Научная статья на тему 'Ответственность за хищения социалистической собственности по советскому уголовному кодексу'

Ответственность за хищения социалистической собственности по советскому уголовному кодексу Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
2972
46
Поделиться

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Анисимов Валерий Филиппович,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Ответственность за хищения социалистической собственности по советскому уголовному кодексу»

ВЕСТНИК ЮГОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

2008 г. Выпуск 4 (И). С. 5-8

УДК 349

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ХИЩЕНИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СОБСТВЕННОСТИ ПО СОВЕТСКОМУ УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

В.Ф. Анисимов

7 августа 1932 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности».

Данный акт, называемый в литературе чаще всего Законом, впервые среди объектов уголовно-правовой охраны особо выделяет «священную и неприкосновенную основу советского строя» - социалистическую (государственную, колхозную, кооперативную) собственность, заявляя о приоритетности ее защиты, во-вторых, закон установил драконовские меры борьбы за «хищение (воровство)» колхозного и кооперативного имущества, а также «грузов на железнодорожном и водном транспорте», предусмотрев за него смертную казнь, а при смягчающих обстоятельствах - лишение свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией имущества, без права у осужденного на амнистию.

Вместе с тем, Закон 1932 года не только не раскрыл понятия хищения, но и не ответил на вопрос о том, когда именно он, а не УК РСФСР, подлежит применению при его совершении. Правда, в постановлении 58-го Пленума Верховного Суда СССР «Об итогах применения в судебной практике Закона от 7 августа 1932 г.» указывалось, что данный Закон следует применять только при совершении крупных систематических хищений социалистической собственности. Однако на самом деле по этому Закону квалифицировались даже деяния, не являющиеся хищением. Так, действие Закона от 7 августа 1932 г. было распространено постановлением ЦИК и СНК СССР от 09.01.1933 г. - на случаи незаконного расходования гарнцевого сбора, постановлением ЦИК от 30.01.1933 г. - на лиц, виновных в саботаже сельскохозяйственных работ, постановлением СНК СССР от 16.02.1933 г. - на руководителей учреждений и предприятий за недостаточные или несвоевременные меры борьбы с хищениями и растратами, постановлением СНК РСФСР от 20.11.1934 г. - на случаи разбазаривания хлопка, постановлением СНК СССР от 01.12.1934 г. - на случаи безнарядного расходования поступивших по обязательным поставкам молочных продуктов и т. д. В результате за шесть лет действия Закона от 7 августа 1932 г. только колхозников было осуждено 1800 тыс. человек (в основном, за «колоски»), причем позже было признано, что каждый второй из них был осужден неправильно.

В годы Великой Отечественной войны соответствующие нормы УК РСФСР почти не применялись. Чаще всего за хищения наказывали по Закону от 7 августа 1932 г. Однако хищения горючего в МТС и совхозах, согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 23 июня 1942 г., влекли наказание в виде тюремного заключения на срок от 3 до 5 лет.

Окончательное разделение собственности на социалистическую и личную произошло в связи с принятием Указов Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об усилении охраны личной собственности граждан» и «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества». Данные указы устанавливали следующую систему иерархии ценностей: государственная собственность, общественная собственность, последнюю ступень занимала личная собственность граждан. Однако и ответственность за хищения государственного и общественного имущества регламентировалась разными уго-ловно-правовыми нормами.

Ответственность по Указу от 4 июня 1947 г. за хищения государственного, колхозного, кооперативного и иного общественного имущества не дифференцировалась в зависимости от формы хищения. Кража, присвоение, растрата или иное хищение государственного имуще -

5

ства карались заключением в исправительно-трудовом лагере на срок от семи до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой. Хищение колхозного, кооперативного или иного общественного имущества каралось заключением в исправительно - трудовом лагере на срок от пяти до восьми лет с конфискацией имущества или без таковой. Таким образом, несмотря на провозглашенное в преамбуле Указа единство законодательства об уголовной ответственности за хищения государственного и общественного имущества, неравенство в уголовном наказании за данные преступления сохранялось. Следовательно, формы собственности продолжали выполнять функцию критерия дифференциации уголовной ответственности. Она принадлежала также размеру причиненного хищением вреда. Крупный размер одновременно играл роль квалифицирующего признака.

