловьёвой

Поэтесса Поликсена Сергеевна Соловьёва (1S61-1924), сестра философа В. С. Соловьёва, выполнила перевод «Приключений» под псевдонимом Allegro в 19G9 г. для санкт-петербургского детского журнала «Тропинка» [Кэрролл, 19G9]. Пародирование в стихотворениях в русском издании было представлено с помощью измененного текста произведений А. С. Пушкина: фрагмента «Птичка божия» из поэмы «Цыганы», фрагментов из поэмы «Полтава», из стихотворения «Песнь о вещем Олеге», а также из стихотворения М. Ю. Лермонтова «Выхожу один я на дорогу».

Стихотворение о крокодиле начиналось в переводе словами: «Божий крокодил не знает ни заботы, ни труда.» [Там же. C. 124] (оригинал: How doth the little crocodile Improve his shining tail), установившими связь с поэзией Пушкина. Использование фрагмента из «Птички божией» оказалось до некоторой степени уместным, поскольку в нем присутствует религиозная тематика. Главный персонаж пародии крокодил остался без изменений, но о рыбках, упоминаемых в оригинале little fishes, в переводе не сказано. Уменьшительно-ласкательные характеристики из стихотворения в оригинале отсутствуют. Дополнительно вместо текста And pour the waters of the Nile On every golden scale! How cheerfully he seems to grin, How neatly spreads his claws переводчица вводит идею городской жизни: «Он квартир не нанимает И прислуги - никогда». Тем не менее окончание сюжетной линии о крокодиле представлено идеей коварства в соответствии с замыслом Кэрролла: «щелкнет пастью и плывет». В отличие от оригинала, в текст добавлена почти дословно еще одна строка из «Птички божией»: «Солнце-ль красное взойдет» [Там же], делающая отсылку более явной. В то же время вышеупомянутая инверсия компенсирует устаревшее слово doth в начале стихотворения Кэрролла.

Стихотворение «Папа Вильям», переделанное на мотив «Горит восток зарею новой» [Там же. C. 292], представлено пародированием третьей песни, посвященной бою, из поэмы Пушкина «Полтава». В переводе этот фрагмент оказался несколько больше по размеру, чем «Папа Вильям» Кэрролла. Общение людей Соловьёва заменила на пробуждение утреннего леса, обитатели которого, грибы и насекомые, ждут появление гриба боровика, что делает этот вариант абсолютно не похожим на стихотворение «Папа Вильям», в котором представлен диалог людей разных поколений. Описание растений и животных в качестве персонажей

сближает стихотворение в переводе с другими двумя стихотворениями, в которых персонажи - животные. Перевод содержит значительное количество эмоционально-экспрессивной лексики: жемчуга, пленяет, свершает, сочетания: стоустая молва, в багряной шапке, инверсию: в заросли еловой.

Стихотворение об омаре передано пародированием «Песни о вещем Олеге» Пушкина: «Как ныне сбирается гордый омар» [Кэрролл, 1909. C. 598-599] (оригинал: 'Tis the voice of the Lobster). В переводе оно стало длиннее, но содержание русского варианта сохранило идею о надменном омаре, тщательно одевающемся перед прогулкой. В отличие от оригинала, где сказано, что храбрость омара с появлением акулы исчезла, идея коварства эксплицирована, поскольку в русском варианте стихотворения акула проглатывает омара. В переводе присутствует многозначность, представленная словом сбираться в значениях 'приближаться' и 'готовиться'. Во второй части пародируется стихотворение Лермонтова: «Выхожу один я на дорогу. Сквозь забор мне виден старый сад» [Там же]. Выбор стихотворения вполне оправдан, поскольку оно содержит религиозную окраску, представленную, например, словами «пустыня внемлет богу». В соответствии с оригиналом, последняя строка осталась неоконченной «И сова, от голода бледнея, Стала пучить круглые глаза, А над ними, вечно зеленея, Старых ив...» [Там же. C. 600]. Среди лексических средств использованы в основном нейтральные, но поэтический стиль достигается инверсией: на берег морской, по моде последней, лучшую выбрав из праздничных пар. В части стихотворения об омаре выявлена более разговорная лексика: пуговки, ошалеть. Соловьёвой в переводах удалось совместить элементы гротеска и пародирования, что до нее столь последовательно не предлагалось в переводах «Приключений». В то же время можно отметить, что некоторые из стихотворений получились несколько больше.

