Научная статья на тему 'Ойраты западной Монголии и Северо-Западного Китая: вопросы этнической истории, демографии и географии расселения во второй половине XVIII века*'

Ойраты западной Монголии и Северо-Западного Китая: вопросы этнической истории, демографии и географии расселения во второй половине XVIII века* Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
169
22
Поделиться
Ключевые слова
ОЙРАТЫ ДЖУНГАРСКОГО ХАНСТВА / ОЙРАТЫ СИНЬЦЗЯНА / ОЙРАТЫ ЗАПАДНОЙ МОНГОЛИИ / ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ / ЧИСЛЕННОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ / ГЕОГРАФИЯ РАССЕЛЕНИЯ / ОIRATS OF DZUNGHAR KHANATE

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Очиров Уташ Борисович

В статье дается обзор этнической истории ойратов западной Монголии и северо-западного Китая во второй половине XVIII в. Автор статьи анализирует их численность, очерчивает основные ареалы расселения в этот период, который характеризуется значительными политическо-историческими переменами (ликвидация Джунгарского ханства, подавление восстания ойратов и др.).

Текст научной работы на тему «Ойраты западной Монголии и Северо-Западного Китая: вопросы этнической истории, демографии и географии расселения во второй половине XVIII века*»

ИСТОРИЯ, социология, этнология

ББК 63.3 (2Р-6Ка)

ОЙРАТЫ ЗАПАДНОЙ МОНГОЛИИ И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КИТАЯ:

ВОПРОСЫ ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ, ДЕМОГРАФИИ И ГЕОГРАФИИ РАССЕЛЕНИЯ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА*

У Б. Очиров

В статье дается обзор этнической истории ойратов западной Монголии и северо-западного Китая во второй половине XVIII в. Автор статьи анализирует их численность, очерчивает основные ареалы расселения в этот период, который характеризуется значительными политическо-историческими переменами (ликвидация Джунгарского ханства, подавление восстания ойратов и др.).

Ключевые слова: ойраты Джунгарского ханства, ойраты Синьцзяна, ойраты западной Монголии, этническая история, численность населения, география расселения.

The author of this article gives the review of ethnic history of Oyrats of the western Mongolia and northwest China in second half of the XVIII century. The author analyses their number and outlines the basic areas of settling in this period which is known by all considerable political and historical changes (a liquidation of Dzunghar khanate, suppression of Oirats’ revolt and others).

Keywords: Oirats of Dzunghar khanate, Oirats of Xinjiang, Oirats of the Western Mongolia, ethnic history, a population, settling geography.

Прежде чем приступить к рассмотрению непосредственно темы статьи, очертим основные контуры территории расселения и миграций ой-ратских этнических групп до середины ХУНТ в.

Первые достоверные упоминания об ойратах в истории можно найти примерно в конце ХТТ — начале ХТТТ в., в период формирования Монгольской империи. Они являлись достаточно крупным союзом племен (выставляли отдельный тумен) и относились к так называемым «лесным народам», поскольку проживали в районе Секиз-Мурэн (Вось-миречья), между Байкалом и Алтаем [1, § 87, 239]. Ордосский нойон Саган-Сэцэн в своей «Эрденийн тобчи» привел сведения об этническом составе союза ойратов в древности: огэлэты, хойты, батуты и кэргуды [цит. по: 2, б. 58-59]. Нужно признать, что в «Эрденийн тобчи» содержится немало ошибок, поэтому уверенно считать эти сведения достоверными мы, к сожалению, не можем. Иных данных об этническом составе ойратов того периода в источниках не сохранилось.

После вхождения в состав империи Чин-гис-хана ойраты переселились на территорию бывшего Найманского ханства, приблизительно в район современной западной Монголии и Синьцзяна. В этот период также были зафиксированы первые миграции ойратов за пределы «метрополии», связанные с завоевательными походами монголов. В качестве примера можно привести переселение в Иран нескольких тысяч ойратов, в том числе под предводительством нойонов Ар-гун-ака и Таргай-кюргн [3, с. 120]. В дальнейшем переселенцы-монголы оказались вытеснены на

территорию современного центрального Афганистана, где положили начало новым этносам — хазарейцам и чараймакам [4, с. 414]. Некоторые исследователи предполагают наличие родства между ойратами и афганскими хазарейцами, ссылаясь на антропологические исследования, выявившие высокую степень совпадений ряда генетических маркеров у этих народов [5, с. 70-71].

