Научная статья на тему 'Ожидаемые эпидемиологический и клинический эффекты вакцинации против пневмококковой инфекции в России'

Ожидаемые эпидемиологический и клинический эффекты вакцинации против пневмококковой инфекции в России Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
817
212
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
пневмококковая конъюгированная вакцина / пневмококковая инфекция / эффективность вакцинации / pneumococcal conjugate vaccine / pneumococcal infection / vaccination effectiveness

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Костинов Михаил Петрович, Елагина Татьяна Николаевна, Филатов Николай Николаевич, Костинова Аристица Михайловна

В обзоре представлены результаты вакцинации тринадцативалентной пневмококковой конъюгированной вакциной (ПКВ13) детей в рамках национальных программ иммунизации в различных странах мира. Описаны изменения уровней заболеваемости такими формами пневмококковой инфекции, как менингит, септицемия, вызванная S. pneumoniae, пневмония, острый средний отит. Изучен серотиповой пейзаж возбудителя при развитии тяжелых инвазивных форм пневмококковой инфекции, острого среднего отита, а также при носительстве S. pneumoniae среди вакцинированных и невакцинированных людей, что позволяет выявить эффект коллективного иммунитета. Российская Федерация приступила к вакцинации ПКВ13 в 2014 г. Согласно Национальному календарю профилактических прививок, вакцинация против пневмококковой инфекции проводится детям в возрасте 2 и 4,5 мес с ревакцинацией в 15 мес жизни. В рамках осуществляемого эпидемиологического надзора за бактериальными менингитами, внебольничными пневмониями доступны первые промежуточные результаты применения ПКВ13 в России.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Костинов Михаил Петрович, Елагина Татьяна Николаевна, Филатов Николай Николаевич, Костинова Аристица Михайловна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Expected epidemiological and clinical effects of vaccination against pneumococcal infection in Russia

The article shows the results of the use of 13-valent pneumococcal conjugate vaccine (PKV13) for vaccination of children in the framework of national immunization programs in various countries of the world. Changes in the incidence of pneumococcal infections such as meningitis, bacteremia, pneumonia, acute otitis media are described. Study of serotypes of the pathogen plays an important role in the development of severe invasive forms of pneumococcal infection, acute otitis media, as well as in the carriage of S. pneumoniae among vaccinated and unvaccinated individuals, which in turn makes it possible to reveal the effect of collective immunity. A serious ubiquitous problem is the growing resistance of S. pneumoniae to antibacterial drugs, which can only be prevented by the use of extensive vaccination and rational antibiotic therapy. The Russian Federation started vaccinating PKV13 in 2014. According to the National calendar of preventive immunization, vaccination against pneumococcal infection is administered to children aged 2 and 4.5 months with a booster at 15 months. Within the framework of the ongoing epidemiological surveillance of bacterial meningitis, community-acquired pneumonia, the first intermediate results of the use of PKV13 are available.

Текст научной работы на тему «Ожидаемые эпидемиологический и клинический эффекты вакцинации против пневмококковой инфекции в России»

ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Ожидаемые

эпидемиологический и клинический эффекты вакиинаиии против пневмококковой инфекиии в России

Костинов М.П.1, Елагина Т.Н.2, Филатов Н.Н.2, Костинова А.М.3

1 ФГБНУ «Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова», Москва

2 ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский университет)

3 ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России, Москва

В обзоре представлены результаты вакцинации тринадцативалентной пневмококковой конъюгированной вакциной (ПКВ13) детей в рамках национальных программ иммунизации в различных странах мира. Описаны изменения уровней заболеваемости такими формами пневмококковой инфекции, как менингит, септицемия, вызванная S. pneumoniae, пневмония, острый средний отит. Изучен серотиповой пейзаж возбудителя при развитии тяжелых инвазивных форм пневмококковой инфекции, острого среднего отита, а также при носи-тельстве S. pneumoniae среди вакцинированных и невакцинированных людей, что позволяет выявить эффект коллективного иммунитета. Российская Федерация приступила к вакцинации ПКВ13 в 2014 г. Согласно Национальному календарю профилактических прививок, вакцинация против пневмококковой инфекции проводится детям в возрасте 2 и 4,5 мес с ревакцинацией в 15 мес жизни. В рамках осуществляемого эпидемиологического надзора за бактериальными менингитами, внебольничными пневмониями доступны первые промежуточные результаты применения ПКВ13 в России.

Ключевые слова:

пневмококковая конъюгированная вакцина, пневмококковая инфекция, эффективность вакцинации

Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2018. Т. 7, № 2. С. 107-114.

doi: 10.24411/2305-3496-2018-12013.

Статья поступила в редакцию: 28.08.2017. Принята в печать: 08.02.2018.

Expected epidemiological and clinical effects of vaccination against pneumococcal infection in Russia

Kostinov M.P.1, Elagina T.N.2, Filatov N.N.2, Kostinova A.M.3

1 Scientific Research Institute of Vaccines and Sera named after I.I. Mechnikov, Moscow

2 I.M. Sechenov First Moscow State Medical University

3 National Research Center - Institute of Immunology Federal Medical-Biological Agency of Russia, Moscow

The article shows the results of the use of 13-valent pneumococcal conjugate vaccine (PKV13) for vaccination of children in the framework of national immunization programs in various countries of the world. Changes in the incidence of pneumococcal infections such as meningitis, bacteremia, pneumonia, acute otitis media are described. Study of serotypes of the pathogen plays an important role in the development of severe

invasive forms of pneumococcal infection, acute otitis media, as well as in the carriage of S. pneumoniae among vaccinated and unvaccinated individuals, which in turn makes it possible to reveal the effect of collective immunity. A serious ubiquitous problem is the growing resistance of S. pneumoniae to antibacterial drugs, which can only be prevented by the use of extensive vaccination and rational antibiotic therapy. The Russian Federation started vaccinating PKV13 in 2014. According to the National calendar of preventive immunization, vaccination against pneumococcal infection is administered to children aged 2 and 4.5 months with a booster at 15 months. Within the framework of the ongoing epidemiological surveillance of bacterial meningitis, community-acquired pneumonia, the first intermediate results of the use of PKV13 are available.

Keywords:

pneumococcal conjugate vaccine, pneumococcal infection, vaccination effectiveness

Infectious Diseases: News, Opinions, Training. 2018; 7 (2): 107-14.

doi: 10.24411/2305-3496-2018-12013. Received: 28.08.2017. Accepted: 08.02.2018.