Стихотворения в издании 1913 г.

В 1913 г. появился анонимный перевод под названием «Алиса в волшебной стране», автором которого мог быть редактор журнала «Золотое детство» М. П. Чехов [Кэрролл, 1913]. Одна из черт издания заключается во внимании к прозаическому тексту и пропускам почти всех стихотворений, кроме стихотворения о крокодиле, представленного измененными первыми строками басни Крылова «Мартышка и очки». Стихотворение было передано заглавием и одним предложением с помощью приема спунеризма, т. е. игры слов, при которой части близкорасположенных слов меняются местами: «Очкишка и марты. Старишка в мартости слаза глабами стала!» [Там же. C. 11]. Следует отметить, что такой искаженный фрагмент басни позже упоминался К. И. Чуковским со ссылкой на художника И. Э. Грабаря [Чуковский, 2001. C. 353]. Этим приемом достигается комический эффект, но не представлены идея коварства и противопоставление моральным ценностям, выраженные в оригинале. Переводчику удалось даже в миниатюрном отрывке сохранить и гротеск, представленный игрой слов, и отсылку к известному произведению. Тем не менее передача гротеска искажением слов позволяет считать стиль стихотворения сниженным по сравнению с оригиналом.

Обсуждение и результаты

Анализ переводов подтвердил предположение о намерении переводчиков начала XX в. передать замысел Кэрролла, ставя акцент на элементах гротеска или пародирования либо совмещая их. При этом часто элементы гротеска и пародирования совмещались, а не передавались в отрыве друг от друга. Показано, что в трех переводах использовались прецедентные тексты, представленные стихотворениями поэтов первой половины XIX в.: Крылова, Пушкина и Лермонтова. Так, известность стихотворений и приблизительная соотнесенность периода английских произведений - XVIII в., проявились при выборе текста для пародирования в переводе. В каждом из переводов книги стихотворения Алисы последовательно передавались в соответствии с определенным принципом: акцентированием пародирования -у Гранстрем; сохранением гротеска - у Рождественской, передачей гротеска и пародирования - у Соловьёвой и в издании 1913 г.

Анализ ранних переводов позволил выявить решение, не отмечавшееся ранее в работах по теории и практике перевода: использование без изменений стихотворений, не относящихся к оригиналу, но представляющих собой прецедентные тексты. Примечательно, что и при отказе от передачи гротеска, и при отказе от передачи пародирования релевантные для перевода компоненты не были сохранены полностью, как у Гранстрем, или частично, как у Рождественской. Следовательно, передача пародирования не могла стать причиной пропуска существенных элементов оригинала, в том числе гротеска. В переводах Рождественской, где преобладало намерение передать гротеск, учтены особенности содержания стихотворений, хотя некоторые существенные элементы остались невыраженными. В качестве компенсации отказа от пародирования были добавлены отсутствующие элементы, например многозначные слова.

Среди особенностей техники пародирования выделяется эксплицированная отсылка к источнику пародии: не начальная строка, как у Кэрролла, а вся басня целиком, что заметно в переводах Гранстрем. Эта переводчица дважды пользовалась прямым цитированием, сделав фрагменты текстов узнаваемыми читателями, но это не позволило, тем не менее, выразить содержание текста оригинала. В ее переводе пародирование не приводит к эффекту гротеска, который в нескольких других переводах представлен внесением в прецедентный текст элементов, искажающих исходное содержание. Добавление ею прецедентного текста указывает на несоответствие между английской сказкой и добавленной в нее известной в России басни, в чем и проявляется общая парадоксальность такого переводческого решения.

