Научная статья на тему 'Особенности учета численности спецпереселенцев в Коми АССР в 1930-1950-е годы'

Особенности учета численности спецпереселенцев в Коми АССР в 1930-1950-е годы Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1092
159
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
УЧЕТ ЧИСЛЕННОСТИ СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ / МАССОВЫЕ НАСИЛЬСТВЕННЫЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ / ИСТОЧНИКИ / ВЫСЕЛЕНЦЫ / ССЫЛЬНЫЕ / РЕПАТРИИРОВАННЫЕ / КОМИ АССР

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Игнатова Надежда Максимовна

В статье рассматриваются особенности учета спецпереселенцев (высланные в ходе массовых насильственных переселений с мест постоянного проживания) в Коми АССР в 1930-1950-е гг. Проанализированы функции государственных органов и ведомств, контролировавших учет высланных. Показана специфика отдельных групп статистических источников. Анализ особенностей учета в Коми АССР позволяет сделать некоторые

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Особенности учета численности спецпереселенцев в Коми АССР в 1930-1950-е годы»

Оп. 1. Д. 11. Л. 14, 15; Ф. - Р. 382. Оп. 4. Д. 45. Л. 58-63; Ф. - Р. 804. Оп. 2. Д. 58. Л. 47; Советская экономика в период Великой отечественной войны. - М., 1970. -

С. 128.

12

Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. Т. 2. -М., 1957; Законодательные и административно-правовые акты военного времени с

22 июня 1941 г. по 22 марта 1942 г. - М., 1942; Коммунистическая партия в Великой Отечественной войне (июнь 1941 г. - 1945 г.) : документы и материалы. - М., 1970;

ОГАЧО. Ф. - Р. 274. Оп. 3. Д. 69. Л. 8; Ф. - Р. 382. Оп. 2. Д. 350. Л. 1.

13

Опыт российских модернизаций : ХУШ-ХХ века. - М., 2000. - С. 61, 68.

14 Выявлено и подсчитано автором по материалам ОГАЧО. Ф. - П. 288. Оп. 3. Д. 698. Л. 106; Оп. 9. Д. 116. Л. 12; Д. 292. Л. 31; Ф. - Р. 382. Оп. 4. Д. 33. Л. 30, 30 об.; Д. 45. Л. 63-66; Ф. - Р. 485. Оп. 8. Д. 540. Л. 36; Ф. - Р. 804. Оп. 2. Д. 57. Л. 25; Д. 75. Л. 38.

15 Подсчитано автором по: ОГАЧО. Ф. - П. 288. Оп. 4. Д. 209. Л. 1; д. 211. Л. 1. 1 об.

16 Подсчитано автором по материалам ОГАЧО. Ф. - Р. 382. Оп. 4. Д. 38. Л. 73-75; Ф. - Р. 485. Оп. 17. Д. 33. Л. 75 об.; Ф. - Р. 663. Оп. 1. Д. 30. Л. 139.

17 Подсчитано автором по: ОГАЧО. Ф. - П. 288. Оп. 7. Д. 199. Л. 1, 1 об.; Оп. 8.

Д. 187. Л. 1, 1 об.

18 ОГАЧО. Ф. - П. 288. Оп. 4. Д. 166. Л. 110. 111; Д. 187. Л. 23; Д. 351. Л. 13; Оп. 8. Д. 132. Л. 97; Д. 168. Л. 240; Д. 171. Л. 23; Ф. - Р. 382. Оп. 4. Д. 31. Л. 95; Ф. -Р. 1362. Оп. 1. Д. 312. Л. 54; Челяб. рабочий. - 1943. - 6 окт.

Н. М. Игнатова

ОСОБЕННОСТИ УЧЕТА ЧИСЛЕННОСТИ СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ В КОМИ АССР В 1930-1950-е ГОДЫ

В статье рассматриваются особенности учета спецпереселенцев (высланные в ходе массовых насильственных переселений с мест постоянного проживания) в Коми АССР в 1930-1950-е гг. Проанализированы функции государственных органов и ведомств, контролировавших учет высланных. Показана специфика отдельных групп статистических источников. Анализ особенностей учета в Коми АССР позволяет сделать некоторые выводы о статистическом учете насильственно высланных в целом.

Ключевые слова: учет численности спецпереселенцев, массовые насильственные переселения, источники, выселенцы, ссыльные, репатриированные, Коми АССР.

Проблема массовых насильственных переселений в 1930-1950-е гг. в исторической науке на сегодняшний день является достаточно разработанной. Намечены основные пути исследования, выработаны методологические подходы к данной проблеме. Из разряда популярных тем изучение массовых репрессий окончательно перешло в разряд научных фундаментальных исследований.

