Научная статья на тему 'Особенности вербального выражения мимики и жестов в английском, немецком и русском языках'

Особенности вербального выражения мимики и жестов в английском, немецком и русском языках Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
4395
476
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МИМИКА / ЖЕСТЫ / КИНЕСИКА / ЛЕКСИЧЕСКАЯ НОМИНАЦИЯ / ВЕРБАЛЬНОЕ ВЫРАЖЕНИЕ МИМИКИ / ЖЕСТОВ И КИНЕСИКИ / ЛЕКСИЧЕСКИЕ (ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ) СРЕДСТВА / НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ СХОДСТВА И РАЗЛИЧИЯ / VERBAL REFLECTING OF THE LEXICAL (PHRASEOLOGICAL) UNITS / NATIONAL (CULTURAL) SIMILARITIES AND DIFFERENСES / FACE EXPRESSION / GESTURES / KINESICS / LEXICAL NOMINATION

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Дмитриева Юлия Владимировна

Статья отражает особенности номинации таких компонентов невербальной семиотики, как мимика и жесты, и раскрывает сходства и различия их вербального выражения в лексико-фразеологической системе английского, немецкого и русского языков.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Peculiarities of the Verbal Nomination of Face Expression and Gestures in the English, German and Russian Languages

The article reflects the peculiarities of the lexical nomination of such components of nonverbal communication as face expression and gestures and reveals similarities and different features between them in the ways of their materialization in the lexical (phraseological) systems in the English, German and Russian languages.

Текст научной работы на тему «Особенности вербального выражения мимики и жестов в английском, немецком и русском языках»

УДК 57,8 ББК 46.913.4

Дмитриева Юлия Владимировна

соискатель кафедра английской филологии Московский государственный областной университет Dmitrieva Yulia Vladimirovna Post-graduate Chair of the English Philology Moscow State Regional University Moscow

Особенности вербального выражения мимики и жестов в английском,

немецком и русском языках The Peculiarities of the Verbal Nomination of Face Expression and Gestures in the English, German and Russian Languages

Статья отражает особенности номинации таких компонентов невербальной семиотики, как мимика и жесты, и раскрывает сходства и различия их вербального выражения в лексико-фразеологической системе английского, немецкого и русского языков.

The article reflects the peculiarities of the lexical nomination of such components of nonverbal communication as face expression and gestures and reveals similarities and different features between them in the ways of their materialization in the lexical (phraseological) systems in the English, German and Russian languages.

Ключевые слова: мимика, жесты, кинесика, лексическая номинация, вербальное выражение мимики, жестов и кинесики, лексические (фразеологические) средства, национально-культурные сходства и различия.

Key words: face expression, gestures, kinesics, lexical nomination, verbal reflecting of the lexical (phraseological) units, national (cultural) similarities and differe^es.

Наибольший интерес к изучению жестов и мимики во всем мире вызвали работы Д. Эфрона, М. Кричли, Ч. Морриса. Серьезным исследованием языка тела с конца 70-х гг. начал заниматься австралийский ученый Аллан Пиз, который является признанным знатоком психологии человеческого общения и автором методики обучения основам коммуникации. Интерес к невербальным средствам общения в XX столетии столь возрос, что выделилась особая область исследований □ кинесика (от англ. kinesics, греч. □ kinesis). Под кинесикой принято понимать зрительно воспринимаемый диапазон движений, выполняющих экспрессивно-регулятивную функцию в общении. Кинесика □ это не только «язык телаП (жесты, мимика, позы, взгляд), но также манера одеваться, причесываться, а также такие движения, которые связаны с

использованием предмета: хлопанье дверью, поскрипывание стулом, почерк. Как видно, кинесика □ понятие, использующееся для обозначения различных движений человека, но чаще всего при изучении движений рук и лица [6, с. 18].

В нашей стране исследование кинетических средств человеческого общения было начато в 60-х-70-х гг. XX в. в работах Б.А. Успенского и Т.М. Николаевой, позднее продолжено О.С. Ахматовой, И.Н. Гореловым, А.А. Капнадзе, Е.В. Красильниковой, Г.А. Ковалевой, В.А. Лабунской, А. А. Леонтьевым и другими учеными. Таким образом, перечисленные факты свидетельствуют о том, что невербальный аспект общения является в определенной степени исследованным, хотя и по сей день в нем имеется достаточно много «белых пятен □ С каждым годом все большим становится убеждение ученых в том, насколько значимым оказываются невербальные средства в ходе взаимодействия людей [7, с. 17].

