Научная статья на тему 'ОСОБЕННОСТИ ТЕЧЕНИЯ БЕРЕМЕННОСТИ И РОДОВ ПРИ ИНФЕКЦИИ COVID-19'

ОСОБЕННОСТИ ТЕЧЕНИЯ БЕРЕМЕННОСТИ И РОДОВ ПРИ ИНФЕКЦИИ COVID-19 Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

CC BY
3050
619
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БЕРЕМЕННОСТЬ / COVID-19 / ОСЛОЖНЕНИЯ БЕРЕМЕННОСТИ / КЕСАРЕВО СЕЧЕНИЕ / НОВОРОЖДЕННЫЕ / PREGNANCY / PREGNANCY COMPLICATIONS / CESAREAN SECTION / NEWBORNS

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Калиматова Д.М., Доброхотова Ю.Э.

Цель работы - анализ литературных данных об особенностях течения беременности и ее исходах у женщин, инфицированных вирусом COVID-19. Приведены общие сведения об особенностях эпидемиологии инфекции, этиологии и патогенезе заболевания. Проанализированы представленные на текущий момент сведения о течении беременности у пациенток, инфицированных COVID-19, отмечено, что клинические характеристики беременных с подтвержденной инфекцией SARS-CoV-2 аналогичны таковым у небеременных инфицированных женщин. Доказательств вертикальной передачи SARS-CoV-2 на поздних сроках беременности не выявлено. Имеющиеся данные об особенностях течения инфекции COVID-19 при беременности свидетельствуют об отсутствии повышенного риска для матери и плода. Считают, что ведение беременных пациентов следует индивидуализировать на основе учета акушерских показаний и состояния здоровья матери/плода. Важно учитывать, что нынешняя пандемия COVID-19 вызывает у беременных психологический стресс и беспокойство, которые могут оказывать неблагоприятное воздействие не течение беременности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Калиматова Д.М., Доброхотова Ю.Э.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FEATURES OF PREGNANCY AND CHILDBIRTH UNDER COVID-19 INFECTION

The research objective is to analyze literature data on pregnancy features and outcomes in COVID-19 infected women. General information on the infection epidemiology, characteristics, etiology and pathogenesis of the disease is provided. Information on the current course of pregnancy in COVID-19 infected patients is analyzed. It is noted that the clinical characteristics of pregnant women with confirmed SARS-CoV-2 infection are similar to those in non-pregnant infected women. There is no evidence of vertical transmission of SARS-CoV-2 in late pregnancy. The available data on the features of COVID-19 infection during pregnancy indicate the absence of an increased risk for the mother and fetus. It is believed that the management of pregnant patients should be individualized on the basis of obstetric indications and the state of maternal/fetal health. It is important to consider that the current COVID-19 pandemic causes psychological stress and anxiety in pregnant women, which may have an adverse effect during pregnancy.

Текст научной работы на тему «ОСОБЕННОСТИ ТЕЧЕНИЯ БЕРЕМЕННОСТИ И РОДОВ ПРИ ИНФЕКЦИИ COVID-19»

ЛЕКЦИИ ДЛЯ ПРАКТИЧЕСКИХ ВРАЧЕЙ

УДК 616.316.1-002

Д.М. КАЛИМАТОВА, Ю.Э. ДОБРОХОТОВА

Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова МЗ РФ, г. Москва

Особенности течения беременности и родов при инфекции COVID-19

Контактная информация:

Калиматова Донна Магомедовна — кандидат медицинских наук, доцент кафедры акушерства и гинекологии лечебного факультета, главный врач клиники «Академия здоровья»

Адрес: г. Москва, ул. Профсоюзная, д. 34, кв. 57, тел. +7-926-922-77-07, e-mail: 9227707@gmail.com

Цель работы — анализ литературных данных об особенностях течения беременности и ее исходах у женщин, инфицированных вирусом COVID-19.