К концу ХТТТ — началу ХТУ в. численность ойратов заметно увеличилась, в том числе и за счет присоединения новых этнических групп, видимо из уцелевших частей Найманского ханства. В этот период по отношению к ним впервые стал применяться термин «4 тумена ойратов» [6, с. 41-42]. Термин «дорбэн-ойраты» (четыре [тумена] ойратов) в противопоставлении или сочетании с «дочин-монгол» (сорок [туменов] монголов) фиксировался в монгольских исторических памятниках и при описании более позднего периода, например в середине ХТУ в. — в период падения Юаньской империи [см. напр. 7, с. 158].

В ХУ в. этнический состав союза заметно изменился. По мнению японского ученого Хидехи-ро Окады, которому, на наш взгляд, лучше всего удалось изучить этот вопрос, к этому времени в состав союза входило уже 8 этнических групп: «древние» ойраты — хойты и батуты (багатуты), северомонгольские баргуты и буряты (баргу-бу-ряты), западномонгольские зюнгары и дербеты, южномонгольские торгуты, восточномонгольские хошуты [8, б. 194].

Зюнгары и дербеты до середины ХУ в. составляли единый цоросовский (чоросовский)

* Работа выполнена по проекту «Ойратский мир: география расселения народов и топонимика» подпрограммы «Анализ и моделирование геополитических, социальных и экономических процессов в полиэтничном макрорегионе» Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Фундаментальные проблемы пространственного развития Российской Федерации: междисциплинарный синтез» (2009-2011 гг.).

омок, который фиксируется среди ойратов уже с ХТУ в. По всей видимости, он сформировался из части племен Найманского ханства (часть территории современного Синьцзяна и западной Монголии) и вошел в состав ойратов в ХТТТ в., при их переселении из Секиз-Мурэн в западную Монголию [8, б. 197-201]. Во второй четверти ХУ в., в период ойратской гегемонии при Тогоне (ум. в 1439 г.) и Эсэне (1407-1455 гг.), произошло присоединение к ойратскому союзу торгутов, происходивших от южномонгольских кераитов (ке-реитов) [см.: 9, с. 39-41], и хошутов, происходивших от восточномонгольских урянхайских «трех вэй» [10, с. 73-74].

Ойратские этнические группы не всегда имели единого лидера: феодалы проводили независимую политику. Единая история и смежная территория проживания способствовали осознанию себя как этнокультурной общности, самоидентифицируе-мой как ойраты. На этот процесс повлияло также и отношение родственных монгольских племен к ним как к «дорбэн-хари» (четырем чужим [туме-нам]) в противопоставление себе как «дочин-мон-гол» (сорок [туменов] монголов). Таким образом, хотя об образовании единого ойратского этноса говорить еще рано, историческая судьба и политическая обстановка способствовали центростремительным процессам в среде западных монголов и их обособлению от родственных народов.

В конце ХУ — начале ХУТТ в. ойраты из-за ряда конфликтов со своими южными и восточными соседями попали в полосу затяжного политического кризиса, который они пытались разрешить различными способами, в том числе и миграциями за пределы устоявшейся территории кочевок. В первой половине ХУТ в. в результате поражений, понесенных ойратами от могулистанского Мансур-хана (годы правления 1504-1544), группы ойратов были вынуждены откочевать на Куку-нор и в современный Ганьсу [11, с. 262]. Вскоре ойраты сокрушили могулистанцев, но тех сменили вновь зарождающиеся княжества Восточного Туркестана (Турфан, Кашгар и др.). В 1588 г. правители Турфана нанесли одной из групп ойратов очередное поражение и принудили ее откочевать за Наньшаньский хребет.

В результате экспансии ордосских и хал-ха-монголов во второй половине ХУТ — начале ХУТТ в. ойраты были вытеснены с территории современной западной Монголии. При этом часть хойтов, батутов и баргу-бурятов осталась на завоев анных территориях и подчинилась завоевателям. Договор 1640 г. зафиксировал раздел

территории между ойратами и халха-монголами по итогам войны 1618-1628 гг. Хойты и батуты с этого момента стали играть второстепенную роль в союзе, упоминания о баргутах и бурятах в составе ойратов остались лишь в хрониках. В условиях кризиса оставшиеся этнополитические объединения ойратов начали либо сплачиваться перед опасностью агрессии, либо перекочевывать на другие территории в поисках новых пастбищ и выходов на меновые рынки.

