Научная статья на тему 'Отражение в церковном строительстве 1510-1520-х гг. Присоединения Василием III Пскова и Смоленска'

Отражение в церковном строительстве 1510-1520-х гг. Присоединения Василием III Пскова и Смоленска Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
572
91
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВАСИЛИЙ III / СВ. ВАРЛААМ ХУТЫНСКИЙ / ПРП. ИОСИФ ВОЛОЦКИЙ / ЦЕРКОВЬ ОДИГИТРИИ СМОЛЕНСКОЙ / ПРИСОЕДИНЕНИЕ ПСКОВА И СМОЛЕНСКА / ПРИСОЕДИНЕНИЕ НОВГОРОДА / ОБЕТНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО / IVAN III / VASILY III / ST. VARLAAM OF KHUTYN / ST. JOSEPH OF VOLOKOLAMSK / THE SAVIOUR CATHEDRAL IN KHUTYN MONASTERY IN NOVGOROD / THE CHURCH OF HODEGETRIA OF SMOLENSK / CHURCH OF ST. JOHN CHRYSOSTOM MONASTERY IN MOSCOW / THE ACCESSION OF PSKOV / THE ACCESSION OF SMOLENSK / THE ACCESSION OF NOVGOROD / VOTIVE CONSTRUCTION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Петров Дмитрий Аркадьевич

Статья посвящена установлению возможной связи посвящения престолов церквей колоколен Одигитрии Смоленской в суздальском Покровском (1516) и Иосифо-Волоцком (1515 (?)) монастырях со взятием Смоленска в июле 1514 г. и строительством грандиозного шестистолпного пятиглавого Спасского собора в Хутынском монастыре в Новгороде, по предполагаемому обету, данному Василием III в связи с присоединением Пскова летом 1510 г. Также высказывается предположение, что переустройство Златоустовского монастыря в Москве с возведением там каменной церкви и придание ему особого статуса выполнено по обету, данному великим князем в память о присоединении Новгорода.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Church Building 1510-1520s as the Refl ection of Accession of Pskov and Smolensk by Vasily III

The work is devoted to clarifying the possible association of construction or reconstruction of some churches with military victories of Ivan III and his son, Vasily III. It is suggested that the construction of the stone church of St. John Chrysostom Monastery in Moscow was connected with the implementation in 1479 of a hypothetical promise to the Grand Duke in the memory of the accession of Novgorod in 1478. According to the author, the construction of the Saviour Cathedral in Khutyn Monastery in Novgorod is the fulfillment of promises, perhaps made by Vasily III in connection with the accession of Pskov in the summer of 1510. The author believes that the initiation of altars of churches of Hodegetria of Smolensk in Suzdal’s Pokrovsky monastery in 1516 and the monastery of St. Joseph of Volotsk in 1515(? ) were connected with the capture of Smolensk in July 1514.

Текст научной работы на тему «Отражение в церковном строительстве 1510-1520-х гг. Присоединения Василием III Пскова и Смоленска»

Вестник ПСТГУ. Серия V: Вопросы истории и теории христианского искусства

директор ООО «Архитектурные мастерские Классика

Петров Дмитрий Аркадьевич,

dpetrovsr@yandex.ru

2016. Вып. 4 (24). С. 67-80

Отражение в церковном строительстве 1510—1520-х гг. присоединения Василием III Пскова и Смоленска

Д. А. Петров

Статья посвящена установлению возможной связи посвящения престолов церквей — колоколен Одигитрии Смоленской в суздальском Покровском (1516) и Иосифо-Волоцком (1515 (?)) монастырях со взятием Смоленска в июле 1514 г. и строительством грандиозного шестистолпного пятиглавого Спасского собора в Хутынском монастыре в Новгороде, по предполагаемому обету, данному Василием III в связи с присоединением Пскова летом 1510 г. Также высказывается предположение, что переустройство Златоустовского монастыря в Москве с возведением там каменной церкви и придание ему особого статуса выполнено по обету, данному великим князем в память о присоединении Новгорода.

Присоединение Пскова и Смоленска было отмечено строительством «мемориальных» церквей. Сведения об этом сохранились в письменных источниках. Однако, по нашему мнению, существует еще несколько церквей, устройство которых непосредственно связано со смоленским и псковским «взятием».

Взяв Псков, Василий III «церковь постави сятоую Оксенью, который день Псков взял, на Пустои улицы вь Ермолкине садники хлебникове, а потому та улица пустая слыла, что меж огородов, а домов на неи не было»1. Василий III приехал в Новгород 26 октября 1509 г., а в Псков — 24 января 1510 г., на память св. Ксении2.

Строительство небольшой деревянной церкви на пустыре, сразу же после присоединения, возможно даже в течение четырех недель его пребывания в Пскове3, — это, очевидно, акт прямой благодарности Богу, исполненный немедленно и на месте.

За сорок лет до этого отец Василия, Иван III, после победы на Шелони устроил у Архангельского собора деревянную придельную церковь апостола Акилы (14 июля — день Шелонской битвы), а его воеводы — церковь Воскресения Христова4. По мнению В. В. Кавельмахера, они не были приделами собора, но были пристроены к нему вплотную только вследствие нехватки места

1 ПСРЛ. т. V. Вып. 1. М., 2003. С. 96; Т. V. Вып. 2. М., 2000. С. 258, 298.

2 См.: Там же. С. 93; Там же. С. 258, 298.

3 См.: Там же. С. 96; Там же.

4 См.: ПСРЛ. Т. VIII. М., 2001. С. 165; Т. XII. М., 2000. С. 137.

в Кремле5. Церкви разметали в пожар 1475 г.6, и в 1481—1482 гг. они были заменены каменными постройками7, а после строительства нового здания собора в 1504-1508 гг. оказались на его хорах.

Московские князья, отправляясь в большие военные походы, по-видимому, всегда писали завещания8. Это понятно, ведь такой поход всегда сопряжен с опасностью быть убитым. Мы знаем, что великий князь Иван III перед походом на Новгород в 1471 г. обошел все кремлевские святыни, молясь у гробов чудотворцев Петра и Алексея, московских митрополитов и своих предков, разослал милостыню по монастырям9. То же самое происходило и перед выступлением московских войск в поход в 1478 г.10 Известно отношение Василия III к святым, особенно к Сергию Радонежскому (которому он, по семейному преданию, был обязан своим рождением11) и Варлааму Хутынскому. Почитание Василием св. Варлаама Хутынского, наиболее ярко выразившееся в принятии перед смертью пострига с именем Варлаам, заставляет нас предположить, что в эти три месяца он не мог не приехать помолиться в Хутынский монастырь у «чудотворцева гроба», где и мог, перед походом в Псков, дать обет о возведении (или вкладе на его устройство) нового собора.

