Научная статья на тему 'Освобождение от ответственности и наказания в уголовном праве России'

Освобождение от ответственности и наказания в уголовном праве России Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
2787
373
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / УГОЛОВНОЕ НАКАЗАНИЕ / ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ / ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ / ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТБЫВАНИЯ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ / ВИДЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ / CRIMINAL LIABILITY / CRIMINAL PUNISHMENT / RELEASE FROM CRIMINAL LIABILITY / RELEASE FROM CRIMINAL PUNISHMENT / RELEASE FROM SERVING OF CRIMINAL PUNISHMENT / TYPES OF RELEASE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Звечаровский Игорь Эдуардович

На основе теории ответственности и наказания в уголовном праве, уголовного законодательства в этой части рассматриваются теоретико-прикладные вопросы освобождения от этих уголовно-правовых последствий. С учетом юридической природы и социально-правового значения актуализируется положение о необходимости четкого разграничения понятий освобождения от уголовной ответственности, освобождения от наказания и освобождения от отбывания наказания.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

EXEMPTION FROM LIABILITY AND PUNISHMENT IN RUSSIAN CRIMINAL LAW

On the basis of the analysis of the theory of responsibility and punishment in criminal law, criminal law in this part, the theoretical and applied issues of exemption from these criminal law consequences are considered. Taking into account the legal nature and social legal significance, the provision on the need for a clear distinction between the concepts of exemption from criminal liability, exemption from punishment and exemption from punishment is updated.

Текст научной работы на тему «Освобождение от ответственности и наказания в уголовном праве России»

"Т^ЕСТНИК

/LD УНИВЕРСИТЕТА

/-Ф имени О. E, Кутафина (МГЮА)

Звечаровский И. Э.

Освобождение от ответственности и наказания в уголовном праве России

81

ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И НАКАЗАНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ

Аннотация. На основе теории ответственности и наказания в уголовном праве, уголовного законодательства в этой части рассматриваются теоретико-прикладные вопросы освобождения от этих уголовно-правовых последствий. С учетом юридической природы и социально-правового значения актуализируется положение о необходимости четкого разграничения понятий освобождения от уголовной ответственности, освобождения от наказания и освобождения от отбывания наказания.

Ключевые слова: уголовная ответственность, уголовное наказание, освобождение от уголовной ответственности, освобождение от уголовного наказания, освобождение от отбывания уголовного наказания, виды освобождения.

DOI: 10.17803/2311-5998.2018.52.12.081-087

I. E. ZVECHAROVSKIY, Doctor of law, Professor, Honored lawyer of the Russian Federation, Professor of criminal law Department of the Kutafin Moscow State Law University (MSAL) igor.zvech@yandex.ru 125993, Russia, Moscow, ul. Sadovaya-Kudrinskaya, 9 EXEMPTION FROM LIABILITY AND PUNISHMENT IN RUSSIAN CRIMINAL LAW Abstract. On the basis of the analysis of the theory of responsibility and punishment in criminal law, criminal law in this part, the theoretical and applied issues of exemption from these criminal law consequences are considered. Taking into account the legal nature and social legal significance, the provision on the need for a clear distinction between the concepts of exemption from criminal liability, exemption from punishment and exemption from punishment is updated. Keywords: criminal liability, criminal punishment, release from criminal liability, release from criminal punishment, release from serving of criminal punishment, types of release.

Игорь Эдуардович ЗВЕЧАРОВСКИЙ,

доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, профессор кафедры уголовного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

igor.zvech@yandex.ru

125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9

Вопросам ответственности и наказания уделено серьезное внимание в российской науке уголовного права. Это внимание в период 60—70 гг. прошлого столетия было столь высоким и продуктивным, что давало основание некоторым ученым говорить о влиянии теории уголовной — отраслевой

ответственности на становление и развитие общей теории юридической ответ- © И. Э. Звечаровский, 2018

) УНИВЕРСИТЕТА

L-—имени О. Е. Кугафи на (МПОА)

ственности. Примечательно, что такие оценки давались представителями общей теории права1.

Особенно активно исследование проблематики ответственности и наказания происходило в советский период становления и развития отечественной уголовно-правовой доктрины. Несмотря на то что при этом большинство вопросов так и не нашло однозначных ответов, сохранив свою дискуссионность, УК РФ 1996 г отразил в себе немало результатов теоретических изысков в этой области.

