Научная статья на тему 'ОЦЕНОЧНЫЕ МОДЕЛИ ОБРАЗА РОССИИ В АМЕРИКАНСКОМ ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ: СОЦИОФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ'

ОЦЕНОЧНЫЕ МОДЕЛИ ОБРАЗА РОССИИ В АМЕРИКАНСКОМ ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ: СОЦИОФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
104
23
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АКСИОЛОГИЯ / МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ / ОБРАЗ РОССИИ / КУЛЬТУРНЫЙ КОНЦЕПТ / ЦЕННОСТНЫЕ МОДЕЛИ

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Сомкин Александр Алексеевич, Сомкина Алла Николаевна

Введение. Интерес исследователей к изучению особенностей аксиологической модификации образа России в зарубежных СМИ обусловлен нарастающей конфликтной политической ситуацией вокруг нашей страны. Целью данной статьи является определение специфики оценочного моделирования имиджа России в американских массмедиа в ситуации углубляющегося кризиса в отношениях между государствами. Специфика медиадискурса состоит в том, что его создатель обращается к общественности, что позволяет в полной мере реализовать функцию воздействия, в том числе манипулятивного, посредством выбора определенных способов подачи и оценочного окрашивания (например, метафоризации образа) информации, обусловливающей ее восприятие и оценку адресатом. Результаты исследования. Основной вывод, касающийся презентации образа России в отобранных для анализа американских СМИ, заключается в том, что бо́льшая часть американского медиадискурса едина в создании негативного образа России. В медиатекстах четко прослеживается тенденциозность в позиционировании нашей страны в качестве опасного, коварного и агрессивного государства с авторитарным стилем правления. Данное отношение выражается в ключевых метафорических конструктах («монархия», «театр», «война», «игра», «зверь», «криминал»), выявленных в ходе исследования. Их регулярное воспроизведение в западных СМИ закрепляет «черный» образ нашей страны в сознании аудитории.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

EVALUATIVE MODELS OF THE IMAGE OF RUSSIA IN THE AMERICAN SOCIAL CONSCIOUSNESS: SOCIOPHILOSOPHICAL ANALYSIS

Introduction. The interest of researchers in studying the features of the axiological modification of the image of Russia in foreign media is due to the growing conflict political situation around our country. The purpose of this article is to determine the specifics of evaluative modeling of Russia's image in the American media in a situation of a deepening crisis in relations between countries. The specificity of media discourse lies in the fact that its creator directly addresses the public, which makes it possible to fully realize the function of influence, including manipulative, by choosing certain methods of presenting and evaluative coloring (for example, metaphorization of an image) of information that determines its perception and evaluation addressee. Results. The main conclusion regarding the presentation of the image of Russia in the American media selected for analysis is that most of the American media discourse is united in creating a negative image of Russia. The media texts clearly show bias in positioning our country as a dangerous, insidious and aggressive state in which an authoritarian style of government is implemented. This attitude is expressed in the key metaphorical constructs (“monarchy”, “theater”, “war”, “game”, “beast”, “crime”) identified in the course of the study, the regular reproduction of which in the Western media reinforces the “black” image of our countries in the minds of the audience.

Текст научной работы на тему «ОЦЕНОЧНЫЕ МОДЕЛИ ОБРАЗА РОССИИ В АМЕРИКАНСКОМ ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ: СОЦИОФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ»

ISSN 2078-9823 (Print), ISSN 2587-7879 (Online) DOI: 10.15507/2078-9823.058.022.202202.189-200

УДК 130

А. А. Сомкин1, А. Н. Сомкина2

1 Национальный исследовательский Мордовский государственный университет

им. Н. П. Огарёва (Саранск, Россия), e-mail: alexsomkin@mail.ru

2 Национальный исследовательский Мордовский государственный университет

им. Н. П. Огарёва (Саранск, Россия), e-mail: alla-tishkina@yandex.ru

Оценочные модели образа России в американском общественном сознании: социофилософский анализ

Аннотация

Введение. Интерес исследователей к изучению особенностей аксиологической модификации образа России в зарубежных СМИ обусловлен нарастающей конфликтной политической ситуацией вокруг нашей страны. Целью данной статьи является определение специфики оценочного моделирования имиджа России в американских массмедиа в ситуации углубляющегося кризиса в отношениях между государствами. Специфика медиадискурса состоит в том, что его создатель обращается к общественности, что позволяет в полной мере реализовать функцию воздействия, в том числе манипулятивного, посредством выбора определенных способов подачи и оценочного окрашивания (например, метафоризации образа) информации, обусловливающей ее восприятие и оценку адресатом. Результаты исследования. Основной вывод, касающийся презентации образа России в отобранных для анализа американских СМИ, заключается в том, что большая часть американского медиадискурса едина в создании негативного образа России. В медиатекстах четко прослеживается тенденциозность в позиционировании нашей страны в качестве опасного, коварного и агрессивного государства с авторитарным стилем правления. Данное отношение выражается в ключевых метафорических конструктах («монархия», «театр», «война», «игра», «зверь», «криминал»), выявленных в ходе исследования. Их регулярное воспроизведение в западных СМИ закрепляет «черный» образ нашей страны в сознании аудитории. Ключевые слова: аксиология, межкультурная коммуникация, образ России, культурный концепт, ценностные модели.