Кажется странным, что летописцами не было замечено, казалось бы, такое важное событие. Но, во-первых, мы не знаем, из каких источников составитель летописи получал информацию, а во-вторых, мы не всегда понимаем связь некоторых исторических фактов между собой. Например, присоединение Новгорода, сделавшее Московское государство «европейской» державой (Москва впервые получила общую границу с европейскими государствами) и вдвое увеличившее его территорию, казалось бы, не нашло никакого отражения в церковно-строительной деятельности великого князя. Однако так ли это?

В течение 1478 г. великий князь достраивал главный собор московского государства, Успенский собор в Кремле, освященный летом 1479 г., причем именно в это время с помощью новгородских мастеров. Конечно, можно воспринимать завершение строительства кафедрального собора Московской метрополии как

5 См.: Кавельмахер В. В. О приделах Архангельского собора // Архангельский собор Московского кремля. М., 2002. С. 153, примеч. 3.

6 См.: ПСРЛ. Т. XII. С. 158; Т. XVIII. Симеоновская летопись. М., 2007. С. 250; ПСРЛ. Т. XXVI. М., 2006. С. 255.

7 См.: ПСРЛ. Т. IV. Ч. 1. М., 2000. С. 524; Т. VIII. С. 213-214; Т. XVIII. С. 269-270.

8 Мы знаем о завещании Бориса Васильевича, написанном перед походом Ивана III на Новгород в 1477 г. (Духовная грамота князя Бориса Васильевича Волоцкого. 14 октября 1477 г. // Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.; Л.: Издательство Академии наук СССР, 1950. С. 249), завещании князя Федора Борисовича, написанном перед походом на Казань в 1506 г. (Духовная грамота князя Бориса Васильевича Волоцкого. Апрель 1506 г. // Там же. С. 406), завещаниях Василия III, написанных перед походом на Псков в 1510 г. (ПСРЛ. Т. VI. СПб., 1853. С. 256.) и Казань в 1523 г. (Духовная запись великого князя Василия Ивановича. Июль 1523 г. // Духовные и договорные грамоты... С. 415).

9 См.: ПСРЛ. Т. XVIII. С. 229; См. также: ПСРЛ. Т. XII. С. 130.

10 См.: ПСРЛ. Т. VIII. С. 184; Т. XII. С. 171.

11 См.: ПСРЛ. Т. XXI. Книга степенная царского родословия. Ч. II. Глава 16: «О чюдесномъ зачатии и рождении великаго князя Василия Ивановича, всеа Русии самодержьца». СПб., 1913. С. 554-555.

памятник великому деянию московского князя. Но все-таки это не обыденное, не мемориальное строительство.

исследователи, вероятно, не обратили внимания на летописное известие 1479 г.: «Того же лета, июля в 11, заложилъ церковь камену Иоанна Златоуста благоверый и христолюбивый великий князь иван, а преже бывшую древяную разобрав. Бе же та изначала церковь гостей Московских строение да уже и оску-девати начатъ монастырь той. Князь же великий учинил игумена тоа церкви выше всех соборных попов града Москвы и заградских попов еще за лето пре-же сего, егда обет свой положи понеже бо имя его наречено бысть, егда бывает праздник принесение Иоанна Златоустаго, Генуария 27. А в застенке тоа церкви повеле другую учинити, Тимофеа Апостола, въ той бо день родися, а ту разобранную церковь деревянную повеле поставити въ своемъ монастыри у Покрова в Садехъ, еже и бысть, первую малую разобравъ»12. Строительство церкви воспринималось исключительно как возведение храма «в свое имя»13. Из летописного рассказа следует, что обет о строительстве церкви был дан «еще за лето пре-же сего», т. е. в 1-й пол. 1478 г. Иван III приехал в Москву из Новгорода 5 марта и, вероятно, произвел тогда же указанные действия по изменению иерархического порядка в старшинстве московского клира. Обет же состоял, по-видимому, в строительстве церкви. Ситуация достаточно очевидна: возвращаясь с победой, великий князь дает обет возвести каменный храм, с посвящением «в свое имя», выбрав уже существующий в Москве деревянный, и наделяет его особыми правами, подчеркивая, таким образом, его особый статус. Однако, как нам кажется, это посвящение имеет дополнительный «оттенок», связанный с событиями в Новгороде.

Другое летописное известие («Генваря 20 князь великий из Новагорода послал на Москву къ матери и къ митрополиту да и къ сыну своему къ великому князю князя Ивана Ивановича Слыха с темъ что отчину свою Великий Новъ-городъ привел во всю свою волю и учинился на немъ государемъ какъ на Москве, а приехалъ на Москву съ темъ того же месяца въ 27»14) укрепляет нас в этом предположении. Гонец княжеского достоинства (князь И. И. Слых — сын князя И. В. Стриги Оболенского) с радостным известием приехал в Москву 27 января, когда празднуется «Перенесение мощей св. отца нашего Иоанна Златоуста из Коман в Царьград, в храм св. Апостолов»15 — именины великого князя Ивана III. Случайно ли это совпадение или приезд гонца был «подстроен под дату», мы не знаем16, хотя нельзя не заметить, что день приезда князя Оболенского был

12ПСРЛ. Т. XII. С. 192. См. также: ПСРЛ. Т. IV. Ч. 1. С. 516; Т. VIII. С. 201; Т. XXVI. М., 2006. С. 257.

13 Мельник А. Г. Практика посвящений храмов во имя патрональных великокняжеских и царских святых в XVI веке // Царь и царство в русском общественном сознании. М., 1999. С. 38; Выголов В. П. Архитектура Московской Руси середины XV века. М., 1988. С. 92. Об отношении Ивана III к религии и церкви см.: Алексеев А. И. Заметки о религиозности Ивана III // Исследования по истории средневековой Руси. М.; СПб., 2006. С. 177—201.

14 ПСРЛ. Т. XII. С. 187. См. также: ПСРЛ. Т. VIII. С. 198.

15 Сергий (Спасский), архиеп. Полный месяцеслов Востока. Т. II. Ч. I. М., 1997. С. 26.

16 Световой день 20 января составляет 7 часов. Известно, что в летнее время, когда световой день длится 11—14 часов, гонец из Москвы в Новгород мог доехать за три дня.