В переводах следует отметить использование в некоторых случаях прецедентных текстов, не обладающих религиозным содержанием, например басен. В баснях отсутствует религиозная тематика, свойственная пародируемым стихотворениям в оригинале. В то же время о возможности пользоваться ими в качестве аналога свидетельствует их известность, антропоморфизм и черты своеобразной дидактической установки, проявляющиеся у Кэрролла иначе - в форме иронии.

Пародирование и гротеск с использованием фрагментов произведений русской литературы представлены преимущественно у Соловьёвой, в переводах которой коммуникативная установка стихотворений Кэрролла гораздо заметнее. Для пародии на «Лентяя» Уоттса ею было предложено два разных более объемных фрагмента, созданных на основе стихотворений Пушкина и Лермонтова. В издании 1913 г. заметно, что стихотворения, входившие в состав сказки, не считались в тот период обязательными для ее адекватного перевода, но добавление редкого приема спунеризма несколько компенсировало отсутствие поэтической составляющей книги.

Помимо выявления случаев акцентирования переводчиками внимания либо на передаче гротеска, либо на пародировании, обнаружилась тенденция к переходу от воспроизведения только гротеска к передаче пародирования, совмещенной с гротеском. Технически это осуществлялось с помощью отсылки к известным произведениям - прием, представленный в полной мере в переводе Соловьёвой и фрагментарно в анонимном переводе 1913 г. Эта последовательность в выборе принципов перевода трех стихотворений из «Приключений», выполненного до 1917 г., свидетельствует о сознательном отходе от стратегии сохранения плана содержания без учета его дополнительной связи с другим ранним текстом. Постепенно формируется установка на передачу элементов гротеска и пародирования как важных интертекстуальных элементов стихотворений Алисы в сказке Кэрролла, и, следовательно, возникает единообразный подход к переводу стихотворений из «Приключений».

Лексика в переводах указанного периода стилистически соответствует лексике оригинала. Тем не менее обращает на себя внимание излишнее обращение к эмоционально-экспрессивной лексике: возвышенной и сниженной; разговорной и устаревшей. Такая лексика приобрела более заметную выразительность в инверсиях существительное + прилагательное. Стихотворения в оригинале преимущественно содержат нейтральную лексику. Менее нейтральная встречается редко: doth, 'tis, sage, boon. В переводе «Приключений» Гранстрем включила басни «Стрекоза и Муравей» с устаревшей лексикой и выражениями вешние дни, в мягких муравах и «Ворону и Лисицу» с уменьшительно-ласкательной лексикой близёхонько, голубушка, перышки, сестрица. Много случаев несохранения нейтрального стиля встречается при использовании басен.

Рождественская, сосредоточившись на передаче пародирования, а не гротеска, успешно справилась со стилистическими особенностями, например с передачей иронии, в том числе с помощью уменьшительной формы little для стихотворения о крокодиле: малютка-крокодил, рыбки; передачей нейтрального стиля с привнесением разговорной лексики в «Папе Вильяме»: зубастый. Рождественская сделала перевод стихотворения об омаре верным и содержательно, и стилистически. Касаясь последнего аспекта, нужно отметить, что удачно было подобрано соответствие для 'tis в виде устаревшего поэтического междометия чу. В то же время присутствуют расхождения в семантике и стиле отдельных контекстуальных эквивалентов: воркнуть для growl (дословно 'рычание') и совушка для owl (дословно 'сова').

Соловьева учитывала стилистические особенности, но ирония в стихотворении о крокодиле менее заметна, в том числе и в связи с тем, что не передано слово little в отношении крокодила, а фраза little fishes пропущена. Для стихотворения «Папа Вильям» в переводе на основе «Полтавы» использовалось больше возвышенной лексики: багряный, жемчуга, молвить и т. д., хотя Кэрролл в этом стихотворении придерживался в основном нейтрального стиля. Поэтичность изложения, иногда избыточная, достигалась инверсией. Последнее стихотворение содержало добавленную разговорную лексику, например пучить, ошалеть.