Для цитирования: Сомкин А. А., Сомкина А. Н. Оценочные модели образа России в американском общественном сознании: социофилософский анализ // Гуманитарий: актуальные проблемы гуманитарной науки и образования. - 2022. - Т. 22, № 2. - С. 189-200. - DOI: 10.15507/2078-9823.058.022.202202.189200.

А. А. Сомкин1, А. Н. Сомкина2

1 National Research Ogarev Mordovia State University (Saransk, Russia), e-mail: alexsomkin@mail.ru 2 National Research Ogarev Mordovia State University (Saransk, Russia),

e-mail: alla-tishkina@yandex.ru

Evaluative Models of the Image of Russia in the American Social Consciousness: sociophilosophical analysis

Abstract

Introduction. The interest of researchers in studying the features of the axiological modification of the image of Russia in foreign media is due to the growing conflict political situation around

© Сомкин А. А., Сомкина А. А., 2022

our country. The purpose of this article is to determine the specifics of evaluative modeling of Russia's image in the American media in a situation of a deepening crisis in relations between countries. The specificity of media discourse lies in the fact that its creator directly addresses the public, which makes it possible to fully realize the function of influence, including manipulative, by choosing certain methods of presenting and evaluative coloring (for example, metaphorization of an image) of information that determines its perception and evaluation addressee. Results. The main conclusion regarding the presentation of the image of Russia in the American media selected for analysis is that most of the American media discourse is united in creating a negative image of Russia. The media texts clearly show bias in positioning our country as a dangerous, insidious and aggressive state in which an authoritarian style of government is implemented. This attitude is expressed in the key metaphorical constructs ("monarchy", "theater", "war", "game", "beast", "crime") identified in the course of the study, the regular reproduction of which in the Western media reinforces the "black" image of our countries in the minds of the audience. Keywords: axiology, intercultural communication, image of Russia, cultural concept, value models.

For citation: Somkin A. A., Somkina A. N. Evaluative Models of the Image of Russia in the American Social Consciousness: sociophilosophical analysis. Gumanitarian: aktual'nye problemy gumanitarnoi nauki i obrazovaniia = Russian Journal of the Humanities. 2022; 22(2): 189-200. (In Russ.). DOI: 10.15507/20789823.058.022.202202.189-200.

Введение

В настоящее время общественное развитие переживает переходный этап, сопровождающийся резким обострением политических отношений между ключевыми игроками на международной арене. В связи с этим все большая актуальность придается вопросам, связанным с оценочной модификацией в процессе кросс-культурной коммуникации. Изучение динамики отношений между Россией и США всегда привлекало внимание не только социологов, философов или психологов, но и специалистов в области политической коммуникации. У последних на первый план выходит процесс актуализации в политической риторике тенденций, преобладающих во взаимоотношениях двух стран, т. е. каким образом с помощью языка формируется определенный имидж тех или иных стран, образов государственных деятелей, создаются новые этностереотипы, укрепляются старые мифы и т. д. Таким образом, цель статьи - выявить ключевые социально-культурные концепты, воспроизведение которых в западных СМИ закрепляет «черный» образ нашей страны в сознании аудитории.

Чтобы создать определенное (читай -заданное) восприятие другой страны у своей аудитории, необходимо применить соот-

ветствующие языковые средства. Наиболее отчетливо это можно проследить в материалах СМИ, в которых авторы публикаций или видеосюжетов демонстрируют виртуозное владение различными приемами и методами изменения фактологической информации (нередко на прямо противоположную), придания ей наибольшей выразительности и влиятельности. Например, инцидент с нарушением морских границ РФ британским эсминцем Defender был представлен в западных медиа как «мирный проход в территориальных водах Украины».

Поскольку отношения между Россией и США характеризуются нарастающей напряженностью, что подтверждается многочисленными нелестными высказываниями президента США и его администрации в адрес главы нашего государства, это находит прямое отражение и в массмедиа.

В качестве материала для анализа были отобраны статьи о России с официальных сайтов американских СМИ: The New York Times, Forbes, The Washington Post, Los Angeles Daily News, The Wall Street Journal и др. Выбор изданий обусловлен тем, что указанные средства массовой информации являются одними из наиболее популярных и влиятельных, в частности по данным та-

Гуманитарий : актуальные проблемы „

ких медиаизмерителей, как PageRank, Alexa Internet и др., среди населения США общественно-политическими изданиями.

Основными методами, применяемыми при исследовании, были методы лингво-культурологического и семантического анализа, индуктивный метод, а также аксиологический подход при рассмотрении ценностно-оценочных модификаций зарубежных массмедиа.

Теоретической базой исследования стали труды С. Н. Большакова, С. С. Бодруновой, Э. В. Будаева, И. Е. Герасименко, Дж. Ла-кофф и М. Джонсон и др. по проблемам образа, имиджа, медиаобраза, метафоры. Комплексный характер исследования обусловил обращение к работам не только по лингвистике, но и по философии и культурологии (Р. Барт, У Липпман, E. Noelle-Neumann и др.). Кроме того, методологически работа опиралась на исследования по политической лингвистике Э. В. Будаева, А. П. Чу-динова, А. А. Касловой, Е. А. Уразовой и др.) и медиалингвистике (Е. В. Ковалевская, В. Ю. Коротун и др.). Работы, посвященные описанию зарубежных СМИ, представлены изысканиями Н. Н. Клещиной, В. Ю. Коро-тун, Е. Я. Кочелаевой, Е. С. Немировской, А. В. Абрамовой, Я. В. Мозговой и др.; а также работами по анализу сложившегося образа России в различных средствах массовой информации (Ю. Н. Михайлова, М. О. Пищина, Н. А. Цыбина и др.).