Многие страны на разных континентах имеют длительный опыт вакцинопрофилактики пневмококковой инфекции благодаря принятым национальным программам иммунизации. В Российской Федерации иммунизация против пневмококковой инфекции внедрена в 2014 г. и регламентирована Федеральным законом от 17.09.1998 № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» (в ред. Федерального закона от 21.12.2013 № З68-ФЗ). Федеральным законом утверждено право граждан РФ на защиту от пневмококковой инфекции при проведении профилактической вакцинации в рамках Национального календаря профилактических прививок детей, родившихся начиная с 1 января 2014 г. С эпидемиологической точки зрения уровень охвата прививками и соблюдение схемы вакцинации являются одними из ключевых показателей обеспечения эффективности всей программы иммунизации. Для создания иммунной прослойки среди населения и достижения эффекта от программы вакцинации против пневмококковой инфекции (снижение заболеваемости пневмониями, отитами, менингитами) охват прививками должен составить не менее 85-95% целевой когорты, что подтверждено результатами анализа многолетнего опыта вакцинации в разных странах.

Оценка результатов внедрения тринадцативалентной пневмококковой конъюгированной вакцины (ПКВ13) в национальные программы иммунизации возможна при проведении непрерывного эпидемиологического надзора за инвазивными формами пневмококковой инфекции (ИПИ) или ведения государственного учета согласно кодам МКБ-10 клинических форм ИПИ. Также неоспорима роль государственного статистического учета проводимых прививок для выявления достоверных уровней охвата профилактическими прививками. В России охват вакцинацией против пневмококковой инфекции пока не достиг целевых показателей. Вместе с тем только при условии надлежащего охвата прививками декретированных возрастных групп можно экстраполировать международные данные для прогноза развития эпидемической ситуации пневмококковой инфекции на территории России.

Цель работы - анализ эффективности вакцинации пневмококковой конъюгированной вакциной в рамках многолетней иммунизационной программы, осуществляемой в разных странах и в России на начальном этапе внедрения ПКВ13.

Результаты и обсуждение

В основе анализируемых данных лежат продолжительные наблюдательные исследования, проведенные в разных странах на протяжении многих лет, в период после введения в национальные программы иммунизации семивалентной пневмококковой конъюгированной вакцины (ПКВ7), с последующей ее заменой на ПКВ13. Во многих исследованиях учитывали результат прививочной кампании в целом на протяжении всего периода иммунизации как при использовании ПКВ7, так и периода вакцинации ПКВ13, в состав которой входят антигенный материал 6 дополнительных серотипов пневмококков (1, 3, 5, 6A, 7F, 19А).

Известно, что первым этапом в патогенезе пневмококковой инфекции является адгезия и колонизация возбудителя на слизистой оболочке верхних дыхательных путей. Далее при определенных (благоприятных) условиях (вирусная инфекция, особенно грипп, переохлаждение, стресс и т.д.) происходит распространение S. pneumoniae с развитием местной (отит, синусит, бронхит, пневмония) или генерализованной формы инфекции (пневмония с бактериемией, менингит, сепсис) при проникновении микроорганизма в кровеносное русло.

Носоглоточное носительство S. pneumoniae в большинстве случаев протекает бессимптомно, с возможными проявлениями в виде насморка у детей первых лет жизни. Формирование носительства - обязательный этап в патогенезе всех форм пневмококковой инфекции. Предупреждение формирования носительства чрезвычайно важно, так как в закрытых или детских коллективах (дома ребенка, детские сады, стационары длительного пребывания, интернаты и др.), где определяется наиболее высокий уровень носи-тельства пневмококка, могут возникать вспышки пневмококковой инфекции.

Согласно проведенным в ряде стран исследованиям, после вакцинации ПКВ13 у детей до 2 лет выявлено снижение на 49-60% уровня носительства пневмококка серотипов, которые входят в состав вакцины (Франция, Израиль, США). Оценка влияния ПКВ13 на носительство пневмококка у детей до 2 лет была проведена во Франции в 2010-2011 гг. Показано снижение уровня носительства пневмококка на 53,9% среди вакцинированных ПКВ13 по сравнению с детьми,

привитыми ПКВ7 [1]. Рандомизированное двойное слепое исследование по оценке влияния ПКВ13 на колонизацию носоглотки пневмококком, проведенное в Израиле, также показало больший эффект ПКВ13 по сравнению с ПКВ7, что, возможно, связано с более широким спектром серотипов пневмококков, входящих в состав ПКВ13 [2].

В исследованиях, проведенных в США, также зарегистрировано снижение носительства у детей на 60% [3]. Следует отметить, что разница в колонизации пневмококками серотипов, включенных в состав ПКВ13, между иммунизированными и интактными детьми исчезла, когда охват прививками ПКВ13 достиг 75% (свидетельство достигнутого коллективного иммунитета).

Большинство исследований, проведенных в Европе и США, показали, что вакцинация ПКВ13 уменьшает частоту носительства пневмококков серотипов, входящих в состав вакцины, на 39-90% у детей младше 5 лет [4-6]. Отмечено, что введение ПКВ13 в график иммунизации детей в США привело к значительному снижению носительства пневмококков вакцинных серотипов и устойчивых к антибиотикам штаммов. Израильские исследователи в период после введения ПКВ выявили снижение уровня носительства пневмококков вакцинных серотипов и их замещение на пневмококки серотипов, не входящих в состав вакцины. Исследования, проведенные в 2006 и 2013 гг. в Норвегии среди детей, показали, что произошло уменьшение уровня носительства пневмококков серотипов, входящих в ПКВ13, при отсутствии нарастания частоты выявления пневмококков «невакцинных серотипов». Следовательно, вакцинация оказывает влияние на уровень носительства пневмококков.

Исследование, проведенное в Канаде, показало снижение колонизации носоглотки пневмококками разных серотипов после вакцинации ПКВ13, но эти данные требуют дальнейшего изучения и интерпретации [7]. Влияние вакцинации ПКВ13 на носительство пневмококков вакцинных серотипов более объяснимо, так как снижение носи-тельства можно рассматривать как свидетельство защиты вакцинированных и невакцинированных людей в период массовой иммунизация ПКВ13 (формирование коллективного иммунитета). Эффект ПКВ13 на снижение носитель-ства является максимальным после завершения графика иммунизации [8].

Поскольку показатели смертности при ИПИ наиболее высоки среди детей первых двух лет жизни и людей старше 65 лет, актуальным является изучение влияния вакцинации ПКВ13 на этот показатель. Известно, что в развивающихся странах показатель летальности при ИПИ может быть высоким, колеблясь от 20% при септицемии до 50% при менингите.

В 2006 г. после введения ПКВ7 (схема «2+1») в программу массовой иммунизации в Норвегии значительно снизилась во всех возрастных группах заболеваемость ИПИ, вызванными пневмококками вакцинных серотипов. После перехода с ПКВ7 на ПКВ13 в 2011 г. происходит дальнейшее снижение заболеваемости ИПИ. При этом по прошествии 7 лет (к моменту публикации) наблюдают некоторое замещение серотипов в сторону невакцинных штаммов [9].