О стилистических особенностях стихотворений в анонимном переводе 1913 г. объективно сказать невозможно, поскольку единственный поэтический фрагмент, относящийся к первому стихотворению, краток, состоит из одного полного предложения и полностью представляет собой спунеризм, что предполагает искажение плана выражения слов и отказ от следования языковой норме.

Практика воссоздания пародирования с помощью фрагментов произведений принимающей культуры продолжила развитие в переводах «Приключений» В. В. Набоковым и А. А. Френкелем в ранний советский период. Эти тогда еще начинающие литераторы были осведомлены о переводческой деятельности в Санкт-Петербурге. Набоков, который провел детство и юность в столице Российской империи, много читал и на иностранных языках, и русском. Френкель, будучи молодым человеком, приехал в этот город в 1912 г., переводил с английского языка юмористическую литературу, сотрудничал с санкт-петербургскими издательствами и сатирическими журналами. Первые два перевода «Приключений» после 1917 г., опубликованные в 1923 г., стали важным этапом в развитии традиции переводов «Приключений» на русский язык. Перевод Набокова, выполненный в Кембридже и изданный в Берлине, несмотря на оригинальный авторский стиль, признавался успешным, в том числе Уивером [Weaver, 1964. P. 90]. Переводы стихотворений Набоковым получили высокую оценку в одной из статей Демуровой [1992. С. 22]. Френкель под псевдонимом А. А. Д'Актиль перевел «Приключения» под заглавием «Алиса в стране Чудес». Этот перевод стал первым изданным переводом сказки Кэрролла в России после революции 1917 г. [Кэрролл, 1923].

Эти переводчики, возможно, знавшие предыдущие издания книги на русском языке, продолжили пользоваться прецедентными текстами для пародии, известными по переводу Соловьёвой: «Божий крокодил не знает ни заботы, ни труда.» [Кэрролл, 1909. С. 65]. Стихотворение «Малютка крокодил» у Набокова и Френкеля начинается: «Крокодилушка не знает Ни заботы, ни труда...» [Набоков, 1992. С. 168] и «Птичка божия не знает Никаких веселых игр... » [Кэрролл, 2006. С. 37]. Среди других поэтических фрагментов, взятых за основу для переводов, можно назвать начальные строки «Полтавы» Пушкина для перевода «Папы Вильяма», выполненного Соловьёвой, и «Бородина» Лермонтова для перевода стихотворения Набоковым, в чем проявляется «военная» тематика пародий. Гротеск в их переводах достигался преимущественно сохранением описания из текста оригинала в первых, а в стихотворении об Омаре добавлено иное описание, например сравнение «ты смеешься как ёж», окказионализм акулька [Набоков, 1992. С. 262].

Френкель за основу для перевода стихотворения о крокодиле выбрал «Птичку божию» Пушкина, а для двух последующих - басни Крылова. Начальные строки пародируемых «Папы Вильяма» и стихотворения об Омаре в переводе Френкеля относятся к басням Крылова: «Попрыгунья-Стрекоза проработала всё лето» [Кэрролл, 2006. С. 76] и «Однажды Лебедь, Рак да Щука.» [Там же. C. 159] соответственно. Гротеск выражался на основе содержания басен и представлен заменой персонажей: птичка и тигр в стихотворении о крокодиле. Для «Папы Вильяма» Френкель поменял ролями персонажей из «Стрекозы и Муравья»: Стреко-

за - труженица, а Муравей превратился в лодыря. Для пародирования стихотворения об омаре с помощью «Лебедь, Щука и Рак» содержательные отношения между этими персонажами изменены: они намереваются станцевать кадриль.