точно зафиксирован летописцем. Кажется, есть все основания полагать, что переустройство Златоустовского монастыря в Москве с возведением там каменной церкви и придание ему особого статуса связано с выполнением обета, данного великим князем в память о присоединении Новгорода.

Давал ли Василий III обеты обновить храм Хутынской обители, нам неизвестно. Однако развернувшееся в монастыре ок. 1512-1515 гг. строительство большого кирпичного пятиглавого храма подталкивает нас сделать такое допущение. В этой церкви, как и в ее «старшем брате» — Успенском соборе Ростова, предположительно построенном в 1507-1511 гг., отразились архитектурные черты всех трех кремлевских соборов — Успенского, Архангельского и Благовещенского. Особенности архитектуры и строительных приемов Спасского Ху-тынского собора говорят о том, что его делал не новгородский мастер, а скорее всего московский строитель, причем есть все основания полагать, что он был итальянцем, а следовательно, был прислан великим князем. Ничего необычного в этом нет, в это же время в Новгородской земле, в Тихвинском погосте, «мастер великого князя» возводил Успенскую церковь, а в Ивангороде Успенская церковь строилась, по-видимому, Маркусом Греком17. В стенах Спасского собора использован белый камень, а белокаменные перспективные порталы собора выполнены в архитектурной манере северо-востока Руси. Очевидно, что они были привезены с «низа», возможно из Ростова или Москвы.

Все это косвенно свидетельствует о чрезвычайно высокой стоимости строительства и сложности его организации. Указание летописи (правда, поздней — Новгородская третья летопись составлялась в конце XVII в.), что «поставилъ церковь на Футине игуменъ Сергии новую Преображение.»18, подсказывает нам, что Василий III дал большой денежный вклад, и, вероятно, принял административное участие в обеспечении строительства мастерами и материалами.

Достоверно оценить экономическое положение Хутынского монастыря в 1500-х гг. затруднительно. Монастырь не подвергся конфискации земель в 1478 г. По объему землевладения он был вторым в Новгородской земле, а ранее, в республиканское время, по-видимому, входил в пятерку самых богатых монастырей19. Однако построить такой огромный собор (третий на Руси в это время по размерам после Архангельского и ростовского Успенского соборов20, церкви та-

Например, 1491 г.: «...а се гонци ежедень гоняют о мелких делех, с Москвы до Новагорода, в три дни...» (Казакова Н. А., Лурье Я. С. Антифеодальные еретические движения на Руси XIV — начала XVI в. М.; Л., 1955. С. 377). Зимой для этого, вероятно, могла потребоваться неделя, это зависит и от погоды. Детальный анализ вопроса для 1-й пол. XyI-XVII вв. см.: Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича / Примеч. Б. Г. Курца. Харьков, 1915. С. 405-406.

17 См.: Петров Д. А. Строительство Василия III в Новгороде и Новгородской земле в первые десятилетия XVI века: церковь Жен-Мироносиц и Успенский собор в Тихвине, Успенская церковь в Ивангороде, Спасо-Преображенский собор Хутынского монастыря в Новгороде // Доклад на XXK научной конференции «Новгород и Новгородская земля. История и археология». Великий Новгород, 27-29 января 2015 г.

18 ПСРЛ. Т. IV. Вып. 3. М., 2000. С. 540; Новгородские летописи. СПб., 1879. С. 320.

19 См.: Хорошев А. С. Церковь в социально-политической системе Новгородской феодальной республики. М., 1980. С. 161-162, 210.

20 Вдовиченко М. В. Архитектура больших соборов XVII века. М., 2009. С. 5-12.

кого размера не возводились вплоть до 1530-х гг.) «монастырскою казной» в это время, после мора 1506 г. и при отсутствии архиепископа, без участия великого князя, с привлечением итальянского мастера (для этого времени можно быть твердо уверенным, что итальянские мастера были, говоря языком советского времени, «номенклатурой великого князя»), конечно, было совершенно невозможно. Полагаем, что собор Хутынского монастыря был построен на деньги вклада и по обету великого князя в память о присоединении Пскова.

Осенью 1514 г. (не ранее 2-й пол. сентября, когда Василий III вернулся в Москву) «князь велики церковь постави святого Спаса, Происхождение честнаго креста господня и святых мученик Маковеи по плоти и учителя их Елеозара и матери их Соломонии, от реки поставлена на рве»21. Деревянная церковь была поставлена в честь взятия Смоленска (1 августа, на праздник Спаса и Происхождения Честнаго Креста Господня). Это событие совпало с именинами жены великого князя Соломонии Сабуровой (а за два дня до этого праздновался праздник иконы Одигитрии Смоленской).

Взятие Смоленска было долгим и, несомненно, мучительным для великого князя делом22. Только на третий раз Василию III удалось завершить дело, которое начал еще его отец в 1500 г. Очевидно, что это событие имело большую важность лично для Василия III, два раза он сам принимал участие в походах, что свидетельствует о большом значении, которое придавалось этим военным действиям. Перед третьим походом великий князь «повеле... зделати киотъ и украсити сере-бромъ и златомъ, такоже съ верою и любовию подписати в славу Господу Спасу нашему Иисусу Христу храмъ Ея честнаго и славнаго Успения подписати...» и учредил праздник с крестным ходом23. Сразу же после возвращения в Москву он приказал поставить мемориальную церковь на рву, у стен Кремля. Мы знаем, что Василий III после «смоленского взятия» дал обет основать женский монастырь с престолами Одигитрии и Происхождения Креста, но с выполнением этого обета задержался до 1523-1525 гг.24

Посвящение престолов Одигитрии Смоленской и Происхождению Креста позволяет нам указать еще на два памятника, к сожалению точно не датированных, но непосредственно связанных с жизнью великого князя. Это две столпообразные церкви — Одигитрии в Иосифо-Волоколамском монастыре и Происхождения Креста в Покровском монастыре в Суздале.

21 ПСРЛ. Т. XXX. М., 2009. С. 141; Баталов А. Л. Обетное строительство в Москве «на рву» и в Пскове «на гребле»: закономерности сакральной топографии средневекового города // Искусствознание. 2013. № 1-2. С. 10-37.

22 См.: Кром М. М. Меж Русью и Литвой: Западнорусские земли в системе русско-литовских отношений конца XV — первой трети XVI в. М., 2010. С. 188-194.

23 ПСРЛ. Т. XIII. М., 2000. C. 17-18. См. также: ПСРЛ. Т. VI. Вып. 2. М., 2001. Стб. 397-398.

