Научная статья на тему 'Особенности вербальных и визуальных конструктов жизненных событий: нарративный анализ'

Особенности вербальных и визуальных конструктов жизненных событий: нарративный анализ Текст научной статьи по специальности «Психология»

CC BY
140
28
Поделиться
Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Особенности вербальных и визуальных конструктов жизненных событий: нарративный анализ»

© 2006 г. Н.В. Лакосина

ОСОБЕННОСТИ ВЕРБАЛЬНЫХ И ВИЗУАЛЬНЫХ КОНСТРУКТОВ ЖИЗНЕННЫХ СОБЫТИЙ: НАРРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ

Вторая половина ХХ - начало XXI в. выступает период интенсивного применения научных знаний во всех сферах жизнедеятельности человека. Мы являемся очевидцами происходящих глобальных перемен - новой научной революции, характеризующейся переходом научного знания на постнеклассический этап развития. Смена научной парадигмы приводит к возрастающей включенности субъекта деятельности в процесс познания, а следовательно, все большое значение приобретает ориентация на изучение ценностно-смысловых аспектов бытия, его исторического времени, обращение к гуманитарным методам исследования [1]. В этой связи психологическая наука также переживает период теоретических и методологических изменений. По мнению В.В. Знакова [2], начинает формироваться новая область - психология человеческого бытия.

Термин «бытие человека» можно трактовать как некий вид целостности существования, триединство проявления биопсихосоциокультурной природы человека [3]. С психологической точки зрения, в частности в рамках когнитивного направления, бытие представляет собой поведение, направленное на познание внешней и внутренней реальности. С другой стороны, человеческое бытие может характеризоваться как экзистенциальное переживание, постижение действительности, на основании которого выстраивается субъективное отношение человека к миру. С этой позиции, социально-психологическое бытие человека представляет собой ценностно-смысловое образование, обретение идентичности через конструирование новой субъективной реальности [2, 3]. Данный процесс всегда имеет социальную природу, поскольку осуществляется посредством языка и культуры [4]. Как утверждают П. Бергер и Т. Лукман [5], «... идентичность является ключевым элементом субъективной реальности. Подобно всякой субъективной реальности, она находится в диалектической взаимосвязи с обществом... Общества же обладают историями, в процессе которых возникают специфические идентичности; но эти истории, однако, творятся людьми, наделенными специфическими идентичностями» [5, с. 279, 280]. Согласно данному положению, человеческая активность направлена на обретение себя через создание некого пространства собственного существования с использованием знаковых систем.

Социально-психологическое бытие человека можно назвать способом существования психики в искусственно созданной (культурной) среде [6] и рассматривать в двух основных модусах проявления: мен-тальности и коммуникации [3]. С постмодернистской позиции данные способы бытия человека определяются терминами наррадигмы - письменной менталь-ности (приоритет языка в моделировании реальности) и видеодигмы - медиаментальности, т.е. ментально-сти, составленной образами (приоритет образов, в

частности, зрительных) [6]. С изменением социальной ситуации, с началом формирования информационного общества, основанного на популяризации телекоммуникационных технологий, в гуманитарных науках наблюдается переход от толкования социально-психологического бытия человека с точки зрения дискурсивных практик к объяснению конструирования субъективной действительности посредством процесса визуализации. В этой связи в научной литературе возникает новый термин, описывающий современную реальность, - понятие визуального поворота [7].

С точки зрения нарратологии с помощью устного или письменного повествования человек выстраивает последовательность событий жизненного пути, осознает и объясняет их причинно-следственную связь. Жизнь человека не существует сама по себе, она создается им в процессе рассказа, а затем подстраивается, реорганизуется в соответствии с изложенной историей [8].

Вместе с тем подобным конструктом социально-психологического бытия человека может выступать и изображение. Человеческая цивилизация представляет собой цивилизацию зрительного образа, характеризующуюся формированием видеокультуры за счет приоритета зрения в сравнении с другими сенсорными системами [6]. Визуальное конструирование социально-психологического бытия человека осуществляется посредством создания визуальных артефактов реальности, материализованных с помощью изобразительных искусств, фотографии, кино. Запечатленная на них действительность становится прообразом действительности истинной, расширяющей пределы восприятия; формируется образ мира в виде отдельных, поддающихся классификации и трансформации частей.