Первые научные публикации по проблеме спецпереселения в СССР были посвящены анализу численности спецпереселенцев, высланных в различные регионы государства в 1930-1950-е гг. в рамках коллективизации, депортаций, репатриации и других репрессивных мероприятий государства. На сегодняшний день из обобщающих работ общероссийского уровня необходимо выделить работы В. Н. Земского,

которые содержат большой статистический материал, обосновывающий предложенную автором периодизацию, а также работы В. Б. Жиромской, С. А. Красильникова и др.1 Численность спецпереселенцев на Европейском Севере в начале 1930-х гг. подробно рассмотрена в работах Н. А. Ивницкого2 Анализ изменений численности спецпереселенцев на территории Коми АССР представлен в публикациях Н. Ф. Бугая, Л. С. Шабаловой, Г. Ф. Доброноженко, Н. М. Игнатовой, Н. П. Безносовой и др.3

Процесс заселения спецпереселенцев (граждане, высланные в принудительном порядке в рамках репрессивной политики государства с мест постоянного проживания в отдаленные районы страны в 1930-1950-е гг.) в Республику Коми условно можно разделить на три этапа по массовости заселения:

1930-1931 гг. - заселение 40325 «бывших кулаков» (раскулаченные в ходе коллективизации крестьяне);

1940-1943 гг. - заселение 19388 «польских осадников и беженцев» (выселенные из Западной Украины и Западной Белоруссии польские граждане) и 8141 немцев, (раскулаченные в 1930-е гг. немцы Поволжья, повторно переселенные из Западных областей),

1944-1950-е гг. - переселение 5531 ОУНовцев (члены семей участников «организаций украинских националистов»), 3655 граждан Молдавии и Литвы, 12942 немцев (граждане СССР немецкой национальности, переселенные в ходе репатриации), 9847 «власовцев» (граждане СССР, побывавшие в плену, и коллаборационисты); 1950-е гг. -начало освобождения спецпереселенцев от режима ограниченного поселения.

В целом периодизация выселения в Коми АССР соответствовала общему процессу спецпереселения в стране. Особенность состоит в том, что потоки депортаций (выселения малых народностей) практически не коснулись регионов Европейского Севера.

Выселения больших групп населения с мест постоянного проживания обосновывались различными политическими причинами. Однако реальные причины состояли больше в экономической необходимости определенных регионов. Спецпереселенцы, выселяемые в основном в малозаселенные и стратегически важные в плане индустриального развития страны районы, восполняли недостаток рабочей силы. В этом отношении важным было вести точный учет заселяемых в регионы спецпереселенцев. Во многих случаях это было трудновыполнимой задачей. Если достаточно точно можно сказать, сколько человек было выселено из какого-либо региона, то по регионам, куда заселяли спецпереселенцев, вследствие высокого уровня смертности и побегов данные по численности спецпереселенцев, зафиксированные в документах, расходятся и поэтому в некоторой степени являются приблизительными. Это относится и к данным по спецпереселенцам, расселенным на территории Коми АССР.

Следует выделить три основные группы источников по проблеме численности спецпереселенцев, первая - материалы НКВД / МВД Республики Коми и НКВД / МВД СССР, которые являются наиболее систематизированными, вторая - делопроизводственная документация государственных и партийных органов, отвечающих за обустройство спецпереселенцев, а также промышленных предприятий, использовавших спецпереселенцев на работах, и третья - материалы органов ЗАГС. Несмотря на достаточно широкий круг источников, проблема численности спецпереселенцев остается достаточно сложной. Это связано с тем, что, во-первых, архивные данные отличаются противоречивостью, прежде всего на региональном уровне, вследствие

* 1929-1936 гг. - Коми автономная область, 1936-1991 гг. - Коми АССР, с 1991 г. - Республика Коми.

В тексте данной статьи термин «спецпереселенцы» используется, как обобщающий, под которым понимаются все категории выселенных с мест постоянного проживания, проживающие в рассматриваемый период в режиме ограниченного поселения.

чего в публикациях различных авторов существуют значительные разногласия и несоответствия. Информация о численности спецпереселенцев в архивах Республики Коми раздроблена и разнесена по документам разных фондов. Нередко документы одного типа, хронологические и тематические продолжающие друг друга, представлены фрагментарно. Также зачастую в статистических документах уже утвержденных имеются исправления от руки. Во-вторых, учет числа спецпереселенцев на местах, особенно в первые годы заселения, был не налажен. Практиковалось, в частности, перебрасывать спецпереселенцев на работы с одного поселка в другой, поэтому зачастую точного числа спецпереселенцев коменданты указать не могли. Кроме того, наиболее полные статистические данные, хранящиеся в архивах МВД, представлены в основном с 1941 г.

В 1930-е гг. регистрация спецпереселенцев велась райкомендатурами НКВД (МВД) и райисполкомами, оттуда сведения (карточки учета) должны были поступать в органы ЗАГС, которые вели общий учет населения и, в том числе, спецпере-селенцев. Учет спецпереселенцев велся по карточной системе, составлялись алфавитные семейные карточки, одна карточка на семью. Отмечалось прибытие, убытие, трудоспособность, браки, рождения, смерти. Отдельно велся учет глав семей и членов семей, находящихся в ИТЛ. Для учета спецпереселенцев выделялись специальные лица, непосредственно находящиеся под руководством коменданта, либо выделялись участковые уполномоченные для ведения учета4. Помимо посемейного учета комендатами велся учет в целом по спецпоселку. Форма № 1 учетных документов предполагала регистрацию общего количества спецпереселенцев (мужчины, женщины, дети), находящихся в спецпоселках, отмечалось сколько убыло, прибыло и по какой причине (возвращено бежавших, родилось, умерло, передано в детские дома, бежало и т. д.). Форма № 8 предполагала учет трудового использования спецпересе-ленцев (количество трудоспособных и занятых на работах, средняя зарплата на одного работающего и т. д.)5.