24 См.: Духовная запись великого князя Василия Ивановича. Июль 1523 г. // Духовные и договорные грамоты. С. 415. См. также: Духовная запись вел. кн. Василия III с подтверждением своей прежней духовной грамоты и приписного списка к ней о постройке девичьего монастыря в Москве «на посаде» в честь возвращения Смоленска и Смоленской земли в состав России // Акты Российского государства. Архивы московских монастырей и соборов. XV — начало XVII в. М., 1998. С. 293. Комментарии В. Д. Назарова и Ю. Д. Рыкова с разбором ситуации в Смоленске 28 июля — 1 августа 1514 г. и обстоятельств, связанных с иконой Одигитрии Смоленской, см.: С. 267-271.

Церковь Одигитриии часто датируется 1495 г.25 В. В. Кавельмахер, опираясь на сведения из жития Иосифа Волоцкого о том, что церковь Одигитрии была «третьей» по счету после трапезной («второй» в житиях, заложенной в 1506 г.), строившейся, по его мнению, «три-четыре» года, предположил, что церковь могла быть построена после 1511—1512 гг.26 Несомненно, исходя из наших сегодняшних представлений о месте в развитии русской архитектуры нач. XVI в. столпообразных церквей27, мы можем быть уверенными, что восьмигранная столпообраз-

25 См.: Историческое описание Иосифова Волоколамского второклассного монастыря, Московской губернии, составленное онаго же монастыря иеромонахом Нектарием в 1886 г. М., 1887. С. 34; Торопов С., Щепетов К. Иосифо-Волоколамский монастырь. М., 1946. С. 7.

26 Кавельмахер В. В. К строительной истории колокольни Иосифо-Волоколамского монастыря // Архитектурный ансамбль Иосифо-Волоколамского монастыря. Проблемы изучения, реставрации и музеефикации: Мат-лы научно-практической конф. 30—31 октября 1986 г. М., 1989. С. 11-13.

27 См.: Воронин Н. НХутынский столп 1535 года (К проблеме шатровой архитектуры) // Советская археология. Вып. 8. М.; Л., 1946. С. 300-305; Ильин М. А. Собор Василия Блаженного и градостроительство XVI в. // Ежегодник Института истории искусств АН СССР. М., 1952. С. 217-256; Он же. Шатровое зодчество XVI века // История русского искусства. Т. 3. М., 1955. С. 409-461; Он же. Русское шатровое зодчество. Памятники середины XVI в. М., 1980; Подъяпольский С. С. Архитектурные памятники Спас-Каменного монастыря XV—XVI веков // Древнерусское искусство: Искусство Москвы и прилегающих княжеств. М., 1970. С. 450-453; Он же. О первоначальном виде столпа Ивана Великого // Реставрация и архитектурная археология: Материалы и исследования. М., 1995. С. 98-108; Гра М., Жеромский Б. Коломенское. М., 1970. С. 112-113; Булкин В. А. К истории новгородского зодчества начала XVI в. // Проблемы комплексного изучения Северо-Запада РСФСР. Л., 1972. С. 18-19; Он же. О церкви Вознесения в Коломенском // Культура средневековой Руси. М., 1974. С. 114; Он же. Храм-колокольня во имя Григория Армянского в Хутынском монастыре под Новгородом // Художественно-исторические памятники Можайска и русская культура XV—XVI вв. Можайск, 1993. С. 32-49; Он же. Материалы к строительной истории новгородского Антониева монастыря // Храм и культура: Древнерусский семинар. СПб., 1996. Вып. 12. С. 105-126; Он же. Постройка тверских мастеров в новгородском Хутынском монастыре // Тверь, Тверская земля и сопредельные территории в эпоху Средневековья. Вып. 1. Тверь, 1996. С. 85-90; Ильенкова Н. В. Колокольня Ивана Великого в Московском Кремле. Исследования // Охрана и реставрация памятников архитектуры. Опыт работы мастерской № 13. М., 1981. С. 75-81; Кавельмахер В. В. Новые исследования Распятской колокольни Успенского монастыря в Александрове // Памятники архитектуры древней Александровой Слободы. Владимир, 1995. С. 75-110; Гуляницкий Н. Ф. Колокол в древнерусской архитектуре. // Архитектурное наследство. Вып. 36. М., 1988. С. 64-93; Мельник А. Г. Колокольня XVI в. ростовского Успенского собора // Колокола и колокольни Ростова Великого. Сообщения Ростовского музея. Вып. 7. Ярославль, 1995. С. 166-167; Седов Вл. В. Псковская архитектура XVI века. М., 1996. С. 46-49, 65-66; Петров Д. А. Центрические сооружения времени Василия III и регентства Елены Глинской. Проблемы и интерпретации // Архив архитектуры. Вып. 9. М., 1997. С. 128-161; Бондаренко И. А. К вопросу о «лествичном» построении церкви Иоанна Лествичника в Московском Кремле // Реставрация и архитектурная археология: Новые материалы и исследования. Вып. II. М., 1995. С. 109-116; Мильчик М. И. Архитектурные аспекты изучения иконографии новгородского Антониева монастыря // Средневековая архитектура и монументальное искусство: Раппопортовские чтения. СПб., 1999. С. 81-84; Мильчик М. И., Секретарь Л. А. Новгородский Антониев монастырь на иконах XVI-XVШ вв. // ПКНО. 1999. М., 2000. С. 273-299; Ратомская Ю. В. Столпообразная церковь Николая Чудотворца в Покровско-Паисиевском монастыре в Угличе // Архив архитектуры. Вып. IX. М., 1997. С. 162-169; Она же. Церковь Николы Зарайского в Коломне и колоколенные сооружения второй половины XV—XVI века // Архитектурное на-

ная церковь Одигитрии Смоленской Иосифова монастыря не могла быть начата строительством ранее весны 1509 г., т. е. после завершения строительства церкви «под колоколы» Иоанна Лествичника в Кремле. Вместе с тем, в монастыре, вероятно, существовала местная традиция, прямо связывавшая строительство церкви Одигитрии с именем первого волоцкого игумена28. Иосиф Волоцкий умер 9 сентября 1515 г.29 Таким образом, дата закладки фундамента церкви может быть формально ограничена весной 1509 — весной 1515 г. (трех строительных сезонов вполне хватило бы для возведения трапезной, заложенной 9 мая 1506 г.).