В отличие от УК РСФСР 1960 г (ранее — Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г), в первом постсоветском Уголовном кодексе принципиально по-новому регламентирован ответ на вопрос об основании уголовной ответственности. И это при отсутствии определения понятия того, основание чего было сформулировано в ст. 8 УК РФ; при том, что из трех возможных ответов на вопрос об основании уголовной ответственности по всеобщему признанию был избран, может быть, не самый уязвимый (основание — состав преступления), но и не самый верный (основание — само преступление) вариант — «деяние, содержащее признаки состава».

Отразив в уголовном законе вопрос о принципах права, законодатель, судя по всему, так и не решил для себя окончательно, принципы чего — Уголовного кодекса в целом (название гл. 1) или только уголовной ответственности за преступление (ч. 2 ст. 2 УК РФ) — он регламентировал в ст. 3—7 УК РФ.

Несмотря на скептическое отношение ряда специалистов к понятию уголовной ответственности и, соответственно, понятию освобождения от нее2, в УК РФ 1996 г. весьма многообразно, причем как в Общей, так и в Особенной части, представлен институт освобождения от уголовной ответственности, правда, и в этом случае упущено определение данного понятия, которое в 2013 г. мы увидели в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 19 (ред. от 29.11.2016) «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»3.

Не менее, а может быть, даже более заметно, в УК РФ 1996 г. отражены результаты теоретических исследований советских ученых в области уголовного наказания. Вопреки мнению ряда специалистов, не отказав себе в соблазне определить цели уголовного наказания безотносительно вида и размера наказания, степени тяжести совершенного преступления, общественной опасности лица, его совершившего (ч. 2 ст. 43 УК РФ), законодатель достаточно удачно сформулировал определение понятия наказания, впитавшее в себя и содержательные, и формальные его признаки (ч. 1 ст. 43 УК РФ), более или менее полно определил понятия различных видов уголовных наказаний (ст. 46—57 УК РФ). Весьма

1 См., например: Денисов Ю. А. Общая теория правонарушения и ответственности. Л., 1983. С. 129.

2 См., например: Щедрин Н. В., Кылина О. М. Российское уголовное право в контексте доктринальных моделей построения уголовно-правовых санкций // Криминологический журнал. 2008. № 3 (5). С. 46—48 ; Пимонов В. А. Проблема систематизации мер принуждения в уголовном праве России // Системность в уголовном праве : материалы II Российского конгресса уголовного права. М., 2007. С. 231—232.

3 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. № 8 ; 2017. № 1.

УНИВЕРСИТЕТА Освобождение от ответственности имени o.e. кугафина(мгюА) и наказания в уголовном праве России

детальная регламентация общих (ст. 60—63 УК РФ) и специальных (ст. 63.1—70 УК РФ) начал назначения наказания сопровождается структурно обособленным нормативным материалом об освобождении от наказания (гл. 12), хотя в первой же статье этого обособления речь идет о другом понятии — освобождении от отбывания наказания (ст. 79 УК РФ).

На первый взгляд приведенные выше нестыковки в УК РФ не имеют практического значения, в связи с чем их можно было бы оставить без внимания на уровне правоприменения. Однако, как выясняется, даже они не являются пределом игнорирования законодателем теоретических положений об ответственности и наказания в уголовном праве.

Напомним, что освобождение от уголовной ответственности представляет собой отказ государства от реализации уголовной ответственности посредством официального порицания (осуждения) лица, совершившего преступление, выраженного в форме обвинительного приговора суда4. Говорить об освобождении от уголовной ответственности можно лишь тогда, когда эта ответственность существует, т.е. когда есть от чего освобождать. В связи с этим следует учитывать три обстоятельства.

Во-первых, юридическим фактом, порождающим правоотношение, в рамках которого лицо может нести уголовную ответственность, выступает преступление. Поэтому освобождение от уголовной ответственности может иметь место только в отношении тех физических лиц, которые совершили деяние, содержащее признаки конкретного состава преступления. Освобождение от уголовной ответственности недопустимо в связи с деянием, совершенным при обстоятельствах, исключающих его преступность (ч. 2 ст. 14, ч. 3 ст. 20, ст. 21, 28, 37—42 УК РФ). В такого рода случаях следует говорить не об освобождении, а об исключении уголовной ответственности5.

