Научная статья на тему 'Отношение беременных женщин к юмору'

Отношение беременных женщин к юмору Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
358
39
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Посохова С. Т., Иванова О. К.

Исследуется специфика отношения беременных женщин к юмору. Беременные женщины обладают высокой чувствительностью к юмору. Юмор необходим женщинам во время беременности и родов, а также после рождения ребенка. При этом чувство юмора беременных женщин зависит от чувствительности к комическому отца ребенка. Позицию беременных женщин поддерживают врачи.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The attitudes of pregnant women to humor

The authors describe specific character of attitudes of pregnant women to humor. Women have high sensitivity to humor. It is necessary during pregnancy, delivery and after the birth ofchild. Sense ofhumor ofpregnant women depends on father's sensitivity to humor. The position of pregnant women is supported by doctors.

Текст научной работы на тему «Отношение беременных женщин к юмору»

С. Т. Посохова, О. К. Иванова

ОТНОШЕНИЕ БЕРЕМЕННЫХ ЖЕНЩИН К ЮМОРУ

Для большинства женщин беременность — важный этап жизни, точка переплетения множества жизненных планов. Беременность воспринимается ими как серьезное испытание, заставляющее заглянуть в будущее, переоценить настоящее, осмыслить многие события прошлого, собственную личность, взаимоотношения с окружающими людьми. Ожидаемый ребенок становится катализатором осознания жизненного пути, жизненных ценностей, осознания мира и смысла своей жизни. Беременность обостряет в сознании женщин неудовлетворенность своими деловыми и личными достижениями, благосостоянием и бытовыми условиями. Видимо, поэтому принятие окончательного решения о сохранении беременности — сложный, нередко драматичный и мучительный процесс, в котором раскрывается личностно-смысловая и социально-психологическая многозначность и многоаспектность беременности. Кроме того, отношение женщин к беременности обусловлено не только индивидуальным жизненным опытом и духовным развитием, но и рядом социокультурных факторов, исторически сложившимися общественными и бытовыми стереотипами. Концентрированно стереотипы выражены в формулах: «женщина — прежде всего мать», «не быть хуже других», «не выглядеть белой вороной» и т. п. Нельзя забывать и о естественном для женщин стремлении соответствовать ожиданиям мужчины. Этим объясняется, что некоторые женщины довольно длительное время решают вопрос о целесообразности рождения ребенка. Некоторые из них не могут принять решение до тех пор, пока невозможность искусственного прерывания беременности не становится очевидной.

Беременность, несмотря на все попытки психологов усилить вес психологического компонента, продолжает признаваться физиологическим состоянием. Хотя именно единство физиологических и психологических изменений делает беременность уникальным жизненным феноменом и, в конечном счете, определяет масштабы исследовательского поля. В последнее время психологи создали основания для отношения к беременности как к сложному психологическому явлению и к беременной женщине как к активному субъекту родительства.

Вполне естественно, что одним из первых объектов психологического исследования стала эмоциональная сфера беременных женщин. Эмоциональные переживания всегда признавались тонким индикатором социального и психологического благополучия человека. Эмоциональность беременной женщины — сложный феномен, интегрирующий эмоциональный опыт, актуальное отношение к широкому кругу явлений, прежде всего — к себе, родам, будущему ребенку, мужу и к родственникам. Беременность значительно расширяет эмоциональный опыт женщины, наполняет его неведомым ранее содержанием. Эмоционально позитивный фон беременности преимущественно создается отношением к будущему ребенку, который воспринимается как источник радости. Перспектива рождения ребенка делает женщину счастливой. Независимо от социальных характеристик, родового опыта и собственного психического склада, женщины наделяют будущего ребенка такими чертами, как доброта, красота, ум, видят его заботливым, внимательным к родителям.

© С. Т. Посохова, О. К. Иванова, 2009

В то же время у подавляющего большинства женщин беременность сопровождается различными по содержанию, интенсивности и продолжительности страхами, тревожными опасениями. Страхи удручают беременную женщину в большей мере, чем тошнота и усиленный аппетит вместе взятые. Известно мнение английских социальных психологов о том, что из 100 беременных женщин 94 % обеспокоены психическим здоровьем будущих детей, 93 % — своим здоровьем во время родов, 81 % — своим здоровьем во время беременности, 91 % — своей фигурой после беременности. Многие беспокоятся о том, что много беспоко-

ятся1.

В одном из проведенных нами исследований было установлено, что в структуре страхов доминирующее положение занимают страхи по отношению к ребенку и к родам, а также страх невозможности или ограничения возможности самореализации после рождения ребенка2. Каждая третья опрошенная нами женщина боялась психического и физического отклонения у ребенка, потери ребенка во время родов и в новорожденный период, непринятия ребенка мужем и семьей, невозможности обеспечить ему должное воспитание, радостное детство. Содержание страхов обусловлено как биологической потребностью женщины в сохранении зародившейся в ней жизни, так и природными, научно-техническими, социальными последствиями современного антропоэкологического напряжения (В. П. Казначеев), в частности, распространением экологических токсинов, радиационным загрязнением, а также ошибками и просчетами в организации системы родовспоможения. Чаще всего в основе страха за здоровье ребенка и за себя лежит неопределенность исхода родов.