Опыт Уругвая, где в 2008 г. в программу плановой иммунизации введена ПКВ7 («2+1») с последующей заменой

в 2010 г. на ПКВ13, демонстрирует, что у детей младше 5 лет на 95,6% снизилась частота ИПИ, вызванных пневмококками серотипов, входящих в ПКВ7, и на 83,9% уменьшилась заболеваемость ИПИ, обусловленная пневмококками 6 серотипов, дополнительно включенных в состав ПКВ13 [10].

В Англии и Уэльсе за 8 лет использования ПКВ более чем на 50% сократилась общая частота инвазивных пневмококковых заболеваний, количество ИПИ, вызванных серотипом 19А, - на 91%, серотипом 3 - на 68% [11]. Однако исследователи отметили постепенно нарастающее увеличение числа случаев выделения пневмококков «невакцинных сероти-пов», особенно у детей до 5 лет. Если эта тенденция сохранится, то, возможно, максимальный эффект от вакцинации ПКВ13 на данной территории уже достигнут. Следовательно, необходимо дальнейшее проведение сероэпидемиологиче-ского мониторинга.

В Дании в рамках Национальной программы иммунизации проводили вакцинацию населения пневмококковыми вакцинами: ПКВ7 в 2008-2010 гг. и ПКВ13 в 2011-2013 гг. Анализ результатов вакцинации показал, что переход на вакцинацию ПКВ13 привел к дальнейшему уменьшению случаев пневмококковой инфекции и снижению показателя смертности от ИПИ [12].

Вакцинация ПКВ7 была рекомендована во Франции в 2003 г. для детей младше 2 лет. Начиная с 2010 г. иммунизацию детей проводили ПКВ13. После ее введения было установлено снижение заболеваемости всеми типами ИПИ детей, в частности резко уменьшилась заболеваемость пневмококковой инфекцией, вызванной пневмококками 6 серо-типов, дополнительно включенных в ПКВ13 [13]. Например, количество случаев ИПИ у детей до 2 лет, вызванных пневмококком серотипа 3, снизилось на 85% [14].

Анализ материалов, полученных в США, где вакцинация ПКВ13 применяется с 2010 г., показал высокую эффективность по предотвращению случаев ИПИ у детей, привитых по стандартному и догоняющему графику иммунизации: выявлено снижение случаев ИПИ, вызванных пневмококком 19А серотипа на 79,7-85,6%, а серотипа 3 - на 79,5% [15, 16]. Опыт вакцинации в Германии демонстрирует снижение ИПИ, вызванных пневмококком серотипа 3, на 63% у детей до 16 лет [17].

Пневмококковая инфекция является ведущей причиной развития тяжелых пневмоний у детей в возрасте до 2 лет и самой частой причиной бактериальных пневмоний в целом. В Швеции после включения ПКВ в Национальную программу иммунизации детей младше 2 лет зарегистрировано снижение на 23% всех случаев пневмоний [18].

В таких странах, как Уругвай, Германия, Италия, Израиль, проведенный анализ бремени пневмококковых заболеваний и их этиологии с выявлением наиболее значимых серотипов пневмококка в очередной раз показал, что ИПИ, в частности пневмония, наиболее актуальны для детей младше 5 лет. Вакцинация ПКВ13 в этих странах позволила снизить число госпитализаций по этим причинам на 42,4-77% [19-21].

Многочисленные международные исследования по оценке эффективности вакцинопрофилактики внебольнич-ных пневмоний у детей показали однотипные результаты. Выявлено снижение диагностированных пневмоний у детей

до 4 лет на 42,4% (Германия) [22]; уменьшение частоты пневмоний у детей до 3 лет на 31-41% (Израиль) [23]; снижение на 42% частоты развития пневмонией и эмпиемы плевры у детей до 2 лет (Англия) [24]; снижение бактериальных пневмоний на 52% [25]; всех пневмококковых пневмоний на 63% и пневмоний с плевральным выпотом на 53% у детей до 15 лет (Франция) [26]; снижение на 50% заболеваемости эмпиемой плевры у детей до 12 лет (ЮАР) [27]. Вместе с тем в Испании показано снижение на 85% заболевания бактериальной пневмонией у детей до 14 лет [28].

Одним из наиболее распространенных заболеваний ЛОР-органов у детей раннего возраста является острый средний отит (ОСО), часто также вызываемый пневмококком. Доля пневмококковых средних отитов, согласно мировой статистике, варьирует от 28 до 55% всех зарегистрированных случаев. Отиты пневмококковой этиологии отличаются тяжестью течения и высоким риском развития отогенных осложнений, в том числе перфорации барабанной перепонки. Вакцинация детей ПКВ13 продемонстрировала высокую эффективность в отношении профилактики ОСО. В Израиле наблюдали снижение частоты случаев ОСО вызванных пневмококком серотипов, включенных в ПКВ13, на 96%; сокращение на 77% всех пневмококковых ОСО и уменьшение частоты отитов любой этиологии на 60% [29]. В Испании эффективность вакцинации ПКВ13 в снижении случаев ОСО составила 72% [30].

Влияние иммунизации конъюгированными пневмококковыми ватинами на циркуляцию антибиотикорезистентных штаммов S. pneumoniae

Циркуляция пневмококков, устойчивых к антибактериальным препаратам, представляет серьезную проблему для здравоохранения, поскольку требует применения препаратов второй и третьей линий терапии и увеличивает продолжительность госпитализации больных и стоимость лечения. Применение конъюгированных вакцин наряду с обоснованным применением антибактериальных препаратов является одним из наиболее эффективных методов предотвращения дальнейшего распространения антибиотикоустойчивых штаммов возбудителя. Например, в Израиле в результате внедрения вакцинации ПКВ13 было достигнуто снижение частоты выделения от больных ОСО штаммов пневмококка, резистентных к пенициллину, с 2,5до 0,5 случая на 1000 детей, а резистентных к макролидам - с 2,7 до 0,5 случая на 1000 детей [31].

В США с 1999-2000 по 2010-2011 гг. проведено изучение серотипового пейзажа пневмококков, вызывающих инвазивные и неинвазивные формы заболевания во всех возрастных группах населения. Зарегистрировано снижение пенициллин-резистентных штаммов пневмококков с 29 до 20-21% [32]. Согласно данным другого американского исследования, продемонстрировано снижение распространенности нечувствительных к пенициллину пневмококков (с 33 до 26%); снижение устойчивых к пенициллину (с 13 до 4%); снижение частоты выделения полирезистентных штам-

мов пневмококка (с 10,5 до 2,8%). Также наблюдалось увеличение доли пенициллин-чувствительных штаммов пневмококков (с 56 до 69%) [33].

