Научная статья на тему 'Отличительные особенности политической мифологии'

Отличительные особенности политической мифологии Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

728
152
Поделиться
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕ СКИЕ МИФЫ / МОБИЛИЗАЦИОННЫЕ МИФЫ / МИФ / ИДЕОЛОГИЯ / МАНИПУЛИРОВАНИЕ / СОВРЕМЕННЫЕ МИФЫ / ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЕ МИФЫ / ПОЛИТИКА / POLITICAL MYTHS / MOBILIZATION MYTHS / MYTH / IDEOLOGY / MANIPULATION / MODERN MYTHS / MYTHS OF IDENTITY / POLITICS

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Балахонская Юлия Витальевна

Статья посвящена проблеме становления политической мифологии в современном мире. Рассматриваются схожесть и различия политической и классической мифологий, разбираются основные механизмы создания политических мифов. Автор выделяет несколько видов мифологии: абсолютная мифология, вечные мифы, национальные мифы, мифы-технологии. Разбираются основные свойства мифа.The article is devoted to the formation of political mythology in the modern world. Reconsider the simi-larities and the differences of political and classical mythology, understand the basic mechanisms of the formation of political myths. The author identifies several types of mythology: the absolute mythology, the eternal myths, the national myths and myths-technology. The author tries to understand the basic properties of the myth.

Текст научной работы на тему «Отличительные особенности политической мифологии»

Философия, социология

УДК 1(091) 130.2 Ю.В.Балахонская*

Отличительные особенности политической мифологии

Статья посвящена проблеме становления политической мифологии в современном мире. Рассматриваются схожесть и различия политической и классической мифологий, разбираются основные механизмы создания политических мифов. Автор выделяет несколько видов мифологии: абсолютная мифология, вечные мифы, национальные мифы, мифы-технологии. Разбираются основные свойства мифа.

Ключевые слова: политические мифы, мобилизационные мифы, миф, идеология, манипулирование, современные мифы, идентификационные мифы, политика.

J.V. Balakhonskaya*. Distinctive special features of the political mythology. The article is devoted to the formation of political mythology in the modern world. Reconsider the simi-larities and the differences of political and classical mythology, understand the basic mechanisms of the formation of political myths. The author identifies several types of mythology: the absolute mythology, the eternal myths, the national myths and myths-technology. The author tries to understand the basic properties of the myth.

Keywords: political myths, mobilization myths, myth, ideology, manipulation, modern myths, myths of identity, politics.

В настоящее время проблемы мифотворчества становятся все более актуальными. Мифы пронизывают все сферы жизни человечества: их можно встретить в искусстве, политике, рекламе, науке и т.д. Современный миф перерождается, меняет свой онтологический статус. Если раньше, в эпоху архаики, миф представлял собой наивные попытки осмысления действительности, то сейчас миф становится значимой реалией современной культуры. Миф представляется действенным средством управления социумом: применение мифов для воздействия на поведение избирателей является одним из способов достижения политических целей, мифы активно используются в идеологии и пропаганде; в социальной коммуникации и рекламе, при создании брендов; при манипулировании массовым сознанием также используются техники мифологизации.

В современном обществе возникает новое направление мифологии - политическая мифология.

Политический миф — это превращенная форма политического сознания, в котором знание и понимание фактов политики замещается образами, символами, вымыслами, легендами и верой в них [12, с. 168].

Политическая мифология во многом схожа с классическими мифами, она также обладает эмоционально-чувственной генетикой, заменяющей познание. Выделяют мифы-легенды, по-своему трактующие события, их причины и роли участников; исторические мифы; мифы-предания, рассказывающие о событиях и подвигах прошлого; мифы о героях-вождях и т.д. Однако в политических мифах присутствуют и существенных отличия: во-первых, они конкретизируются применительно к актуальной политической ситуации, во-вторых, политические мифы зачастую носят в себе пропагандистский характер и содержат соответствующую идеологию, в-третьих, политические мифы рационализируются массовым сознанием, стремящимся воспринимать миф как истину.

Выделяют два способа создания политической мифологии: стихийное возникновение (как, например, выражение тяги к возвышающей идее) и целенаправленное распространение мифологических сюжетов для создания определенного настроения в обществе. Во втором варианте миф вначале появляется в индивидуальном сознании и затем коллективизируется, превращаясь в факт общественного сознания.