Фотография как визуальный конструкт социально-психологического бытия человека осуществляет временную и пространственную экспансию, локализируя запечатленных на фотоизображении людей. Выступая внешним аналогом памяти, фотография представляет собой материальное доказательство существования конкретного человека, наличия его традиций, ценностей, связей с прошлыми поколениями. Ее можно назвать вещественным свидетельством мгновений жизни [9]. Е. Петровская [10] говорит о фотобиографии личности, хронологически выстроенных встречах настоящего и прошлого, графического изображения жизни.

Вместе с тем фотография - это материальное запе-чатление внешнего облика человека. Через отражение экспрессии (поза, жесты, мимика), устойчивых (конституция и физиогномика) и среднеустойчивых (прическа, макияж, стиль одежды, наличие или отсутствие аксессуаров) параметров выражения личности фотография, в отличие от других способов воссоздания внешнего облика, позволяет человеку обрести телес-

ную идентичность посредством объективации своего внешнего Я, не поддающегося непосредственному восприятию [4, 11]. Фотографическое изображение, включающее кинесико-проксемическое поведение представленных людей, несет в себе знание об их взаимоотношениях, ролях и статусах. Внешний облик, пространственная локализация человека на снимке указывает на принадлежность к конкретной исторической эпохе, отражает умонастроения и эмоциональное отношение к материальным и духовным ценностям, превалирующие в определенные исторические периоды [11].

Опираясь на указанные теоретические положения, можно утверждать, что социально-психологическое бытие человека находит свое отражение в вербальном и визуальном конструировании субъективной реальности. Вместе с тем остается открытым вопрос об особенностях содержания, структуры и темпоральной организации данных конструктов. Для углубления его понимания нами было проведено эмпирическое исследование, целью которого выступило сравнение особенностей вербального и визуального конструктов социально-психологического бытия человека посредством нарративного анализа жизненных событий.

Гипотеза исследования заключалась в том, что фотография как визуальный конструкт в большей мере, чем вербальный конструкт, способствует актуализации автобиографических воспоминаний личности, репрезентируя и формируя завершенную модель жизненного пути.

Объектом исследования выступили тексты нарра-тивов респондентов, выполненные в трех формах предъявления.

1. Письменное повествование о собственной жизни. Респондентам предлагалось написать автобиографию в свободной форме.

2. Устное повествование. Использовался метод нарративного интервью с элементами каузометрического опроса [12, 13]. В целом данный этап исследования включал ряд последовательных процедур:

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

- локализацию кванта настоящего. Участникам исследования предлагалось установить хронологические рамки своего настоящего, в какой временной промежуток укладывается их восприятие настоящего;

- формирование списка значимых событий жизни. Респондентам предлагалось вспомнить пятнадцать самых важных событий жизни, которые могут относиться как прошлому и настоящему, так и к будущему. Под событием понималось любое изменение в жизни (обществе, природе, внутреннем мире, состоянии здоровья, поведении и поступках, работе или учебе, семье, общении с близкими людьми) [13, с. 84]. Название каждого события было необходимо записать на отдельной карточке;

- рассказ о событии. Следующим этапом процедуры опроса выступило нарративное интервью [12]. Респондентам предлагалось прокомментировать каждое событие, связав их между собой в единый рассказ о собственной жизни;

- эмоциональную оценку событий. Участникам исследования предлагалось оценить события по степени эмоциональной привлекательности, используя следующую шкалу: (+2) - очень приятное, (+1) - при-

ятное, (0) - безразличное, (-1) - неприятное, (-2) -очень неприятное;

- обозначение сфер принадлежности. Респондентам необходимо было указать, к какой сфере жизни относится каждое выделенное событие: общественное событие; в работе; в природе, в семье, во внутреннем мире, досуг, хобби, здоровье, любовь, дружба.

3. Описание и интерпретация жизненных событий с использованием метода фотовизуализации. Респондентам предлагалось принести фотографии из личного альбома, а также присвоенные фотографии из газет, журналов, рекламных проспектов, отражающие самые важные события их жизненного пути (прошлые, настоящие, будущие). Количество фотографий не ограничивалось. Следующим этапом выступал устный рассказ участников исследования о своей жизни посредством интерпретации и описания принесенных фотографий.