В Великобритании проведение иммунизации пневмококковыми вакцинами привело к сокращению назначения антибиотиков для лечения ОСО на 72,9% [34]. Хотя продолжающееся уменьшение частоты случаев ОСО позволяет ожидать дальнейшего улучшения показателей, имеет место тенденция к замещению невакцинными пневмококковыми серотипами как при носительстве, так и при заболеваниях.

Таким образом, для контроля эпидемического процесса важно отслеживать долгосрочные тенденции изменения частоты всех пневмококковых заболеваний. Однако следует учитывать, что оценка заболеваемости пневмококковой инфекцией напрямую зависит от полноты регистрации в стране в первую очередь тяжелых инвазивных форм пневмококо-вых инфекций (пневмонии, септицемии, менингита) и от доступности качественной микробиологической диагностики. Также при анализе официальных данных о заболеваемости пневмококковыми инфекциями следует иметь в виду, что в действительности показатели заболеваемости значительно выше по причине гиподиагностики, трудности отбора материала для лабораторного исследования и широкого применения антибиотиков до госпитализации [35].

В Российской Федерации сбор информации о заболеваемости пневмококковыми менингитами осуществляется с 2010 г. в соответствии с письмом Роспотребнадзора от 29.06.2010 № 01/9620-0-32 «О взаимодействии территориальных органов и учреждений Роспотребнадзора с Ре-ференс-центром по мониторингу за бактериальными менингитами». За 2010-2014 гг. зарегистрированный показатель заболеваемости гнойным бактериальным менингитом пневмококковой этиологии составил 0,19 на 100 тыс. населения. Наиболее высокая заболеваемость отмечена среди детей в возрастной группе до 6 лет, среди детей до 1 года - 1,46 на 100 тыс. и в возрасте 1-2 года - 0,77 на 100 тыс. [36]. В 2015 г. в этиологической структуре гнойного бактериального менингита удельный вес S. pneumoniae составлял 25%. При этом высокие показатели летальности были отмечены среди детей первого года жизни (25%) и людей пожилого возраста (30%) [37].

В России в официальные статистические формы «Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях» № 1 и 2 септицемия, вызванная S. pneumoniae, не входит, однако в МКБ-10 она кодируется как А40.3. Клинический диагноз пневмококковой инфекции подтверждается микробиологически, в основном при менингите и далеко не всегда при пневмококковой бактериемии (пневмококкемии) или пневмонии. Это обусловлено тем, что при амбулаторном лечении не практикуется посев крови у детей с пневмониями или фе-брильными состояниями без очага инфекции на 1-3-и сутки заболевания. В России лихорадящих обследуют только в тех случаях, когда высокая температура держится более 5 сут при неэффективности лечения [38, 39].

С 2011 г. на государственном уровне осуществляется надзор за внебольничными пневмониями, как бактериальной (в том числе пневмококковой), так и вирусной этиологии. В 2011-2016 гг. уровень заболеваемости внебольнич-

ными пневмониями составлял от 315,11 до 418,02 случая на 100 тыс. населения. В динамике за 5 лет заболеваемость внебольничными пневмониями населения в целом и детей не имеет достоверных тенденций к изменению. Самые высокие уровни заболеваемости отмечают среди детей 1- 2 лет (от 1237 случаев на 100 тыс. в 2012 г. до 1456 на 100 тыс. в 2016 г.) [40]. Плановая иммунизация ПКВ13 детей первого года жизни в комплексе с другими мероприятиями внесла значимый вклад в снижение уровня младенческой смертности в 2014-2015 гг.: доля пневмоний в структуре младенческой смертности снизилась с 3,5% в 2014 г. до 2,8% в 2015 г. и на 33% уменьшилось количество летальных исходов, обусловленных пневмонией, у детей первого года жизни [37].

Для оценки влияния вакцинации ПКВ13 на серотиповой пейзаж пневмококков, вызывающих инвазивные и неинва-зивные заболевания, решающее значение имеет постоянный микробиологический мониторинг в рамках системы эпидемиологического надзора. В настоящее время количество выделяемых в регионах России в рамках эпидемиологического надзора за бактериальными менингитами штаммов S. pneumoniae не позволяет достоверно оценить динамику изменения серотипового пейзажа пневмококков, вызывающих ИПИ, что требует дальнейшего наблюдения [36]. На территории России реализуется многоцентровой проект SAPIENS (Scientific Assessment of Pneumococcal Infection Epidemiology Networks), проводимый в разных городах и направленный на изучение эпидемиологии пневмококковой инфекции и микробиологических особенностей выделяемых пневмококков [37]. В рамках этого проекта осуществляют серотипирование выделенных у детей с ОСО, а также у детей и взрослых с пневмонией штаммов S. pneumoniae. Изучают назофарингеальное носительство S. pneumoniae у больных и здоровых детей с определением серотиповой принадлеж-

ности пневмококков. Оценивают серотиповой пейзаж возбудителя среди вакцинированных и невакцинированных детей, профиль чувствительности серотипов пневмококка к антимикробным препаратам.

Таким образом, включение вакцинации против пневмококковой инфекции в Национальный календарь прививок подразумевает достижение высоких уровней охвата и своевременность проведения вакцинации, в том числе среди детей, имеющих различные отклонения в состояния здоровья, которые составляют группу повышенного риска по инфицированию с неблагоприятным прогнозом исхода заболевания [41-45]. Серьезной проблемой является наблюдаемый сдвиг сроков иммунизации новорожденных, обусловленный как значительным количеством необоснованных медицинских отводов, так и проблемой «инъекционной нагрузки» в первом полугодии жизни ребенка.

Немаловажное значение на начальном этапе плановой вакцинации детей первых 2 лет жизни до достижения охвата вакцинацией 90-95% и проявления эффекта коллективного иммунитета имеет вакцинация пациентов с хроническими заболеваниями легких, сердечно-сосудистой и аутоиммунной патологией, метаболическими нарушениями и ожирением, врожденными дефектами иммунной системы вне зависимости от возраста [46-52]. Реализация Национального календаря профилактических прививок и Календаря профилактических прививок по эпидемических показанием (приложение № 2 к приказу Минздрава России от 21.03.2014 № 125-Н) будет играть существенную роль в снижении уровня заболеваемости ИПИ, что позволит достичь клинического, эпидемиологического и экономического эффектов аналогично таковым в развитых странах мира, где широко проводят иммунизацию пневмококковыми конъюгирован-ными вакцинами.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Костинов Михаил Петрович - доктор медицинских наук, профессор, заведующий лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии ФГБНУ «Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова», Москва E-mail: monolit.96@mail.ru http://orcid.org/0000-0002-1382-9403

Елагина Татьяна Николаевна - аспирант кафедры эпидемиологии ИПО ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский университет) E-mail: esina.tatjana5505@yandex.ru

Филатов Николай Николаевич - доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой эпидемиологии ИПО ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский университет) E-mail: epidkafedra@mail.ru

Костинова Аристица Михайловна - ординатор ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России, Москва E-mail: aristica_kostino@mail.ru

ЛИТЕРАТУРА

1. Cohen R., Levy C., Bingen E., Koskas M. et al. Impact of 13-valent pneumococcal conjugate vaccine on pneumococcal nasopharyngeal carriage in children with acute otitis media // Pediatr. Infect. Dis. J. 2012. Vol. 31, N 3. P. 297-301.