Политическая мифология может носить как положительный характер, продвигая избирательные, правительственные и партийные программы, веру в успех, в реальность достижения намеченных

* Балахонская, Юлия Витальевна, аспирант кафедры философии Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена. Адрес: Россия, 191186, Санкт-Петербург, набережная реки Мойки, д. 48. E-mail: mail@herzen.spb.ru.

* Balakhonskaya, Julia Vitalievna, the graduate student of the chair of the philosophy of the Russian state pedagogical university A.I. Herzen. Russia, 191186, Saint Petersburg, the embankment of the river Moika, d. 48. E-mail: mail@herzen.spb.ru.

© Балахонская Ю.В., 2015

планов и целей, но может нести и крайне негативным подтекст, насыщаться предрассудками и стимулировать самый крайний экстремизм (так, миф о расовой исключительности санкционирует расизм и парализует возможный протест против него).

Еще в древности политику окружали мифы: о космической природе власти, о народоправии, о подвигах героев, о справедливом монархе, о политическом совершенстве государства и его моральности и т.д. Каждая эпоха добавляла новые или обновленные мифы: о монархе - носителе воли народа, наместнике Бога на земле (К. Филмер), о единственном суверене (Ж. Боден), об олицетворении абсолютного духа (Г.В.Ф. Гегель) и т. д.

Выделяют несколько видов мифологии: абсолютная мифология, вечные мифы, национальные мифы, мифы-технологии. Абсолютная мифология - это тот эталон, к которому стремится в своем развитии любой миф, это его высшая точка существования. С некоторыми оговорками, в качестве примера такой мифологии (применительно к политике) можно привести тоталитарные и авторитарные режимы, в частности, советский режим (стремление к абсолютному идеалу устройства государства).

Следующий вид - вечные мифы. Такие мифы существуют практически во всех проявлениях человеческого разума и духа и, как правило, неподвластны ничьим влияниям. Вечные мифы всегда архетипичны, их излюбленные сюжеты - борьба Добра и Зла, противопоставление Героя и Антигероя и т.д. Данную разновидность мифов практически невозможно уничтожить - они глубоко запечатлены в ментальных структурах человека.

«Вечные» мифы активно используются политтехнологами для воздействия на подсознание избирателей. Кандидат умело вписывается в миф, становясь мифологическим персонажем, этаким героем, спасающим страну и совершающим подвиги. Благодаря этому популярность политика у народа сразу же возрастает.

Зачастую политическая мифология опирается на реальные основания - исторические, социальные или культурные. Однако иногда создаются и мифы-иллюзии, описывающие события, которых в действительности никогда не существовало. Подобные мифы помогают политику достичь тех или иных прагматичных целей, чаще всего они используются для пропаганды. Миф-иллюзия в действии восхищает и ужасает одновременно. Достаточно вспомнить изобретенные идеологами нацизма мифы об избранности арийской расы или придуманные Геббельсом отряды «вервольфа», о чьих «подвигах» активно вещала немецкая пропаганда. Применение мифа-иллюзии носит прежде всего манипулятивный характер [4, с. 65].

Политическое мифотворчество обладает рядом отличительных особенностей, позволяющих дифференцировать его по отношению к другим видам политической деятельности. Наиболее значимыми в рассматриваемом нами контексте являются следующие особенности.

1. Многозначность интерпретационного потенциала, создающая возможность корректировки соответствующей интерпретации мифа, при изменении политической ситуации (подобная особенность обеспечивает возможность использования «политики двойных стандартов», получившей широкое распространение в политике западных стран).

2. Выделение ведущих символов, выступающих основой интегративной систематизации политического мифа.

3. Абстрактность мифологизированного идеологического продукта, состоящая в его отрыве от социальной действительности, от её исторического контекста.

4. Убеждённость социального субъекта в истинности мифа, не опирающаяся на рациональные доказательства [13, с. 40].

Когда сознание сталкивается с царством мифа, оно погружается в мир другой логики. Миф начинает казаться единственным инструментом, способным логически разъяснить противоречия окружающего мира. Мифологическое восприятие мира является настолько целостным, что позволяет носителю мифологического сознания говорить о трансформации одной вещи в другую, не обосновывая их. Здесь складывается своя система опосредований.