Теперь обратимся непосредственно к более детальному описанию мимики и жестов в коммуникативной ситуации как невербальных компонентов системы знаков. Кинесика, понимаемая □ в широком смысле слова □ как наука о языке тела и его частей, наряду с паралингвистикой является центральной областью невербальной семиотики. Иногда кинесику отождествляют с техникой тела, включая в неё также незнаковые движения. Однако всё же подавляющее большинство исследователей склоняются к более узкому пониманию кинесики, считая её учением о жестах, прежде всего жестах рук. Кроме того, объектом кинесики являются мимические жесты, жесты головы и ног, позы и знаковые телодвижения [5, с. 43].

В центре мира стоит человек как личность, имеющая тело, душу, речь, т.е. человек с его чувствами и состояниями, мыслями и словами, поступками и эмоциями. Внешний облик человека складывается из многих составляющих. Альфред Бирах в языке лица выделяет язык глаз (а в нем взгляд), носа, рта, подбородка, ушей, лба, кожи, волос, общих жестов держания головы [2, с. 5].

В поведении лица мы выделяем:

- собственно язык лица и соответствующие ЛЕ и ФЕ: to knit one"S brow, die Stirn runzeln, нахмуриться;

- язык глаз: to wink at smb., zublinzeln, подмигивать;

- язык носа: to wrinkle a nose, die Nase r^mpfen, сморщить нос;

- язык рта: to twist one"S mouth, den Mund verziehen, кривить рот;

- язык ушей: to prick up one"S ears, (ganz) Ohr sein, навострить уши;

- язык бровей: to lift one"s eyebrows, die Augenbrauen hochziehen, поднять брови;

- язык губ: to bite one"s lips, sich auf die Lippen beiOen, кусать губы [CERRED, BRGD, DGL].

Рукопожатия и поклоны, снятие головного убора □ жесты и знаки, выражающие разные оттенки отношений и сопровождающие различные ситуации общения. К языку тела относится язык рук, ног, головы, плеч, туловища в целом:

- язык рук: to hold out one"s hand, j-m. die Hand geben, протягивать комун. руку;

- язык пальцев рук: to raise one"s finger, einen Finger heben, вскинуть палец;

- язык ног: to shift from one foot to the other, von einem FuO auf den anderen treten, переминаться с ноги на ногу;

- язык головы: to shake the head, den Kopf schCtteln, замотать головой;

- язык плеч: to shrug one"s shoulders, mit den Achseln zucken, пожать плечами;

- язык туловища: to tremble, am ganzen K^rper zittern, дрожать всем телом [CERRED, BRGD, DGL].

Вербальное отражение кинемы называется номинацией (речением, по мнению Верещагина Е.М., Костомарова В.Г.). Номинацией мимического движения или жеста обычно является полнозначное слово или сочетание слов. Репертуар мимики и жестов и их номинаций, вообще говоря, со сменой языка меняется. С каждой сменой языка у человека, говорящего на нескольких языках, меняется также кинетическое и параязыковое поведение, причем смена невербального кода происходит столь же естественно, сколь и переход к другому естественному языку [4, с. 37].

Как отмечают Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, мимика и жесты, как любое явление действительности, могут быть отражены, описаны вербальной речью. При этом имеется в виду коммуникативное, значащее поведение, которое или непроизвольно выводит вовне внутреннее душевное состояние человека, или направлено на сознательную передачу информации другому человеку, например, махнуть рукой означает смириться с утратой или покачать головой □ сомнение или несогласие с собеседником. Подобные единицы Г.Е. Крейдлин предлагает называть жестовыми фраземами, или жестовыми фразеологизмами [Цит. по 5, с. 58].