Несмотря на многочисленные материалы по данной тематике, на наш взгляд, было бы интересно дать социофилософский анализ современного состояния дел в этой области. По мере развития общества совершенствуются технологии распространения информации, меняются политическая фразеология, острота неприятия конкурентов на международной арене и т. д. Все это определяет содержательную сторону сегодняшних средств массовой информации. Кроме того, не секрет, что с воссоединением Крыма повысился градус

враждебности к России в риторике западных СМИ. Кульминационной точкой стала ранее недопустимая в отношении глав государств резко негативная характеристика российского лидера В. В. Путина, данная ему президентом США Дж. Байденом в интервью ABC News в марте 2022 г., положившая начало «дипломатической войне».

Обсуждение

На современном этапе развития технологий распространения информации существует множество способов манипулирования общественным мнением путем создания определенного (оценочного) медийного контента. Здесь на помощь манипуляторам приходят разнообразные языковые средства.

Нужно сделать небольшое отступление в лингвистику. Одним из наиболее востребованных языковых средств для такого рода воздействия является метафора. Она воспринимается в качестве риторического приема, обладающего особенно высокой силой художественной выразительности. Эта выразительность придает метафоре качества неотъемлемого элемента концептуальной сферы индивидуального сознания.

Метафора будет трактоваться нами как «троп или механизм речи, состоящий в употреблении слова, обозначающего некоторый класс предметов, явлений и т. п., для харак-теризации или наименования объекта, входящего в другой класс, либо наименования другого класса объектов, аналогичного данному в каком-либо отношении» [2, с. 169].

При таком подходе, как отмечают Дж. Лакофф и М. Джонсон [17, p. 245], процесс метафоризации выстраивается на основе интеракции парных когнитивных сфер, или доменов: домена-источника (source domain) и домена-мишени (target domain). Метафорическое проецирование (metaphorical mapping) из домена-источника в домен-мишень позволяет переносить необходимую ценностную окраску, формирующую определенный образ того или иного явления в сознании аудито-

рии. Поэтому чем необычнее метафора, чем более она невероятна в своем выражении, тем лучше будет выполняться ее функция.

При анализе материалов СМИ становится очевидным, что метафоры в современных текстах используются для компактности при формировании образов, для передачи эмоциональности и яркости речи. Метафора создает определенный образ абстрактного понятия, позволяющий по-разному интерпретировать реальную информацию [5, с. 80]. Эстетически оформленная информация имеет потенциал внушаемости, потому что может привлекать эмоции людей и влиять на их поведение [6, с. 121].

В качестве средства манипулирования общественным мнением метафора удобна для создания и положительного, и отрицательного образа. Традиционно политическая сфера жизни общества достаточно абстрактна и запутанна. В современном мире она часто выражена при помощи таких терминов, как «война», «театр», «спорт» и др. - иными словами, в понятиях, конструируемых на основе практического опыта современного обывателя.

В XX в., помимо классической трактовки метафоры, предполагающей ее применение исключительно в качестве средства риторического выражения, стала отмечаться и ее моделирующая функция в качестве важного инструмента представления действительности и формирования картины мира. Следовательно, стали выделять две основные функции метафоры: 1) эмоциональное воздействие и 2) [оценочное. - А. С., А. С.] моделирование реальности [11, с. 66].

Обе функции метафоры ярко проявляются в сфере культурной и политической коммуникации. Стремительное развитие исследований в данной области [16], равно как новые подходы к осмыслению сущности и функций метафоры, ее роли в моделировании картины социального мира и координации психологических процессов, привели к формулированию междисциплинарных стратегий

192

анализа - на пересечении предметного поля метафорологии и политической лингвистики. «В современной науке идея политической метафоры становится инструментом понимания, моделирования и оценки политических процессов, а также средством воздействия на общественное сознание» [1, с. 29].

Для анализа текстов современных американских СМИ мы будем привлекать когнитивно-дискурсивный и социально-философский подходы, при которых предметом исследования выступает система метафорических моделей, а метафора рассматривается как средство постижения определенного фрагмента социальной действительности. Поэтому важно при рассмотрении метафорических моделей принимать во внимание весь спектр факторов, повлиявших на их возникновение и функционирование, - от особенностей авторских интенций и прагматических характеристик до самого широкого социально-политического фона. Система метафорических концептов - одна из важнейших частей национальной картины мира, образованной из тесного переплетения национальной ментальности, истории конкретного этноса и современной социально-политической ситуации [14, с. 16-17].

В рамках данного подхода выделяют четыре основные группы метафорических моделей:

1) антропоморфная метафора - моделирование социальной реальности с помощью переноса антропоморфных признаков;

2) натуроморфная метафора - репрезентация социального мира в концептах окружающей человека природы;

3) социоморфная метафора - конструирование модели происходит на основе ключевых общественных сфер: «война», «спорт», «театр», «преступность» и т. д.;

4) артефактная метафора - окружающая человека искусственно созданная им же среда обитания выступает в качестве основы метафорического моделирования [15, с. 85-86].

Гуманитарий : актуальные проблемы „

Анализ дискуссий в СМИ за последние несколько лет (особенно после воссоединения Крыма в 2014 г.) показывает, что американский обыватель очень обеспокоен положением России в мире, ее внутренней и внешней политикой, поведением и действиями лидеров нашей нации. Множество примеров иллюстрируют метафорический образ России в откровенно негативных тонах, в преимущественном большинстве описывая все более открыто и резко политику и международное положение, высказывания Президента [4; 9; 10].