Политтехнологи являются, по сути, своего рода режиссерами, которые конструируют новую реальность, использую наиболее востребованные мифы, а затем максимально приближают ее к действительности. Выборы - это череда продуманных профессиональных спектаклей: от подготовки аудитории-электората посредством формирования общественного мнения до «блестящего» подведения итогов голосования. Чем профессиональней команда политтехнологов, тем лучше поставлен спектакль.

Мы живем в эпоху постмодернизма, что означает разрушение прежних структур и ограничений и формирование новых реальностей, новых смыслов [2, с. 278-285]. Постмодернизм не существует без вторичной архаизации. Любой социокультурный кризис общество может преодолевать двумя путями: через поиск новых решений проблемы, выходя тем самым на следующую ступень развития, либо возвращаться к истокам, актуализируя архаику.

Складывается такая ситуация, при которой реальная политическая жизнь постепенно переходит в иное виртуальное пространство, и мы можем наблюдать симуляцию реальности. Главными трансляторами этой новой реальности являются СМИ.

Образ политического героя становится главным элементом политической культуры. Происходит героизация политика. Политический лидер помимо выражения интересов большей части населения выступает в роли защитника малообеспеченных слоев. Становление роли вождя в обществе проходит три стадии: первая - вождь-«друг», первый среди равных; вторая - вождь-«отец»; третья - вождь-«царь».

Балахлнская Ю.В. Отличительные особенности политической мифологии

Динамичное прохождение политическим лидером «трех ипостасей вождя» определяет его успешность, популярность и лояльность к нему общества. Увлечение политического героя управленческими функциями разрушает харизму (отсюда, например, стремительное падение рейтинга после успешных выборов). Героизация лидера (или даже обожествление) превращает его в символ, которому не надо опускаться до реальных проблем. Усилению позиций героя способствует «борьба с врагами», в роли которых могут выступать как внешние враги, так и внутренние [16, с. 119-124].

В последнее время важнейшим инструментом политического воздействия на электорат становятся средства массовой информации. Ни одна избирательная кампания не может обойтись без активного использования эфирного времени, печатных и электронных СМИ.

«Средства массовой информации являются важнейшим фактором, влияющим на политику, так как они регулярно и оперативно представляют политически важную информацию широкой аудитории. Эта аудитория включает в себя политические элиты и людей, принимающих решения, так же, как и большое число обычных граждан, чья политическая активность, хоть и носящая спорадический характер, находится под воздействием информации, поступающей через средства массовой информации» [19, р. 30]. Таким образом, наблюдается жесткая конкуренция и борьба за эфир среди политических лидеров.

Говоря о создании политических мифов, необходимо обратиться к учению Г. Лассуэлла -известного американского специалиста в области политической пропаганды. Ученый отводил мифам в политической пропаганде главную роль и определял их как «комплекс идей, которые массы готовы рассматривать в качестве истинных независимо от того, истинны они или ложны в действительности» [20, р. 37]. По мнению Г. Лассуэлла, политические мифы функционируют прежде всего за счет управления значимыми для общественности символами. Политический миф при этом является совокупностью социальных убеждений, включающих устойчивые представления об идеальном типе власти в рамках конкретного общественного устройства.

Для того чтобы объяснить, как политическая мифология воздействует на сознание избирателя, Г. Лассуэлл вводит два новых термина - «креденда» и «миранда» [20]. «Креденда» (доверие) - это сфера рационального сознания, более соответствующая политическим доктринам; это уставы, конституции, декларации, договоры, обращенные к разуму и обеспечивающие доверие к власти на когнитивном уровне. «Миранда» (мираж, сверхъестественное) - это нечто схожее с религией; это совокупность мифов, ритуалов, символов; она содержит такие коммуникативные средства, как лозунги, флаг, гимн лидера движения (героя) и рассчитана на эмоциональное восприятие, на пробуждение чувств лояльности индивида к власти [8, с. 264]. Политическая мифология включает в себя два этих понятия и осуществляет свое воздействие на реципиентов как на рациональном, так и на эмоциональном уровне. Вот почему использование данной техники влияния на аудиторию столь эффективно. С помощью «креденды» и «миранды» реализуется политическая коммуникация, осуществляются политическое управление и пропаганда.