В целом учет спецпереселенцев находился под контролем органов НКВД / МВД и все учетные документы, в частности, по Коми АССР, хранились в архивном отделе НКВД / МВД Коми АССР. Исходя из разъяснений архивного отдела ГУЛАГа НКВД СССР от 14 марта 1940 г. личные дела спецпереселенцев, освобожденных из спецпоселков подлежали хранению в течение 10 лет, находящихся в бегах - постоянно, спецпереселенцев-одиночек, умерших в спецпоселках, - 5 лет. Учетные карточки на переселенцев (картотека) подлежали постоянному архивному хранению. В связи с данным положением многие учетные документы по спецпереселенцам в Коми АССР были уничтожены уже в период спецпереселений, в 1930-1950-е гг.6

Исследователь С. И. Старостин утверждает, что в 1950-1960-е гг. в спецфондах МВД была уничтожена большая часть дел по «кулацкой ссылке» и на хранении остались лишь архивные карточки оперативного и семейного учета, в которых содержатся ограниченные сведения: фамилия, имя, отчество, год и место рождения, год применения репрессий, место проживания до применения репрессий, где состоял на учете и до какого времени, на каком основании освобожден, состав семьи7. Содержание именно таких карточек вошло в списки раскулаченных, переселенных в Коми область в 1930-1931 гг., которые были опубликованы в Республике Коми в 2001 г. в Мартирологе «Покаяние» (Т. 4. Ч. 1, 2. Сыктывкар, 2001)

В начале 1940-х гг. в НКВД произошли преобразования, которые коснулись в том числе работы по учету и контролю за численностью насильственно переселенных лиц. В начале 1941 г. НКВД направил начальникам первых спецотделов НКВД / УНКВД республик, краев, областей и Начальникам ОТСП следующее распоряжение:

В соответствии с приказом НКВД СССР № 00232 от 28 февраля l94l г. ОТСП ГУЛАГ НКВД передает l Спецотделу НКВД СССР следующие функции:

1. Персональный учет спецпереселенцев (осадников и беженцев) в центре и в республиках, краевых и областных отделах (отделениях) труд и спец поселений НКВД / УНКВД.

2. Посемейный учет трудпоселенцев в республиках, краевых, областных ОТСП НКВД / УНКВД

3. Учет персонального движения спецпереселенцев по центральным, республиканским, краевым, областным картотекам ОТСП.

В соответствии с этим предлагаем:

Отделам (отделениям, инспекциям) ТСП НКВД/ УНКВД сдать, l-м Спецотделам НКВД / УНКВД республик, краев, областей принять картотеки посемейного и персонального учета спец и трудпоселенцев республиканских, областных и краевых аппаратов ОТСП.

Примечание: картотеки райкомендатур передаче l-м спецотделам

НКВД / УНКВД не подлежат.

Впредь внеочередное донесения о персональном движении спецпереселенцев, установленные табелем внеочередных и срочных донесений, разосланным УИТК и ТП ГУЛАГ на места l6 дек. l940 г. за №35/294320, о возвращенных из бегов; освобожденных из мест заключения; освобожденных из спецпоселков; прибывших из других республик, краев и областей; переданные в инвалидные дома; переданных на иждивение, переведенных в другие республики, края и области; осужденных; умерших, а также списки и карточки родившихся и переданных в детские дома - в Отдел Трудовых и Специальных поселений ГУЛАГ НКВД СССР не направлять.

Эти данные на контингент, достигнувший l6 лет, должны направляться комендатурам непосредственно в l-e спецотделы НКВД/ УНКВД в сроки, предусмотренные табелем (срочных донесений - НМ); движение же континегента, не достигшего l6-летнего возраста, учитывается только по картотекам райкомендатур.

Остальная внеочередная отчетность по труд и спецссылке, установленная тем же табелем, о побегах, о вспышках эпидемий, о чрезвычайных происшествиях на поселках и на работах предоставляется в прежнем порядке, те в Отдел Трудовых и Специальных Поселений ГУЛАГ НКВД СССР8.

В августе 1941 г. в разъяснении № Е-31 / 739141, разосланном местным органам НКВД, еще раз определялось, что учет трудпоселенцев должен вестись в трех инстанциях: в ОТСП (отдел труд- и спецпоселений) УНКВД - по карточкам посемейного учета и общим статистическим данным, в районных комендатурах - по карточкам посемейного учета и личным делам трудпоселенцев и в поселковых комендатурах - по книгам посемейного учета9. То сеть учет спецпереселенцев сохранил общие формы - это посемейный и общий статистический учет. Посемейный учет производился в поселках поселковыми комендантами по книгам посемейного учета и двумя семейными карточками по форме № 3, из которых одна хранилась в комендатуре, а вторая в ОТСП НКВД Коми АССР. В данной картотеке отмечалось и движение трудпоселенцев10.

В Коми АССР контроль за высланными в спецпоселки осуществлял отдел специальных и трудовых поселений НКВД Коми АССР. На 1 апреля 1945 г. в аппарат ОСП входило восемь человек - начальник, два старших оперуполномоченных, три оперуполномоченных, один помощник оперуполномоченного, одна секретарь-машинистка. Учет спецпереселенцев в 1940-е гг. практически полностью находился в ведении органов НКВД. Органы ЗАГС в отличие от 1930-х гг. общим учетом спец-

переселенцев практически не занимались. Прежде всего, вследствие того, что осенью 1941 г. были ликвидированы 49 спецпоселковых ЗАГСов в Летском, Сыктыв-динском и Усть-Вымском районах11.