Существенное место в жизни беременных женщин занимает страх внешней непривлекательности, нарушений взаимоотношений с мужем и с семьей. Можно предполагать, что в основе комплекса страхов беременной женщины по поводу краха деловой карьеры лежат официально долгое время не признаваемые, но очевидно или завуалированно существующие проявления сексизма. Беременность сыграла не последнюю роль в развитии этого социально-психологического явления. Осознанно или неосознанно женщина стремится занять или отстоять высокое положение в общественных сферах. Невозможность или временная отсрочка реализации этого стремления выражаются в страхах и опасениях за свое социальное «Я», в беспокойстве за материальное и профессиональное положение. Косвенным проявлением сексизма может служить далеко не однозначное отношение мужчин к беременности, рождению ребенка и к отцовству.

Особого внимания заслуживает страх перед родами. Подсознательно их боится каждая беременная женщина. Основной источник страха — предвосхищаемая боль. Страх родов возникает даже при многократно перенесенных беременностях. Он нередко перерастает в чувство стыда, в ощущение собственной ущербности и беспомощности. Страх родовой боли основан на исторически сложившемся представлении, которое в сознании подавляющего большинства российских женщин существует как неоспоримое. «Женский стереотип» мучительных родов формирует и женская среда.

Широкий спектр негативных эмоциональных переживаний беременных женщин обусловливает высокий уровень тревоги, который был зафиксирован у 95 % опрошенных нами женщин. Можно считать, что, несмотря на желанность беременности, женщины воспринимают ее как определенную угрозу для собственного физического существования и самоценности.

Наряду с этим возникновение страхов, усиление тревоги у беременных можно рассматривать как биологически и социально целесообразную реакцию женщины на изменение своего состояния, своего положения и своего «Я». Страх, тревога превращаются в естественный

регулятор деторождения, в ряде случаев приводя физически и личностно незрелую женщину к мысли о преждевременности беременности. Страх, тревога естественным образом защищают женщину, ожидающую рождения ребенка, от чрезмерных физических и психических нагрузок, ограничивают сферу контактов, заставляют женщину замыкаться в себе. Чувство страха, тревоги обращает женщину внутрь себя, заставляет присматриваться и прислушиваться к себе, чувствовать и любить себя и развивающуюся в ней новую жизнь. Для близких людей и медицинского персонала страхи и тревожные переживания беременной женщины становятся главным сигналом ее физического и психического дискомфорта, появления проблем психологического и соматического порядка, сигналом необходимости специальной психологической помощи. В этом можно видеть защитную функцию тревоги, страха беременных.

Исследования Н. В. Боровиковой3 показали важность «Я» женщины в обеспечении психологического и психосоматического комфорта во время беременности. Собственное «Я» беременной женщины — особое психическое образование, которое одновременно выполняет две жизненно важные функции. С одной стороны, «Я» превращается в интегральное отражение всех телесных, физиологических, психических и поведенческих изменений. Беременность, как никакое другое состояние, активизирует механизмы рефлексии. Существенная роль в этом процессе принадлежит биологически обусловленной активности развивающегося плода, заставляющего мать постоянно отражать на эмоциональном и рациональном уровне все происходящее с ней. Способствует рефлексии и постоянный медицинский контроль состояния здоровья, течения беременности. С другой стороны, изменения образа «Я» требуют адаптации женщины к себе с помощью все тех же психофизиологических, психологических и поведенческих перестроек.

Уникальность изменяющегося образа «Я» беременной заключается в том, что с момента осознания своего нового состояния «Я» женщины не существует изолированно, само по себе. Оно органично вплетается в формирующееся единение матери с ребенком и отражает его особенности. Глубина проникновения будущего ребенка в образ «Я» женщины отражается в том, что даже на ранних стадиях беременности женщина никогда не пользуется понятиями «плод», «эмбрион». Женщина всегда носит в себе «ребенка», «дитя», наделенного человеческими чертами и свойствами. Единение матери и ребенка имеет не только биологический, но и глубокий психологический смысл.

Биохимические и физиологические процессы, сопровождающие беременность, определяют изменение, прежде всего, телесного компонента образа «Я». Я-телесное имеет ключевое значение для формирования адаптационной Я-концепции и всего последующего процесса аутоадаптации беременной. Хорошо известно, что взаимосвязи между Я-концепцией и телесным опытом личности разнообразны и не всегда однозначны.

Тесное единство представлений о теле и образа «Я» признавал З. Фрейд4, подчеркивавший важность роли тела как психологического объекта для формирования эгоструктур и их патогенеза. Фиксация интереса на определенных зонах тела, с точки зрения З. Фрейда, может стать исходным толчком для формирования определенного типа характера. Позднее А. Адлер5 доказал зависимость самооценки от образа телесного «Я». Доверие к собственному телесному опыту как необходимый признак самоактуализирующейся личности признается в гуманистической психологии. Так Э. Эриксону6 принадлежит мысль о том, что тело характеризует отношение человека к себе, к окружающим людям и оно может быть признано концентрированным выражением способа организации своего жизненного пути. Трудно игнорировать тот факт, что самоощущение обязательно включает в себя телесные переживания.