Одним из самых популярных и эффективных способов конструирования текста в имиджевой системе американского политического дискурса является концептуальная метафора «Россия - это монархия». В соответствии с особенностями национального сознания русского народа в данной оценочной модели глава государства рассматривается как монарх с определенными монаршими регалиями (фрейм «Символы власти» ("Symbols of power")) и абсолютной властью (фрейм «Носитель власти» ("Bearer of power")), владеющий подданными (фрейм «Подданные монарха» ("Subjects of the monarch")), а структура государственной власти выражается в виде феодальной иерархии: "...Russia also has a tradition of enlightened despotism -and autocrats..."1 / «...В России также есть традиция просвещенного деспотизма - и самодержцев.» (здесь и далее перевод авторов статьи. - А. С., А. С.); ".The country has become a 'quasi-monarchy'"2 / «.Страна превратилась в "квазимонархию"»; "What does viewing Putin's Russia as a personalist autocracy tell us?"3 / «О чем говорит нам взгляд на пу-

тинскую Россию как на личную автократию?»; "A New 'Emperor': Russia Girds for 16 More Years of Putin" / «Новый "император": Россия готовится к еще 16 годам правления Путина»4.

Таким образом, при использовании традиционного для российской культуры образа «царя-батюшки» в сознании читателей происходит перенос значения и формируется аналогия между монархизмом как устаревшей формой правления и правлением российского Президента (главой современного демократического государства). Отсюда с необходимостью вытекает вывод о том, что Россия неуклонно движется по пути негативной исторической преемственности национального строя, а абсолютная форма монархии уходит корнями в российский менталитет.

Следует отметить, что с этой точки зрения В. В. Путин наделяется атрибутами «царской» власти независимо от того, какую должность занимает (Президента или премьер-министра), и считается настоящим руководителем РФ. Этот феномен доказывает, что при оценочном моделировании принимаются во внимание культурно-исторический фон и личные характеристики политического деятеля, а вовсе не предполагается автоматическое наделение образа авторитетом по принципу «царь = президент»: "Putin is a czar from the classic Russian mold."5 / «Путин - царь классического русского образца.»; "Academics and journalists alike have called Putin a contemporary Russian 'tsar'"6 / «Ученые и журналисты называют Путина современным русским "царем"»; "Putin has since presided over the country and its resources like a czar"7 - «С тех пор Путин

The Washington Post. - 2020. - February 3. The New York Times. - 2020. - March 11. The Washington Post. - 2020. - July 3. The New York Times. - 2020. - March 11. The Washington Post. - 2020. - October 20. Ibid. - February 3.

The New York Times. - 2020. - July 16.

2

4

6

/

распоряжался страной и ее ресурсами как царь».

Еще один концепт, ставший популярным в современном дискурсе американской прессы, представляет собой частный случай более абстрактной шекспировской метафоры «весь мир - театр» [3]. В современных массмедиа США деятельность российского политического бомонда изображается в виде театральных постановок, цирковых шоу или сериалов и фильмов (это отражается в лексике, которая содержит множество конструктов из данной сферы, например: embarrassing spectacle, political drama, circus, puppet show, etc. / позорное зрелище, политическая драма, цирк, кукольный спектакль и др.). Метафоры такого типа обладают огромным практическим потенциалом проецирования на политические реалии смысловых элементов «неискренности», «ненатуральности», «искусственности», убеждая читателей в том, что социально-политическая система России представляет собой глобальный стереотип коварного и обманчивого мира, в котором политическая борьба и демократия всего лишь фикция [13]: "Ask Russian analysts to describe the coming campaign for the March 2018 presidential election and their answers contain a uniform theme: a circus, a carnival, a sideshow"8 / «Попросите российских аналитиков описать предстоящую кампанию по выборам президента в марте 2018 года, и их ответы содержат единую тему: цирк, карнавал, интермедия»; "To many Russians, Putin's annual news conference and wildly popular question-and-answer program are 'circus', a mix of entertainment and politics"9 / «Для многих россиян ежегодная пресс-конференция Путина и чрезвычайно попу-

лярная программа вопросов и ответов - это "цирк", смесь развлечений и политики».

Прагматический потенциал газетной публикации может быть увеличен в случае использования в качестве структурообразующего компонента такой публикации концептуальной метафоры. Это может также служить для повышения доступности текста, делая его понимание возможным для более широкой аудитории. Таким образом, модификация политики в театральных образах может помочь простым читателям ближе познакомиться с этой сферой жизни общества. Для этого вполне достаточно собственного опыта, благодаря которому читатель способен представить мир искусства, его структуру и действующих лиц. Отталкиваясь от такого понимания, авторы приведенных утверждений пытаются мягко подвести аудиторию к мысли о том, что Кремль можно приравнять к сцене (или даже к арене цирка), а политических деятелей - к кукловодам, режиссерам или актерам. Представления в таком политическом театре даются для народа: "...In 2016 signed a contract with Putin's puppet political party, United Russia.. ."10 / «.. .в 2016 году подписал контракт с путинской марионеточной политической партией "Единая Россия."»; "In a tightly choreographed bit of political theater this week, the 67-year-old Mr. Putin gave himself the option of ruling for two additional six-year terms... Now comes the harder part for the Kremlin: persuading Russians to accept their new czar"11 / «На этой неделе в тщательно срежиссированном политическом театре 67-летний г-н Путин дал себе возможность править еще два шестилетних срока... Теперь для Кремля наступает более сложная партия: убедить россиян принять

8 The New York Times. - 2017. - December 11.

9 The Washington Post. - 2018. - September 28.

10 The New York Times. - 2018. - March 16.

11 Ibid. - 2020. - March 11.

Гуманитарий : актуальные проблемы „

их нового царя»; "The way Mr. Fogle's arrest was turned into a public spectacle suggests it was a setup by the Russian security service"12/ «То, как арест г-на Фогла был превращен в публичный спектакль, предполагает, что это была подстава российской службы безопасности».