К последним относились этнополитические объединения торгутского тайши Хо-Урлюка1 и дербетского тайши Далай-Батыра, которые в конце XVI — начале XVII в. перекочевали на территорию южной Сибири, только что вошедшей в состав Российкого государства. В 1606 г. Далай-Батыр, а в 1608 г. Хо-Урлюк дали тарскому воеводе первые шерти на верность России. В последующие годы они начали мигрировать на территорию современного северного Казахстана и южного Башкортостана, вытесняя тюркские племена. Во второй трети XVII в. торгуты под руководством Хо-Урлюка окончательно прикочевали в Нижнее Поволжье. Позже к ним присоединились представители других ойратских этнических групп (дербетов, хошутов, зюнгаров и др.), в результате чего в Нижнем Поволжье со временем сложилась особая монголоязычная народность, получившая название «калмык»2.

В начале второй трети XVII в. начались миграции ойратов в район озера Кукунор. Коалиционная армия ойратов под руководством хошут-ского Гуши (брата Кунделен-Убаши) в 1637 г. нанесла поражение халхаскому Цогту-тайджи на окраине Кукунора и способствовала победе буддийской школы Гелуг и установлению власти Далай-ламы V в Тибете. После этого Гуши, удостоенный Далай-ламой V титула Номин-хан, основал на Кукуноре новое ханство, получившее наименование Хошутского [12, с. 296-298].

На территории «старых» кочевий ойратов (будущий северный Синьцзян) зюнгарский тай-ша Эрдени-Батур-хунтайджи создал государство, известное как Джунгарское ханство. Его сын Галдан-Бошигту-хан включил в состав ханства всех оставшихся в регионе ойратов [13, с. 546548]. Периодом конца XVII — начала XVIII в. фиксируются последние крупные миграции ойратов в регионе. В 1670 г. в состав Калмыцкого ханства откочевала 1 тыс. кибиток хошутов, в 1697 г. — 1 тыс. кибиток зюнгаров. В 1702 г. из Калмыцкого ханства прикочевала большая группа торгутов во главе с Санджабом, поднявшим мятеж

1 В русских источниках имя «0рлег» (‘витязь’) пишут по разному — Орлюк, Урлюк и т. д.

2 В настоящее время слово «калмык» (хальмг) является этнонимом, обозначающим ойратов, которые переселились и живут в России; стало самоназванием и применяется в отечественной и зарубежной науке как устоявшийся термин.

против отца — Аюки-хана. В этот же период начались первые переселения ойратов на территорию современной западной Монголии, завоеванную Галдан-Бошигту-ханом. В начале 1670-х гг. из различных этнических групп были отобраны группы кочевников вместе с семьями для охраны границы (цзахэ). Со временем они превратились в этническую группу (оток) «захчинов» [14, с. 64]. В 1686 г. в западную Монголию были переселены и представители этнической группы хотонов. Отдельные группы ойратов, недовольные правлением Галдан-Бошигту-хана, бежали к халха-монго-

лам на территорию северного Китая или в Цинхай. Например, на территорию современной Монголии откочевали зюнгары Даньцзилы и Рабдана, хойты Лубсана. Маньчжуры образовали из них три хошу-на, в каждом из которых числилось по 1 сомону. На территории, прилегающей к провинции Нинся, был поселен хошутский хошун (8 сомонов) Батур-Эрке-джинона. В Цинхай бежали зюнгары Цзотба-Батура и Зорикту-тайджи (сводные братья Г алдан-Бошигту-хана) [15, с. 84-86, 114, 116, 131-132].

В 1698 г. Арабджур, сын калмыцкого нойона Назар-Мамута, вместе с матерью, сестрой и

Отоки и джисаи домена джунгарского хана по данным «Синъцзян-чжи-ляо»

Название отока Количество зайсангов Численность (в кибитках) Район кочевок

1 2 3 4

«Старые отоки»

Урут 4 5 000 долина реки Гунгис (район Или)

Хорчин 1 5 000 неизвестен

Эркэтен 1 5 000 долина реки Хаш-гол

Керят 6 000 долина реки Юлдус

Чотолок (?) 1 3 000 неизвестен

Бухус 1 3 000 долина реки Или

Абагас Хадан 1 2 000 неизвестен

1 2 000 неизвестен

Эбит 1 3 000 долина реки Эмель

Алодай 3 000 неизвестен

Дологот 1 4 000 неизвестен

Хорбос 1 3 000 долина реки Гунгис (район Или)

Цохур 1 3 000 неизвестен

«Новые отоки»

Бардамот (бюдермис?) 3 4 000 неизвестен

Кетчинер 5 4 000 неизвестен

Галцзат 3 4 000 неизвестен

Шалас 2 3 000 Карашар

Махос 1 5 000 Карашар

Букунут Тугут 1 2 000 Улан-Худжир

1 500 Кобуксаир

Орат (Урат) 1 3 000 неизвестен

Алтачин3 1 500 Хур-Хараусун

Захчин (пограничники) 3 2 000 Западная Монголия

Бучин (производители огнестрельного оружия) 3 1 000 Восточная Джунгария

3 У Н. Я. Бичурина приведено название ардацинъ, но современные исследователи расшифровывают этот этноним как алтачин [см., напр.: 18, с. 46].