По монастырским записям, церковь была построена на вклад 100 руб. некоего Семена Андреевича Дичка Климентьева и его вдовы — инокини Федосьи. («51. Поминати Семена Дичка Ондреева Клименътиева доколе манастырь Пре-чистыя стоитъ ис повседневного поминаниа не выгладити, да быти по нему корму марта 9, а дал на то Семен 50 рублев и те деньги шли в колоколъницу. 52. Поминати Семенову жену Дичкова иноку Феодосию доколе манастырь Пре-чистыя стоитъ ис повседневного поминаниа не выгладити, да быти по ней корму февраля 13, а дала на то инока Феодосия 50 рублев и теми деньгами сделана ко-локолъница, а стала в 100 рублев»30). В. В. Кавельмахер пишет: «Вклады Дичковых во вкладной книге не датированы. Ясно только, что свою половину вклада Федосья Дичкова дала только после смерти мужа, поскольку вкладная называет ее "инокой". Время смерти Дичка Климентьева устанавливается приблизительно по черновому игуменскому Кормовому синодику (начат после 1504 г.), где рукою Иосифа Волоцкого сделана поденная запись: "Семена Дичка Ондреева сына Климентьева написать в сенаник, да и в повседневное поминанье... а дал на то Семен пятьдесят рублев". Запись о Дичке Климентьеве сделана после другой аналогичной поминальной, поденной же записи, датируемой на основании актового материала Иосифо-Волоколамского архива 1511-1512 гг.»31 Таким об-

следство. Вып. 47. М., 2007. С. 68-76; Она же. О внутреннем пространстве столпообразных храмов XVI века // Зубовские чтения. Вып. 4: Образы власти, институты и культурное пространство российского общества в XV-XVII вв., принципы научной реконструкции и музее-фикации памятников и интерьеров. 16-17 октября 2006, г. Александров. М., 2008. С. 189-195; Она же. К вопросу о прототипах русских столпообразных храмов 1520-1530-х годов // Архангельский собор и колокольня «Иван Великий» Московского Кремля. 500 лет. Московский Кремль XV столетия. Т. 2. М., 2011. С. 293-299; Ядрышников В. А. Новгородские храмы «под колоколы» // Труды государственного Эрмитажа XXXIV. Архитектурно-археологический семинар: Изучение и реставрация памятников древнерусской архитектуры и монументального искусства: Материалы научных конференций памяти архитектора-реставратора Г. М. Штен-дера (1927-1992), состоявшихся 19-22 октября 1993 г. и 15-18 апреля 2003 г. в Новгородском филиале института «Спецпроектреставрация» и Новгородском государственном объединенном музее-заповеднике. СПб.: Издательство государственного Эрмитажа, 2007. С. 201-213; Архитектурное наследие Великого Новгорода и Новгородской области / Сост. Мильчик М. И. 2-е изд. СПб., 2014.

28 См.: Кавельмахер В. В. К строительной истории колокольни Иосифо-Волоколамского монастыря... С. 13, примеч. 2.

29 См.: ПСРЛ. Т. VIII. С. 259; Т. XIII. Ч. I. М., 2001. С. 24; Т. XXVI. С. 305.

30 Вкладные и записные книги Волоколамского монастыря // Титов А. А. Рукописи славянские и русские, принадлежащие И. А. Вахромееву. М., 1906. С. 22. № 51, 52.

31 Кавельмахер. К строительной истории колокольни Иосифо-Волоколамского монастыря... С. 13.

разом, вероятное время закладки церкви мы могли бы сократить до 1511/1512 — весны 1515 г.

Кто такой Семен Андреевич Дичок Климентьев, мы не знаем, но известен дьяк «Оладья» (Максим) Оладья Андреевич Клементьев (Плохово), служивший князю Борису Васильевичу Волоцкому (ум. 25.5.1494)32 и/или (Федор) Оладья Андреев Клементьев — подьячий Ивана III в 1470-х гг.33 и инок Макарий Иосифова(?) монастыря («Поминати Оладью Андреева сыны Клементиева, в иноцехъ Макария... а далъ на то Оладья 50 рублев...»34). Взаимоотношения персонажей, называемых в актах «Оладьей», достаточно запутаны, исследователи не занимались установлением точного соответствия, но совершенно ясно, что это человек (или семья), связанный с великокняжеской и удельными канцеляриями и землевладением на Волоке в интересующее нас время.

Мы знаем, что А. В. Челяднин вложил в монастырь «большой колокол» («21. Поминати Василиа Андреевича Челяднина, доколе манастырь Пречистыя стоитъ ис повседневного поминаниа не выгладити его. Да быть по нему корму з году на годъ марта 17, а другому быть корму по нем декабря 22, а дал на то по собе Василий Андреевич Пречистыя монастырю колоколъ большей да 100 рублевъ де-негъ да село Большаково...»35). В монастыре уже был «колокол болшой», данный (до июня 1504 г.) архиепископом новгородским Геннадием36, но, видимо, он не удовлетворял требованиям игумена. Как правило, вкладу нового большего колокола часто соответствует строительство нового колоколонесущего сооружения, т. к. старое не было рассчитано на вес и размеры нового колокола. Это особенно характерно для практики XVI в. Кажется естественным предположить, что вклад колокола и строительство церкви «иже под колоколы» связаны друг с другом.

В. А. Челяднин, умерший, вероятно, в начале 1516 г., был человеком, очень близким Иосифу Санину, обращавшемуся к нему за ходатайством перед великим князем. Вместе с тем, он был близок и самому Василию III — служа его дворецким: В. А. Челяднин сопровождал московского государя в псковском и первых двух смоленских походах, а в третьем он выполнял самостоятельное стратегическое задание. Василий III часто доверял В. А. Челяднину ответственные и деликатные поручения37. Поэтому вложение колокола В. А. Челядниным и строительство церкви Одигитрии Смоленской игуменом Иосифом кажутся взаимосвязанными действиями.

32 См.: Савосичев А. Ю. Дьяки и подьячие второй половины XV в. // Вопросы истории. 2009. № 9. С. 110-120.

33 См.: Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV-XVII вв. М., 1975. С. 237; Он же. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969. С. 389; Зимин А. А. Дьяческий аппарат в России в XV-XVI вв. // Исторические записки. 87. М., 1971. С. 240-241.

34 Вкладные и записные книги Волоколамского монастыря. С. 18. См.: Зимин А. А. Крупная феодальная вотчина и социально-политическая борьба в России (конец XV-XVI в.). М., 1971. С. 107, примеч. 28.

35 Вкладные и записные книги Волоколамского монастыря. С. 17. Этот колокол был перелит (28. «Поминати Ивана Рудного сиречь Карпа Семенова сына Сурьмина... а далъ Иван 60 рублевъ, а теми деньгами переливали колоколъ большей Василиа Андреевича» (Там же. С. 18), но не известно когда.

36 См.: Там же. С. 16.