Анализ имеющихся подходов к изучению телесного «Я» позволяет предполагать, что в адаптационном поведении тело выступает в единстве трех ролей: обеспечении чувства целостности личности за счет регуляции четкости границ личного пространства (т. е. тело выступает в роли хранилища «Я»); обеспечении принятия собственной физической неповторимости за счет точности описания и эмоциональной оценки внешности (тело как внешность); тело как носитель определенного символического значения глобальных жизненных сущностей, в частности болезни, психического развития.

Важность образа тела демонстрируют рисунки беременных на тему «Я-реальное» и «Я-идеальное»7. Анализ рисунков показал, что для многих женщин увеличенный живот превращается в доминанту видения себя. Если учесть, что беременность нередко сопровождается рядом неприятных физических и физиологических ощущений, то отношение большинства женщин к телесным изменениям вряд ли можно назвать восторженным. Опыт психологов, занимающихся групповой терапией с беременными, показывает, что практически все женщины, входящие в группу, испытывают чувство неловкости за себя, за свой внешний вид. Психологам приходится затрачивать довольно много времени, использовать специальную систему комплиментов, приветствий для создания эмоционального комфорта. По нашим данным, 76 % обследованных женщин были уверены в том, что после рождения ребенка их женская привлекательность «явно снизится». Симптомы физической непривлекательности, отмечаемые во время и после беременности, позволяют предполагать, что беременность воспринимается (нередко подсознательно) большей частью женщин как состояние, несущее угрозу телесному образу «Я».

Осознание себя беременной приводит к переменам в сфере ролевого поведения женщины, что раскрывается через определенную систему не свойственных ранее взаимоотношений женщины не только с ближайшим окружением, но и с обществом в целом. Беременная женщина осознанно выполняет ряд обязанностей, предписываемых прежде всего ее состоянием: следит за своим питанием и здоровьем, дозирует физические и эмоциональные нагрузки, регулярно подвергает себя медицинскому контролю, готовит «приданое» для новорожденного, т. е. делает все, что необходимо для будущего материнства. В то же время женщина реализует ряд формальных прав, данных ей обществом и закрепленных законом, например, использует отпуск до и после рождения ребенка. Беременные получают также и некоторые неформальные права, закрепленные традициями общественной жизни, например, право на уважение со стороны сограждан.

Беременность затрагивает не только отношение к себе и будущему ребенку, но и отношение к другим людям. В таком состоянии неизбежно изменение отношения к мужчине — отцу будущего ребенка. Выполненное нами исследование (Е. П. Кораблина, С. Т. Посохова, Н. В. Боровикова)8 показало, что подсознательно каждая забеременевшая женщина обвиняла своего мужчину в недостаточном внимании к себе и будущему ребенку. Женщины высказывали сомнения в том, что отец будущего ребенка полностью будет включен в процесс родительства. Женщины указывали на чувство одиночества, духовного отчуждения от близкого мужчины. Все это усугубляется тем, что большинство женщин во время беременности испытывают определенный сенсорный и коммуникативный голод, вызывающий повышенную раздражительность, нередко переходящую в агрессию по отношению к окружающим и особенно к мужу.

Особый смысл приобретает отношение беременной женщины к родителям. Как правило, для любого человека семья означает защиту, любовь, опору. Для беременной женщины, с ее обостренной эмоциональной чувствительностью, защитная функция семьи

значительно усиливается. По результатам нашего исследования, беременность может способствовать сближению и взаимопониманию между дочерью и родителями. Возможно также и усугубление проблем с родителями, особенно в случае совместного проживания. Беременная женщина испытывает давление не только со стороны деспотичных родителей, но и при условии доброжелательной гиперопеки с их стороны.

Беременность изменяет восприятие женщиной действительности. Она наделяет окружающий мир новым смыслом, иным содержанием. Не только будущий ребенок, его отец и ближайшие родственники, но и многие привычные формы взаимоотношений в референтных группах и более широко — в коммуникативных ситуациях — воспринимаются беременными иначе. Обобщение многих нюансов формирующейся новой системы межличностных отношений позволяет предполагать появление у беременных симптомов завышенных притязаний и ожиданий по отношению к другим людям. Обследованные нами женщины ждали от других участия в своей судьбе, помощи или хотя бы сочувствия. Многие отмечали, что их больше всего поражало то, что им не уступали место в транспорте, хотя живот был уже явно виден. Студентки вузов и училищ ожидали поблажек и снисхождения от преподавателей-мужчин.

При анализе изменений смысложизненной ориентации, ролевого поведения, эмоциональности и межличностных отношений возникает предположение об эгоцентричности их содержания и направленности. Эгоцентриченость можно видеть в том, что среди выявленных в исследовании семи наиболее типичных мотивов сохранения беременности, пожалуй, только мотив реализации материнской любви можно признать ориентированным прежде всего на ребенка. Этот мотив встречался довольно редко по сравнению с теми, которые отражали ориентацию женщин главным образом на себя, на решение собственных внутриличностных или межличностных проблем.