В целом практический материал исследования показал, что при переводе стихотворений в «Приключениях» в начале XX в. было распространено использование известного стихотворения с внесением в него содержательных изменений, а переводчики внимательно относились к выбору прецедентного текста в качестве основы для передачи пародии, хотя и не всегда тематически уместной в отношении русских стихотворных текстов. Использовавшиеся в переводах лексико-стилистические средства носили более эмоционально-экспрессивную окраску.

Заключение

Проведенное исследование свидетельствует об эмпирическом подходе к развитию переводческих решений для совершенствования стратегий поэтического пародирования в начале XX в. Сопоставление переводов «стихов Алисы» из «Приключений» Л. Кэрролла, позволило выявить особенности сочетания гротеска и пародирования в четырех версиях книги, изданных в Санкт-Петербурге с 1908 по 1913 г. В этих переводах заметно разнообразие подходов, объяснимое этапом становления переводческой традиции XX в., но при этом в них наметилась последовательность в выборе переводческих средств пародирования, которая укрепилась в переводах «Приключений» в 1920-е гг. Изучение практического материала показало, что пародирование на основе произведений русской литературы приблизило текст к принимающей культуре, но за счет утраты существенных элементов содержания. Переводчики считали более важной российскую внутрикультурную составляющую: при формальном сохранении отсылки к другому русскому стихотворному тексту в переводе устанавливалась связь не с элементами гротеска Кэрролла и не со стихотворениями Уоттса и Саути, а с идеей доведения морализаторства до абсурда или общим пародийным настроем стихотворений из «Приключений», обрамленных прецедентными текстами русской литературы.

Список литературы

Демурова Н. М. Голос и скрипка // Мастерство перевода. Сборник седьмой. М., 1970. С.150-185.

Демурова Н. М. Алиса на других берегах // Кэрролл Л. Приключения Алисы в Стране чудес. М.: Радуга, 1992. С. 7-28.

Казакова Т. А. Художественный перевод: в поисках истины. СПб., 2006. 224 с.

Кэрролл Л. Приключения Алисы в волшебной стране // Задушевное слово. Чтение для детей младшего возраста. 1908-1909. Т. 49, № 1-7, 9-33.

Кэрролл Л. Приключения Ани в мире чудес. СПб.: Изд-во Э. А. Гранстрема, 1908. 164 с.

Кэрролл Л. Приключения Алисы в стране чудес // Тропинка. 1909. № 2-5, 7-17, 19, 20.

Кэрролл Л. Алиса в волшебной стране. Английские сказки. СПб.: Изд. журнала «Золотое детство», 1913. С. 1-63.

Кэрролл Л. Алиса в стране чудес. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2006. 192 с.

Кэрролл Л. Алиса в Стране Чудес. Алиса в Зазеркалье. М.: Наука, 1978. 360 с.

Кэрролл Л. Приключения Алисы в волшебной стране. СПб., М.: Тов-во М. О. Вольф, 1911. 249 с.

Кэрролл Л. Алиса в стране чудес. М.; Пг.: Изд-во Л. Д. Френкель, 1923. 132 с.

Набоков В. В. Аня в стране чудес. Повесть-сказка // Кэрролл Л. Приключения Алисы в Стране чудес. М.: 1992. С. 155-282.

Сагратян А. А. Введение в опыт перевода: Искусство, осязаемое пульсом. М.: Грааль, 2001. 186 с.

Федоров А. В. Введение в теорию перевода (лингвистические проблемы). М.: Изд-во лит. на иностр. яз., 1958. 370 с.

Чуковский К. И. От двух до пяти // Чуковский К. И. Собр. соч.: В 15 т. М.: Терра - Книжный клуб, 2001. Т. 2. С. 5-389.

Шор Ю. В. Литературные пародии, пересмешники, подражания как феномен разноголосицы в тексте // Respectus philologicus. 2003. № 3 (8). C. 95-105. URL: http://filologija.vukhf.lt/ 3-8/shor.htm (дата обращения 30.07.2015).