Традиционно фразеологическими единицами называют словосочетания, которые выражают единое понятие, в то время как в свободных сочетаниях каждый значимый компонент имеет отдельное значение. Что касается различий между лексической и фразеологической номинацией внешних форм поведения, то стоит отметить, что контекст использования лексических единиц шире, чем фразеологических сочетаний, так как последние передают лишь устоявшиеся значения.

Теперь обратимся к описанию мимических жестов и их роли в передаче эмоций. Очевидно, что по лицам людей в ничуть не меньшей степени, чем по их словам, можно судить об их актуальном эмоциональном состоянии, например, нервничают ли они, удивлены чем-то, сердятся или радуются. Телесные проявления эмоций наблюдаются главным образом в мускульной активности отдельных частей лица человека, его рук, ног и головы, в позах, которые человек принимает, в модуляциях голоса и изменении тона, в особом дыхании и др. По свидетельству М. Аргайла, кинетические средства непосредственно отражают следующие основные группы эмоций: счастливое расположение духа, удивление, страх, печаль, злость, отвращение / негодование, заинтересованность [1, с. 32]. Проведенный анализ

лексикографических словарей [ОБЕКЗ, БОЬ, СЕККЕБ, ЯЕРБ, ВЯОБ] позволяет сделать вывод о том, что количество передаваемых эмоций и смыслов великое множество, и что все они по-разному отражены в трех языках: общее количество эмоциональных состояний и ситуаций общения, рассматриваемых в нашем исследовании □ 92.

Эмоции и их невербальная концептуализация в большей степени связаны с лицом, чем с другими частями тела. Глаза являются важными выразителями эмоций и чувств, следовательно, велико количество лексических и фразеологических единиц с данным компонентом, отражающих изменение эмоционального состояния человека. Например, удивление проявляется на лице человека следующим образом: поднятые брови образуют горизонтальные морщины на лбу; глаза широко раскрыты; приоткрытый рот имеет округлую форму [GFERS, с. 21]. Вербализация удивления возможна при помощи таких словосочетаний, как захлопать глазами, выпучить глаза, to make big eyes, to lift one"s eyebrows, anglotzen (anstarren), die Augenbrauen hochziehen [DGL, CERRED, BRGD].

Неприязнь в словаре A.A. Акишиной, X. Кано, Г.Е. Акишиной трактуется следующим образом: голова наклонена вниз, а глаза подняты на собеседника, выражение лица при этом настороженное [FEGRS, с. 10]. Яркой иллюстрацией выражения неприязни являются такие выражения, как to screw up one"s eyes □ die Augen zusammenkneifen □ прищуриться [CERRED, BRGD, DGL] и так далее.

Лицо и многие связанные с ним мимические жесты и движения, такие как to purse one"s lips, to screw up one"s eyes, die Augenbrauen hochziehen, den Mund aufmachen, надуть губыг, нахмуриться и некоторые другие, не только соотносятся с конкретными эмоциями, но и выполняют определённые коммуникативные и социальные функции. Например, гнев выражается следующими единицами: to clench (grit) one"s teeth, die ZEhne zusammenbeissen, стиснуть зубыг (сжать зубыг). To open one"s mouth, den (seinen) Mund aufmachen, приоткрыть рот являются знаком интереса [CERRED, BRGD, DGL].

Лицо □ это место симптоматического выражения чувств, внутреннего состояния человека и межличностных отношений, то есть одной из главных функций лица является эмотивная. Остальные функции лица □ коммуникативная, то есть передача адресату определенной информации и отражение межличностных отношений, и регулятивная, в частности контактоустанавливающая и контактоподдерживающая функции, например,

лицевые реакции на сообщения других людей. В диалоге даже малейшие изменения лица собеседника бывают чрезвычайно информативными, и на их основе люди часто выносят самые разнообразные по своему характеру суждения о коммуникативном партнере [5, с. 165].

To look smb. straight into the eyes, j-m. gerade (offen) in die Augen sehen, смотреть (прямо) в глаза (в лицо, в упор) указывают на отношение участников коммуникации друг к другу и к самой ситуации, а именно на заинтересованность партнера в теме разговора, на то, что общение может иметь положительный исход. Но ситуация общения может показывать и стремление одного из них выйти из нее □ to purse one"s lips, die Lippen zusammenpressen, поджимать губы или to avert one"s eyes □j-m. das Gesicht abwenden □ отвести глаза (взгляд) в сторону [CERRED, BRGD].