2. Dagan R., Patterson S., Juergens C., Greenberg D. et al. Comparative immunogenicity and efficacy of 13-valent and 7-valent pneumococcal conjugate vaccines in reducing nasopharyngeal colonization: a randomized double-blind trial // Clin. Infect. Dis. 2013. Vol. 57, N 7. P. 952-962.

3. Grant L.R., Hammitt L.L., O'Brien S.E., Jacobs M.R. et al. Impact of the 13-valent pneumococcal conjugate vaccine on pneumococcal carriage among American Indians // Pediatr. Infect. Dis. J. 2016. Vol. 35, N 8. P. 907-914.

4. Ben-Shimol S., Givon-Lavi N., Greenberg D., Dagan R. Pneumococcal nasopharyngeal carriage in children <5years of age visiting the pediatric emergency room in relation to PCV7 and PCV13 introduction in southern Israel // Hum. Vaccin. Immunother. 2016. Vol. 12, N 2. P. 268-276.

5. Desai A.P., Sharma D., Crispell E.K., Baughman W. et al. Decline in pneumococcal nasopharyngeal carriage of vaccine serotypes after the introduction of the 13-valent pneumococcal conjugate vaccine in children in Atlanta, Georgia // Pediatr. Infect. Dis. J. 2015. Vol. 34, N 11. P. 1168-1174.

6. Steens A., Caugant D.A., Aaberge I.S., Vestrheim D.F. Decreased carriage and genetic shifts in the streptococcus pneumoniae population after changing the 7-valent to the 13-valent pneumococcal vaccine in Norway // Pediatr. Infect. Dis. J. 2015. Vol. 34, N 8. P. 875-883.

7. Ricketson L.J., Wood M.L., Vanderkooi O.G., MacDonald J.C. et al. Calgary Streptococcus Pneumoniae Epidemiology Research (CASPER) investigators. Trends in asymptomatic nasopharyngeal colonization with streptococcus pneumoniae after introduction of the 13-valent pneumococcal conjugate vaccine in Calgary, Canada // Pediatr. Infect. Dis. J. 2014. Vol. 33. P. 724-730.

8. Mameli C., Fabiano V., Daprai L., Bedogni G. et al. A longitudinal study of streptococcus pneumoniae carriage in healthy children in the 13-valent pneumococcal conjugate vaccine era // Hum. Vaccin. Immunother. 2015. Vol. 11, N 4. P. 811-817.

9. Steens A., Bergsaker M.A., Aaberge I.S., Ronning K. et al. Prompt effect of replacing the 7-valent pneumococcal conjugate vaccine with the 13-valent vaccine on the epidemiology of invasive pneumococcal disease in Norway // Vaccine. 2013. Vol. 31, N 52. P. 6232-6238.

10. GarciaGabarrot G., Lopez Vega M., Perez Giffoni G., Hernandez S. et al.; Uruguayan SIREVA II Group. Effect of pneumococcal conjugate vaccination in Uruguay, a middle-income country // PLoS One. 2014. Vol. 9, N 11. Article ID e112337.

11. Waight P.A., Andrews N.J., Ladhani S.N., Sheppard C.L. et al. Effect of the 13-valent pneumococcal conjugate vaccine on invasive pneumococcal disease in England and Wales 4 years after its introduction: an observational cohort study // Lancet Infect. Dis. 2015. Vol. 15, N 5. P. 535-543.

12. Harboe Z.B., Dalby T., Weinberger D.M., Benfield T. et al. Impact of 13-valent pneumococcal conjugate vaccination in invasive pneumococcal disease incidence and mortality // Clin. Infect. Dis. 2014. Vol. 59, N 8. P. 1066-1073.

13. Lepoutre A., Varon E., Georges S., Dorleans F. et al. Impact of the pneumococcal conjugate vaccines on invasive pneumococcal disease in France, 2001-2012 // Vaccine. 2015. Vol. 33, N 2. P. 359-366.

14. Varon E., Cohen R., Bechet S., Doit C. et al. Invasive disease potential of pneumococci before and after the 13-valent pneumococcal conjugate vaccine implementation in children // Vaccine. 2015. Vol. 33, N 46. P. 6178-6185.

15. Farnham A.C., Zimmerman C.M., Papadouka V., Konty K.J. et al. Invasive pneumococcal disease following the introduction of 13-valent conjugate vaccine in children in New York city from 2007 to 2012 // JAMA Pediatr. 2015. Vol. 169, N 7. P. 646-652.

16. Moore M.R., Link-Gelles R., Schaffner W., Lynfield R. et al. Effectiveness of 13-valent pneumococcal conjugate vaccine for prevention of invasive pneumococcal disease in children in the USA: a matched case-control study // Lancet Respir. Med. 2016. Vol. 4, N 5. P. 399-406. pii: S2213-2600(16)00052-7.

17. Van der Linden M. Effects of 7 years of immunization with higher-valent pneumococcal conjugate vaccines in German children. E-Poster Discussion Session 10, 13th May. ESPID, 2016.

18. Berglund A., Ekelund M., Fletcher M.A., Nyman L. All-cause pneumonia hospitalizations in children <2 years old in Sweden, 1998 to 2012: impact of pneumococcal conjugate vaccine introduction // PLoS One. 2014. Vol. 9, N 11. Article ID e112211.

19. Hortal M., Estevan M., Laurani H., Iraola I. et al. Hospitalized children with pneumonia in Uruguay: Pre and post introduction of 7 and 13-valent pneumococcal conjugated vaccines into the National Immunization Program // Vaccine. 2012. Vol. 30, N 33. P. 4934-4938.

20. Greenberg D., Givon-Lavi N., Ben-Shimol S., Ziv J.B. et al. Impact of PCV7/PCV13 introduction on community-acquired alveolar pneumonia in children <5 years // Vaccine. 2015. Vol. 33, N 36. P. 4623-4629.

21. Fortunato F., Martinelli D., Cappelli M.G., Cozza V. et al. Impact of pneumococcal conjugate universal routine vaccination on pneumococcal disease in Italian children // J. Immunol. Res. 2015. Vol. 2015. Article ID 206757.

22. Diel M., Laurenz M. Impact of pneumococcal conjugate vaccines on pneumonia among children in Germany. ESPID, 2013. 999 p.