Эткинд Е. Г. Для маленьких читателей // Эткинд Е. Г. Поэзия и перевод. М.; Л.: Сов. писатель, 1963. C. 345-379.

Bakhtin M. M. Rabelais and his world. Bloomington: Indiana University Press, 1984. 484 p.

Carroll L. The annotated Alice: Alice's adventures in Wonderland and Through the Looking-Glass. Harmondsworth: Penguin books, 1970. 352 p.

Connolly J. W. Ania v strane chudes // Alexandrov V. E. The Garland Companion to Vladimir Nabokov. New York: Routledge, 1996. P. 18-25.

Enos T. (ed.). Encyclopedia of rhetoric and composition: Communication from ancient times. New York: Routledge, 1996. 832 p.

Genette G. Paratexts: Thresholds of interpretation. Cambridge: CUP, 1997. 427 p.

Hennelly M. M., Jr. Alice's Adventures at the carnival // Victorian Literature and Culture. 2009. No. 1. Р. 103-128.

HeymanM., Shortsleeve K. Nonsense // Nel P., Paul L. Keywords for children's literature. New York: NYU Press, 2011. P. 165-169.

Weaver W. Alice in many tongues: The translations of Alice in Wonderland. Madison: University of Wisconsin Press, 1964. 147 p.

Материал поступил в редколлегию 18.12.2017 Alexander V. Kalashnikov

National Research University - Higher School of Economics 20 Myasnitskaya St., Moscow, 101000, Russian Federation

remkas@mail. ru

PARODIED MORALISTIC POEMS IN ALICE'S ADVENTURES IN WONDERLAND TRANSLATED INTO RUSSIAN IN THE EARLY 20th CENTURY

The paper features the poems recited by Alice in L. Carroll's Alice's Adventures in Wonderland, with a focus on their translations into Russian done between 1908 and 1913 in Saint Petersburg. A special attention is given to the attempts to keep in the translations the features of grotesque and parody. The paper argues that during the formation of poetic translation in Russia in the early 20th century Carroll's poems from the book were rendered with the relevant elements of grotesque or parody, or combining both. The comparison of the translations and identifying relevant features of the poems promoted to the conclusion that adding grotesque features to the parody in the form of a better known poem in the target language got a wider use among translators. However, this approach caused the omission of some relevant elements of the source text. Overall, the poems in the book in the early 20th century editions played a significant part in shaping more consistent translation solutions to render Carroll's book into Russian.

Keywords: Alice's Adventures in Wonderland, poetic translation, theory of translation, parody, grotesque, Russian poetry.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

References

Bakhtin M. M. Rabelais and his world. Bloomington: Indiana University Press, 1984, 484 p. (In Russ.)

Carroll L. Priklyucheniya Ani v mire chudes [Anya's adventures in the world of wonders]. Saint Petersburg: izdatel'stvo E. A. Granstrema, 1908, 164 p. (In Russ.)

Carroll L. Priklyucheniya Alisy v volshebnoy strane [Alice's adventures in Fairland].

Zadushevnoe slovo. Chtenie dlya detey mladshego vozrasta [Intimate Word. Reading for children], 1908-1909, vol. 49, no. 1-7, 9-33. (In Russ.)

Carroll L. Priklyucheniya Alisy v strane chudes [Alice's adventures in Wonderland]. Tropinka, 1909, no. 2-5, 7-17, 19, 20. (In Russ.)

Carroll L. Priklyucheniya Alisy v volshebnoy strane [Alice's adventures in Fairland]. Saint Petersburg, Moscow, Tovarishchestvo M. O. Vol'f, 1911, 249 p. (In Russ.)

Carroll L. Alisa v volshebnoy strane [Alice in Fairland]. Angliyskie skazki [English tales]. Saint Petersburg, Izdanie zhurnala «Zolotoe detstvo», 1913, p. 1-63. (In Russ.)

Carroll L. Alisa v strane chudes [Alice in Wonderland]. Moscow, Petrograd, L. D. Frenkel' Publ., 1923, 132 p. (In Russ.)