Эмоции могут проявляться в акте коммуникации также и в жестах, доступных внешнему наблюдению. Слово «жест» восходит, по всей видимости, к латинскому gestus, производному от многозначного латинского слова gerere, означающего «действовать» в самом широком смысле этого слова, то есть «делать, носить, нести ответственность, контролировать, выполнять, исполнять и др.» Судя по данным первых английских памятников, где встречается слово gesture, оно имело в тот период времени значение «способ ношения тела, то, как человек стоит или ходит □ За таким словоупотреблением стоят значимые движения рук, ног, корпуса или лица оратора во время произнесения речей для воздействования на слушателей; иначе говоря, оно сближается с современным употреблением термина «жест» [5, с. 46].

Между жестовыми и естественными языками наблюдается определённое сходство. Параллельное существование и взаимодействие языка тела и языка слов в коммуникативном акте возможно в силу того, что глубинные процессы, лежащие в основании невербальной и вербальной деятельности человека, по всей видимости, в существенных отношениях аналогичны, о чём говорят следующие факты:

- в определённых условиях смысл может выражаться только жестами (например, смысл «молчи» и русский жест «йрижать палец к губам□), только

словами или параязыковыми единицами или комбинацией тех и других знаков (смысл Сйди сюда» и русский жест «Поманить пальцем □);

- практически любой элемент невербального поведения, как и элемент языка, может стать компонентом конвенционального соглашения и обрести контекстуальное значение, как, например, проведение рукой по лбу, щелканье пальцами, похлопывание руками;

- жесты, как и языковые единицы, по большей части являются символическими знаками, образуют лексикон языка тела, точно так же, как лексические единицы составляют словарь естественного языка;

- аналогично словам и более крупным единицам языка, жесты способны выступать в разных контекстах и играть разные роли в коммуникативном акте;

- жестовое поведение людей, как и речевое, меняется в пространстве, во времени, а также под действием изменяющихся социоэкономических и культурных условий;

- многие жесты данного языка тела допускают перевод и на соответствующий вербальный язык, и на другой, «иностранный □ жестовый язык, причем проблемы перевода, связанные с жестовыми языками, примерно те же, что и проблемы, касающиеся перевода с одного естественного языка на другой [5, с. 49].

Жестов, сопровождающих и заменяющих нашу речь, великое множество. Но не все из них международные, общепонятные. Существует немало жестов, используемых только в отдельной стране, у одного или нескольких народов и непонятных для других. К счастью, наряду с ними имеются и такие жесты, смысл которых доступен каждому. Среди них: раскрыть объятия (радушие), чесать в затыглке (задумчивость, растерянность), повернуться спиной (показывать неуважение). Однако значение подавляющего большинства, жестов не является столь очевидным: во-первых, потому что многие жесты можно по-разному истолковывать в зависимости от ситуации, а, во-вторых, их необходимо рассматривать в сочетании с другими средствами невербального поведения. Интерпретация жестов не является однозначной и зачастую зависит и от национально-культурной специфики разных народов. Наиболее

устоявшиеся жесты обычно закреплены во фразеологизмах каждого этнического языка, что прослеживается, в частности, на примерах русского, английского и немецкого языков: развести руками (досада, недоумение), to raise one"s hands (to throw/lift up one"s hands, to spread one"s arms, to shrug), die Arme ausbreiten; пожать плечами (сомнение), to shrug one"s shoulders, mit den Achseln zucken; всплеснуть руками (радость, восторг), to throw up one"s hands, die HUnde (Lber den Kopf zusammenschlagen [GFERS, DGL, CERRED, REPD, BRGD].

Правила невербального выражения эмоций, в том числе правила лицевых выражений, являются в своей основе лингво-, культурно- и социальноспецифичными: они меняются от культуры к культуре, от одного социального диалекта к другому и по-разному выражают модификацию выражений лица. Действие этих правил в разных культурах может быть разным [10, с. 170]. Культура человека □ это не только определенный склад мышления и чувствования народа, это также знание языка и свободное владение невербальными кодами, принятыми в данном обществе, это следование выработанным нормам и правилам коммуникативного поведения, заставляющим людей чувствовать и осознавать свою принадлежность к данной культуре, в непременном сочетании с вниманием и уважением к чужой культуре и её носителям [5, с. 151].