В американских СМИ политическая система России представляется не только абсурдной, но и преступной. Путем тиражирования «криминальной» концептуальной метафоры, используемой для иллюстрации незаконности и жестокости действий, у аудитории американских массмедиа формируется однозначно заданное мнение о политике в стране. Также она служит для демонстрации современной российской действительности в качестве преступного мира, в котором нет места для гуманизма. Ее существование особенно связано с тем, что на смену социальным заблуждениям об искоренении преступности в мире побеждающего социализма пришел миф о всемогуществе преступности и о преступлении в качестве единственного средства достижения справедливости или даже выживания, о России как о стране преступников.

Вышеуказанная модель включает следующие смысловые единицы: преступники (gangsters, mobsters, crooks, thieves, etc. / гангстеры, мафиози, мошенники, воры и т. д.); преступное сообщество (gangs, mafia families, clans / банды, мафиозные семьи, кланы) и иерархия в нем (the godfather / крестный отец), незаконные действия или «профессиональная деятельность» (to rob, to grab, to steal, to fraud, hacking, etc. / грабить, захватывать, воровать, мошенничать, взламывать и т. д.) и др.: ".The political party that backs Putin, the party of 'crooks

12 The Washington Post. - 2018. - March 19.

13 Ibid. - 2020. - September 7.

14 The New York Times. - 2013. - March 25.

15 Ibid. - 2018. - September 20.

and thieves'"13 / «.Политическая партия, поддерживающая Путина, партия "жуликов и воров"»; "He was the original oligarch, dubbed the godfather of the Kremlin."14 / «Он был подлинным олигархом, прозванным крестным отцом Кремля.»; ".the Russian operation accelerated on three fronts - the hacking and leaking of Democratic documents; massive fraud on Facebook and Twitter; and outreach to Trump campaign associates"15 / «.Российская операция ускорилась по трем направлениям - взлом и утечка документов Демократической партии; массовое мошенничество в Facebook и Twitter; и общение с соратниками Трампа по предвыборному штабу».

Кульминацией подобной криминализации российской власти, приведшей к приостановлению дипломатических отношений, стал утвердительный ответ президента США Дж. Байдена на вопрос журналиста ABC News о том, считает ли он Путина убийцей. "Stephanopoulos asked: 'So you know Vladimir Putin. You think he's a killer?' - 'Mmm hmm, I do,' Biden replied" / «Стефанопулос спросил: "Значит, Вы знаете Владимира Путина. Вы думаете, что он убийца?" - «Ммм, да», -ответил Байден» (ABC NEWS. President Biden (March 17, 2021)).

При этом из дальнейших ответов становится ясно, что заявление об «убийце» прозвучало не по поводу какого-то конкретного события («отравление» А. Навального, война на Донбассе, президентские выборы и т. д.), а в целом - как оценка личности российского Президента.

В английском языке слово killer относится к людям (например, наемный убийца или уличный гангстер), а также используется для описания вещей или явлений ("a

froth killer" / «средство для уничтожения пены»). В разговорной речи может употребляться для характеристики тех вещей, которые произвели впечатление, поразили воображение или были очень трудными при решении (e. g. "That exam was a real killer" / «Экзамен был просто убийственным»).

Если бы журналист хотел спросить, убивал ли Путин лично кого-то, он бы, скорее всего, использовал бытовое murderer или литературное assassin. Видимо, речь все-таки шла о том, чтобы акцентировать внимание на ответственности российского Президента за политику, которая ведет к убийствам или покушениям на жизнь и здоровье политических оппонентов государства.

Наиболее акцентированно идеи агрессии и насилия представлены в оценочных моделях, конструируемых на основе концепта «война». В американском медиади-скурсе для создания высокой эмоциональной напряженности в структуру военных метафор часто включают такие выражения, как «сражаться» (to battle), «огонь на разрушение» (battering), «атаковать» (to attack): ".In a shadowy battle for hearts and minds between Russia and the West"16 / «...В теневой битве за сердца и умы между Россией и Западом»; ".The Kremlin's attacks on American democracy."17 / «.Атаки Кремля на американскую демократию».

Применение милитаристской лексики как инструмента влияния на общественное сознание приводит к сужению возможностей разрешения конфликтной ситуации, наделяя военную метафору всеми атрибутами, присущими реальным боевым действиям:

16 The New York Times. - 2017. - May 28.

17 The Washington Post. - 2020. - October 13.

18 The Wall Street Journal. - 2020. - May 15.

19 The New York Times. - 2020. - September 2.

20 The Washington Post. - 2020. - January 23.

21 The Wall Street Journal. - 2020. - April 1.

22 The Washington Post. - 2019. - February 20.

".Kremlin allies have taken control of the Russian media"18 / «.союзники Кремля взяли под контроль российские СМИ»; "The Kremlin fights against. any opinion that it does not control"19 / «Кремль борется против. любого мнения, которое он не контролирует»; "Putin's succession strategy could be risky"20 / «Стратегия преемственности Путина может быть рискованной».