Вопросы, касающиеся проблемы пропаганды, ее сущности, структуры и особенностей имеют для Г. Лассуэлла огромное значение. Уже в 1927 г. он определяет пропаганду как «управление коллективными аттитьюдами (установками) посредством манипулирования значимыми символами» [10, с. 212]. Пропаганду нельзя определить в терминах «плохая» или «хорошая», её также нельзя рассматривать с позиции этики - такое мнение высказывает ученый. Пропаганда стремится так или иначе изменить мировосприятие людей, её целью является насаждение политической мифологии в обществе.

Немецкий ученый Герберт Шиллер в своей работе «Манипуляторы сознанием» подробно описывает роль политической мифологии в процессе манипуляции общественным мнением. Шиллер приходит к выводу, что с помощью СМИ политики зачастую создают отдельную «виртуальную» реальность, которая строится по выгодной им схеме, а затем навязывается общественности. Существует огромное количество манипулятивных техник, активно используемых средствами массовой информации. Так, например, во время выборов можно зачастую наблюдать такой прием, как информационная блокада, когда искусственно создается информационный ажиотаж только вокруг предпочтительного кандидата, а его оппонент полностью лишается возможности высказать в эфире свою позицию. В качестве варианта, журналисты могут показать видеоряд о «неугодном» кандидате, сопровождая сюжет своими комментариями. Таким образом, СМИ создают тот или иной имидж политического лидера, а также формируют определенное отношение к нему общественности. Создается такой контекст, в котором мысли аудитории идут в нужном направлении [17, с. 75].

Еще одним действенным способом манипуляции сознанием являются политические мифы, которые ежедневно рассказываются с экранов телевизоров, печатаются в газетах и транслируются по радио. Они имеют в своей основе глубокие исследования человеческой психологии и, следовательно, оказывают большое воздействие на аудиторию. Политический миф имеет сверхценностный характер. Поскольку он базируется на архетипе, то он связан с глубинными, ведущими потребностями человека и является эмоционально окрашенным.

В соответствии с теорией Г. Лассуэлла и А. Каплана, политический миф включает в себя три компонента: семантический, семиотический и прагматический. Семантический компонент является ведущим, он определяет отношения между субъектами политического процесса через архетипы и мифологемы. С помощью семиотического компонента архетипы преобразуются в политические символы, обретая тем самым доступную для массового восприятия форму. И, наконец, прагматический компонент обеспечивает аксиологическое воздействие мифа на политические процессы, происходящие в обществе, через ритуалы и идеологемы-нарративы [9, с. 165].

В разные исторические периоды в России господствовали то одни мифы, то другие [3]. В период монархии лидирующие позиции занимает идентификационный миф о мессианстве русской нации, который строился вокруг героизированного в сознании народа православного монарха. В этот период преобладает перформативная, ритуальная форма репрезентации политических мифов.

Мобилизационные мифы выходят на первый план в советский период, когда мы сталкиваемся с мифологемой «народа-освободителя». В политическом процессе можно видеть в равной степени как нарративные, так и ритуальные формы репрезентации мифов.

В период либерального этапа в стране вновь преобладают идентификационные мифы, связанные с мифологемой «золотого века». В связи с развитием массово-коммуникационных технологий господствует нарративная форма репрезентации мифов.

Взаимозависимость идентификационных и мобилизационных мифов выражается через бинарные архетипы «Хаос - Порядок», «Жизнь - Смерть», «Добро - Зло», «Могущество -Слабость», «Свой - Чужой». Уравновешивает эти архетипы мифообраз Героя, который можно встретить практически во всей политической мифологии.

Неоюнгианец Дж. Кэмпбелл тщательно исследовал героические мифы архаической и современной культуры и пришел к выводу, что все они строятся на одном мономифе. Герой отправляется в опасное путешествие в потусторонний мир, чтобы обрести сакральный дар. Во время путешествия герою приходится столкнуться с рядом испытаний, преодолев которые он как бы проходит обряд инициации и обретает тотемического защитника.

Дж. Кэмпбелл выделяет несколько типов Героя: самым распространенным является образ героя-воина, который защищает свое окружение от внешних враждебных сил, стремящихся разрушить созданный героем миропорядок (мобилизационный миф). Не менее популярны и мифы о Герое-императоре, который заботится о своих подданных и обустраивает для них жизненное пространство (идентификационный миф) [7, с. 64].