Эгоцентрическую ориентацию беременности подтверждает также анализ эмоциональности. Проведенное исследование позволяет предполагать, что, несмотря на обогащение эмоционального опыта, у беременных женщин происходит заметное сужение диапазона источников эмоциональных переживаний. Наибольшую значимость для большинства из них приобретают лично значимые события, все то, что относится к самой женщине или к ожидаемому ребенку. Социально значимые события, общественные процессы оттесняются на второй план. Ни одна из обследованных женщин не отмечала значительные, государственного масштаба общественные или экономические события в качестве источников эмоциональных переживаний. Беременную женщину радует прежде всего ожидание уже любимого ею ребенка, подготовка к встрече с ним. Радует, конечно, ощущение его активности внутри себя как верный признак нормального протекания беременности. Комплименты значимых людей — также источник положительных переживаний. В то же время женщина становится более ранимой. Болезненно реагирует на критические замечания в свой адрес. Даже шутки, особенно если они касаются ее внешнего вида или ожидаемого ребенка, могут восприниматься как обидные, раздражающие и ранящие. Эгоцентрическую направленность эмоциональных переживаний подтверждает анализ тревожных переживаний и страхов.

Эгоцентрическое содержание приобретают взаимоотношения беременных с окружающими людьми. Беременность формирует комплекс завышенных притязаний и ожиданий по отношению к окружающим людям. Его основу можно видеть в эгоцентрической позиции беременной женщины, в ее субъективизме, в осознаваемом или неосознаваемом стремлении реализовать свое право на особое положение среди близких и в обществе, на особое внимание и опеку со стороны других людей. Беременная женщина осознанно или неосознанно

желает признания исключительности ее положения, а главное — уникальности ее ребенка. Большинство женщин, начиная писать фразу «Мой малыш будет», заканчивали ее словами: «будет лучше всех». Беременной женщине трудно отказаться от мысли, что кто-то видит ее будущего ребенка иначе, другими глазами. Эгоцентрическая позиция во многом определяет претензии по отношению к мужу, которые выражаются в типичных формулировках: «Если бы отец моего будущего ребенка захотел только, то смог бы все» и «Думаю, что отец моего будущего ребенка редко думает о ребенке». Женщины, не состоявшие в браке, ждали от отцов своих будущих детей немедленного предложения вступить в брак. Аналогичен механизм возникновения претензий по отношению к другим окружающим людям.

Эгоцентрическая позиция придает своеобразие всему поведению беременной женщины. Беременная женщина не только сама адаптируется к изменяющемуся образу «Я». Она приспосабливает окружающий мир к своему новому образу. Сама женщина не изменяет окружающую реальность. Однако система требований, отношений беременной женщины свидетельствует о ее желании, чтобы мир изменился, приспособился к ней. Эгоцентричность беременной женщины имеет особый социальный и биологический смысл. Беременность усиливает потребность в самосохранении, точнее в сохранении единства «мать — ребенок» и тем самым заставляет женщину видеть угрозу во многих сторонах ее жизни, во многих окружающих ее людях, заставляет быть более требовательной к себе и к другим, но ради себя. В результате доминирующая ориентация на себя позволяет женщине в полной мере реализовать не только свой женский, но и личностный потенциал. Женщина получает уникальную возможность дать жизнь новому человеку и любить его. Рождение ребенка превращается не только в способ решения внутриличностных и межличностных конфликтов, но и в один из путей устранения страхов, опасений перед старостью, болезнями и одиночеством. Кроме того, женщина получает возможность утвердиться в обществе в новой роли — роли матери, защитить свое «Я».

Все вышесказанное подводит к мысли о том, что женщина в состоянии беременности нуждается если не в постоянном, то эпизодическом психологическом сопровождении. Современная психология обладает солидным арсеналом научно обоснованных и проверенных на практике средств поддержки и коррекции эмоционального равновесия, психологического благополучия. Большой коррекционный и психотерапевтический потенциал обнаруживается в юморе. Сегодня комическое или включается в коррекционные технологии в качестве дополнительного средства, или становится самостоятельным методом.

Как аспект человеческого бытия юмор изучается давно специалистами разных научных областей. Это, бесспорно, определяет сложность и нередко противоречивость понимания его сущности, а следовательно, и расплывчатость дефиниций. Сегодня отчетливо прослеживается несколько исследовательских подходов в области юмора: структурный, функциональный, мотивационно-смысловой и т. п. Юмор, в отличие от многих других экзистенциальных феноменов, обладает способностью мгновенно изменять восприятие человеком мира и себя, преобразовывать отношения к происходящему, трансформировать эмоции. Юмор — это своеобразный опыт человека по изменению негативного в позитивное: по превращению грусти в радость, непринятия собственного «Я» в ощущение самоценности и симпатии к себе, конфликта в дружбу. Даже смерть на какое-то время делается менее драматичной, а физическая и душевная боль — менее острой. В основе этого свойства лежит еще одна специфическая особенность юмора — способность находить несоответствие между ожидаемым стереотипным поведением человека и его совершенными действиями, между сложившимися представлениями о себе и реальным поведением и при этом актуализировать положительные переживания и смех. По всей видимости, именно свойство

трансформации определяет многочисленные функции юмора, которые, в целом, сводятся к безболезненному расширению границ социально-культурного взаимодействия и адаптационных возможностей, ощущению жизненного комфорта.

Однако по отношению к беременным использование юмористических технологий требует особо тщательного отбора с учетом психологического портрета женщины и специфического течения беременности, а главное — с учетом индивидуального отношения беременных к юмору. При этом необходимо строгое соблюдение этических норм и принципов. Недостаточная эмпирическая разработанность использования и роли юмора в период беременности требует специальных исследований.