1 2 3 4

Киргиз 4 4 000 к западу от Телецкого озера

Tеленгyт Эрчук Oрxан-Цзиран 4 4 000 к востоку от Телецкого озера, долины рек Катунь и Абакан

1 500

1 S00

Мингат 2 3 000 долина реки Кемчик

Джисаи

Aнба 2 4 000 неизвестен

Лаймарим 1 1 000 неизвестен

Дурба 1 1 000 неизвестен

1 1 000 неизвестен

^э^ур^^ 1 1 000 неизвестен

Ундусун 1 1 000 неизвестен

Шанпилин 1 1 000 неизвестен

Сандуй 1 300 неизвестен

Пинчень 1 300 неизвестен

500 подданными совершил паломничество в T^ бет, однако на обратном пути был задержан китайцами. Переговоры о его возвращении затянулись, и император Канси (Сюань Е), сформировав из калмыков Aрабджyра новый xошyн (1 сомон), поселил его недалеко от границы с Джунгарским xанством.

К началу XVIII в. под властью Цинов оказался весь Кукунор с проживавшими там xошyтами, а также небольшими группами торгутов и xойтов. В 1724 г. часть xошyтов под руководством Луб-сан-Даньцзина — внука ^ш^^мин^а^ подняла восстание, но китайцам удалось подавить его [15, с. 11S]. После этого император Иньчжэнь (Юнчжэн) разделил ойратов Цижая на 29 xо-шунов, в том числе 21 xошyтский (S6 сомонов), 4 торгут^т (12 сомонов), 2 зюга^рскта (6,5 сомонов), 1 xойтский (1 сомон) [16, с. 15].

К середине XVIII в. Джунгарское xанство, располагавшееся на территории Синьцзяна и западной Монголии, состояло из 24 отоков ^о-дившта в xанский домен), 21 анги (уделов нойонов) и 9 джисаев (уделов дyxовенства). Отоки и джисаи управлялись зайсангами, анги — нойонами. Сведения о нм, соxранившиеся в «Синьцзян-чжи-ляо», впервые до российского читателя довел H. Я. Бичурин [17, с. 70-73]. Численность населения измерялась в общепринятой для того времени величине — кибиткаx (семьяx). 24 отока xанского домена делились на 12 «старый» и 12 «новый» отоков (см. таблицу). Поскольку изначально этнонимы были зафиксированы на китайском языке, то, к сожалению, не во всеx слу-чаяx нам удалось точно установить правильное название отоков и джисаев. Отдельные этнонимы остались без изменений.

Как видно из таблицы, в состав «старый отоков» вxодили в основном более древние этнические группы, в составе «новый отоков» значатся

группы професспоналыного происхождения или «инородческие». Общая численность ханского домена составила 88 300 кибиток, однако у Н. Я. Бичурина итог получившейся суммы болыше на 10 000 кибиток [17, с. 71].

Джисаи находилисы в центре Джунгарского ханства, близ пустыни Нам, в районе к юго-востоку от Чугучака и к юго-западу от Кызыл-баши-кюлы. Общая их численносты составила 10 600 кибиток. Названия последних трех оставлены в китайской транскрипции.

21 анги феодалов Джунгарского ханства представляли разные этнополитические объединения: 6 цоросских (зюнгарских) анги — владелы-цы Даваци (внук старшего Церен-Дондуба), Даши-Дава, Номохон Джиргал (племянник Да-ши-Давы), Дорджи-Дамба, Г алцзан-Дорджи, Очир-Убаши;

3 дербетских анги — владелыцы Церен, Даши, Бум-Ахаши (район рек Иртыш и Талас);

1 хошутский анги — владелец Чагдор-Манджи; 9 хойтских анги — владелыцы Тарбахцины

Сайн-Болок, Хотон-Эмеген, Долот-Церен, Дондук, Баяр, Церен-Баныджур, Батор-Эмеген, Цаган-туг Амурсана, бологотский Нохай Цецен;

2 торгутских анги — владелыцы Батор-Убаши и Дондуб.