Другими словами, манипуляционный потенциал метафоры раскрывается через милитаризацию общественного сознания в терминах ведения боевых действий. Военная метафора внушает рядовым американцам, не имеющим реального представления о России и тем более о взаимоотношениях России, ее союзников и партнеров, конфронтационные стереотипы, тем самым демонстрируя нашу страну как агрессора: "Putin sacrifices Iran and Venezuela to hit back at the U. S. president"21 / «Путин жертвует Ираном и Венесуэлой, чтобы дать отпор президенту США»; "The Russian occupation of Crimea was the prelude to a broader campaign of aggression that continues to play out across eastern and southern Ukraine"22 / «Российская оккупация Крыма стала прелюдией к более широкой кампании агрессии, которая продолжается на востоке и юге Украины».

Милитаризация сознания безусловно отражена и в отечественных СМИ. Если прежде военная метафора являлась символом внутриполитических текстов почти всего советского периода нашей страны, то активация этого образа в основном происходит в критические для России периоды. К сожалению, российская современная реальность во многом способствует дальнейшему развитию военных метафор.

<ю/1 гуманитарий : актуальные проблемы „ „ 196 - я том 22, № 2, 2022

ж ' ^ гуманитарной науки и образования ' '

Агрессивная и жестокая военная риторика сосуществуют с концептом «игра»: "The choice of Mikhail Mishustin as the new prime minister plays into this strategy"23 / «Выбор Михаила Мишустина новым премьер-министром играет роль в этой стратегии»; "Russia's Putin Holds the Cards in Europe's Crises" 24 / «Российский Путин имеет козыри в европейских кризисах»; "American and Russian forces played cat-and-mouse war games." 25 / «Американские и российские войска играли в кошки-мышки.»; "Russia and Poland are playing political games with the Holocaust" / «Россия и Польша играют в политические игры с Холокостом»26.

«Стоит отметить, что метафора с концептом "игра" в американских массмедиа направлена на создание негативного образа России. Она делает акцент на важности игры в качестве преднамеренной серии действий, преследующих конкретную цель: заговоры, дворцовые перевороты, секретные планы и т. д. Россия показана в качестве имитирующего деятельность неискреннего противника. Игровая метафора обладает отрицательным прагматическим потенциалом, ориентированным на нечестность и искусственность» [12, c. 180].

В политическом медиадискурсе метафора в качестве механизма, позволяющего моделировать когнитивные процессы и классифицировать окружающую действительность, имеет широкое использование для наделения политика какими-либо качествами, оценки происходящих событий и убеждения в правоте. Ассоциации, формируемые в процессе конструирования мета-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

фор, помогают сочетать элементы окружающей действительности с абстрактными понятиями.

Действия России концептуализируются в качестве проявления силы, оказания физического воздействия на противника. Для этого в американских СМИ широко тиражируются образы нашей страны, создаваемые на основе концепта «Россия - зверь», в отличие, например, от образов стран-партнеров или союзников, изображаемых через традиционную для «развитых демократий» либеральную модель «государство - индивид». Таким образом, американские журналисты сознательно включают ассоциацию «Россия = медведь», опираясь на то, что второй компонент наделен в сознании западного обывателя вполне определенными (негативными) характеристиками. Это становится возможным благодаря аллюзии к набору стереотипных представлений общественного сознания об этом животном, главным образом демонстрирующих его жестокость и дикость: "Russian Bear has U. S. in a corner"27 / «Русский медведь загнал США в угол»; "Beware: The Russian bear is getting bolder"28 / «Осторожно: русский медведь становится все смелее»; "Our NATO allies likely view this resurgence of the Russian bear with alarm"29 / «Наши союзники по НАТО, вероятно, с тревогой относятся к возрождению российского медведя». Очевидно, что данная метафора в американских СМИ наделяется негативной коннотацией и призвана акцентировать агрессивность и опасность России для других стран [8, с. 40-41].

Образ России в качестве медведя неоднозначен и в отечественной культуре [7]. В

23 The Washington Post. - 2020. - January 23.

24 The Wall Street Journal. - 2015. - October 1.

25 Ibid. - 2010. - September 18.

26 The Washington Post. - 2020. - January 23.

27 Daily News. - 2008. - August 12.

28 The Washington Post. - 2016. - December 1.

29 Ibid. - 2019. - August 17. _

советское время формировался образ большого, сильного и добродушного медведя (например, Михайло Потапыч - в детских мультфильмах и литературе или олимпийский Мишка - в спорте). В постсоветский же период изменилось отношение к этому символу. Под влиянием кардинальных трансформаций во всех сферах жизни, включения в глобальные тренды и влияния иностранной культуры, порой весьма агрессивного, российское общество создает новые образы и символы.

В настоящее время медведь в отечественных массмедиа выступает символом возрождающегося государства, роста его авторитета на международной арене, готовности правящей элиты до конца отстаивать государственные интересы (например, заявление В. В. Путина о том, что нам не нужен мир без России).

Заключение

Проведенный анализ позволяет сформулировать следующие выводы. В современ-

ном социально-политическом медиадискур-се США наиболее популярны негативные оценочные модели России, в основе которых лежат такие ключевые культурные концепты, как «монархия», «театр», «преступный мир», «война», «игра», «зверь».