«Языковая картина мира» как факт обыденного сознания воспроизводится пофрагментно в лексических единицах языка, однако сам язык непосредственно этот мир не отражает, он отражает лишь способ представления (концептуализации) этого мира национальной языковой личностью, и поэтому выражение «языковая картина мира» в достаточной мере условно: образ мира, воссоздаваемый по данным одной лишь языковой семантики, скорее схематичен, так как его фактура сплетается преимущественно из отличительных признаков, положенных в основу категоризации и номинации предметов, явлений и их свойств, и для адекватности языковой образ мира корректируется эмпирическими знаниями о действительности, общими для пользователей определённого естественного языка [3, с. 124].

При сравнении трех этнолингвокультур ведущим является вопрос о сходствах и различиях определенных кинем по типам эмоций, так как одна и та же эмоция в разных языках может выражаться различными лексикофразеологическими средствами. Например, недоверие выражается to shake one"s head; to threaten smb. with a finger □ в английском языке; den Kopf schCtteln (den Kopf wiegen); to lose interest in doing smth.; etwas aufgeben (etwas sich beruhen lassen) □ в немецком и покачать головой (недоверчиво); в раздумье поглаживать (свои бакены); лукаво погрозить кому-н. пальцем; помахать пальцем перед носом; махнуть рукой скептически □ в русском. В то же время лексические единицы to purse one"s lips, die Lippen zusammenpressen, поджимать губы используются при выражении беспокойства, отказе выходить на контакт, намека на что-л., недовольства, обиды и отчуждения [GFERS, DGL, CERRED, REPD, BRGD].

Все это указывает на тот факт, что, несмотря на наличие тождественных единиц, передающих универсальные эмоции, существует огромное количество лексических и фразеологических единиц, являющихся частичными семантическими соответствиями, а также безэквивалентными единицами, характерными только для определенной этнолингвокультуры и отсутствующими в сознании представителей другой, что свидетельствует о специфическом национально-культурном характере невербального поведения в каждой из рассматриваемых стран.

Как указывает А. Вежбицкая, «русские активно и вполне сознательно СЬтдаются во власть» стихии чувств□ Идея активности эмоциональных проявлений и ее воплощение, как вербальное, так и невербальное, не являются, однако, универсальными: бурное проявление эмоций несвойственны в целом, например, англосаксонской и немецкоязычной культуре [3, с. 43].

Приняв во внимание все вышесказанное, можно отметить, что жесты, как и мимика, чрезвычайно важны в ежедневном процессе коммуникации между представителями одной культуры, но вызывают значительные затруднения в межкультурном взаимодействии, на что указывают многочисленные

теоретические и практические исследования в области невербальной семиотики.

Таким образом, культурно-национальная интерпретация лексикофразеологического пространства, связанного с невербальным поведением человека в коммуникативной ситуации, позволяет понять механизмы, участвующие в формировании картины мира, в том числе огромную роль человека в самопознании, познании реального мира, его миропонимании и мировосприятии человека и этноса в целом.

Библиографический список

1. Argyle, M. Gaze, Mutual Gaze and Proximity [Text] / M. Argyle, R. Ingham // Semiotica. П1972. □ V. 6. □ №1. □ p. 32-49.

2. Бирах, А. Психология мимики [Текст] / А. Бирах. □ М.: Маркетинг, 2004. -152 с.

3. Вежбицкая, А. Язык. Культура. Познание [Текст] / А. Вежбицкая. □ М.: Русские словари, 1996. □ С. 43, 124.

4. Верещагин, Е.М. О своеобразии отражения мимики и жестов вербальными средствами (на материале русского языка) [Текст] / Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров // Вопросы языкознания. П1981. □ № 1. □ С. 36 □ 47.

5. Крейдлин, Г. Е. Невербальная семиотика [Текст]: язык тела и естественный язык / Г. Е. Крейдлин. □ М.: Новое литературное обозрение, 2004. □ 584 с.