37 См.: Зимин А. А. Формирование боярской аристократии в России. М., 1988. С. 173-174.

Василий III впервые побывал на Волоке в апреле 1515 г.38 Не сомневаемся, что он посетил монастырь. Закладка церкви Одигитрии, скорее всего, могла произойти в апреле 1515 г. в присутствии Великого князя. Церковь была устроена на деньги самого монастыря, т. е. на деньги его вкладчиков. Возможно, Иосиф Санин хотел сделать приятное великому князю (да и В. А. Челяднину), не говоря уже о главном, религиозном, смысле этого действия — почитания Богородицы. Таким образом волоцкий игумен хотел закрепить нормализацию взаимоотношений с Василием III, несколько испортившихся в предыдущие годы и с зимы 1515 г. начавшихся улучшаться39.

Церковь «под колоколы» Происхождения древ Честного Креста Покровского монастыря в Суздале датируется исследователями 2-й пол. 1510-х гг.40 Особое внимание Василия III к этому монастырю, очевидно, возникло после посещения Суздаля осенью 1509 г. Монастырский собор представляет собой копию домовой церкви великого князя — Благовещенского собора Кремля по состоянию на 1508 г. (с галереями, детально воспроизведенными в Суздале), но с некоторыми добавлениями, аналогичными деталям Покровской церкви в Слободе (капители порталов и лопаток). Скорее всего, собор был построен до весны 1515 г. Из монастыря происходят иконы «Елеазара, Маковеев и Соломонии» и «Происхождения древ» нач. XVI в.41, по преданию, вложенные великим князем.

Именно из Покровского монастыря в Москву для строительства обетного девичьего монастыря Смоленской Одигитрии была переведена Олена Девочки-на с 18 инокинями («А вначале г(о)с(у)д(а)рь кн(я)зь велики взял меня из обители Пр(е)ч(и)стые Б(огороди)цы честнаг(о) и славног(о) Ее Покрова ис Суздаля, не моим хотениемъ, но Б(о)жьимъ соизволеньемъ с вами моими г(о)сп(о)жами и сужебники и приказал м(о)н(а)ст(ы)рь ведати мне да со мною Софье Ковуровой да Феофане»42). Великий князь в 1514-1515 гг.(?) «з Б(о)жиею волею достал своеи отчины города Смоленска и земли Смоленьские и яз тогды обещал поставити

38 См.: ПСРЛ. Т. VI. М., 2001. С. 257; Т. VIII. С. 259; Т. XIII. Ч. I. С. 24; Т. XXVI. С. 305.

39 См.: Зимин. Крупная феодальная вотчина. С. 93-100.

40 См.: Федоров А. Историческое собрание о богоспасаемом граде Суждале. Владимир, 2012. С. 228, 230 (Собор датируется 1510-1514 гг., колокольня не датирована); Церковно-историческое описание суздальских достопамятностей / Сочинение магистра иеромонаха Иоасафа. Чугуев, 1857. С. 83 (Собор датирован 1514 г., колокольня не датирована); Касаткин В. В. Монастыри, соборы и приходские церкви Владимирской епархии. Ч. 1. Владимир, 1906. С. 220 (Собор датирован 1518 г., колокольня — «построена тем же великим князем Василием Иоанновичем»); Достоевский М. Суздаль. М. (б.г.) (Собор датирован 1518 г., колокольня — «несколько позднее»); Варганов А. Суздаль. М., 1944. С. 23 (Собор датирован 1515 г., колокольня не упомянута); Он же. Суздаль. Историко-экономический очерк. Владимир, 1957. С. 68 (1515 г.); Он же. Суздаль. Очерки по истории и архитектуре. Ярославль, 1971. С. 138-140 (1510-1514 гг.).

41 «Происхождение честных древ Животворящего Креста Господня» (1510—1520-е гг. (около 1515 г.?). ГВСИХАМЗ. Инв. № В-6300/65 // Иконы Владимира и Суздаля. М.: Северный паломник, 2006. Кат. № 22. С. 146-149; «Святые братья Маккавеи, учитель их Елеазар и мать их Соломония» ГВСИХАМЗ. Инв. № В-6300 220 И 1363 // Там же. Кат. № 23. С. 150-153.

42 Духовная запись инокини Новодевичьего монастыря Елены Девочкиной, бывшей его первой игуменьей, с уставными наставлениями о монастырской жизни. 18 ноября 1547 г. // Акты Российского государства. Архивы московских монастырей и соборов. XV — начало XVII в. М., 1998. С. 299.

на Москве на посаде девичь манастырь, а в нем храмы во имя Пр(е)ч(и)стые да Происхождение ч(е)стного кр(е)ста и иные храмы»43.

В июне 1523 г. он, «идучи на свое дело в Казань», дал завещание («И н(ы) не есми тог(о) монастыря състроити не успел и нечто Б(о)жия воля надо мною състнется, а того манастыря при своем жывоте не успею състроити и яз приказал казначеем своим и приказным своим людям на том месте тот манастырь състроити.»44), в котором обеспечил этот монастырь землями и деньгами. В 1525 г. «Тое же весны поставиша Новой монастырь Девичь у града Москвы за посадом близ монастыря святого Савы, а в нем церковь пречистый богородици Одегитрия да Произхождение честнаго креста, да Прохор, и Никанор, и Тимон, и Пармена, да теплая церковь святый Амбросей Медиоламский...»45 Память Прохору, Никанору, Тимону и Пармену — первым дьяконам Церкви — отмечается 28 июля вместе с праздником иконы Одигитрии Смоленской.

Думаем, есть основания считать, что церковь Происхождения древ была построена в 1515-1516 гг., сразу по завершении строительства Покровского собора, на вклад и по указу Василия III в память о присоединении Смоленска. Возведение этой церкви являлось частью определенной строительной «программы», реализация которой была исполнением обетов великого князя.

Церковь Смоленской Одигитрии и церковь Происхождения древ Честнаго Креста представляют собою тип столпообразной церкви-колокольни. Это первые после возведения в Кремле в 1508 г. церкви Иоанна Лествичника («Ивана Великого») церкви такого вида.

Подводя итог, обратим внимание на последовательность действий великого князя в исполнении своих обетов. Сначала, немедленно после события, на свободном пустом месте строится маленькая деревянная церковь (св. Ксении в Пскове и Спаса, Происхождения Честнаго Креста Господня и свв. Маковеев, Елеозара, Соломонии на рву в Москве). Потом в монастыре, к которому Василий III имеет особое пристрастие, возводится церковь. Взятие Смоленска после двух неудачных попыток, несомненно, явилось тяжелым испытанием для великого князя. Неудивительно, что эта победа отразилась в нескольких мемориальных памятниках.