Таким образом, вышеназванные документы заложили основу дальнейшего развития законодательства о преступлениях против собственности и законодательно отразили уголовную политику государства на последующие годы в сфере борьбы с преступлениями против собственности - политику приоритетной защиты социалистической собственности путем установления, прежде всего, более жесткого наказания за посягательства на нее.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. сохранил данные подходы, в частности, в статье 1 УК (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г.) в качестве задачи уголовного закона провозглашалась охрана общественного строя СССР, его политической и экономической систем (хотя это был республиканский, а не общесоюзный уголовный закон), социалистической собственности, личности, прав и свобод граждан и всего социалистического правопорядка от преступных посягательств. Преступлением признавалось предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественный строй СССР, его политическую и экономическую системы, социалистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом [1].

Итак, в положениях Общей части УК РСФСР 1960 г. наблюдалась градация социалистической собственности и имущественных прав граждан. Охрана социалистической собственности рассматривалась как приоритетная задача по сравнению с охраной имущественных прав граждан. В Особенной части УК прослеживался уже несколько другой подход: речь шла о преступлениях против социалистической собственности (Гл. 2) и преступлениях против личной собственности граждан (Гл. 5). Наиболее существенной отличительной особенностью УК РСФСР 1960 года являлось то, что он долгое время различал посягательства на социалистическое (государственное, общественное) и личное имущество граждан. Такой подход не был случайным, ибо в основе его лежала идея необходимости обеспечения повышенной охраны социалистической собственности. Эта идея нашла свое отражение не только при конструировании пределов уголовно-правовых санкций, но и при формулировке оснований ответственности. Наиболее ярко данное обстоятельство проявилось при решении вопроса о круге уголовно наказуемых деяний, связанных с повреждением и уничтожением имущества. В отличие от ранее действующего законодательства, данный Уголовный кодекс криминализировал и умышленное, и неосторожное их совершение, причем применительно как к личному, так и социалистическому имуществу. Нюанс состоял лишь в том, что неосторожное деяние в отношении личной собственности влекло ответственность только тогда, когда оно явилось непосредственной причиной уничтожения или повреждения имущества, а в отношении социалистической собственности еще и в случаях недобросовестного выполнения лицом своих обязанностей по охране государственного и общественного имущества, если ее следствием было расхищение, повреждение или гибель имущества в крупных размерах. Признано целесообразным исключить наказуемость некоторых деяний (банкротства) и в то же время предусмотреть ряд новых составов (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, присвоение найденного или случайно оказавшегося у ви-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

новного имущества), законодатель дополнил последними лишь главу «Преступления против социалистической собственности».

Закрепив одну из тенденций принимаемых актов 20 - 50-х годов - обособление ответственности за посягательства на социалистическую собственность, УК РСФСР 1960 года не воспринял другую идею: переосмысление понятия и способов хищения. Не давая общего определения преступлениям такого вида, этот Уголовный кодекс достаточно последовательно исходил из того, что способами их совершения являются кража, грабеж, разбой, присвоение, растрата, злоупотребление служебным положением и мошенничество.

Кроме форм, в УК предусматривалась ответственность также за конкретные виды хищения государственного или общественного имущества - мелкое хищение (ст. 96) и хищение в крупных размерах (ч.ч. 3 ст.ст. 89, 90, ч. 2 ст. 91) или причинившее крупный ущерб (ч.ч. 3 ст.ст. 92, 93).

На протяжении более тридцати лет (до 1991 года) судебно-следственной практикой хищение признавалось мелким, если оно совершалось на сумму, не превышающую 50 рублей, и крупным - на сумму от 2 500 до 10 000 рублей. Причем если для признания хищения крупным способ его совершения (форма хищения) роли не играл, то для мелкого хищения способ имел важное значение: хищение путем грабежа или разбоя даже на сумму менее 50 рублей не могло быть квалифицировано как мелкое и влекло за собой только уголовную ответственность (согласно действовавшему тогда законодательству мелкое хищение могло, при определенных условиях, повлечь за собой также меры административного взыскания или общественного воздействия).

Наряду с указанными в законе видами хищения, в теории и практике выделялось также, в пределах конкретных способов, хищение в значительном размере (на сумму от 50 до 2 500 рублей).