Во-вторых, в момент совершения преступления возникает не сама уголовная ответственность, а лишь обязанность ее понести (как элемент правоотношения, возникшего вследствие совершения преступления). Эта обязанность реализуется — становится действительной уголовной ответственностью в момент постановления обвинительного приговора суда. И в этот же самый момент уголовная ответственность трансформируется в конкретную форму (обычно — в форму уголовного наказания). Следовательно, освобождение от уголовной ответственности (а точнее — освобождение от обязанности ее понести) допустимо в процессе досудебного и судебного производства по уголовному делу до момента

4

m

Е

См. также: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобожде- Г ния от уголовной ответственности» (ред. от 29.11.2016). Я В связи с известной дискуссионностью вопроса об уголовно-правовых последствиях Г добровольного отказа от доведения преступления до конца (ст. 31 УК РФ) следует от- □ метить, что в этом случае правильнее говорить именно об освобождении от уголовной □ ответственности, а не об ее исключении, поскольку в деянии лица, совершенном до Н добровольного отказа, уже содержатся признаки состава преступления, хотя и неокон- □ ченного. Факт добровольного отказа не меняет юридической природы, а соответственно, □ и уголовно-правовых последствий уже содеянного. ПРАВА

>

5

) УНИВЕРСИТЕТА

L-—имени О. Е. Кутафи на (МПОА)

постановления обвинительного приговора. С вступлением последнего в законную силу осужденный может быть освобожден уже от того, в чем (в какой форме) нашла свое выражение уголовная ответственность, например от наказания, а в дальнейшем — от его отбывания.

В-третьих, акт освобождения от уголовной ответственности прекращает уголовное правоотношение, порожденное фактом преступления, в связи с чем обязанность подлежать уголовной ответственности за него остается нереализованной.

В свете приведенных положений только вопросы вызывает решение законодателя о дополнении УК РФ статьей 76.2 «Освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа»6. Основные из них два: 1) как можно называть судебный штраф мерой («иной мерой») уголовно-правового характера, если она применяется уже после состоявшегося акта освобождения от уголовной ответственности, т.е. за рамками уголовного правоотношения; 2) какую функцию выполняет судебный штраф как исключительно денежное взыскание по преступлениям небольшой или средней тяжести, не связанным с причинением имущественного ущерба? За что платит судебный штраф лицо, совершившее имущественное преступление, если оно уже возместило ущерб или иным образом загладило причиненный вред, за что и было освобождено от уголовной ответственности?

Со стороны практических работников задано немало и других нравственно-этических, более «приземленных» к уголовно-правовой материи вопросов, которые также остаются без ответа7. На этом фоне достаточно широкая, имеющая тенденцию к росту по полугодиям (начиная со второго полугодия 2016 г. по первое полугодие 2018 г.) практика применения ст. 76.2 УК РФ, по своим количественным показателям превышающая практику применения ст. 75 УК РФ, не может не вызывать удивления и не иначе как уголовно-политическими соображениями ее объяснить нельзя.

Совершенно очевидно, что далеко не все результаты теоретических разработок в области права вообще и уголовного права в том числе, могут или должны быть отражены в законодательстве. Нельзя исключать и ситуацию, при которой идеи законодателя остаются не до конца понятными тем, кому они адресованы, и потому требуют комментария. Правда, следует заметить, что в отечествен-

6 Федеральный закон от 03.07.2016 № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» // СЗ РФ. 2016. № 27 (ч. II). Ст. 4256.

7 См. об этом, например: Мингалимова М. Ф. Судебный штраф: требуются разъяснения // Российская юстиция. 2018. № 4. С. 20—24 ; Кострова М. Б. Освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа: новая норма — старые негативные тенденции правоприменения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2018. № 2. С. 36—42 ; Хохрякова Э. А. К вопросу о соответствии прекращения уголовного дела в связи с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа конституционному принципу равенства всех перед законом и судом // Российский судья. 2018. № 2. С. 46—51.

73 i—i

УНИВЕРСИТЕТА Освобождение от ответственности имени o.e. кугафина(мгюА) и наказания в уголовном праве России

ной практике законодатель никогда не давал подобных комментариев, уповая, по-видимому, либо на отсутствие вопросов по поводу качества произведенного им продукта, либо в надежде на то, что вместо него это сделают, и сделают достойно — другие. Однако, как показывает практика, и те, и другие ожидания не всегда оправданы, и свежим примером, подтверждающим последнее, является следующий.