Большинство предвыборных кампаний в СМИ строятся по законам драматического спектакля. В них обязательно есть главный герой (протагонист) и антигерой (антагонист), которому нужно противостоять, есть препятствия и сложности, которые герой должен преодолеть. Избирательные кампании с каждым годом становятся все более зрелищными, чтобы привлекать большее число зрителей.

Все политические мифы строятся вокруг четырех основных тем: о враге, о социальном идеале, о герое-спасителе и об идентификационной общности.

1. Миф о враге включает в себя объяснение политических явлений, негативно воспринимаемых народом как результат попыток врагов (как внешних, так и внутренних) навредить обществу.

2. Миф о социальном идеале теоретически моделирует идеальное состояние социума, которое связывается либо с прошлым, когда все в обществе было хорошо и стабильно, люди были равны, в мире царили доброта, любовь и понимание; либо с будущим, представляющим собой возможность реализации социального идеала, при условии следования определённой политической модели.

3. Миф о герое-спасителе имеет в своей основе абсолютизированные представления об исторической значимости персонифицированного социального субъекта, обладающего социально привлекательными, в данном историческом контексте чертами (например, быть хорошим охотником, бойцом, наездником, иметь дар пророка, проявлять высокие моральные качества, любить и защищать свой народ).

4. Миф об идентификационной общности, базирующийся на противопоставлении в самоидентификации социальных субъектов «своих» и «чужих», «нас» и «их».

Рассмотрим самые популярные мифы, активно продвигаемые в политике.

Миф о герое-спасителе, который приобретает особую важность и актуальность в периоды крайней нестабильности общества. В условиях острых социально-экономических проблем, кризиса доверия к существующей власти в стране наблюдается потребность в сильном Герое, вожде, харизматичном лидере. Такому лидеру приписываются все реально существующие позитивные изменения в обществе, а также подчеркивается его способность совершать новые преобразования.

Герою всегда противопоставляется Антигерой - собирательный образ врага. Этот образ необходим обществу для самоидентификации и сплочения. Герою необходимо с кем-то сражаться и побеждать, чтобы народ видел в нем сильного и надежного защитника. Причем враг не всегда может быть конкретным персонажем, он может быть скрытым, не называемым по имени, но, тем не менее, представляющим угрозу.

Американский политолог Мюррей Эдельман говорит, что «враги - это, прежде всего, психологическое образование, т.к. врагами могут быть отдельные люди, группы людей, страны. Враги даже могут не существовать в действительности» [18, р. 135]. Противостояние героя и антигероя сводится, по сути, к дихотомии «свой» - «чужой», которая как бы разделяет мир на хорошее и плохое. Люди переживают за героя и испытывают негатив к его сопернику. Свойственная человеческой психологии бинарная логика (правое - левое, верх - низ, хорошо - плохо) трансформируется в черно-белое восприятие реальности.

Модель «герой» - «антигерой», «мы» - «они» необходима обществу, эта пара неразделима, т.к. без одного понятия не будет и другого. Большинство политических мифов актуализируются именно через антагонистические понятия.

Следующим по популярности является миф о «социальном идеале».

Социальный идеал («золотой век») — это представление, присутствующее в мифологии практически всех народов, блаженное состояние первобытного человечества, жившего в гармонии

Балахлнская Ю.В. Отличительные особенности политической мифологии

с природой [15, с. 176]. На данном архетипическом образе основываются все утопии. Золотой век предстает в сознании людей как идеал, которого можно достичь благодаря историческому прогрессу.

Использование этого мифа характерно для националистических, тоталитарных идеологий первой половины ХХ века, а также для программ партий, идущих во власть, или же наоборот, потерявших власть и снова к ней стремящихся. Апеллирование к этому архетипу во втором случае необходимо: вначале партия признает факт нарастания кризисной ситуации, а затем предлагает новейшие радикальные меры по ее исправлению, рисуя при этом картины светлого будущего. Все это стандартные методы воздействия на избирателей.