Болышая часты анги находиласы на территории будущего Чугучакского округа. Численносты этих групп и подробный этнический состав Н. Я. Бичурин не указал.

В середине XVIII в. произошло событие, коренным образом изменившее политическую и этническую карту Централыной Азии: после безуспешных попыток, предпринимавшихся на протяжении длителыного периода, цинским властям удалосы наконец завоеваты Джунгарское ханство. Во многом этому способствовали внутренние междоусобицы и непродуманная по-

ИСТОРИЯ, социология, этнология

литика джунгарского правителя Даваци. Уже в 1753 г. ряд дербетских нойонов был обвинен в заговоре против Даваци, некоторые из них казнены. Дербеты нойонов Церена (3 170 киб.), Це-рен-Мунке (700 киб.), Церен-Убаши (1 200 киб.) и Ган-Доржи (1 000 киб.), проживавшие на берегу Иртыша, вместе с аймаками байтов, кочевавшими вдоль рек Чингэл и Цаган, бежали за Алтай и подчинились китайцам [15, с. 137-143]. Те расселили дербетов по берегам реки Туйн на территории современной западной Монголии.

В 1753 г. торгутский хошун, которым правили потомки Арабджура, был переведен на Эдзин-гол, после чего он получил название Эцзинейский.

После подавления восстания 1756 г. цинские власти подвергли геноциду население бывшего Джунгарского ханства. По данным китайских историков, 30 % населения было уничтожено, 40 % — умерли от голода и болезней, 20 % — переселились в соседние государства (Кашгарию, Россию и др.) [19, с. 60]. Часть переселили в западную Монголию (дербетов, байтов, хотонов и др.), где они присоединились к ранее кочевавшим здесь ойратам. Почти половина дербетов бывшего Джунгарского ханства оказалась в Кобдоском крае. Позже девять дербетских нойонов взбунтовались и пытались бежать в родные кочевья, но потерпели неудачу. Мятежников казнили, а их подданных переселили на территорию современной АРВМ, в том числе дербетов нойонов Нэмэха и Басана (на территорию Хара-Мурэна и Хулун-Буира). В северо-восточный Китай переселялись и другие группы ойратов. Например, В. П. Санчиров упоминает о поселении 8 хошунов хошутов (количество сомонов не указано) в 1758 г. в Чахаре, близ Великой стены, у провинций Чжили и Шаньси. К началу ХХ в. они «совершенно утратили у себя родовое управление» [цит. по: 20, с. 105-106].

Позже в состав округа Кобдо, образованного в 1762 г., также были включены и другие ойраты, проживавшие на этой территории ранее (урянхаи Танну ола, захчины, хотоны); затем — мянгаты и элюты.

В состав Калмыцкого ханства в 1758-1759 гг. после падения Джунгарского ханства и подавления восстания Амурсаны прибыло около 3 000 кибиток ойратов, в том числе хойтов, включенных в Хошеутовский улус. В 1771 г. группа недовольных политикой правительства Екатерины II калмыцких феодалов во главе с наместником Убаши откочевала в Джунгарию вместе с большей частью (тремя четвертями) калмыцкого народа. Калмыки, ушедшие с Убаши-ханом, по пути понесли огромные потери и по прибытии были вынуждены подчиниться маньчжурам, которые, опасаясь попыток восстановления Джунгарского ханства,

расселили их на значительно удаленных друг от друга территориях — от нынешнего Синьцзяна до западной Монголии. Добравшихся до территории бывшей Джунгарии калмыков разделили на 94 примерно одинаковых по численности сомона (82 торгутских и 12 хошутских), которые, в свою очередь (кроме одного), объединялись в хошуны (некоторые делились еще на большие и малые хо-шуны), а те — в чулганы. Их поулусный состав и расселение приведены ниже4.

Чулган «старых торгутов» Унэн сусэгт («Истинно верующие») состоял из 4 больших хо-шунов.

Самый крупный (54 сомона) — Южный (‘ Омнод’) большой хошун составляли торгуты хана и нойонов — потомков Чагдорджаба, известные также как карашарские торгуты. они кочевали первоначально в Тарбагатае, но потом их перевели в район Юлдуза и Карашара. Границы их кочевий простирались: на юго-восток до Караша-ра, на северо-запад — до Налатэдабахань (Или), на северо-восток — до гор к югу от Урумчи, на юго-запад — до Аксу и Кучи.