Представленный в исследовании контент, связанный с характеристикой общественной жизни страны, конструируется на основе метафоризации. Метафора как языковое средство является структурообразующим компонентом негативной оценочной модификации с высоким уровнем эмоционального воздействия на реципиентов. Интерпретация представленных концептов позволяет реконструировать закрепленную в общественном дискурсе аксиологическую картину мира участников межкультурной коммуникации, ориентированную на формирование враждебного и агрессивного образа России в сознании западной аудитории.

Список источников

1. Будаев Э. В., Чудинов А. П. Метафора в политической коммуникации // Образ России в зарубежном политическом дискурсе: стереотипы, мифы и метафоры: материалы Междунар. науч. конф. Екатеринбург, 13—17 сент. 2010. - Екатеринбург, 2010. - С. 29-35.

2. Герасименко И. Е. Экспрессивно-оценочная функция метафоры // Слово. Словарь. Термин. Лексикограф: сб. ст. по материалам Междунар. науч.-практ. конф. памяти д-ра филол. наук, проф. Ю. Н. Марчука, г Москва, 1-2 марта 2019. - М., 2019. - С. 169-171.

3. Каслова А. А. Концептуальная метафора «Выборы президента - это театр» в российском и американском политическом дискурсе // Лингвистика: Бюллетень Уральского лингвистического общества. - Екатеринбург, 2003. - Т. 9. - С. 5-17.

4. Клещина Н. Н. Метафоричность образа России в американских СМИ и образа США в российских СМИ прошлого и настоящего // Власть. - 2017. - № 9. - С. 32-36.

5. Ковалевская Е. В. Метафора и сравнение в публицистическом тексте // Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова. - 2009. - № 3. - С. 80-85.

6. Коротун В. Ю. Метафорическое значение лексемы "Drum" в масс-медийном дискурсе // Филологические науки. Вопросы теории и практики. - Тамбов, 2015. - № 1: в 3 ч. - Ч. 1. - C. 121-123.

7. Михайлова Ю. Н. Медведь в политическом дискурсе // Вестник Кемеровского государственного университета. - 2015. - № 4-4. - С. 143-146.

8. Немировская Е. С., Абрамова А. В., Мозговая Я. В. Метафорическое моделирование образа России в СМИ (на материале американской прессы) // Известия Уральского федерального университета. Сер. 1: Проблемы образования, науки и культуры. - 2016. - Т. 22, № 4. - С. 36-44.

9. Пищина М. О. Языковые средства репрезентации действительности в англоязычном медиа-дискурсе // Огарёв-Online. - 2019. - № 6. - URL: http://journaLmrsu.ru/arts/yazykovye-sredstva-reprezentacii-dejstvitelnosti-v-angloyazychnom-mediadiskurse (дата обращения: 03.05.2021).

10. Сомкин А. А., Сомкина А. Н., Пищина М. О. Механизмы оценочной стереотипизиции и мифологизации в формировании образа России в современном российском и американском медиадискурсе // Гуманитарные науки и образование. - 2020. - Т. 11, № 4. - С. 153-160.

Ш Гуманитарии : актуальные проблемы „

11. Уразова Е. А. Метафора и ее репрезентация в публицистической картине мира // Вестник Московской международной академии. - 2018. - № 1. - С. 66-71.

12. Цыбина Н. А. Когнитивные стратегии создания негативного образа России в американских СМИ при освещении газового конфликта // Вестник Челябинского государственного университета. - 2015. - № 27: Филологические науки. - Вып. 98. - С. 179-184.

13. Чудинов А. П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры (1991-2000). - Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. пед. ун-та, 2001. - 238 с.

14. Чудинов А. П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации: мо-ногр. - Екатеринбург: Изд-во УГПУ, 2003. - 248 с.

15. Чудинов А. П. Политическая лингвистика. - М.: Наука; Флинта, 2006. - 256 c.

16. Galukhin A. V., IvlevaM. I., Novikova E. Yu. Dispositions to mythmaking within the framework of social media activities // Proceedings of the International Conference on Contemporary Education, Social Sciences and Ecological Studies (CESSES 2018). - Vol. 283. Advances in Social Science, Education and Humanities Research. - 2018. - P. 361-366.

17. Lakoff G., Johnson M. Metaphors We Live by. - London: The University of Chicago Press, 2003. - 276 p.

References

1. Budaev E. V., Chudinov A. P. Metaphor in political communication. Obraz Rossii v zarubezhnom politicheskom diskurse: stereotipy, mify i metafory: materialy Mezhdunar. nauch. konf. Ekaterinburg, 13-17sent. 2010 = Image of Russia in foreign political discourse: stereotypes, myths and metaphors. Materials of International scientific conference. Ekaterinburg, 13-17 September 2010. Ekaterinburg; 2010:29-35. (In Russ.)

2. Gerasimenko I. E. Expressive-evaluative function of metaphor. Slovo. Slovar'. Termin. Leksikograf: sb. st. po materialam Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. pamyati d-rafilol. nauk, prof. u. N. Marchuka, g. Moskva, 1-2 marta 2019 = Word. Dictionary. Term. Lexicographer. Collection of the materials of the International scientific-practical. conference in memory of Dr. Sci. (Philology), prof. Yu. N. Marchuk. Moscow, March 1-2, 2019. Moscow; 2019: 169-171. (In Russ.)