В исследовании приняло участие 13 человек, из них 2 мужчин и 11 женщин в возрасте от 20 до 32 лет. В целом было получено 39 работ, разделенных на три группы: 13 работ в письменной форме; 26 - в устной (при обработке информации применялась процедура транскрибирования аудиозаписей), из них 13 работ - расшифрованные нарративные интервью; 13 - расшифрованные фотовизуализированные нарративные беседы.

Обработка полученных данных осуществлялась с помощью метода нарративного анализа. Критериями анализа нарративов выступили: сюжет (событийный ряд, его качественный и количественный состав); форма повествования (диахроническая или синхроническая); структурное оформление (историческое изложение, хроника событий) и темпоральная организация (ориентация на прошлое, настоящее, будущее) [8, 12, 14]. В качестве метода статистической обработки использовался частотный анализ, 8-критерий тенденций Джонкира (как непараметрический критерий, позволяющий выявить тенденции изменения признака при переходе от выборки к выборке при сопоставлении выборок, малых по количественному составу).

В первую очередь было установлено, что среднее количество значимых событий варьирует в зависимости от типа конструкта, воссоздающего жизненный путь. Так, с помощью письменного нарратива участниками исследования выделялось в среднем около 17 значимых событий, с помощью устного нарратива -15, а с помощью процедуры фотовизуализации - 28.

Важно указать, что при проведении нарративного интервью экспериментатором изначально определялся количественный предел важных изменений в жизни респондентов - 15 событий. Большинство участников испытывало затруднения при составлении данного списка. Они с большими усилиями могли припомнить значимые ситуации, с которыми столкнулись на своем жизненном пути. Недостающее число событий компенсировалось планированием будущего.

При проведении процедуры фотовизуализации жизни рассказы респондентов были насыщенны подробностями, речь отличалась связностью, описание каждой фотографии порождало воспоминания о других событиях, не запечатленных непосредственно на снимке, но оказавших влияние на респондента. Говоря о содержании моделей жизненного пути, укажем на

соотношение негативных и позитивных значимых событий, выделенных респондентами. При письменном конструировании число негативных событий (смерть, развод, болезнь, потеря друга и др.) составило 22 % от общего количества выделенных респондентами значимых изменений, при устном внешне заданном повествовании (нарративное интервью) -14, в процессе процедуры фотовизуализации - около 32 %.

Во всех трех случаях (при использовании письменного нарратива, устного нарратива и фотовизуализации) преобладало диахроническое (процессуальное) повествование, характеризующееся структурной трансформацией смысла истории (поэтапное изложение): 1) при письменном изложении 77 % респондентов употребляло диахроническое повествование и 33 % - синхроническое (статическое изложение, характеризующееся структурной непрерывностью смысла); 2) при устном изложении - 85 и 15 %; 3) при устном изложении с применением фотовизуализации - 77 и 33 %.

Посредством структурного анализа установлено, что завершенность в моделировании жизни преобладает при проведении процедуры фотовизуализации -46 % респондентов использовали сюжетную развертку событий, их жизненный путь выступает как процесс, имеющий начало, середину и конец, своего рода завязку и развязку. При письменном моделировании и моделировании посредством нарративного интервью соответственно 85 и 69 % опрашиваемых представили свою жизнь как хронику событий с открытым концом.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Темпоральный анализ нарративов показал, что при письменном конструировании своего жизненного пути все респонденты ориентировались на прошлые события и лишь 31 % респондентов указывали особенности своей жизни на настоящий момент. При устном повествовании с использованием процедур нарративного интервью и фотовизуализации получены схожие данные - в обоих случаях все респонденты (100 %) ориентировались и на прошлое своей жизни, и на настоящие события (события, лежащие в пределах кванта настоящего, который индивидуально выделяли участники исследования). Однако при заданности конструирования своего жизненного пути (при нарративном интервью с элементами каузометрического опроса) 39 % респондентов стремились предположить, какие изменения ждут их в будущем. В процессе процедуры фотовизуализации лишь 23 % участников исследования выделяли ожидаемые события.