Южный большой хошун состоял из 4 хошунов.

1. Хошун Убаши-хана включал 5 малых хо-шунов (кереитский или керятский, цаатанский, Барун (правый), Запсар (центральный), шабине-ровский), которые насчитывали 50 сомонов: Ики, Мухарын, Жаргалын, Баяжихын, Гончигийн, Дэ-нэгийн, Хишигтийн, Ики-цатанов, Бага-керетов, Манж (Данжингийн), Хехийн, Цаган-манжиков, Шаравын, Улэмжийн, Хонгорын, Даваан, Эрде-нийн, Дечитийн, Харнудов, Будээн, Баяны, Бу-янхишигийн, 0ргежихийн, Цэрэнгийн, Хойр, Багшийн, Дугарын, Санживын, Сэнгээн, Монго-лын, Борын, Гахайн, Бодорын, Шажны, Даваан, Дандарын, Санживын, Эрэнцээн, Цагаан, баг-ши-шабинеров (Санжийн, Ужин, Баарайн), лама-ин-шабинеров (Шарын, Дээжийн, Баарангийн), Анжитан-шабинеров, цойчжингин-шабинеров, гегян-шабинеров, цзонхавын-шабинеров и хотонов (уйгуров).

2. Левый хошун Бёрё-Хашиха (Засгийн хо-шуу) состоял из 1 сомона.

3. Средний хошун Эмеген-Убаши (Бэйсийн хошуу) состоял из 2 сомонов.

4. Правый хошун Байджиху (Гунгийн хошуу) состоял из 1 сомона.

Северный (Хойд’) большой хошун составляли торгуты — подданные потомков Гунджаба (14 сомонов). они также известны как кобуксаирские торгуты, кочевали в Кобуксаире (Тарбагатай). Границы их кочевий простирались: на юго-западе —

до кочевий переселенных чахаров и элютов, на северо-западе — до кочевий казахов, на

— на

4 Этнонимы, устоявшиеся в отечественной историографии, приводятся на русском языке, остальные калмыцком.

северо-востоке — до Кобдоского Урянхая и озера Хэчжэлэбаши, на юго-востоке — до гор Хуаншань (Гоби).

Северный большой хошун состоял из трех хошунов.

1. Хошун Цебек-Дорджи (Вангийн хошуу) состоял из 4 сомонов: Ики- и Бага-барун, Ики- и Бага-зюн.

2. Хошун Гунга-Церена (до этого Кирипа) (Ба-руун хошуу) состоял из 6 сомонов: Ики- и Бага-ба-рун, Ики- и Бага-зюн, Хошут, Шабинеровского.

3. Хошун Аксахала (Зуун хошуу) состоял из

4 сомонов: Маанийнхан, Жаалайнхан, Бегерс, Гэхгэрийн.

Восточный (‘Зуун’) большой хошун составили торгуты потомков Назар-Мамута (7 сомонов). они также известны как харусунские торгуты, кочевали в Хур-Хараусу. Границы их кочевий простирались: на востоке — до Мана-са, на севере — до Шарабулака (Тарбагатай), на юге — до Катуни, на западе — до военных станций Тодок.

Восточный большой хошун состоял из двух хошунов.

1. Хошун Бамбара (правый, или Вангийн хошуу) состоял из 4 сомонов: Хошутского, Кетчене-ровского, Хабучиновского и Цохоровского.

2. Хошун Кибдэна (левый, или Бэйсийн хошуу) состоял из 3 сомонов: Ики- и Бага-кёвюдов-ского и Цоросовского.

Западный (‘Баруун’) большой хошун составили торгуты — подданные потомков Лоузана (брата Шукур-Дайчина) (4 сомона). они известны также как борталинские торгуты, кочевали на востоке Или. Границы их кочевий простирались: на востоке — до Цзинхэ, на юге — до гор Вэйчан и Хэши, на северо-западе — до кочевий илийских чахаров.

В состав хошуна входили сомоны Хораан, Бегерсийн, Цаатан-монголов, Барвисан.

Хошутский чулган Бат сэтгэлт («Надежный») состоял из 3 хошунов (11 сомонов). Кочевали они в районе Юлдуза, позже их включили в Южный большой хошун чулгана «старых торгутов».

1. Хошун Эрэмпеля (средний) составили сомоны Уж, Боргог, Харын, Гереечин.

2. Хошун Баярлаху (левый) составили сомо-ны Дороо Шарын, Шабинеровский, Баатад, Дун-дынхан.