Работа в органах ЗАГС в 1930-е гг. не была налажена. В документах Севкрай-исполкома отмечалось: «Органами ЗАГС не уделяется должного внимания надлежащей постановке учета естественного движения спецпереселенцев, регистрационные карточки не заполняются и органы ЗАГС их не требуют. Ни в одном из спецпоселков не было проведено обследование работы ЗАГС. Регистрация производится не своевременно и со стороны райисполкомов мер к устранению этих ненормальностей никаких не принимается»12. Полные сведения по естественному движению населения в спецпосел-ках отсутствовали, но отдельные сведения все же имелись. Например, среди спецпере-селенцев Сысольского района в 1932 г. было зарегистрировано 5 браков, 85 рождений и 125 смертей, в Усть-Куломском районе - 6 браков, 80 рождений, 199 смертей, в Сык-тывдинском районе - 1 брак, 19 рождений, 47 смертей13.

В органах ЗАГС заполнялись актовые записи о рождении, смерти, браках и разводах спецпереселенцев. Основная масса документов относится к периоду 1932-1941 гг., частично представлены данные за период 1941-1949 гг. Этот источник крайне противоречивый, так как он содержит комплекс данных по демографической ситуации в спецпо-селках Коми края, но эти данные неполные в силу того, что органы ЗАГС работали нерегулярно и не во всех спецпоселках, при этом не всегда, например, по случаю смерти спецпереселенцев заполнялись актовые записи. Однако, это единственный источник, который позволяет судить о тенденциях, характерных для демографической ситуации в спецпоселках. Например, сведения о брачности в других источниках отсутствуют. Всего в 1937 г. в Коми АССР работало 180 органов ЗАГС, в том числе 39 в спецпоселках14.

Сведения о составе населения спецпоселков поступали в органы ЗАГС на официальных бланках, либо рукописно, но в соответствии с необходимой формой. Формы были подробные и сведения, представленные в соответствии с требованиями содержали полную информацию как о половозрастном составе населения, так и об использовании труда спецпереселенцев, побегах из спецпоселков и др. Например, актовые записи о рождении включали 18 пунктов: спецпоселок, сельсовет, район, ФИО, дата рождения, ФИО родителей, возраст и национальность родителей, имеют ли родители средства существования или живут за средства другого лица, занятие и специальность родителей, место работы родителей, место постоянного жительства, сколько времени проживают родители в спецпоселке и др. Акты о смерти включали

16 пунктов: ФИО, национальность, пол, дата смерти, возраст, имели ли свои средства существования, занятия, место работы, место постоянного жительства, сколько жил умерший в месте регистрации смерти, причина смерти, предъявленные врачебные документы и др.15 Акты о гражданском состоянии (рождение, смерть, брак, развод) были оформлены на русском и коми языках. На каждом бланке ставились подпись и печать коменданта спецпоселка.

Как уже было сказано выше, актовые записи являются источником, который можно использовать только в совокупности с другими данными, так как информация, в них неполная. В подшивке актовых записей, например, может быть подшито пять актов, но пронумерованы они с 9 по 14, при этом неизвестно, где первые восемь актов, или акты могут быть пронумерованы с первого по 14, но акт под номер 6 отсутствует. Открытым остается вопрос о том, как считать, по наличию актов, независимо от нумерации актов, или необходимо учитывать номера, проставленные в актах.

Нередко при учете различных групп населения невнимательное отношение к национальному составу местного населения и спецпереселенцев вело к искажению

данных. В частности в 1937 г. от начальника УНХУ Коми АССР в Управление народно-хозяйственного учета РСФСР (сектор учета населения и здравоохранения) на запрос № 13/2 от 21 мая 1937 г. из Москвы был отправлен следующий ответ: «В связи с Вашими замечаниями к годовой разработке естественного движения населения 1936 г., УНХУ Коми АССР сообщает, что в Коми АССР проживает значительное количество немцев, имеются также и ненцы. Ввиду этого карточки 1936 г. были вновь пересмотрены, в результате чего в карточках по сельской местности нашлись карточки, в которых отмечены национальность «ненцы», последние были включены к немцам». Письмо было сопровождено исправленной таблицей, с просьбой ранее высланные таблицы аннулировать16.

В 1940-е гг. на учете Отдела трудовых и специальных поселений НКВД СССР в 1941 г. находились трудпоселенцы, спецпереселенцы и ссыльно-поселенцы. Отдел спецпоселений состоял из двух отделений, первое отделение курировало трудссыл-ку, второе отделение - спецссылку и ссыльнопоселенцев17. Как указывает исследователь В. А. Исупов, сведения о естественном и механическом движении населения Советского Союза в годы Великой Отечественной войны фиксировались с очень большими погрешностями, несмотря на то, что государство было крайне заинтересовано в определении мобилизационных и трудовых ресурсов. По его мнению, за рамками статистического наблюдения остались заключенные, ссыльные, высланные,

армия и контингент госпиталей. В 1942 г. эти группы населения составляли почти 25

18

млн чел. В 1945 г. они насчитывали 16 млн человек.