15 мая 2018 г. в постановлении № 10 «О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации» Пленум Верховного Суда РФ сформулировал разъяснения, призванные способствовать единообразному изменению судами категории совершенного преступления на менее тяжкую категорию. В абз. 2 п. 1 постановления говорится о том, что «изменение категории преступления на менее тяжкую улучшает правовое положение осужденного, поскольку влияет, в частности, на... возможность освобождения от отбывания наказания в связи с деятельным раскаянием (статья 75 УК РФ), примирением с потерпевшим (статья 76 УК РФ), истечением срока давности уголовного преследования. (статья 78 УК РФ)». И далее: «Решение суда об изменении категории преступления с тяжкого на преступление средней тяжести позволяет суду при наличии оснований, предусмотренных статьями 75, 76, 78, 80.1 , 84, 92, 94 УК РФ, освободить осужденного от отбывания назначенного наказания. В этих случаях суд постановляет приговор, резолютивная часть которого должна, в частности, содержать решения о признании подсудимого виновным в совершении преступления, о назначении ему наказания, об изменении категории преступления на менее тяжкую с указанием измененной категории преступления, а также об освобождении от отбывания назначенного наказания (пункт 2 части 5 статьи 302 УПК РФ). Лицо, освобожденное от отбывания наказания по указанным основаниям, считается несудимым (часть 2 статьи 86 УК РФ)» (п. 10).

В приведенных разъяснениях как минимум два положения нуждаются в уточнении.

Во-первых, Пленум Верховного Суда РФ предлагает освобождать от отбывания наказания по основаниям, в законе влекущим освобождение от уголовной ответственности (ст. 75, 76, 78 УК РФ). Тем самым, по сути, речь идет о самостоятельных видах освобождения от отбывания наказания, законом не предусмотренных8. Что касается основания, предусмотренного ст. 78 УК РФ, то, в отличие от двух других, предусмотренных в ст. 75 и 76 УК РФ, оно ни при каких условиях не может влечь за собой освобождение от наказания или от его отбывания: с истечением сроков давности уголовного преследования наказание по общему правилу назначаться вообще не может Исключение из этого правила могут представлять Л

m

Т □

ситуации, подпадающие под признаки норм, изложенных в ч. 4, 5 ст. 78 УК РФ. Г

Можно предположить, что в основе предложенного разъяснения Пленума Я

Верховного Суда РФ лежит уже апробированное ранее на практике решение у

освобождать от наказания в связи с истечением срока давности уголовного пре- □

Л □

8 В этой связи верно подмечено, что в УК РФ нет норм об освобождении от наказания в свя- Н

зи, например, с деятельным раскаянием (см.: Иванов Н. Г. Изменение категории престу- □

пления // Уголовное судопроизводство. 2018. № 2. С. 25). Заметим, однако, что если бы □

они и были, то и в этом случае нормы гл. 11 УК РФ применению не подлежали бы. ПРАВА

>

) УНИВЕРСИТЕТА

L-—имени О. Е. Кутафи на (МПОА)

следования, когда это обстоятельство было обнаружено в ходе судебного разбирательства9. Однако еще раз подчеркнем, что уголовный закон не знает такого основания освобождения от наказания, как истечение сроков давности уголовного преследования, а ссылка в соответствующих апелляционных определениях на ч. 8 ст. 302 УПК РФ неубедительна, поскольку есть еще и ст. 389.21 УПК РФ. И именно последней нормой предписывает руководствоваться Пленум Верховного Суда РФ в п. 27 своего постановления от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»: «Если суд первой инстанции при наличии оснований, предусмотренных пунктом 3 части 1 статьи 24, статьями 25, 25.1, 28 и 28.1 УПК РФ, не прекратил уголовное дело и (или) уголовное преследование, то в соответствии со статьей 389.21 УПК РФ суд апелляционной инстанции отменяет обвинительный приговор и прекращает уголовное дело и (или) уголовное преследование» (курсив мой. — И. З.)10. За неимением в УПК РФ специальных норм для реализации положений ч. 6 ст. 15 УК РФ именно последним правилом и должен руководствоваться суд, назначивший наказание за преступление одной категории и изменивший ее на менее тяжкую, при условии, что по «новой» категории преступления истекли сроки давности.