Цель проведенного нами исследования заключалась в том, чтобы раскрыть отношение беременных женщин к юмору. В исследовании участвовали 60 женщин. Среди них 30 женщин в возрасте от 19 до 42 лет находились в состоянии беременности сроком от 11 до 34 недель. Беременность протекала без особых осложнений. Исследование проводилось до или после ультразвуковой диагностики в медицинском пренатальном центре в комфортных для них условиях. Другая группа включала в себя 30 небеременных женщин в возрасте от 20 до 46 лет, имевших в анамнезе хотя бы одну беременность. Исследование проводилось в удобное для них время в атмосфере доверия и взаимного уважения. Кроме того, к исследованию были привлечены 10 врачей (6 женщин и 4 мужчины) отделения ультразвуковой диагностики в возрасте 38-65 лет со стажем работы в акушерстве от 11 до 38 лет.

Психодиагностический комплекс, использовавшийся в исследовании, состоял из методик, направленных на выявление чувства юмора и других эмоциональных переживаний, в частности тревоги. Так, для определения разных проявлений юмора использовались: «Тест юмористических фраз» А. Г. Шмелева и В. С. Бабиной, а также разработанные нами методики «Анекдоты» и «Самооценка чувства юмора». Уровень актуальной и личностной тревоги определялся с помощью шкалы самооценки Спилбергера-Ханина.

Предварительно нами было определено отношение женщин с разным родовым опытом к юмору в процессе беременности. При этом учитывались общая чувствительность к комическому и наиболее значимые сферы проявления юмора. Определялись также чувствительность женщин к комическим ситуациям во время беременности и их отношение к необходимости юмора на разных этапах беременности, во время родов и после рождения ребенка, к юмору отцов. Статистическая обработка предполагала использование парного линейного корреляционного анализа и факторного анализа.

На основании полученных результатов можно утверждать, что регистрируемые нами показатели чувства юмора довольно тесно взаимосвязаны. Они образуют единую плеяду, которая объединяет 42 корреляции. Наиболее интегрированными оказались два показателя: показатель семейных неурядиц как зоны смеха для женщин и показатель необходимости чувства юмора для отцов младенцев. Первый из них в большей мере интегрирует показатели разных зон смеха женщин, второй — показатели ценности юмора во время беременности. Так, чем чаще женщины смеются над семейными неурядицами, тем чаще смех у них вызывают общественные проблемы и бездарность в искусстве и тем выше их общая чувствительность к комическому. Однако при этом усиливаются запреты на смех над агрессивным поведением, пагубными привычками и человеческой глупостью. Возможно и обратное: общая высокая чувствительность к комическому, смех над некоторыми сферами жизни человека распространяется на восприятие семейных проблем через призму смешного.

Возникает предположение о том, что системообразующая роль смеха в семейных взаимоотношениях не случайна. Беременность меняет иерархию ценностей женщин, в которой

базовое положение принадлежит или ребенку, или ей самой. Значимость других сторон жизни снижается, а реализация некоторых аспектов жизни становится временно недоступной. Стремясь избежать дополнительных волнений и тревоги, беременные женщины прибегают к юмору как защитной стратегии поведения или возможного способа самопрезентации.

Важно, что ценность юмора в процессе беременности сочетается прежде всего с юмором отца ребенка. Чем больше отец склонен к юмору, с точки зрения женщин, тем больше осознает женщина необходимость юмора во время беременности, родов и после рождения ребенка, в меньшей степени снижается чувство юмора после родов. Примечательно, что в этом случае женщины высоко оценивают собственную склонность к юмору. И наоборот, осознание женщинами целесообразности смешного во время беременности, родов и после них, а также собственная склонность к юмору позволяют наделять отца ребенка чувством юмора. Вероятно, женщины ищут в отце своего ребенка эмоциональную поддержку, возможный источник ослабления страхов за свое состояние и здоровье новорожденного. Отец ребенка способен стать своеобразным психотерапевтом, если он может посмотреть на сложный для женщины жизненный этап с позиции комического. Важно и другое: женщины хорошо понимают, что появление младенца существенно меняет образ жизни мужчины. Чувство юмора облегчает принятие этих изменений, помогает избежать эмоционального напряжения и внутрисемейных конфликтов.

Дальнейшая интеграция показателей значимости чувства юмора для женщин во время беременности осуществлялась с помощью факторного анализа. В результате удалось выявить три фактора (табл.).

Таблица

Факторная структура отношения беременных женщин к юмору

Женщины Беременные женщины Рожавшие женщины

1 2 3

Первый фактор

«Потребность женщин в юморе во время беременности» «Чувствительность беременных женщин к юмору» «Отрицание необходимости юмора рожавшими женщинами»

Показатели: Необходимость юмора во время беременности (0,829) Необходимость чувства юмора отцам (0,762) Самооценка чувства юмора (0,722) Необходимость юмора во время родов (0,657) Необходимость юмора после родов (0, 535) Показатели: Самооценка чувства юмора (0,744) Необходимость юмора после родов (0,673) Необходимость чувства юмора отцам младенцев (0,627) Необходимость юмора во время консультаций у врача (0,624) Необходимость юмора во время беременности (0,605) Необходимость юмора во время родов (0,591) Чувствительность к комическому во время беременности (0,509) Показатели: Необходимость чувства юмора отцам (-0,838) Необходимость юмора во время беременности (-0,794) Самооценка чувства юмора (-0,674) Необходимость юмора после родов (-0,630) Необходимость юмора во время родов (-0,604) Снижение чувства юмора поле родов (0,579) Количество беременностей (0,498)