23. Weinberger D.M., Givon-Lavi N., Shemer-Avni Y., Bar-Ziv J. et al. Influence of pneumococcal vaccines and respiratory syncytial virus on alveolar pneumonia, Israel // Emerg. Infect. Dis. 2013. Vol. 19, N 7. P. 1084-1091.

24. Saxena S., Atchison C., Cecil E., Sharland M. et al. Additive impact of pneumococcal conjugate vaccines on pneumonia and empyema hospital admissions in England // J. Infect. 2015. Vol. 71, N 4. P. 428-436.

25. Noel G., Viudes G., Laporte R., Minodier P. Evaluation of the impact of Pneumococcal conjugate vaccine on pediatric community-acquired pneumonia using an emergency database system // J. Pediatr. Infect. Dis. Soc. 2017. Vol. 6, N 2. P. 129-133. pii: piw019.

26. Angoulvant F., Levy C., Grimprel E., Varon E. et al. Early impact of 13-valent pneumococcal conjugate vaccine on community-acquired pneumonia in children // Clin. Infect. Dis. 2014. Vol. 58, N 7. P. 918-924.

27. Zampoli M., Kappos A., Wolter N., von Gottberg A. et al. Etiology and incidence of pleural empyema in South African children // Pediatr. Infect. Dis. J. 2015. Vol. 34, N 12. P. 1305-1310.

28. Tagarro A., Benito A., Sanchez A., Aznar E. et al. Bacteremia in Children Observation Program (BACO) Group. Bacteremic pneumonia before and after Withdrawal of 13-valent pneumococcal conjugate vaccine from a public vaccination program in Spain: a case-control study // J. Pediatr. 2016. Vol. 171. P. 111-115.

29. Ben-Shimol S., Givon-Lavi N., Leibovitz E., Raiz S. et al. Near-elimination of otitis media caused by 13-valent pneumococcal conjugate vaccine (PCV) serotypes in southern Israel shortly after sequential introduction of 7-valent/ 13-valent PCV // Clin. Infect. Dis. 2014. Vol. 59, N 12. P. 1724-1732.

30. Ochoa-Gondar O., Figuerola-Massana E., Vila-Corcoles A., Aguir-re C.A. et al. Epidemiology of Streptococcus pneumoniae causing acute otitis media among children in Southern Catalonia throughout 20072013. Incidence, serotype distribution and vaccine's effectiveness // Int. J. Pediatr. Otorhinolaryngol. 2015. Vol. 79, N 12. P. 2104-2108.

31. Dagan R., Ben-Shimo S. Antibiotic-resistance in otitis media (OM) in children <2 years // ICAAC 2013, 11-13 September. Abstract G-1451.

32. Richter S.S., Heilmann K.P., Dohrn C.L., Riahi F. et al. Pneumococcal serotypes before and after introduction of conjugate vaccines, United States, 1999-2011 // Emerg. Infect. Dis. 2013. Vol. 19, N 7. P. 1074-1083.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

33. Kaur R., Casey J.R., Pichichero M.E. Emerging Streptococcus pneumoniae strains colonizing the nasopharynx in children after 13-valent (PCV13) pneumococcal conjugate vaccination in comparison to the 7-valent (PCV7) era, 2006-2015 // Pediatr. Infect. Dis. J. 2016. Vol. 35. P. 901-906.

34. Lau W.C., Murray M., El-Turki A., Saxena S., Ladhani S. et al. Impact of pneumococcal conjugate vaccines on childhood otitis

media in the United Kingdom // Vaccine. 2015. Vol. 33, N 39. P. 50725079.

35. Баранов А.А., Брико Н.И., Намазова-Баранова Л.С., Ряпис Л.А. Стрептококки и пневмококки. Ростов н/Д : Феникс, 2013. 301 с.

36. Королева И.С., Белошицкий Г.В., Королева М.А., Мельникова А.А. Эпидемиологические аспекты пневмококкового менингита в Российской Федерации // Эпидемиология и вакцинопрофилактика. 2016. Т. 5, № 90. С. 6-13.

37. Резолюция заседания экспертного совета по пневмококковой инфекции и вакцинации в России // Педиатрическая фармакология. 2016. № 6. С. 614-616.

38. Вакцины и вакцинация : национальное руководство / под ред. В.В. Зверева, Б.Ф. Семенова, Р.М. Хаитова. М. : ГЭОТАР-Медиа, 2011. 880 с.

39. Вакцины и вакцинация : национальное руководство. Краткое изд. / под ред. В.В. Зверева, Р.М. Хаитова. М. : ГЭОТАР-Медиа, 2014. 640 с.

40. О санитарно-эпидемиологической обстановке в Российской Федерации в 2016 году : государственный доклад. URL: http://www. rospotrebnadzor.ru/documents/documents.php

41. Аллергология и иммунология : национальное руководство / под ред. Р.М. Хаитова, Н.И. Ильиной. М. : ГЭОТАР-Медиа, 2014. 656 с.

42. Костинов М.П. Вакцинация детей с нарушенным состоянием здоровья : практическое руководство для врачей. 1-е изд. М. : Медицина для всех, 1996. 78 с.

43. Костинов М.П. Вакцинация детей с нарушенным состоянием здоровья : практическое руководство для врачей. 2-е изд., М., 2000. 120 с.

REFERENCES

1. Cohen R., Levy C., Bingen E., Koskas M., et al. Impact of 13-valent pneumococcal conjugate vaccine on pneumococcal nasopharyngeal carriage in children with acute otitis media. Pediatr Infect Dis J. 2012; 31 (3): 297-301.

2. Dagan R., Patterson S., Juergens C., Greenberg D., et al. Comparative immunogenicity and efficacy of 13-valent and 7-valent pneumococcal conjugate vaccines in reducing nasopharyngeal colonization: a randomized double-blind trial. Clin Infect Dis. 2013; 57 (7): 952-62.

3. Grant L.R., Hammitt L.L., O'Brien S.E., Jacobs M.R., et al. Impact of the 13-valent pneumococcal conjugate vaccine on pneumococcal carriage among American Indians. Pediatr Infect Dis J. 2016; 35 (8): 907-14.

4. Ben-Shimol S., Givon-Lavi N., Greenberg D., Dagan R. Pneumococcal nasopharyngeal carriage in children <5years of age visiting the pediatric emergency room in relation to PCV7 and PCV13 introduction in southern Israel. Hum Vaccin Immunother. 2016; 12 (2): 268-76.

5. Desai A.P., Sharma D., Crispell E.K., Baughman W., et al. Decline in pneumococcal nasopharyngeal carriage of vaccine serotypes after the introduction of the 13-valent pneumococcal conjugate vaccine in children in Atlanta, Georgia. Pediatr Infect Dis J. 2015; 34 (11): 1168-74.