В связи с тем, что в годы войны движение спецпереселенцев по стране, прежде всего депортированных, было постоянным и масштабным, в рамках общего статистического учета периодически проводился общий переучет всех спецконтингентов. В 1943 г., 10 марта, НКВД СССР указал всем НКВД союзных и автономных республик, а также начальникам УНКВД краев и областей, что в соответствии с приказом НКВД СССР № 002559 от 20 ноября 1942 г. необходимо проверить состояние работы отделов, отделений, инспекций трудовых и специальных поселений, районных и поселковых комендатур по учету, трудиспользованию и режиму содержания трудпо-селенцев и ссыльнопоселенцев, устранив выявленные при проверке недочеты в их работе; провести переучет всех трудпоселенцев и ссыльнопоселенцев19.

Необходимость проведения общего переучета возникала вследствие того, что одной из главных задач ОТСП во время войны был учет детей спецпереселенцев, которые призывались на фронт, и учет ближайших родственников призванных спецпереселен-цев, так как по закону они подлежали освобождению из ссылки. Многонациональный состав спецпереселенцев также определял некоторые особенности учета. В частности, выпущена была специальная инструкция по учету поляков и евреев, так как их фамилии во многих случаях фиксировались неправильно, и это приводило к проблемам при учете перемещения определенных лиц. Например, в 1941 г. были переоформлены частично карточки на польских граждан, «в которых были допущены дефекты»20.

В Коми АССР особое внимание численности «осадников и беженцев» и количеству «польских учреждений» (социальных объектов, организованных союзом польских патриотов) уделялось в 1942-1943 гг. Детально учитывалось, сколько человек проживало в поселках, сколько детей было в детских домах и инвалидов в инвалидных домах. Происходило это потому что «польские учреждения» передавались в собственность советских органов. Параллельно с учетом численности поляков, происходила опись имущества. В частности в «Сводке о приемке польских благотворительных учреждений на

4 марта 1943 г.» по Коми АССР указывались следующие данные: 2 инвалидных дома -

21

89 человек, 5 детдомов - 314 детей, 10 детсадов - 216 детей .

Относительно общего учета жителей спецпоселков ОТСП НКВД Коми АССР в феврале 1942 г. отмечал: «Учет трудпереселенцев не приведен в надлежащий порядок. Много трудпереселенцев, состоят на учете в одном, а работают в другом спец-поселке, что затрудняет личную проверку трудпоселковыми комендантами трудпо-

селенцев. Некоторые коменданты состоящих на учете трудпоселенцев не видели

22

лично на протяжении ряда лет» .

Следует отметить, что определенное несоответствие в учете разных категорий высланных происходило из-за того, что одни и те же группы спецпереселенцев в разные годы обозначались по-разному: трудпереселенцы, трудссылка, спецпересе-ленцы, спецконтингент. Если в 1930-е гг. была выслана одна категория - «бывшие кулаки», то они все именовались «спецпереселенцы». В 1940-1945 гг. «бывшие кулаки» и немцы, высланные с территории бывшей республики немцев Поволжья, входили в категорию «трудпоселенцы» («трудпереселенцы» или «трудссылка»). К спецпереселенцам относились поляки, евреи и другие депортированные. К спецкон-тингенту также относились ссыльнопоселенцы, то есть выселенные не в административном порядке, а по приговору судебных органов. В 1950-е гг. было разделение на выселенцев, в Коми АССР к ним относились чечено-ингуши, калмыки, выселенные из Крыма, немцы, выселенные из Грузии, и спецпоселенцев (члены семей ОУНовцев, «немецкие пособники», выселенные из Литовской ССР, «указники», «власовцы», «фольксдойче», «бывшие кулаки»).

В 1940-е гг. в статистических документах появляются новые категории граждан, определенных к проживанию в местах ограниченного режима, в частности, ссыльнопоселенцы. Зачастую в регионах руководство не придавало особого значения, к какой категории относятся вновь прибывающие партии выселенных с мест постоянного проживания, к ссыльным или спецпереселенцам. Поэтому нередко происходила путаница, которая на современном этапе оставляет определенную трудность для исследователей при статистических подсчетах вышеназванных категорий.

В Коми АССР в 1943 г. было учтено 1241 «ссыльнопоселенцев, высланных на 20 лет из Прибалтийских республик и Молдавской ССР». К февралю 1944 г. количество

23

ссыльнопоселенцев в Коми АССР увеличилось до 1431 человека . За вторую половину 1945 г. в Коми АССР прибыли спецпереселенцы из Литовской ССР в количестве 1286 человек. Их учитывали вместе со ссыльнопоселенцами. В итоге в конце 1945 г. было учтено ссыльнопоселенцев и спецпереселенцев высланных к 1945 г. в Коми АССР из Прибалтийских ССР и Молдавской ССР всего 2154 человек, в том числе 396 мужчин, 1120 женщин и 665 детей24. При этом в различных учетных документах под цифрой 2154 указывалось «ссыльнопоселенцы», «спецпереселенцы-литовцы» или «высланные из Прибалтийских республик». В 1950-е гг. учет литовцев высланных на спецпоселение и высланных в ссылку велся уже раздельно.