Законом РСФСР от 25 июля 1962 года УК был дополнен статьей 93-1, которой допускалось применение смертной казни за хищение государственного или общественного имущества «в особо крупных размерах, независимо от способа хищения» [4]. При таком хищении стоимость похищенного превышала 10 000 рублей.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 16 января 1965 года в УК была введена ст. 93-2, которая предусматривала штраф за совершенное впервые хищение в небольшом размере (судебная практика к нему относила хищение на сумму от 50 до 100 рублей). Однако такое хищение, согласно данной норме, должно было квалифицироваться по ст.ст. 89, 92 и 93 УК. Таким образом, сама ст. 93-2 имела значение только для индивидуализации наказания, но не квалификации преступления. Возможно, по этой причине Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. вышеназванная статья из УК была исключена.

Необходимо заметить, что согласно сложившейся судебно-следственной практике при отнесении хищения к мелкому, значительному, крупному или особо крупному, помимо стоимости похищенного, подлежали учету также количество (вес, объем) похищенных предметов в натуре и значимость их для народного хозяйства.

Поэтому нередко судами квалифицировались как значительное хищение на сумму менее 50 рублей, как особо крупное - хищение на сумму менее 10000 рублей и т. д.

Следствием такого применения закона явилась судебно-следственная практика, не отличавшаяся ни стабильностью, ни единообразием.

5 декабря 1991 г. был принят Закон РСФСР, которым примечание к ст. 89 УК было дополнено двумя новыми частями. В одной из них было раскрыто понятие хищения в крупных размерах, а в другой - хищения в особо крупных размерах. Крупным признавалось хищение на сумму, пятидесятикратно превышающую минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством РСФСР, а особо крупным - стократно.

Этим же законом была отменена смертная казнь за хищение в особо крупных размерах.

Кроме этого, законодатель в Законе от 5 декабря 1991 года в примечании к ст. 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях предложил новое определение понятия мелкого хищения государственного или общественного имущества. Согласно ему хищение признается мелким, «если стоимость похищенного не превышает минимального размера оплаты труда, установленного законодательством РСФСР...».

Последние крупные изменения в третий УК РСФСР были внесены уже после распада СССР Федеральным законом РФ от 1 июля 1994 года.

Прежде всего, из закона была исключена глава вторая (ст.ст. 89 - 101) и установлена одинаковая ответственность в главе пятой (ст.ст. 144-150) за преступления против собственности, независимо от ее форм.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Данный шаг законодателя был сделан хотя и с опозданием, но в полном соответствии с нормой Конституции РФ 1993 года (ч. 2 ст. 8), согласно которой все формы собственности в Российской Федерации «признаются и защищаются равным образом» (еще раньше такое положение было отражено в Законе РСФСР от 24 декабря 1990 года «О собственности в РСФСР»),

Впервые в УК РСФСР в части первой примечания к ст. 144 было дано законодательное определение хищения, а к особо квалифицирующим признакам отнесено совершение хищения организованной группой.

В главе пятой УК появились две новые статьи о хищении - 147-1 (присвоение вверенного имущества) и 147-2 (хищение предметов, имеющих особую ценность). Причем, если в ч. 1 ст. 147-1 предусматривалась ответственность как за присвоение, так и за растрату любого имущества, то в ч. 2 этой статьи устанавливалась ответственность также за «хищение государственного имущества путем злоупотребления должностного лица своим служебным положением».

В заключение следует отметить, что УК РСФСР 1960 года наряду с хищением в главах второй и пятой Особенной части предусматривал ответственность и за другие корыстные преступления против собственности. Первоначально это были причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 94), вымогательство (ст.ст. 95 и 148), присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного государственного или общественного имущества (ст. 97).

Принятый 1 июля 1994 г. Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» привел уголовное законодательство России в соответствие с Конституцией РФ. Названный нормативный акт исключил из Уголовного кодекса гл. 2 Особенной части (ст. 89-10 1) и на базе гл. 5 предусмотрел уголовную ответственность за преступления против собственности, независимо от форм, установив тем самым их тождественную уголовно - правовую защиту. Эта основная идея в сфере уголовно-правовой охраны собственности сохранена и в ныне действующем уголовном законе - Уголовном кодексе Российской Федерации 1996г.

ЛИТЕРАТУРА

1. Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР (вместе с «Уголовным кодексом РСФСР»): закон РСФСР от 27.10.1960 [Электр.ресурс] // Консультант плюс,- вып.5,-2006.