Таким образом, было установлено, что наблюдаются различия в содержании, структуре и темпоральной организации вербальных и визуальных конструктов. Процедура фотовизуализации жизни более полно реконструирует жизненный путь человека. Созданная при этом модель жизни имеет историческую и временную завершенность, включает наибольшее количество значимых событий. В противовес теоретическим положениям [11], свидетельствующим, что на фотографии принято запечатлевать наиболее приятные моменты жизни, данные, полученные в процессе эмпирического исследования, показывают, что процедура фотовизуализации актуализирует автобиографические события, в том числе и негативные. Описание и интерпретация готовых фотоизображений способствует установлению

смысловых связей отраженных на снимке событий (действительно, зачастую позитивно окрашенных) с другими значимыми изменениями в жизни. При этом процедура фотовизуализации «заставляет» человека обратиться к своему прошлому, перемещая его в пространственно-временной плоскости.

В целом были выявлены основные особенности вербальных и визуальных конструктов жизненных событий. Посредством вербальных конструктов жизнь репрезентируется человеком в виде хронологии отдельных наиболее ярких (в большей мере позитивных) ситуаций, с отсутствием в ней смысловой завершенности. При этом акцент делается на прошлых событиях, а также на том, что происходит с человеком сейчас и ждет его в будущем. При визуальном конст -руировании своего бытия человек репрезентирует жизнь в виде логически завершенной истории, более насыщенной по содержанию и включающей как позитивные, так и негативные эмоциональные оценки. Таким образом, мы предполагаем, что применение метода фотовизуализации в исследовании жизненного пути человека, коррекции его отношения к жизни, в сравнении с методом вербального конструирования, должно иметь большую эффективность.

Данные теоретические положения и первичные эмпирические результаты позволяют наметить последующие этапы исследования фотографии как способа визуализации бытия человека и его взаимодействия с миром. Предполагается использовать процедуры фотовизуализации (описания и интерпретации личных фотографий) и фотореконструирования [4] в качестве метода коррекции отношения личности к своей жизни, значимым другим, себе и своему внешнему Я.

Литература

1. Степин В.С., Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники. М., 1999.

2. Знаков В.В. Психология человеческого бытия и самопонимание субъекта // Личность и бытие: Теория и методология: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. / Под ред. З.И. Рябикиной, В.В. Знакова. Краснодар, 2005. С. 22-44.

3. Иконникова Н.И. Бытие человека как целостная система: социально-философский аспект: Дис. .д-ра филос. наук М., 2004.

4. Мартин Р. Наблюдение и рефлексия: возвращение взгляда, отреагирование воспоминаний и представление будущего посредством фотографии // Арт-терапия в эпоху постмодерна / Под ред. А.И. Копытина. СПб., 2002. С. 200-221.

5. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М., 1995.

6. Шкуратов В.А. Визуальная культура, видеодигма и визуальные инстанции медиаменальности // Психология управления: проблемы и перспективы. Самара, 2004.

7. Родькин П. Современное визуальное искусство в условиях нового перцептуального вызова. М., 2003.

8. Брунер Дж. Жизнь как нарратив // Постнеклассическая психология. 2005. № 1. С. 9-29.

9. Нуркова В.В. Зеркало с памятью: Феномен фотографии: Культурно-исторический анализ. М., 2006.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

10. Петровская Е. Фото(био)графия: к постановке проблемы // Авто-био-графия. К вопросу о методе: тетради по аналитической антропологии. № 1 / Под ред. В.А. Подо-роги. М., 2001. С. 296-304.

11. Лабунская В.А. Бытие субъекта: самопрезентация и отношение к внешнему Я // Субъект, личность и психоло-

гия человеческого бытия / Под ред. В.В. Знакова, З.И. Рябикиной. М., 2005. С. 235-257.

12. Журавлев В.Ф. Нарративное интервью в биографических исследованиях // Социология: В 4 т. М., 1993-1994. № 34. С. 34-43.

13. Кузьмина И.Б. Ситуативная каузометрия: сбываются ли наши ожидания? // ЫГеЬте и другие новые методы пси-

Ростовский государственный университет

хологии жизненного пути / Сост. А. А. Кроник. М., 1993. С. 107-114.

14. Уайт Х. Метаистория. Введение // Уайт Х. Метаисто-рия: историческое воображение в Европе XIX века. Екатеринбург, 2003.

6 декабря 2006 г.