6. Steens A., Caugant D.A., Aaberge I.S., Vestrheim D.F. Decreased carriage and genetic shifts in the streptococcus pneumoniae population after changing the 7-valent to the 13-valent pneumococcal vaccine in Norway. Pediatr Infect Dis J. 2015; 34 (8): 875-83.

7. Ricketson L.J., Wood M.L., Vanderkooi O.G., MacDonald J.C., et al. Calgary Streptococcus Pneumoniae Epidemiology Research (CASPER) investigators. Trends in asymptomatic nasopharyngeal colonization with streptococcus pneumoniae after introduction of the 13-valent pneumococcal conjugate vaccine in Calgary, Canada. Pediatr Infect Dis J. 2014; 33:724-30.

44. Вакцинация детей с нарушенным состоянием здоровья. 4-е изд. / под ред. М.П. Костинова. М. : 4Мпресс, 2013. 432 с.

45. Клинико-иммунологическая эффективность иммунобиологических препаратов : справочник / под ред. М.П. Костинова, Н.А. Озерец-ковского. М. : Миклош, 2004. 256 с.

46. Вакцинопрофилактика болезней органов дыхания в рамках первичной медико-санитарной помощи населению : клинические рекомендации. // Пульмонология. 2015. Т. 25, № 2. С. 4-19. Приложение.

47. Чучалин А.Г., Биличенко Т.Н., Зверев В.В., Семенов Б.Ф. и др. Иммунизация полисахаридной поливалентной вакциной для профилактики пневмококковойинфекции : методические рекомендации. М., 2008. 14 с.

48. Ежлова Е.Б., Мельникова А.А., Баранов А.А., Намазова-Бара-нова Л.С. и др. Эпидемиология и вакцинопрофилактика инфекции, вызываемой Streptococcus pneumonia : методические рекомендации МР 3.3.1.0027-11. М., 2011. 38 с.

49. Костинов М.П., Тарасова А.А. Вакцинопрофилактика пневмококковой инфекции и гриппа при аутоиммунных заболеваниях. М. : МДВ, 2009. 252.

50. Костинов М.П., Лавров В.Ф. (ред.). Вакцины нового поколения в профилактике инфекционных заболеваний. 2-е изд. М. : МДВ, 2010. 192 с.

51. Вакцинация взрослых с бронхолегочной патологией : руководство для врачей / под ред. М.П. Костинова. М. : Созвездие, 2013. 109 с.

52. Руководство по клинической иммунологии в респираторной медицине. 1-е изд. / под ред. М.П. Костинова, А.Г. Чучалина. М. : АТМО, 2016. 128 с.

8. Mameli C., Fabiano V., Daprai L., Bedogni G., et al. A longitudinal study of streptococcus pneumoniae carriage in healthy children in the 13-valent pneumococcal conjugate vaccine era. Hum Vaccin Immunother. 2015; 11 (4): 811-7.

9. Steens A., Bergsaker M.A., Aaberge I.S., Ronning K., et al. Prompt effect of replacing the 7-valent pneumococcal conjugate vaccine with the 13-valent vaccine on the epidemiology of invasive pneumococcal disease in Norway. Vaccine. 2013; 31 (52): 6232-8.

10. GarciaGabarrot G., Lopez Vega M., Perez Giffoni G., Hernandez S., et al.; Uruguayan SIREVA II Group. Effect of pneumococcal conjugate vaccination in Uruguay, a middle-income country. PLoS One. 2014; 9(11): e112337.

11. Waight P.A., Andrews N.J., Ladhani S.N., Sheppard C.L., et al. Effect of the 13-valent pneumococcal conjugate vaccine on invasive pneumococcal disease in England and Wales 4 years after its introduction: an observational cohort study. Lancet Infect Dis. 2015; 15 (5): 535-43.

12. Harboe Z.B., Dalby T., Weinberger D.M., Benfield T., et al. Impact of 13-valent pneumococcal conjugate vaccination in invasive pneumococcal disease incidence and mortality. Clin Infect Dis. 2014; 59 (8): 1066-73.

13. Lepoutre A., Varon E., Georges S., Dorleans F., et al. Impact of the pneumococcal conjugate vaccines on invasive pneumococcal disease in France, 2001-2012. Vaccine. 2015; 33 (2): 359-66.

14. Varon E., Cohen R., Bechet S., Doit C., et al. Invasive disease potential of pneumococci before and after the 13-valent pneumococcal conjugate vaccine implementation in children. Vaccine. 2015; 33 (46): 6178-85.

15. Farnham A.C., Zimmerman C.M., Papadouka V., Konty K.J., et al. Invasive pneumococcal disease following the introduction of 13-valent conjugate vaccine in children in New York city from 2007 to 2012. JAMA Pediatr. 2015; 169 (7): 646-52.

16. Moore M.R., Link-Gelles R., Schaffner W., Lynfield R., et al. Effectiveness of 13-valent pneumococcal conjugate vaccine for prevention of invasive pneumococcal disease in children in the USA: a matched case-control study. Lancet Respir Med. 2016; 4 (5): 399-406. pii: S2213-2600(16)00052-7.

17. Van der Linden M. Effects of 7 years of immunization with higher-valent pneumococcal conjugate vaccines in German children. E-Poster Discussion Session 10, 13th May. ESPID, 2016.

18. Berglund A., Ekelund M., Fletcher M.A., Nyman L. All-cause pneumonia hospitalizations in children <2 years old in Sweden, 1998 to 2012: impact of pneumococcal conjugate vaccine introduction. PLoS One. 2014; 9 (11): e112211.

19. Hortal M., Estevan M., Laurani H., Iraola I., et al. Hospitalized children with pneumonia in Uruguay: Pre and post introduction of 7 and 13-valent pneumococcal conjugated vaccines into the National Immunization Program. Vaccine. 2012; 30 (33): 4934-8.

20. Greenberg D., Givon-Lavi N., Ben-Shimol S., Ziv J.B., et al. Impact of PCV7/PCV13 introduction on community-acquired alveolar pneumonia in children <5 years. Vaccine. 2015; 33 (36): 4623-9.

21. Fortunato F., Martinelli D., Cappelli M.G., Cozza V., et al. Impact of pneumococcal conjugate universal routine vaccination on pneumococcal disease in Italian children. J Immunol Res. 2015; 2015: ID 206757.

22. Diel M., Laurenz M. Impact of pneumococcal conjugate vaccines on pneumonia among children in Germany. ESPID, 2013. 999 p.

23. Weinberger D.M., Givon-Lavi N., Shemer-Avni Y., Bar-Ziv J., et al. Influence of pneumococcal vaccines and respiratory syncytial virus on alveolar pneumonia, Israel. Emerg Infect Dis. 2013; 19 (7): 1084-91.