В конце войны в Коми АССР направлялись репатриированные всех категорий, как уроженцы коми для свободного проживания, так и ограниченные в правах проживания спецпереселенцы немцы-граждане СССР и «власовцы». Так как в Коми АССР одновременно стали прибывать репатриированные и в спецпоселки и в коми села, то возникала путаница. Например, в течение 1945 г. выясняли, к какой категории относятся неучтенные по Сторожевскому району четыре человека репатриированных, к концу года список репатриированных уже включал 70 человек по району. Для прояснения ситуации НКВД Коми АССР в октябре 1945 г. было издано следующее разъяснение:

В связи с запросами с мест, считать ли репатриированными военнослужащих, прибывших с территории Германии - разъясняется:

Военнослужащие, прибывшие из Германии через проверочно-фильтрационные пункты, считаются репатриированными и при прибытии к месту жительства они должны быть взяты на учет и проверяются в соответствии с приказами НКВД и НКГБ СССР №00865 1945 г.

Военнослужащие, прибывшие из Германии через воинские части, к числу репатриированных не относятся.

Одновременно прошу, своевременно представлять согласно данных приказов сведения: месячные - к 1-му числе следующего за отчетным месяца, декадные - к 1,

10 и 20 числу ежемесячно с приложением учетных карточек формы № 125.

В 1949 г. был проведен последний общий переучет выселенцев-спецпоселенцев в соответствии с приказами МВД СССР № 067 от 7 февраля и № 00165 от 19 февраля 1949 г. На территории Коми АССР переучет проводился с 20 февраля и был завершен

15 марта 1949 г. В результате проведенного переучета выселенцев-спецпоселенцев по состоянию на 15 марта всего было анкетировано - 27043 человек2б.

Спецпереселенцы заселялись в Республику не только в спецпоселки, но и в лагеря, и в течение 1940-х годов эта тенденция расширялась. Так как лагеря и спецпоселки имели разное структурное подчинение, то определить численность спецпереселенцев в лагерях до 1950-х гг. достаточно проблематично. В 1949 г. прошла общая перепись всех спецпереселенцев, проживающих в спецпоселках и лагерных пунктах. После проведения переписи, выяснилось, что в общей численности спецпереселенцев по регионам не учитывалось значительное количество лиц, размещенных в лагерях.

По статистике МВД общая численность спецпереселенцев в отчетных документах сильно разнится. По одним данным МВД, на 1 января 1950 г. в Коми АССР насчитывалось 27307 спецпереселенцев («власовцы», немцы, ОУНовцы, литовцы, бывшие кулаки), в том числе 11403 мужчины, 9138 женщины, 6766 детей до 16 лет27. На 1 сентября 1950 г. общая численность спецпереселенцев и выселенцев составила 28052 человека28. По другим данным МВД за тот же период, на 1 января 1950 г., указываются уже иные цифры - 35769 человек, на 1 декабря 1950 г. общая численность спецпереселенцев составляет 35255 человек, при этом указывается, то на спецпосе-

29

лениях проживает 21402 человек и в лагерях - около 13853 человек .

Следует предположить, что последние данные являются более полными, что подтверждают отчеты по численности спецпереселенцев за последующий период. В частности, на 1 апреля 1951 г. в Коми АССР было учтено 22666 спецпоселенцев и 12681 выселенцев, а также 1314 ссыльных и 11 человек административновысланных. Всего в режиме ограниченного поселения на территории Республики Коми, с учетом ссыльных и

30

административновысланных, проживало на 1 апреля 1951 г. 36672 человек .

По архивным данным общих статистических отчетов МВД СССР, хранящихся в Государственном Архиве РФ, можно сделать вывод, что в течение 1949-1952 гг. общая численность спецпереселенцев в Республике Коми не претерпела значительных изменений. Следует отметить, что в лагерях были размещены в основном немцы и «власовцы». Интересно, что в 1952 г. спецпереселенцы, размещенные в республике в лагерях, 11317 человек, составляли 51 % от общей численности спецпереселенцев в лагерях СССР; а спецпереселенцы, размещенные в спецпоселках республики, 22852 человека, составляли 3 % от общей численности спецпереселенцев в спецпоселках СССР31.

Кроме спецпереселенцев и выселенцев, спецконтингент, для которого в качестве принудительной меры было определено проживание в местах ограниченного поселения, составляли ссыльные и ссыльнопоселенцы. Среди общего количества определенных на спецпоселение в Республику Коми в 1952 г. 38242 человек ссыльные

32

составляли - 2,7 %, ссыльнопоселенцы - 8 % .

В Коми АССР в 1950-е гг. на фоне сокращения численности выселенцев и спецпоселенцев резко возрастает численность ссыльнопоселенцев. Ссыльные в отличие от ссыльнопоселенцев были категорией немногочисленной. На 1 апреля 1951 г. в Коми АССР было учтено ссыльных - 1314 человек, к 1 января 1952 г. количество ссыльных в Коми АССР увеличилось до 2591 человек33. Ссыльные были высланы по разным основаниям, как по статьям уголовного кодекса, так и по специальным указам. Самыми массовыми в 1951 г. были категории: воры-рецедивисты; высланные за причастность к бандитским и грабительским шайкам; лица, осужденные за измену Родине (члены семей изменников родине); высланные за причастность к «хищническим организациям и группам» (хищение собственности)34. Число ссыльнопоселенцев с 1952 по 1955 г. возросло в 5 раз. В основном это были осужденные по статьям уголовного кодекса (см. таблицу).

Спецконтингент в Коми АССР в 1951-1955 гг.