Carroll L. Alisa v strane chudes [Alice in Wonderland]. Moscow, OLMA Media Grup, 2006, 192 p. (In Russ.)

Carroll L. Alisa v Strane Chudes. Alisa v Zazerkal'e [Alice in Wonderland. Alice through the looking-glass]. Moscow, Nauka, 1978, 360 p. (In Russ.)

Nabokov V. Anya v strane chudes. Povest'-skazka [Alice in Wonderland]. Moscow, 1992, p. 155282. (In Russ.)

Carroll L. The annotated Alice: Alice's adventures in Wonderland and Through the Looking-Glass. Harmondsworth: Penguin books, 1970, 352 p.

Chukovskiy K. I. Ot dvukh do pyati [From two to five]. Chukovskiy K. I. Sobranie sochineniy [Chukovskiy K. I. Complete works]. In 15 vols. Moscow, Terra - Knizhnyy klub, 2001, vol. 2, p. 5-389. (In Russ.)

Connolly J. W. Ania v strane chudes. Alexandrov V. E. The Garland Companion to Vladimir Nabokov. New York, Routledge, 1996, p. 18-25.

Demurova N. M. Alisa na drugikh beregakh [Alice on other shores]. Carroll L. Priklyucheniya Alisy v Strane chudes. Moscow, Raduga, 1992, p. 7-28. (In Russ.)

Demurova N. M. Golos i skripka [Voice and violin]. Masterstvo perevoda [The art of translation]. Moscow, 1970, p. 150-185. (In Russ.)

Encyclopedia of rhetoric and composition: Communication from ancient times. T. Enos (ed.). New York, Routledge, 1996, 832 p.

Etkind E. G. Dlya malen'kikh chitateley [For child readers]. EtkindE. G. Poeziia iperevod [Poetry and translation]. Moscow, Leningrad, Sovetskiy pisatel', 1963, p. 345-379. (In Russ.)

Fedorov A. V. Vvedenie v teoriyu perevoda (lingvisticheskie problemy) [Introduction into translation theory (linguistic problems)]. Moscow, Izdatel'stvo literatury na inostrannykh yazykakh, 1958, 370 p. (In Russ.)

Genette G. Paratexts: Thresholds of interpretation. Cambridge: CUP, 1997. 427 p.

Hennelly M. M., Jr. Alice's Adventures at the carnival. Victorian Literature and Culture, 2009, no. 1, p. 103-128.

HeymanM., Shortsleeve K. Nonsense. Nel P., Paul L. Keywords for children's literature. New York, NYU Press, 2011, p. 165-169.

Kazakova T. A. Khudozhestvennyy perevod: v poiskakh istiny [Literary translation: in search of truth]. Saint Petersburg, SPbGU Press, 2006, 224 p. (In Russ.)

Sagratyan A. A. Vvedenie v opyt perevoda: Iskusstvo, osyazaemoe pul'som [Introduction into translation: Art felt by pulse]. Moscow, Graal', 2001, 186 p. (In Russ.)

Shor Yu. V. Literaturnye parodii, peresmeshniki, podrazhaniya kak fenomen raznogolositsy v tekste [Literary parodies as a phenomenon of heteroglossia in text]. Respectusphilologicus, 2003, no. 3 (8), p. 95-105. URL: http://filologija.vukhf.lt/3-8/shor.htm (accessed 30.07.2015). (In Russ.)

Weaver W. Alice in many tongues: The translations of Alice in Wonderland. Madison, University of Wisconsin Press, 1964, 147 p.

For citation :

Kalashnikov A. V. Parodied Moralistic Poems in Alice's Adventures in Wonderland Translated into Russian in the Early 20th Century. Vestnik NSU. Series: Linguistics and Intercultural Communication, 2018, vol. 16, no. 1, p. 96-107. (In Russ.)

DOI 10.25205/1818-7935-2018-16-1-96-107

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.