24. Saxena S., Atchison C., Cecil E., Sharland M., et al. Additive impact of pneumococcal conjugate vaccines on pneumonia and empyema hospital admissions in England. J Infect. 2015; 71 (4): 428-36.

25. Noel G., Viudes G., Laporte R., Minodier P. Evaluation of the impact of Pneumococcal conjugate vaccine on pediatric community-acquired pneumonia using an emergency database system. J Pediatr Infect Dis Soc. 2017; 6 (2): 129-33. pii: piw019.

26. Angoulvant F., Levy C., Grimprel E., Varon E., et al. Early impact of 13-valent pneumococcal conjugate vaccine on community-acquired pneumonia in children. Clin Infect Dis. 2014; 58 (7): 918-24.

27. Zampoli M., Kappos A., Wolter N., von Gottberg A., et al. Etiology and incidence of pleural empyema in South African children. Pediatr Infect Dis J. 2015; 34 (12):1305-10.

28. Tagarro A., Benito A., Sanchez A., Aznar E., et al. Bacteremia in Children Observation Program (BACO) Group. Bacteremic pneumonia before and after Withdrawal of 13-valent pneumococcal conjugate vaccine from a public vaccination program in Spain: a case-control study. J Pediatr. 2016; 171: 111-5.

29. Ben-Shimol S., Givon-Lavi N., Leibovitz E., Raiz S., et al. Near-elimination of otitis media caused by 13-valent pneumococcal conjugate vaccine (PCV) serotypes in southern Israel shortly after sequential introductionof 7-valent/13-valent PCV. Clin Infect Dis. 2014; 59 (12): 1724-32.

30. Ochoa-Gondar O., Figuerola-Massana E., Vila-Corcoles A., Aguir-re C.A., et al. Epidemiology of Streptococcus pneumoniae causing acute otitis media among children in Southern Catalonia throughout 20072013. Incidence, serotype distribution and vaccine's effectiveness. Int J Pediatr Otorhinolaryngol. 2015; 79 (12): 2104-8.

31. Dagan R., Ben-Shimo S. Antibiotic-resistance in otitis media (OM) in children <2 years. ICAAC 2013, 11-13 September. Abstract G-1451.

32. Richter S.S., Heilmann K.P., Dohrn C.L., Riahi F., et al. Pneumococcal serotypes before and after introduction of conjugate vaccines, United States, 1999-2011. Emerg Infect Dis. 2013; 19 (7): 1074-83.

33. Kaur R., Casey J.R., Pichichero M.E. Emerging Streptococcus pneumoniae strains colonizing the nasopharynx in children after 13-valent (PCV13) pneumococcal conjugate vaccination in comparison to the 7-valent (PCV7) era, 2006-2015. Pediatr Infect Dis J. 2016; 35: 901-6.

34. Lau W.C., Murray M., El-Turki A., Saxena S., et al. Impact of pneumococcal conjugate vaccines on childhood otitis media in the United Kingdom. Vaccine. 2015; 33 (39): 5072-9.

35. Baranov A.A., Briko N.I., Namazova-Baranova L.S., Ryapis L.A. Streptococci and pneumococci. Rostov-on-Don: Fenix, 2013: 301 p. (in Russian)

36. Koroleva I.S., Beloshitsky G.V., Koroleva M.A., Mel'nikova A.A. Epidemiological aspects of pneumococcal meningitis in Russian Federation. Epidemiologiya i vaktsinoprofilaktika [Epidemiology and Vaccine Prophylaxis]. 2016; 5 (90): 6-13. (in Russian)

37. Resolution of the meeting of the public coordination council on pneumococcal infection and vaccination in Russia. Pediatricheskaya farmakologiya [Pediatric Pharmacology]. 2016; (6): 614-6. (in Russian)

38. Vaccines and vaccination: National leadership. In: Zverev V.V., Semenov B.F., Khaitov R.M. (eds). Moscow: GEOTAR-Media, 2011: 880 p. (in Russian)

39. Vaccines and vaccination: National leadership. Brief publication. In: V.V. Zverev, R.M. Chaitov (eds). Moscow: GEOTAR-Media, 2014: 640 p. (in Russian)

40. On the state sanitary and epidemiological welfare of the population in the Russian Federation in 2016: The State Report (in Russian). URL: http://www.rospotrebnadzor.ru/documents/documents.php. (in Russian)

41. Chaitov R.M., Il'ina N.I., eds. Allergology and immunology. National leadership. Moscow: GEOTAR-Media; 2014: 656 p. (in Russian)

42. Kostinov M.P., ed. Vaccination of children with weak health: Practical manual for doctors. 1st ed. Moscow: Meditsina dl'ya vsekh, 1996: 78 p. (in Russian)

43. Kostinov M.P., ed. Vaccination of children with weak health: Practical manual for doctors. 2nd ed. Moscow: Meditsina dl'ya vsekh, 2000: 120 p. (in Russian)

44. Kostinov M.P., ed. Vaccination of children with weak health. Practical manual for doctors. 4th ed. Moscow: Meditsina dl'ya vsekh, 2013: 432 p. (in Russian)

45. Kostinov M.P., Ozeretskovskiy N.A., eds. Clinical-immune effectiveness of immune biological medicinal agents: Reference book. Moscow: Miklosh, 2004: 256 p. (in Russian)

46. Vaccine prevention of respiratory diseases within the frame of primary health care of adults: Clinical recommendations. Pul'monologiya [Pulmonology]. 2015; 25 (2): 4-19. Appendix. (in Russian)

47. Chuchalin A.G., Bilichenko T.N., Zverev V.V., Semenov B.F., et al. Immunization with using pneumococcal polysaccharide vaccine for the prevention of pneumococcal disease: Methodical recommendations. Moscow, 2008: 14 p. (in Russian)

48. Ezhlova E.B., Mel'nikova A.A., Baranov A.A., Namazova-Bara-nova L.S., et al. Epidemiology and vaccine prevention of Pneumococcal infection. Methodical recommendations. MI 3.3.1.0027-11. Moscow, 2011: 38 p. (in Russian)

49. Kostinov M.P., Tarasova A.A. Vaccine prevention of Pneumococcal infection and influenza for autoimmune diseases. Moscow: MDV, 2009: 252 p. (in Russian)

50. Kostinov M.P., Lavrov V.F., eds. New age vaccines for prevention of infectious diseases. 2nd ed. Moscow: MDV, 2010: 192 p. (in Russian).

51. Kostinov M.P., ed. Vaccination of adults with bronchopulmonary pathology: Leadership for doctors. Moscow: Sozvezdiye, 2013: 109 p. (in Russian).

52. Kostinov M.P., Chuchalin A.G., eds. Guideline for clinical immunology in respiratory medicine. 1nd ed. Moscow: ATMO, 2016: 128 p. (in Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.