1 2 3

Второй фактор

«Чувствительность к юмору во время беременности» «Фильтры проявлений юмора при беременности» «Социально-психологическое благополучие рожавших женщин»

Показатели: Необходимость юмора во время родов (0,549) Чувствительность к комическому во время беременности (0,505) Показатели: Возраст (0,779) Количество беременностей (0,732) Срок беременности (-0,490) Склонность беременных к юмору (-0,605) Показатели: Актуальная тревога (-0,845) Личностная тревожность (-0,634) Удовлетворенность социальным положением (0,620) Юмор в семье (0,538) Удовлетворенность работой (0,531)

Третий фактор

«Женская избирательность в проявлении юмора» «Избирательность чувства юмора беременных женщин» «Чувствительность рожавших женщин к комическому»

Показатели: Неурядицы в обществе (0,526) Человеческая глупость (-0,753) Мода (-0,610) Показатели: Человеческая глупость (0,571) Мода (0,570) Удовлетворенность социальным положением (0,545) Принятие комплементов во время беременности (0,519) Показатели: Чувствительность к комическому во время беременности (0,895) Чувствительность к комическому (0,789)

В первый фактор вошли показатели значимости чувства юмора для женщин во время беременности, во время родов и после родов, необходимость чувства юмора для отца ребенка, а также самооценка чувства юмора. Содержание вошедших показателей позволяет условно обозначить выделенный фактор как « потребность женщин в юморе во время беременности». Следует обратить внимание на то, что потребность в юморе связана с присущим самой женщине чувством юмора. Женщины, обладающие чувством юмора, испытывают необходимость в нем и признают его целесообразность на всех этапах вынашивания ребенка.

Во второй фактор объединены показатели целесообразности юмора во время родов и чувствительности к комическим ситуациям, связанным с беременостью. Второй фактор можно квалифицировать как «чувствительность к юмору во время беременности». Содержание фактора существенным образом определяется реакцией женщин на анекдоты относительно беременности. Реагирующая смехом на подобные темы женщина признает целесообразность юмора во время родов.

Третий фактор представлен в основном показателями сфер жизни человека, вызывающих смех, в частности неурядицами в обществе, человеческой глупостью и модой. Содержание вошедших в фактор показателей определило его название «женская избирательность в проявлении юмора». Создается впечатление, что женщины довольно тонко дифференцируют области социальной и личной жизни на те, которые им кажутся комическими, и те, смех над которыми они контролируют, сдерживают или даже запрещают. В восприятии общественных ситуаций как несерьезных, комических можно увидеть явно защитную функцию юмора.

В то же время нелепость человека не может быть ареной смеха для женщины, т. к. они сами нередко становятся своеобразными жертвами известных социальных, чаще мужских, стереотипов «красота женщины — признак ее глупости». Вполне понятно серьезное отношение женщин к моде, какой бы она объективно ни была.

Результаты факторного анализа позволяют предположить не только важность юмора для женщин в процессе беременности, но и сложность, неоднозначность его проявлений. Этот факт следует учитывать при разработки программ психологической помощи беременным, в которых юмор должен использоваться избирательно в зависимости от индивидуальной чувствительности женщины к комическому.

Врач — значимая фигура в мироощущении беременных женщин. От взаимоотношений с ним во многом зависит не только исход родов, но и психофизиологическое состояние в процессе беременности. В проведенном нами исследовании врачам предлагалось выразить свое отношение к возможности использования шуток, анекдотов в разные периоды беременности и во время родов. Врачами определялись необходимость юмора отцам младенцев, а также собственное чувство юмора. Позиция врачей по отношению к роли и месту юмора во время беременности во многом совпадает с женской. Как оказалось, участвовавшие в нашем исследовании врачи единодушно считают, что чувство юмора необходимо женщинам как во время беременности, так и во время родов и после них. Однако они подчеркивают избирательность использования шуток, комических рассказов во время медицинского приема беременных женщин. С точки зрения врачей, юмор необходим также отцам новорожденных. Можно предположить, что позиция врачей в определенной мере обусловлена проекцией собственного чувства юмора, поскольку они ему дают высокую оценку.

Дальнейшие доказательства необходимости юмора в процессе беременности опирались на сопоставление отношения к нему в группе беременных и небеременных, но имевших опыт рождения детей женщин. Как показало исследование, сравниваемые группы практически не различались в оценке значимости юмора в реальных жизненных ситуациях. В семьях женщин обеих групп юмор используется при решении конфликтов и разногласий. Беременные и небеременные женщины в одинаковой степени оценивают собственную склонность к юмору — 7,97 ± 1,79 и 7,38 ± 2,50 балла соответственно (различия статистически недостоверны). В одинаковой мере они могут смеяться как над собой (3,07 ± 0,25 и 3,0 ± 0,37 балла соответственно, различия статистически недостоверны), так и над другими (2,90 ± 0,31 и 2,73 ± 0,52 балла соответственно, различия статистически недостоверны). Важно, что беременные и небеременные женщины существенно не различаются в оценке значимости юмора на разных этапах беременности. Возможная причина такого единодушия заключается в том, что группа небеременных женщин объединяла преимущественно тех, кто рожал, кто имел опыт переживания состояния беременности.