6. Леонтьев, А. А. Психологические особенности деятельности лектора [Текст] / А. А. Леонтьев. □ М.: Знание, 1981. □ С. 18.

7. Руденский, Е. В. Социальная психология [Текст]: Курс лекций / Е. В. Руденский. □ М.: ЛНФРА-М; Новосибирск: НГАЭиУ, 1997. □ С. 17.

Словари

1. Акишина, А. А. Жесты и мимика в русской речи: лингвострановедческий словарь / А.А. Акишина, X. Кано, Г. Е. Акишина. □ М.: Русский язык, 1991. -144 с.

2. Большой русско-немецкий словарь / Под ред. К. Лейна. □ 16-е изд., стереотип. □ М.: Русский язык, 2002. □ 736 с.

3. Дмитриева, Л.И. Словарь языка жестов / Л.И. Дмитриева. □ АСТ, Астрель, Русские словари, Ермак, 2003. □ 320 с.

4. Дубровин, М.И. Современный англо-русский и русско-английский словарь: 180 000 слов, словосочетаний и идиоматических выражений / М.И. Дубровин. □ 4-е изд., стереотип. □ М.: Цитадель-трейд: РИПОЛ КЛАССИК: Дом. XXI век, 2007. □ 992 с.

5. Квеселевич, Д.И. Русско-английский фразеологический словарь / Д.И. Квеселевич. □ 3-е изд., стереотип. □ М.: Русский язык, 2001. □ 705 с.

Bibliography

1. Argyle, M. Gaze, Mutual Gaze and Proximity [Text] / M. Argyle, R. Ingham //

Semiotica. П1972. □ V. 6. □ №1. □ P. 32-49.

2. Birakh, А. The Psychology of Face Expression [Text] / А. Birakh. □ М.: Marketing, 2004. -152 p.

3. Kreidlin, G.E. The Non-Verbal Semiotics [Text]: The Body Language and Verbal

Language / G.E. Kreidlin. □ M.: The New Fiction Review, 2004. □ 584 p.

4. Leontiev, A. A. Psychological Peculiarities of a Lecturers Activity [Text] / A. A. Leontiev. □ M.: Knowledge, 1981. □ P. 18.

5. Rudensky, E. V. Social Psychology [Text]: The Course of Lectures / E. V. Rudensky. □ M.: INFRA-М; Novosibirsk: NSAEaM, 1997. □ P. 17.

6. Vereshchagin, E.M. About Peculiarities of the Verbal Nomination of Face Expression and Gestures (In the Russian Language) [Text] / E.M. Vereshchagin, V. G. Kostomarov // The Problems of Linguistics. □ 1981. □ № 1. □ P. 36 □ 47.

7. Vezhbitskaya, A. Language. Culture. Cognition [Text] / A. Vezhbitskaya. □ M.: The Russian Dictionaries, 1996. □ P. 43, 124.

Dictionaries

1. Akishina, A.A. Gestures and Face Expression in the Russian Speech: Socio-Cultural dictionary / A.A. Akishina, H. Kano, G.E. Akishina. □ M.: The Russian Language, 1991. □ 144 p. [GFERS]

2. Dmitrieva, L.I. The Dictionary of Gesture Language / L.I. Dmitrieva. □ AST, Astrel, The Russian Dictionaries, Yermak, 2003. □ 320 p. [DGL]

3. Dubrovin, M.I. The Contemporary English-Russian and Russian-English Dictionary: 180 000 Words, Expressions and Idioms / M.I. Dubrovin. □ The 4th Ed. Stereotyped. □ M.: Zhitadel-trade: RIPOL CLASSIC: House XXI Century, 2007. □ 992 p. [CERRED]

4. Kveselevich, D.I. The Russian-English Phraseological Dictionary / D.I. Kveselevich. □ The 3rd Ed. Stereotyped. □ M.: The Russian Language, 2001. □ 705 p. [REPD]

5. The Great Russian-German Dictionary / Ed. by K. Leyn. □ The 16th Ed. Stereotyped.^ M.: The Russian Language, 2002. □ 736 p. [BRGD]

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.