3. Хошун Нохая (правый) составили сомоны Борын, Завсар [21, с. 8-9].

Чулган «новых торгутов» Чин сэтгэлт

(«Непоколебимый») кочевал в Кобдоском округе: по долине реки Булгун к югу от Алтая и юго-западу от Кобдо. он делился на 2 хошуна: нойона Ше-аренга (правый) и его племянника Шара-Кюкена (левый) [22, с. 72]. Недалеко от них, в местности Хапчак (к югу от Кобдо), кочевал еще один сомон,

не входивший в состав хошунов и чулганов — хошутский нойона Мёнгёна.

Помимо указанных сомонов, в составе Кобдоского округа к концу XVIII в. значилось еще 27 хошунов и 68 сомонов [23, с. 16]. При этом 3 хошуна (23 сомона) дербетов, 11 хошунов (12 сомонов) байтов, 2 хошуна (2 сомона) хойтов, 1 сомон хотонов составили чулган Сайн Заяата («С хорошей судьбой»). 7 хошунов (23 сомона) урянхайцев,

2 хошуна (5 сомонов) захчинов, 1 хошун (1 сомон) элютов, 1 хошун (1 сомон) мянгатов в состав этого чулгана не вошли. Кроме того, за пределами округа Кобдо в Монголии и северном Китае кочевали: 1 хошун (8 сомонов) хошутов, 2 хошуна (2 сомона) элютов (зюнгаров), 1 хошун торгутов (1 сомон), 1 хошун (1 сомон) хойтов [15, с. 84-86, 114, 116, 153].

Таким образом, к концу XVIII в. в западной части Цинской империи числилось 255 сомонов ойратов (без учета урянхайцев, мянгатов и хотонов), сведенных в 67 хошунов, в том числе: в Цинхае — 106 сомонов (28 хошунов), в Синьцзяне — 90 сомонов (13 хошунов), в Кобдо — 47 сомонов (21 хошун). Учитывая, что сомон являлся военно-административным подразделением с фиксированной численностью (к тому времени — 150 воинов), можно попытаться оценить приблизительную численность ойратов в Китае. Если предположить, что сомоны комплектовались по принципу 1 кибитка (семья) — 1 воин, то численность ойратов в западной Монголии и северозападном Китае к концу XVIII в. должна была составить более 38 тыс. кибиток (семей).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Сокровенное сказание монголов: Анонимная монгольская хроника 1240 г. Элиста: Калм. кн. изд-во, 1990. 280 с.

2. Schmidt I. J. Geschichte der Ost-Mongolen und ihres Furstenhauses verfasst von Ssanang Ssetsen chuntaidschi der Ordus. SPb., 1829. S. XXVI + 509 s.

3. Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Т. I. Кн. 1. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1952. 219 с.

4. Сатцаев Э. Б. Хазарейцы — ираноязычные монголы Афганистана // Материалы Междунар. науч. конф. «Единая Калмыкия в единой России: через века в будущее», посвященной 400-летию добровольного вхождения калмыцкого народа в состав Российского государства, Элиста, 13-18 сентября 2009 г. Ч. 1. Элиста: НПП «Джангар», 2009. С. 413-416.

5. Хойт С. К. Кереиты в этногенезе народов Евразии: историография проблемы. Элиста: Броско, 2008. 82 с.

6. Алтан Тобчи [анонимная] (пер. Г. С. Гороховой и А. Д. Цендиной) // История в трудах ученых лам. М.: КМК, 2005. С. 19-61.

7. Шара туджи. Монгольская летопись XVII века / сводный текст, пер., введ. и прим. Н. П. Шастиной. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1957. 199 с.

8. Okada H. Origins of the Dorben Oyirad // Ural-Alta-ische Jahrbucher. Neue Folge. Band 7. Wiesbaden: Otto Harrassowitz, 1987. S. 181-211.

9. Санчиров В. П. О происхождении этнонима тор-гут и народа, носившего это название // Монголо-бурятские этнонимы. Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 1996. С. 31-50.

10. Кукеев Д. Г. О вхождении хошеутов в состав ойра-тов (XV век) // Ойраты и калмыки в истории России, Монголии и Китая: материалы Междунар. науч. конф., Элиста, 9-14 мая 2007 г. Ч. 1. Элиста: КИГИ РАН,

2008. С. 72-76.

11. История Востока. Т. III. Восток на рубеже средневековья и нового времени. XVI — XVIII вв. М.: Вост. лит., 2000. 696 с.

12. История Калмыкии с древнейших времен до наших дней: в 3 тт. Т. 1. Элиста: Герел, 2009. 848 с.