Беременность сказалась лишь на отношении к юмору после родов и юмороген-ности некоторых сфер жизни. Беременным женщинам юмор необходим после родов как дополнительная опора. Этим можно объяснить то, что они в меньшей степени, чем небеременные женщины, признают ослабление чувства юмора после рождения ребенка: 1,83 ± 1,12 и 3,23 ± 3,08 балла соответственно (различия статистически достоверны при р < 0,01). По-разному они относятся к юмору в карьерной и социальной сферах. Беременные женщины видят более смешной для себя карьеру: 5,77 ± 2,84 балла и 4,0 ± 2,79 балла соответственно (различия статистически достоверны прир < 0,01). В то же время социальные неурядицы смешат их в меньшей мере, чем небеременных женщин 2,63 ± 1,75 и 3,87 ± 2,19 (различия статистически достоверны прир < 0,01).

Примечательно, что довольно заметные различия между сравниваемыми группами обнаружились в структурной организации отношения к чувству юмора. Так, в роли системообразующего признака чувства юмора беременных женщин выступает самооценка склонности к комическому. Известно, что для беременной важно, прежде всего, то, что происходит в ее собственном «Я». Усиливающийся эгоцентризм беременной женщины распространяется и на сферу комического. Оказалось, что чем выше самооценка, тем более целесообразным признается юмор во время беременности и после родов, а также на консультациях врачей. Собственное чувство юмора проецируется на других беременных женщин, склонность которых к юмору воспринимается как высоко выраженная и устойчивая. Приписывая себе чувство юмора, беременные женщины также видят способность воспринимать комическое у отца своего ребенка. Важно, что ожидание ребенка не только повышает чувствительность к смешному в семье, но и стимулирует использование юмора при возникновении семейных неурядиц, конфликтов, при создании комфортной семейной атмосферы. Однако субъективно высоко выраженное чувство юмора может стать препятствием для контроля своего здоровья. Вероятно и обратное: комическое, содержащееся во всем, что окружает беременную женщину, создает условия для высокой оценки собственного чувства юмора.

Для проявлений чувства юмора небеременных женщин особую важность приобретает склонность к комическому отцов новорожденных. Оценка этого качества распространяется как на отношение женщин к юмору на разных этапах беременности, так на его проявления в жизненных ситуациях. В частности, чем больше небеременные женщины признают необходимость юмора у отцов, тем выше, с их точки зрения, потребность в юморе во время беременности и родов, а также после рождения ребенка. Чувство юмора отца ребенка помогает небеременным женщинам преодолевать денежные затруднения и серьезно относиться к проблемам культуры. Кроме того, чувство юмора отца сочетается с их собственным высоким уровнем комического. Нельзя исключать и обратное: признание необходимости юмора на разных этапах беременности сочетается с юмором отцов.

Специфика отношения к юмору беременных женщин отражается в результатах факторного анализа, с помощью которого было выявлено три фактора. В первый фактор вошли все показатели, отражающие необходимость юмора во время беременности и родов, а также после рождения ребенка. Кроме того, фактор объединил показатель эмоционального реагирования женщин на анекдоты и их собственной склонности к юмору. Выделенный фактор был обозначен как «чувствительность беременных женщин к юмору».

Второй фактор включает в себя возраст, а также показатели, отражающие некоторые аспекты беременности, в частности, количество беременностей и срок последней беременности. Во второй фактор вошел показатель склонности беременных к юмору. Содержание вошедших в фактор показателей указывает на наличие у беременных женщин определенных фильтров для проявления чувства юмора. К таким фильтрам можно отнести возраст, прошлый опыт беременностей и срок текущей беременности. Второй выделенный фактор обозначен как «фильтры проявлений юмора при беременности».

Третий фактор интегрирует показатели тех сфер жизни, которые вызывают смех у беременных женщин, в частности, человеческая глупость и мода. Кроме того, фактор нагружен такими показателями самоценности женщин, как удовлетворенность социальным положением и умение принимать комплименты. Выделенный фактор можно обозначить как «избирательность чувства юмора беременных женщин». Возникает предположение о том, что беременные женщины неоднозначно относятся к разным сторонам жизни человека с точки зрения их комичности. Выбор человеческой глупости и моды в качестве наиболее комичных,

вызывающих смех явлений не случаен. Хотя модельеры прикладывают большие усилия для создания не только удобной модной одежды, но и одежды для будущих мам, телесные изменения в связи с беременностью ограничивают на некоторое время возможность соответствовать тенденциям моды в одежде, обуви, косметике и т. п. Тем более, нередко одежда не только не скрывает нарушение пропорций тела, а еще больше их подчеркивает. Поэтому реализация себя в моде при сохранении ее высокой значимости становится для беременных женщин малодоступной. Смех над модой помогает минимизировать ощущение собственной физической нелепости. Превращая человеческую глупость в объект смеха, беременные женщины, видимо, стремятся к защите собственного «Я». Социальные стереотипы оценки интеллектуальных способностей женщин ярко демонстрируются разными сериями анекдотов, в частности серией «блондинка за рулем». Однако выделенный фактор показывает, что избирательность отношения к юмору беременных женщин опосредуется их самоценностью. Удовлетворенность социальным положением и собой делает беременную женщину более уверенной в себе, раскованной, способной посмеяться над происходящим и собой.