Строительство церкви Одигитрии в Иосифовом монастыре, наверное, следует отнести на счет инициативы Иосифа Волоцкого.

Ключевые слова: Василий III, св. Варлаам Хутынский, прп. Иосиф Волоцкий, церковь Одигитрии Смоленской, присоединение Пскова и Смоленска, присоединение Новгорода, обетное строительство.

43 Духовная запись вел. кн. Василия III с подтверждением своей прежней духовной грамоты и приписного списка к ней о постройке девичьего в Москве «на посаде» в честь возвращения Смоленска и Смоленской земли в состав России // Там же. С. 293.

44 Там же.

45 ПСРЛ. Т. XXXIV. М., 1978. С. 15.

The Church Building in 1510-1520s

as the Reflection of Accession of Pskov and Smolensk by Vasily III

D. Petrov

The work is devoted to clarifying the possible association of construction or reconstruction of some churches with military victories of Ivan III and his son, Vasily III.

It is suggested that the construction of the stone church of St. John Chrysostom Monastery in Moscow was connected with the implementation in 1479 of a hypothetical promise to the Grand Duke in the memory of the accession of Novgorod in 1478.

According to the author, the construction of the Saviour Cathedral in Khutyn Monastery in Novgorod is the fulfillment of promises, perhaps made by Vasily III in connection with the accession of Pskov in the summer of 1510.

The author believes that the initiation of altars of churches of Hodegetria of Smolensk in Suzdal's Pokrovsky monastery in 1516 and the monastery of St. Joseph of Volotsk in 1515(? ) were connected with the capture of Smolensk in July 1514 .

Keywords: Ivan III, Vasily III, St. Varlaam of Khutyn, St. Joseph of Volokolamsk, the Saviour Cathedral in Khutyn Monastery in Novgorod, the church of Hodegetria of Smolensk, church of St. John Chrysostom Monastery in Moscow, the accession of Pskov, the accession of Smolensk, the accession of Novgorod, votive construction.

Список литературы

1. Акты Российского государства. Архивы московских монастырей и соборов. XV — начало XVII в. М., 1998.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Алексеев А. И. Заметки о религиозности Ивана III // Исследования по истории средневековой Руси. М.; СПб., 2006. С. 177-201.

3. Архитектурное наследие Великого Новгорода и Новгородской области / Сост. М. И. Мильчик. 2-е изд. СПб., 2014.

4. Баталов А. Обетное строительство в Москве «на рву» и в Пскове «на гребле»: закономерности сакральной топографии средневекового города // Искусствознание. 2013. № 1-2. С. 10-37.

5. Бондаренко И. А. К вопросу о «лествичном» построении церкви Иоанна Лествичника в Московском Кремле // Реставрация и архитектурная археология. Новые материалы и исследования. Вып. II. М., 1995. С. 109-116.

6. Булкин В. А. К истории новгородского зодчества начала XVI в. // Проблемы комплексного изучения Северо-Запада РСФСР. Л., 1972. С. 18-19.

7. Булкин В. А. О церкви Вознесения в Коломенском // Культура средневековой Руси. М., 1974. С. 114.

8. Булкин В. А. Храм-колокольня во имя Григория Армянского в Хутынском монастыре под Новгородом // Художественно-исторические памятники Можайска и русская культура XV-XVI вв. Можайск, 1993. С. 32-49.

9. Булкин В. А. Материалы к строительной истории новгородского Антониева монастыря // Храм и культура: Древнерусский семинар. Вып. 12. СПб., 1996. С. 105-126.

10. Булкин В. А. Постройка тверских мастеров в новгородском Хутынском монастыре // Тверь, Тверская земля и сопредельные территории в эпоху Средневековья. Вып. 1. Тверь, 1996. С. 85-90.

11. Варганов А. Суздаль. М., 1944.

12. Варганов А. Суздаль. Историко-экономический очерк. Владимир, 1957.

13. Варганов А. Суздаль. Очерки по истории и архитектуре. Ярославль, 1971.

14. Вдовиченко М. В. Архитектура больших соборов XVII века. М., 2009.

15. Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV—XVII вв. М., 1975.

16. Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969.

17. Воронин Н. Н. Хутынский столп 1535 года: К проблеме шатровой архитектуры // Советская археология. 1946. Вып. 8. С. 300-305.

18. Выголов В. П. Архитектура Московской Руси середины XV века. М., 1988.

19. Гра М., Жеромский Б. Коломенское. М., 1970.

20. Гуляницкий Н. Ф. Колокол в древнерусской архитектуре // Архитектурное наследство. Вып. 36. М., 1988. С. 64-93.

21. Достоевский М. Суздаль. М., (б.г.).

22. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.; Л., 1950.

23. Зимин А. А. Дьяческий аппарат в России в XV—XVI вв. // Исторические записки. М., 1971. № 87. С. 240-241.

24. Зимин А. А. Крупная феодальная вотчина и социально-политическая борьба в России (конец XV-XVI в.). М., 1971.

25. Зимин А. А. Формирование боярской аристократии в России. М., 1988.

26. Иконы Владимира и Суздаля. М.: Северный паломник, 2006.

27. Ильенкова Н. В. Колокольня Ивана Великого в Московском Кремле. Исследования // Охрана и реставрация памятников архитектуры. Опыт работы мастерской № 13. М., 1981. С. 75-81.

28. Ильин М. А. Собор Василия Блаженного и градостроительство XVI в. // Ежегодник Института истории искусств АН СССР. М., 1952. С. 217—256.

29. Ильин М. А. Шатровое зодчество XVI века // История русского искусства. М., 1955. Т. 3. С. 409-461.

30. Ильин М. А. Русское шатровое зодчество. Памятники середины XVI в. М., 1980.

31. Историческое описание Иосифова Волоколамского второклассного монастыря, Московской губернии, составленное онаго же монастыря иеромонахом Нектарием в 1886 г. М., 1887.

32. Кавельмахер В. В. К строительной истории колокольни Иосифо-Волоколамского монастыря // Архитектурный ансамбль Иосифо-Волоколамского монастыря: Проблемы изучения, реставрации и музеефикации. Материалы научно-практической конференции. 30-31 октября 1986 г. М., 1989. С. 11-13, С. 13, примеч. 2.

33. Кавельмахер В. В. Новые исследования Распятской колокольни Успенского монастыря в Александрове // Памятники архитектуры древней Александровой Слободы. Владимир, 1995. С. 75-110.