13. Кычанов Е. И. Властители Азии. М.: Вост. лит., 2004. 631 с.

14. Орлова К. В. Захчины Монголии: культовые места // Проблемы этнической истории и культуры тюр-ко-монгольских народов. Вып. 1. Элиста: КИГИ РАН,

2009. С. 64-68.

15. Мэн-гу-ю-му-цзи. Записки о монгольских кочевьях / пер. с кит. П. С. Попова. СПб., 1895. 281 с.

16. Уласинов Ю. Ю. К вопросу об изучении ойратов

Китая // Вестник КИГИ РАН. 2008. № 3. С. 14-17.

17. Бичурин Н. Я. (Иакинф). Историческое обозрение ойратов или калмыков с XV столетия до настоящего времени. 2-е изд. Элиста: Калм. кн. изд-во, 1991. 128 с.

18. Кукеев Д. Г. Расселение субэтносов Джунгарского ханства XVIII в. по данным современной китайской историографии // Проблемы этнической истории и культуры тюрко-монгольских народов. Вып. 2. Элиста: КИГИ РАН, 2010. С. 94-105.

19. Санчиров В. П. Приволжские калмыки в составе Цинской империи в конце XVIII в. // общественный строй и социально-политическое развитие дореволюционной Калмыкии. Элиста: Калмиздат, 1983. С. 60-73.

20. Санчиров В. П. «Илэтхэл шастир» как источник по истории ойратов. М.: Наука, 1990. 137 с.

21. Лижээгийн Г. Шинжааны ойрадуудын туух, соёл // Тод номын герел. 2007. № 3-4. С. 8-9.

22. Бакаева Э. П. Торгуты Монголии: этнический состав и этнические маркеры // Проблемы этнической истории и культуры тюрко-монгольских народов. Вып. 1. Элиста: КИГИ РАН, 2009. С. 69-86.

23. Сухбаатар На. ойраты Монголии и проблемы изучения их истории // ойраты и калмыки в истории России, Монголии и Китая: материалы Междунар. науч. конф., Элиста, 9-14 мая 2007 г. Ч. 1. Элиста: КИГИ РАН, 2008. С. 16-19.

ББК 63.3 (2Рос=Калм)

КАЛМЫКИЯ В СОСТАВЕ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ В ПЕРИОД ВОССТАНОВЛЕНИЯ АВТОНОМИИ КАЛМЫЦКОГО НАРОДА (1957-1958 гг.)

Н. Д. Судавцов

Статья посвящена развитию Калмыцкой автономной области в составе Ставропольского края в 1957-1958 гг.: в период восстановления автономии калмыцкого народа и преобразования ее в самостоятельный регион в составе РСФСР.

Ключевые слова: Калмыцкая автономная область, Ставропольский край, восстановление автономии после депортации.

The article is devoted to development of Kalmyk autonomous region as a part of Stavropol region in 1957-1958: in the period since the beginning of the restoration of an autonomy of the Kalmyk people and till the transformation into independent region as a part of RSFSR.

Keywords: Kalmyk autonomous region, Stavropol region, restoration of autonomy after deportation.

Народы Калмыкии и Ставрополья связывают тер. В ходе административных преобразований

давние узы дружбы и сотрудничества с тех пор, как началось заселение современной территории Ставрополья выходцами из центральных губерний России и Малороссии. Первые контакты с русскими в Предкавказье произошли еще раньше, с приходом калмыков в Прикаспий. Здесь они взаимодействовали с казаками, проживавшими по берегам реки Терек, а затем с выходцами из Московского государства, бежавшими по разным причинам в Предкавказье от помещичьей неволи, рекрутчины, из острогов и т. д.

Когда же земли Предкавказья во второй половине ХVШ в. были официально включены в состав России, сотрудничество между русскими и калмыками приобрело более интенсивный харак-

после ликвидации Калмыцкого ханства Больше-дербетовский улус входил в состав Ставропольской губернии. На территории самой Калмыцкой степи после принятия указа о строительстве дорог создавались русские поселения. Следует отметить, что в основе взаимоотношений между русскими и калмыками всегда было взаимопонимание. Важную роль играла народная дипломатия, с помощью которой удавалось разрешать спорные вопросы и недоразумения. Заложенные издавна дружба и сотрудничество сохранились как ценное достояние и до настоящего времени.

Русские крестьяне, ощущая недостаток в земельных угодьях, арендовали у калмыков земли, на которых разводили скот, заготавливали корма