Структура отношения к юмору небеременных, но рожавших женщин также представлена тремя факторам (табл.). Первый фактор объединил в основном показатели необходимости юмора во время беременности и снижения юмора после родов, а также количество беременностей. Выделенный фактор условно можно назвать «отрицание чувства юмора рожавшими женщинами». Как оказалось, отрицание чувства юмора наиболее свойственно женщинам с большим родовым опытом и склонным видеть отцов своих детей серьезными, не способными к шуткам. Вероятно, для определенной категории женщин юмор перестает играть свою адаптационную роль после рождения ребенка. Чаще всего это наблюдается у тех, кто имеет большой опыт вынашивания детей.

Второй фактор определен нами как «социально-психологическое благополучие рожавших женщин». Ощущение благополучия складывается из отсутствия выраженной тревоги как ситуативной, так и личностной, удовлетворенности работой и своим социальным положением. Важно, что благополучие основывается также на использовании юмора в решении и предупреждении проблемных семейных ситуаций.

Психологическое содержание показателей, вошедших в третий фактор, позволяет обозначить его как «чувствительность рожавших женщин к комическому. Некоторые небеременные, но рожавшие женщины демонстрируют способность видеть смешное как в ситуациях, связанных с беременностью, так и в других сферах жизни человека. Можно предположить, что для определенной категории женщин чувство юмора представляет собой сущностный аспект их жизни, который интегрирует отношение ко многим сторонам реальности.

Таким образом, проведенное нами исследование подтвердило предположение о том, что потребность в юморе присуща женщинам на разных этапах беременности, включая роды и послеродовый период. Важность юмора для беременных подтверждается врачами. Тем не менее, необходимо учитывать, что значимость юмора зависит от актуального состояния женщины. Если для большинства беременных женщин необходимость юмора очевидна, то среди небеременных женщин, имевших родовой опыт, отношение к необходимости юмора неоднозначно. Среди последних встречаются женщины, которые отрицают целесообразность юмора во время беременности. Видимо, потребность в юморе обостряется самим переживаемым стрессогенным состоянием, к категории которых относится беременность.

Как оказалось, участвовавшие в нашем исследовании женщины обладают высокой чувствительностью к комическому. Они способны воспринимать жизненные ситуации как смешные, оценивать собственное поведение и поведение других, в частности отца, как

комическое. Важно, что беременные женщины прибегают к юмору для расширения возможностей преодоления многочисленных стрессов беременности. При этом чувствительность сочетается с избирательностью проявлений юмора. Лишь определенные сферы жизни человека вызывают у беременных женщин смех. К своеобразным фильтрам зон смеха относятся возраст, срок текущей беременности и количество беременностей, а также собственная склонность к юмористическому взгляду на жизнь.

Физиологические и психологические изменения, происходящие в процессе беременности, делают женщин не только чрезмерно ранимыми и уязвимыми, но и ограничивают в привычных проявлениях свободы. При невозможности кардинально преобразовать ситуацию женщинам удается с помощью юмора изменить свое отношение к происходящему, к собственному состоянию и внешнему виду, к взаимоотношениям с близкими людьми. Юмор превращается в своеобразный обходной путь для выражения отношения, нередко агрессивного, к значимым людям, когда реальная агрессия невозможна. С помощью юмора они выражают свое отношение к разным значимым сферам жизни: семье, обществу, моде и т. п. Юмор способствует ослаблению напряжения потребностей, находящихся под личным или социальным запретом, реальное удовлетворение которых в настоящий момент невозможно. Примечательно, что юмор снижает значимость тревоги для беременных. В нашем исследовании тревога как составляющая социально-психологического благополучия актуализировалась лишь у небеременных рожавших женщин.

Вполне понятно, что проведенное исследование не ответило на все вопросы, которые возникают при исследовании роли комического в протекании беременности. Тем не менее, очевидна возможность использования элементов юмора при оказании психологической помощи беременным женщина. О важности юмора для отцов можно говорить мужчинам при консультировании их по проблемам родительства.

1 Боровикова Н. В. Условия и факторы продуктивного развития Я-концепции беременной женщины: дис. ... канд. психол. наук. М., 1998.

2 Кораблина Е. П., Посохова С. Т., Боровикова Н. В. Адаптация к новому образу «Я» у беременных женщин // Вестн. Балтийской пед. академии. 1998. Вып. 15. С. 81-86.

3 Кораблина Е. П., Посохова С. Т., Боровикова Н. В. Адаптация к новому образу «Я» у беременных женщин // Вестн. Балтийской пед. академии. 1998. Вып. 15. С. 81-86.

4 Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. Рига, 1990.

5 Адлер А. Наука жить. Киев, 1997.

6 Эриксон Э. Детство и общество. Обнинск, 1993.

7 Эриксон Э. Детство и общество. Обнинск, 1993.

8 Эриксон Э. Детство и общество. Обнинск, 1993.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.