№ Спецконтингент 1.04.51 г. 1.01.52 г. 1.01.55 г. 1.11.55 г.

1 Спецпоселенцы и выселенцы 35347 34169 18675 15986

2 Ссыльнопоселенцы - 3031 9082 15652

3 Ссыльные 1314 1042 610 816

4 Административновысланные 11 - - -

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Итого спецконтингентов 36672 38242 28367 32454

Составлено по: ГАРФ. Ф. 5479. Оп. 1. Д. 641. Л. 1-45. Архив МВД РК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 167. Л. 113; Д. 179. Л. 479.

На 1 января 1956 г. было зарегистрировано 10551 человек ссыльнопоселенцев и 851 человек ссыльных35. Ссыльнопоселенцев больше всего находилось в Воркуте -5985 и в Интинском районе - 3299 человек. В течение 1956 г. их численность увеличилась, например, в Интинском районе более чем в два раза с 3299 человек на 1 января 1956 г. до 6009 человек на 1 декабря 1956 г.36 В 1950-е гг. количество ссыльнопоселенцев постоянно менялось, так как они ссылались на короткие сроки и в большом количестве, поэтому как прибывали, так и убывали с территории Коми АССР.

В 1955 г., на 1 ноября, в Коми АССР из 15586 выселенцев (немцы, чечено-ингуши, карачаевцы, балкарцы, калмыки, выселенные из Крыма, выселенные из Грузии, выселенные из Молдавии, сектанты ) и спецпоселенцев (члены семей ОУНовцев, литовцы, выселенные в 1941 г., литовцы, выселенные в 1945 г., «указники», «власовцы», «бывшие кулаки», «фольксдойче») наибольшее число, 11327 человек, составляли немцы37. Немцы не подлежали в 1950-е гг. даже частичному освобождению, поэтому их учет велся более тщательно, чем учет других, освобождающихся в этот период спецпереселенцев. При порайонном учете немцы учитывались в разных категориях: «спецпоселенцы-немцы», «мобилизованные немцы», «спецпосе-ленцы-репатриированные немцы», «спецпоселенцы-немцы, выселенные по решение правительства» и «местные немцы». С одной стороны такое дробление позволяет сделать выводы о том, в какие годы были высланы немцы-граждане СССР, находящиеся на поселении, с другой стороны, не все категории учитывались, поэтому это тоже приводило к некоторым несоответствиям в общих цифрах.

Освобождение основной массы спецпереселенцев (спецпоселенцев и выселенцев) происходит в 1955-1956 гг. Что касается «ссыльных и спецпоселенцев-бродяг»

Численность чечено-ингушей, карачаевцев, балкарцев, калмыков, выселенных из Грузии, Крыма, Молдавии, и сектантов на 1 ноября 1955 г. в общем составила 109 человек.

они продолжали поступать из ИТЛ и тюрем, расположенных как в республике, так и в других областях и республиках, для расселения в Коми АССР. В соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 марта 1956 г. лица, ранее направленные в ссылку на поселение, за исключением «Латвийских, Литовских и Эстонских националистов, семьи которых находятся на спецпоселении», из ссылки были освобождены и могли избрать место жительства по своему усмотрению38. Помимо выселенных из Прибалтики позже всех от режима ограниченного поселения были освобождены немцы, которые только в 1970-е гг. получили право свободно выбирать место жительства.

В итоге следует отметить, что несмотря на множество недочетов и статистических погрешностей, при изучении достаточно широкого круга источников разного ведомственного происхождения возможно прийти к взвешенным выводам и объективным показателям. Региональный материал также показывает, что власти на местах менее интересовала общая численность спецпереселенцев, их смертность и рождаемость, более всего их интересовала производительность труда спецпереселенцев, поэтому производственная статистика занятости спецпереселенцев во многом лучше, чем общий учет спецпереселенцев. В лесозаготавливающих регионах, в том числе в Коми АССР, учитывалось, прежде всего, использование спецпереселенцев на работах в лесной промышленности. Этот показатель был определяющим при заселении новых партий спецпереселенцев, так как именно от него зависела массовость заселения.

В монографии «Спецпоселенцы в СССР, 1930-1960» В. Н. Земсков ведет заочную дискуссию с исследователем Л. И. Гвоздиковой об идее двух статистик, неофициальной (достоверной) и официальной (недостоверной)39. Следует отметить, что мнение В. Н. Земскова о существовании только одной статистики, наиболее близко к истине. Безусловно, уровень статистических материалов в центральных и региональных архивах разный, но использование материалов архивов разного уровня позволяет выявить реальные данные, даже при наличии тех несоответствий, ошибок и других особенностей статистического учета, о которых речь шла выше.

Примечания

1 См.: Земсков, В. Н. Спецпоселенцы в СССР : 1930-1960 / В. Н. Земсков. - М., 2005; Население России в ХХ веке : ист. очерки : в 3 т. Т. 2. 1940-1959 ; отв. ред. В. Б. Жи-ромская. - М., 2001; Красильников, С. А. Серп и Молох : крестьянская ссылка в За-паждной Сибири в 1930-е годы / С. А. Красильников. - М., 2003; Глотик, С. И. Население и власть : очерки демографической истории СССР 1930-х гг. / С. И. Глотик,

В. В. Минаев. - М., 2004.