Исследование практики политического мифотворчества позволяет сформировать представление о специфике механизма воздействия мифов на сознание людей, на придание желательных тенденций в поведении общественности. В основе подобного механизма лежит замена сознательной деятельности индивидов бессознательной деятельностью толпы, что становится детерминирующей особенностью социального поведения масс в сложившейся исторической ситуации. Психология масс характеризуется отсутствием достаточной критической оценки пропагандистского воздействия, вследствие чего массы в большей степени, чем индивиды подвластны политическому манипулированию и пропагандистскому внушению. Управление сознанием и поведением масс всегда имеет в качестве своей идеологической основы определённую политическую идею, выступающую системообразующим принципом организации политической парадигмы предлагаемых представлений, оценок и убеждений, которую следует внедрить в сознание людей. По мнению Г. Лебона, дальнейшее развитие этой идеологической парадигмы связано с её постепенной трансформацией в значимый феномен общественного сознания, охватывающий своим влиянием большинство населения, благодаря чему исходная идея превращается в коллективный образ, лежащий в основе соответствующего политического мифотворчества [11, с. 162-163].

Политическим мифам в современном обществе свойственен целый ряд функций:

- познавательная функция и функция интерпретации действительности (данная функция включает в себя упрощение политических процессов, адаптацию их для населения, описание политической системы с помощью символов и образов, создание мифологической реальности);

- интегративная (с помощью данной функции индивид причисляет себя к той или иной социальной группе в соответствии с делением по признаку «свой-чужой»);

- легитимация политического строя и политической элиты (функция легитимации на основании традиций и обычаев, прецедентов прошлого, массовых стереотипов);

- суггестивная (функция программирования общества, внедрения новых схем поведения в массовое сознание);

- функция гармонизации отношений индивида и социума, социальной группы и её окружения (миф определяет ценностную шкалу, диктует правила поведения в том или ином обществе);

- функция моделирования (данная функция предлагает схемы взаимоотношений в обществе, модели поведения людей, основываясь на опыте прошлого. Эта же функция является основополагающей для мифа, выступающего в качестве технологии воздействия) [6, с. 102].

Эмиль Дюркгейм, французский социолог и философ, рассматривал мифы в качестве полезных аллегорий, чья роль заключается в создании механизма адаптации к меняющемуся обществу. Философ делает вывод о том, что современный политический миф является продолжением культурного мифа. Политику можно сравнить с архаической, первозданной формой игры-жизни со своими жесткими табу: в политике есть своя система ценностей, свои нормы поведения. Одновременно политика является игрой-представлением, которая строится по правилам спектакля, где одни образы и действия сменяют другие в строгом порядке. Вместе миф и игра составляют своеобразную технологию политического процесса. Необходимо только понимать грань между «условным» (главным качеством игры) и «безусловным» (признаком мифологического переживания). Эта разница обусловливает движение политических сил, распределение ролей в политическом процессе. Освоение законов политической игры дает возможности ориентироваться в политике, а также влиять на политический процесс [1, 146].

Список литературы

1. Антоновский, А. Ю. Начало социоэпистемологии: Эмиль Дюркгейм // Эпистемология & философия науки. - 2007. - Т. XIV. - № 4. - С. 140-154.

2. Балахонская, Л. В., Балахонский, В. В. Безопасность общества: историко-философские и теоретические аспекты осмысления // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. -2012. - № 1 (53). - С. 278-285.

3. Балахонский, В. В. Объяснение истории: историко-философский, методологический и гносеологический аспекты : монография. - СПб.: РГПУ, 1997.

4. Березина, Н. И. Миф как политический институт: Проблемы определения // Философия права. - 2007. - № 1. - С. 61-67.

5. Блумер, Г. Общество как символическая интеракция // Современная зарубежная психология. - М., 1984. - С. 93-101.

6. Горбатова, Н. В. Феномен мифологии в политической жизни России: 90-е гг. XX века. -СПб., 2004.

7. Кэмпбелл, Дж. Тысячеликий герой. — Киев: Рефл-бук, 1997.

8. Лассуэлл, Г. Политическая лингвистика. Вып. 20. - Екатеринбург, 2006.

9. Лассуэлл, Г.; Каплан, А. Власть и общество: структура политического анализа - М., 1950.

10. Лассуэлл, Г. Техника пропаганды в мировой войне. - М.-Л., 1929.