34. Кавельмахер В. В. О приделах Архангельского собора // Архангельский собор Московского кремля. М., 2002. С. 153, примеч. 3.

35. Казакова Н. А., Лурье Я. С. Антифеодальные еретические движения на Руси XIV — начала XVI в. М.; Л., 1955.

36. Касаткин В. В. Монастыри, соборы и приходские церкви Владимирской епархии. Ч. 1: Владимир, 1906.

37. Кром М. М. Меж Русью и Литвой: Западнорусские земли в системе русско-литовских отношений конца XV — первой трети XVI в. М., 2010.

38. Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича / Примеч. Б. Г. Курца. Харьков, 1915.

39. Мельник А. Г. Практика посвящений храмов во имя патрональных великокняжеских и царских святых в XVI веке // Царь и царство в русском общественном сознании. М., 1999. С. 38.

40. Мельник А. Г. Колокольня XVI в. ростовского Успенского собора // Колокола и колокольни Ростова Великого. Сообщения Ростовского музея. Вып. 7. Ярославль, 1995. С. 166-167.

41. Мильчик М. И. Архитектурные аспекты изучения иконографии новгородского Анто-ниева монастыря // Средневековая архитектура и монументальное искусство: Раппо-портовские чтения. СПб., 1999. С. 81-84.

42. Мильчик М. И., Секретарь Л. А. Новгородский Антониев монастырь на иконах XVI— XVIII вв. // Памятники культуры. Новые открытия. 1999. М., 2000. С. 273-299.

43. Новгородские летописи. СПб., 1879.

44. Петров Д. А. Центрические сооружения времени Василия III и регентства Елены Глинской. Проблемы и интерпретации // Архив архитектуры. Вып. 9. М., 1997. С. 128-161.

45. Петров Д. А. Строительство Василия III в Новгороде и Новгородской земле в первые десятилетия XVI века: церковь Жен-Мироносиц и Успенский собор в Тихвине, Успенская церковь в Ивангороде, Спасо-Преображенский собор Хутынского монастыря в Новгороде // Доклад на XXIX научной конференции «Новгород и Новгородская земля. История и археология». Великий Новгород 27-29 января 2015 г.

46. Подъяпольский С. С. Архитектурные памятники Спас-Каменного монастыря XV-XVI веков // Древнерусское искусство: Искусство Москвы и прилегающих княжеств. М., 1970. С. 450-453.

47. Подъяпольский С. С. О первоначальном виде столпа Ивана Великого // Реставрация и архитектурная археология. Материалы и исследования. М., 1995. С. 98-108.

48. ПСРЛ. Т. IV. Ч. 1. М., 2000. С. 516, 524.

49. ПСРЛ. Т. IV. Вып. 3. М., 2000. С. 540.

50. ПСРЛ. Т. V. Вып. 1. М., 2003. С. 93, 96.

51. ПСРЛ. Т. V. Вып. 2. М., 2000. С. 258, 298.

52. ПСРЛ. Т. VI. СПб., 1853. С. 256.

53. ПСРЛ. Т. VI. Вып. 2. М., 2001. Стб. 397-398.

54. ПСРЛ. Т. VI. М., 2001. С. 257.

55. ПСРЛ. Т. VIII. М., 2001. С. 165, 184, 198, 201, 213-214, 259.

56. ПСРЛ. Т. XII. М., 2000. С. 130, 137, 158, 171, 187, 192.

57. ПСРЛ. Т. XIII. М., 2000. С. 17-18.

58. ПСРЛ. Т. XIII. Ч. I. М., 2001. С. 24.

59. ПСРЛ. Т. XVIII. Симеоновская летопись. М., 2007. С. 229, 250, 269-270.

60. ПСРЛ. Т. XXI. Ч. II. СПб., 1913. С. 554-555.

61. ПСРЛ. Т. XXVI. М., 2006. С. 255, 257, 305.

62. ПСРЛ. Т. XXX. М., 2009. С. 141.

63. ПСРЛ. Т. XXXIV. М., 1978. С. 15.

64. Ратомская Ю. В. Столпообразная церковь Николая Чудотворца в Покровско-Паисиевском монастыре в Угличе // Архив архитектуры. Вып. IX. М., 1997. С. 162-169.

65. Ратомская Ю. В. Церковь Николы Зарайского в Коломне и колоколенные сооружения второй половины XV—XVI века // Архитектурное наследство. Вып. 47. М., 2007. С. 68-76.

66. Ратомская Ю. В. О внутреннем пространстве столпообразных храмов XVI века // Зубовские чтения. Вып. 4: Образы власти, институты и культурное пространство рос-

сийского общества в XV—XVII вв., принципы научной реконструкции и музеефикации памятников и интерьеров. 16—17 октября 2006, г. Александров. М., 2008. С. 189—195.

67. Ратомская Ю. В. К вопросу о прототипах русских столпообразных храмов 1520— 1530-х годов // Архангельский собор и колокольня «Иван Великий» Московского Кремля. 500 лет. Московский Кремль XV столетия. Т. 2. М., 2011. С. 293—299.

68. Савосичев А. Ю. Дьяки и подьячие второй половины XV в. // Вопросы истории. 2009. № 9. С. 110-120.

69. Седов Вл. В. Псковская архитектура XVI века. М., 1996.

70. Сергий (Спасский), архиеп. Полный месяцеслов Востока. Т. II. Ч. I. М., 1997.

71. Титов А. А. Рукописи славянские и русские, принадлежащие И. А. Вахромееву // Вкладные и записные книги Волоколамского монастыря. М., 1906. С. 16-18, 22, 52.

72. Торопов С., Щепетов К. Иосифо-Волоколамский монастырь. М., 1946.

73. Федоров А. Историческое собрание о богоспасаемом граде Суждале. Владимир, 2012.

74. Хорошев А. С. Церковь в социально-политической системе Новгородской феодальной республики. М., 1980.

75. Церковно-историческое описание суздальских достопамятностей / Сочинение магистра иеромонаха Иоасафа. Чугуев, 1857.

76. Ядрышников В. А. Новгородские храмы «под колоколы» // Труды Государственного Эрмитажа XXXIV. Архитектурно-археологический семинар: Изучение и реставрация памятников древнерусской архитектуры и монументального искусства: Материалы научных конференций памяти архитектора-реставратора Г. М. Штендера (1927—1992), состоявшихся 19—22 октября 1993 г. и 15—18 апреля 2003 г. в Новгородском филиале института «Спецпроектреставрация» и Новгородском государственном объединенном музее-заповеднике. СПб., 2007. С. 201—213.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.