Критически оцениваемое положение удивительно еще и тем, что ранее подобное ему правило предусматривалось в постановлении Пленума Верховного Суда РФ 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»: «В случае, когда при постановлении приговора суд, назначив наказание, в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ изменил категорию преступления на менее тяжкую, то при наличии оснований, предусмотренных ст. 75, 76, 76.1 и 78 УК РФ, он освобождает осужденного от отбывания назначенного наказания» (п. 26). Остается только догадываться, из каких соображений постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. № 56 это положение было исключено, а через полтора года возрождено вновь в постановлении от 15 мая 2018 г. № 10.

Во-вторых, в рассматриваемом постановлении Пленума Верховного Суда РФ необоснованно уравниваются два различных по уголовно-правовым последствиям судебных акта: освобождение от наказания и освобождения от отбывания наказания. Сразу замечу, что только в отношении первого из них «работает» ч. 2 ст. 86 УК РФ: несудимым считается только то лицо, которое освобождено от наказания. Лицо, освобожденное от отбывания наказания, как правило, считается по-прежнему судимым, и закон предусматривает свой механизм погашения судимости на этот случай (ч. 4 ст. 86 УК РФ). По этой причине ссылка в постановлении на ст. 84 УК РФ состоятельна только в той части, когда уголовно-правовым последствием акта амнистии выступает освобождение от наказания. Но таким последствием вполне может быть и освобождение от отбывания наказания, и в этом случае лицо не может считаться несудимым с момента освобождения.

9 См., например: апелляционные определения Верховного Суда РФ от 19 июля 2017 г. № 11- АПУ17-16 ; от 28 июня 2017 г. № 11-АПУ17-14 ; от 22 марта 2016 г № 82-АПУ16-2 // Документы опубликованы не были. СПС «КонсультантПлюс».

10 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. № 8 ; 2017. № 1.

73 i—i

УНИВЕРСИТЕТА Освобождение от ответственности ^87

имени o.e. кугафина(мгюА) и наказания в уголовном праве России

К сожалению, четкое разграничение актов освобождения от наказания и от его отбывания в уголовном законе отсутствует и его можно провести лишь путем сравнительного анализа нескольких положений УК РФ. Вместе с тем такое разграничение необходимо хотя бы потому, что сам законодатель, хотя и не всегда последовательно, использует эти понятия как различные с юридической (уголовно-правовой) точки зрения, добавляя к ним еще и понятие освобождения от дальнейшего отбывания наказания (например, в ст. 81 УК РФ). Представляется, что этот вопрос вполне мог быть решен в форме постановления Пленума Верховного Суда РФ.

В этой же связи очевидно настало время навести порядок и с использованием понятия замены наказания, которая ни в каком своем проявлении (на более мягкий или более строгий вид) не может выступать разновидностью освобождения от отбывания наказания. При сохранении судимости и одинаковом порядке ее исчисления в том и в другом случаях (ч. 4 ст. 86 УК РФ) с освобождением от отбывания наказания осужденный условно или безусловно, но полностью прекращает испытывать лишения и правоограничения, составляющие содержание уголовного наказания, от отбывания которого он освобожден. При замене наказания, которая по российскому уголовному законодательству может быть только безусловной, такие лишения и правоограничения в меньшем (при замене на более мягкое наказание) или большем (при замене на более строгое наказание) объеме всегда сохраняются и присущи они заменяющему наказанию.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Денисов Ю. А. Общая теория правонарушения и ответственности: социологический и юридический аспекты. — Л., 1983. — 142 с.

2. Иванов Н. Г. Изменение категории преступления // Уголовное судопроизводство. — 2018. — № 2. — С. 22 — 27.

3. Кострова М. Б. Освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа: новая норма — старые негативные тенденции правоприменения // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2018. — № 2. — С. 36—42.

4. Мингалимова М. Ф. Судебный штраф: требуются разъяснения // Российская юстиция. — 2018. — № 4. — С. 20—24.

ский журнал. — 2008. — № 3 (5). С. 46—48.

m

Т □

5. Пимонов В. А. Проблема систематизации мер принуждения в уголовном

праве России // Системность в уголовном праве : материалы II Российского Л

конгресса уголовного права. — М., 2007. — С. 231—232. Г

6. Хохрякова Э. А. К вопросу о соответствии прекращения уголовного дела Я в связи с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного у штрафа конституционному принципу равенства всех перед законом и судом // □ Российский судья. — 2018. — № 2. — С. 46—51. □

7. Щедрин Н. В., Кылина О. М. Российское уголовное право в контексте доктри- ш нальных моделей построения уголовно-правовых санкций // Криминологиче- □

Г □

ПРАВА

>

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.