11. Лебон, Г. Психология народов и масс. - СПб., 1996.

12. Новая философская энциклопедия: В 4 т. / под ред. В.С. Стёпина. - Т. 1. - М.: Мысль, 2001.

13. Прибыткова, Е. А. Политические мифы // Личность; Общество; Госу-дарство. - СПб., 2008.- С. 36-44.

14. Соловьев, А. И. Идеология и культура: политические оппоненты современной эпохи // Политическая наука. - 2003. - № 4. - С. 3-12.

15. Стрельченко, В. И. К проблеме идентификации истинностных значений // Научное мнение. - 2015. -№ 1. - С. 8-17.

16. Чернышов, Ю. Г. Социально-утопические идеи и миф о "золотом веке" в Древнем Риме. -Ч. 1 / изд. 2-е, испр. и доп.- Новосибирск: НГУ, 1994.

17. Чикурова, М. А. Игра в процессе политического мифотворчества: архаические истоки и современность // Государственное управление: новые технологии : материалы международной конференции. 25-28 мая 2004 г. - М.: Полиграф сервис, 2004. - С. 119-124.

18. Шиллер, Г. Манипуляторы сознанием. - М., 1980.

19. Edelman, M. Politics as Symbolic Action: Mass Arousal and Quiescence - N.Y., 1971.

20. Graber, D. Mass Media and American Politics, 4-th ed. - CQ Press, 1993.

21. Lasswell, H. Language of Politics. - N.Y., 1999.

УДК 316.74:377

ББК60.561.9

А.Р. Гучетль*

Социокультурная идентичность студенческой молодежи системы среднего профессионального образования (на примере Республики Адыгея)

В статье проводится анализ состояния социокультурной идентичности учащейся молодежи системы среднего профессионального образования Республики Адыгея посредством выявления специфики и соотношения культурного, этнического и религиозного уровней их самоидентификации.

Ключевые слова: социокультурная идентичность, учащаяся молодежь, культурная идентичность, религиозная идентичность, этническая идентичность.

A. R. Guchetl*. Social and cultural identity of students of vocational education (on the example of the Republic of Adygea). The article analyzes the state of social and cultural identity of students of secondary vocational education of the Republic of Adygea by identifying the specific ratios of cultural, ethnic and religious levels of their identity.

Keywords: social and cultural identity, students, cultural identity, religious identity, ethnic identity.

Обретение социокультурной идентичности является одним из важнейших итогов социализации и выражается в динамичном состоянии поиска согласия относительно оценок собственного поведения у членов группы или сообщества и в принадлежности к определенной культуре. Социокультурная идентичность - это представление индивида о самом себе как члене определенной социальной и культурной группы, тесно связанное с одобрением и принятием тех ценностей, норм и идеалов, которые характерны для этой группы. Социокультурная идентичность является важной характеристикой как для отдельного индивида, так и для всей социальной общности. Принадлежность к определенной социальной общности и типу культуры придает людям уверенность, формирует чувство безопасности и социальной защищенности. Устойчивая социальная идентичность является важным фактором, который оказывает непосредственное воздействие на социальное развитие страны.

Для определения основных направлений социокультурной самоидентификации молодежи Республики Адыгея была выбрана одна из мобильных социальных групп - учащаяся молодежь учреждений среднего профессионального образования. Такой выбор продиктован прежде всего тем, что это наиболее активная и чувствительная к социальным инновациям часть молодежи. Наличие данных характерных черт обусловлено возрастными особенностями учащихся (средний возраст - 15-19 лет),

* Гучетль, А.Р., аспирант кафедры философии, социологии и педагогики ФГБОУ ВПО Майкопский государственный технологический университет, преподаватель Майкопского государственного гуманитарно-технического колледжа ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет». Адрес: Россия, 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Первомайская, д. 191. Т.: 89528345644. E-mail: aminat_guchetl@mail.ru.

Guchetl, A. R., graduate of Department of philosophy, sociology and pedagogy FSBEI HPE «Maikop state technological University», teacher of Maikop state humanitarian-technical College FSBEI HPE «Adyghe state University». Address: Russia, 385000, Republic of Adygea, Maikop, Pervomayskaya, str., 191. T.: 89528345644. E-mail: aminat_guchetl@mail.ru. © Гучетль А.Р., 2015