3. Kaslova A. A. Conceptual metaphor "Presidential elections are theater" in Russian and American political discourse. Lingvistika: Byulleten 'Ural 'skogo lingvisticheskogo obshchestva = Linguistics: Bulletin of the Ural Linguistic Society. Ekaterinburg; 2003; (9): 5-17. (In Russ.)

4. Kleshchina N. N. Metaphorical image of Russia in the American media and the image of the United States in the Russian media of the past and present. Vlast' = Power. 2017; (9) : 32-36. (In Russ.)

5. Kovalevskaya E. V. Metaphor and comparison in publicistic text. Vestnik KGUim. N. A. Nekraso-va = Bulletin of KSU named after N. A. Nekrasov. 2009; (3) : 80-85. (In Russ.)

6. Korotun V. Yu. Metaphorical meaning of the lexeme "drum" in mass media discourse. Filologicheskie nauki. Voprosy teorii ipraktiki. = Philological Sciences. Questions of theory and practice. Tambov; 2015; 1; 1: 121-123. (In Russ.)

7. Mikhailova Yu. N. Medved in political discourse. Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta = Bulletin of the Kemerovo State University. 2015; (4-4): 143-146. (In Russ.)

8. Nemirovskaya E. S., Abramova A. V., Mozgovaya Y. V. Metaphorical modeling of the image of Russia in the media (on the material of the American press). Izvestiya Ural 'skogo federal'nogo universiteta. Ser. 1: Problemy obrazovaniya, nauki i kul'tury = Bulletin of the Ural Federal University. Series 1: Problems of education, science and culture. 2016; 22; (4): 36-44. (In Russ.)

9. PishchinaM. O. Language means of representing reality in the English-language media discourse. Ogarev-Online = Ogarev-Online. 2019; 6. URL: http://journal.mrsu.ru/arts/yazykovye-sredstva-reprezentacii-dejstvitelnosti-v-angloyazychnom-mediadiskurse (accessed 05.03.2021). (In Russ.)

10. Somkin A. A., Somkina A. N., Pishchina M. O. Mechanisms of evaluative stereotyping and mythologization in the formation of the image of Russia in modern Russian and American media discourse. Gumanitarnye nauki i obrazovanie = Humanitarian Sciences and Education. 2020; 11 (4): 153-160. (In Russ.)

ФИЛОСОФИЯ

11. Urazova E. A. Metaphor and its representation in the journalistic picture of the world. Vestnik Moskovskoi mezhdunarodnoi akademii = Bulletin of the Moscow International Academy. 2018; 1: 66-71. (In Russ.)

12. Tsybina N. A. Cognitive strategies for creating a negative image of Russia in the American media when covering the gas conflict. Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta = Bulletin of the Chelyabinsk State University. 2015; 27. Philological Sciences. 98: 179-184. (In Russ.)

13. ChudinovA. P. Russia in the Metaphorical Mirror: A Cognitive Study of Political Metaphor (19912000). Ekaterinburg, 2001, 238 p. (In Russ.)

14. Chudinov A. P. Metaphorical mosaic in modern political communication. Ekaterinburg, 2003, 248 p. (In Russ.)

15. Chudinov A. P. Political linguistics. Moscow, 2006, 256 p. (In Russ.)

16. Galukhin A. V., IvlevaM. I., Novikova E. Yu. Dispositions to mythmaking within the frame-work of social media activities. Proceedings of the International Conference on Contemporary Education, Social Sciences and Ecological Studies (CESSES 2018). Advances in Social Science, Education and Humanities Research. 2018; (283) : 361-366. (In Eng.)

17. Lakoff G., Johnson M. Metaphors We Live by. London, 2003, 276 p. (In Eng.)

Поступила 29.01.2022.

Сведения об авторах

Сомкин Александр Алексеевич - доктор философских наук, профессор, кафедра английского языка для профессиональной коммуникации, Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва (Саранск, Россия). Сфера научных интересов: социальная философия, концепция целостной личности, межкультурная коммуникация. Автор более 170 научных и учебно-методических публикаций. ORCID: https:// orcid.org/0000-0003-1962-9725.

E-mail: alexsomkin@mail.ru

Сомкина Алла Николаевна - преподаватель ФДП СПО, Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва (Саранск, Россия). Область научных интересов: социальная философия, аксиология, проблема взаимоотношений личности и общества. Автор около 30 научных и учебно-методических работ, в том числе 2 монографий (в соавторстве). ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7269-6831.

E-mail: alla-tishkina@yandex.ru

Submitted 29.01.2022.

About the authors

Aleksandr A. Somkin - Doctor of Philosophy, Professor, Department of the English language for professional communication, National Research Ogarev Mordovia State University (Saransk, Russia). Research interests: social philosophy, conception of the integrated personality, cross-cultural communication. The author has more than 170 scientific publications. ORCID: https:// orcid.org/0000-0003-1962-9725.

E-mail: alexsomkin@mail.ru

Alla N. Somkina - Lecture, Faculty of pre-University training and secondary vocational education, National Research Ogarev Mordovia State University (Saransk, Russia). Research interests: social philosophy, axiology, the issues of the relationship between the individual and society. The author of more than 30 scientific, teaching, and methodical works, including two monographs (as a co-author). ORCID https://orcid.org/0000-0002-7269-6831.

E-mail: alla-tishkina@yandex.ru

lAA Гуманитарии : актуальные проблемы ^ „ _

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.