2 См.: Ивницкий, Н. А. Коллективизация и раскулачивание (начало 1930-х годов) / Н. А. Ивницкий. - М., 1996.

См.: Бугай, Н. Ф. Конец 1930-х - 40-е годы. Европейский Север : депортации народов / Н. Ф. Бугай // Национальные отношения в Коми АССР : история и современность. Вып. 1 (Труды ИЯЛИ. Вып. 52). - Сыктывкар, 1991; Доброноженко, Г. Ф. Кулацкая ссылка в Коми области в первой половине 1930-х годов / Г. Ф. Доброножен-ко, Л. С. Шабалова // Покаяние : Матриролог. Т. 4. Ч. 1. - Сыктывкар, 2001; Игнатова, Н. М. Спецпереселенцы - «бывшие кулаки» в Коми АССР в 1936-1950-е гг. / Н. М. Игнатова // Покаяние : Мартиролог. Т. 4. Ч. 2. - Сыктывкар, 2001; Игнатова, Н. М. Спецпереселенцы в Коми республике в годы Великой Отечественной войны / Н. М. Игнатова // Проблемы материальной и духовной культуры народов России и за-

рубежных стран. - Сыктывкар, 1995; Безносова, Н. П. Перепись населения 1937 года в

Коми АССР : история и документы / Н. П. Безносова // Социально-культурные и этно-

демографические вопросы истории Коми. - Сыктывкар, 1997; Фаузер, В. В. Республика Коми в ХХ веке: Демография, расселение, миграция / В. В. Фаузер, Е. Н. Рожкин, Г. В. Загайнова. - Сыктывкар, 2001 и др.

4 См.: НАРК (Национальный архив Республики Коми). Хр. 1. Ф. 374. Оп. 1. Д. 8. Л. 28.

5 См.: НАРК. ХР. 1. Ф. 938. ОП. 1. Д. 46. Л. 1, 12.

6 См.: НАРК. Хр. 1. Ф. 488. Оп. 1. Д. 827. Л. 7.

7 См.: Старостин, С. И. Трагические страницы истории. Точка еще не поставлена... / С. И. Старостин // Историческое краеведение и архивы. - Вологда, 1999. - Вып. 5. -

С. 71.

8 ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации). Ф. 9479. Оп. 1 сч. Д. 71. Л. 91, 92.

9 См.: ГАРФ. Ф. 9479. Оп. 1. Д. 71. Л. 137.

10 См.: ГАРФ. Ф. 9479. Оп. 1. Д. 106. Л. 43.

11 См.: Безносова, Н. П. Демографическая ситуация в Коми АССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) / Н. П. Безносова ; науч. докл. ; Коми научный центр УрО Рос. акад. наук. - Сыктывкар, 2003. - Вып. 460. - С. 5.

12 НАРК. Хр. 1. Ф. 3. Оп. 1. Д. 2412. Л. 8.

13 См.: НАРК. Хр. 1. Ф. 3. Оп. 1. Д. 2419. Л. 117.

14 См.: НАРК. Хр. 1. Ф. 140. Оп. 2. Д. 279. Л. 41.

15 См.: НАРК. Хр. 1. Ф. 938. Оп. 1. Д. 1247. Л 1

16 См.: НАРК. Хр. 1. Ф. 140. Оп. 2. Д. 279. Л. 42.

17 См.: ГАРФ. Ф. 9479. Оп. 1 сч. Д. 74. Л. 15.

18 См.: Исупов, В. А. Демографические катастрофы и кризисы в России в первой половине ХХ века : ист.-демогр. очерки / В. А. Исупов. - Новосибирск, 2000. - С. 140-141.

19 См.: Архив МВД РК (Архив Министерства внутренних дел Республики Коми). Ф. 31. Оп. 1. Д. 34. Л. 74.

20 См.: ГАРФ. Ф. 9479. Оп. 1 сч. Д. 74. Л. 182.

21 См.: НАРК. Хр. 1. Ф. 605. Оп. 4. Д. 129. Л. 5.

22 ГАРФ. Ф. 9479. Оп. 1. Д. 74. Л. 218.

23 См.: Архив МВД РК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 49. Л. 36.

24 См.: Архив МВД. Ф. 31. Оп. 1. Д. 50. Л. 1-27.

25 Архив МВД РК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 59.

26 См.: Архив МВД РК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 155. Л. 99.

27 См.: Архив МВД РК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 167. Л. 1-12.

28 См.: Архив МВД РК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 167. Л. 113.

29 См.: Подсчитано по: Архив МВД РК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 156. Л. 2-12, 39.

30 См.: Архив МВД РК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 156. Л. 12

31 См.: ГАРФ. Ф. 5479. Оп. 1. Д. 641. Л. 13-17, 32.

32 См.: ГАРФ. Ф. 5479. Оп. 1. Д. 641. Л. 1-45.

33 См.: Архив МВД РК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 169. Л. 12.

34 См.: Архив МВД РК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 169. Л. 3, 4.

35 См.: Архив МВД РК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 179. Л. 165, 228.

36 См.: Архив МВД РК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 179. Л. 165.

37 См.: Архив МВД РК. Ф. 31. Оп. 1 сч. Д. 179. Л. 479.

38 См.: НАРК. Хр. 2. Ф. 1. Оп. 5. Д. 518. Л. 3.

39

См.: Земсков, В. Н. Спецпоселенцы в СССР. С. 14.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.