Приведены общие сведения об особенностях эпидемиологии инфекции, этиологии и патогенезе заболевания. Проанализированы представленные на текущий момент сведения о течении беременности у пациенток, инфицированных COVID-19, отмечено, что клинические характеристики беременных с подтвержденной инфекцией SARS-CoV-2 аналогичны таковым у небеременных инфицированных женщин. Доказательств вертикальной передачи SARS-CoV-2 на поздних сроках беременности не выявлено. Имеющиеся данные об особенностях течения инфекции COVID-19 при беременности свидетельствуют об отсутствии повышенного риска для матери и плода.

Считают, что ведение беременных пациентов следует индивидуализировать на основе учета акушерских показаний и состояния здоровья матери/плода. Важно учитывать, что нынешняя пандемия COVID-19 вызывает у беременных психологический стресс и беспокойство, которые могут оказывать неблагоприятное воздействие не течение беременности. Ключевые слова: беременность, COVID-19, осложнения беременности, кесарево сечение, новорожденные.

(Для цитирования: Калиматова Д.М., Доброхотова Ю.Э. Особенности течения беременности и родов при инфекции COVID-19. Практическая медицина. 2020. Том 18, № 2, С. 6-11) DOI: 10.32000/2072-1757-2020-2-6-11

D.M. KALILMATOVA, Yu.E. DOBROKHOTOVA

Russian National Research Medical University named after N.I. Pirogov of MOH RF, Moscow

Features of pregnancy and childbirth under COVID-19 infection

Contact:

Kalimatova D.M. — PhD (medicine), Associate Professor of the Department of Obstetrics and Gynecology of Therapy Faculty, Chief Doctor of «Health Academy» clinic

Address: 34 Profsoyuznaya Str., apt. 57, Moscow, Russian Federation, tel. +7-926-922-77-07, e-mail: 9227707@gmail.com

The research objective is to analyze literature data on pregnancy features and outcomes in COVID-19 infected women. General information on the infection epidemiology, characteristics, etiology and pathogenesis of the disease is provided. Information on the current course of pregnancy in COVID-19 infected patients is analyzed. It is noted that the clinical characteristics of pregnant women with confirmed SARS-CoV-2 infection are similar to those in non-pregnant infected women. There is no evidence of vertical transmission of SARS-CoV-2 in late pregnancy. The available data on the features of COVID-19 infection during pregnancy indicate the absence of an increased risk for the mother and fetus.

It is believed that the management of pregnant patients should be individualized on the basis of obstetric indications and the state of maternal/fetal health. It is important to consider that the current COVID-19 pandemic causes psychological stress and anxiety in pregnant women, which may have an adverse effect during pregnancy.

Key words: pregnancy, COVID-19, pregnancy complications, cesarean section, newborns.

(For citation: Kalilmatova D.M., Dobrokhotova Yu.E. Features of pregnancy and childbirth under COVID-19 infection. Practical Medicine. 2020. Vol. 18, № 2, P. 6-11)

Введение. Нынешняя вспышка нового заболевания — острого респираторного синдрома, вызываемого коронавирусом (COVID-19), возникла в Китае в декабре 2019 г. и впоследствии распространилась на другие страны. 30 января 2020 г. Чрезвычайный комитет Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) объявил глобальную чрезвычайную ситуацию в области здравоохранения, менее чем через месяц в КНР были подтверждены более 80 000 случаев заболевания [1-3]. 11 марта 2020 г. ВОЗ объявила пандемию, вызванную COVlD-19 [3].

Несмотря на усилия, предпринимаемые правительствами многих стран и органами здравоохранения, распространение COVID-19 в мире в настоящее время продолжается. Во многих странах нынешняя динамика заболеваний напоминает таковую, наблюдаемую в Китае после появления COVID-19.

К настоящему времени установлено, что для этого возбудителя характерна быстрая передача в популяции и развитие нозокомиальных инфекций, поэтому необходима ранняя диагностика заболевания, принятие и реализация мер быстрого реагирования на инфекцию [4]. Важно подчеркнуть, что коронавирус (SARS-CoV-2) характеризуется высокой трансмиссивностью, темпы роста заболеваемости представляют собой экспоненциальную кривую с коэффициентом от 2,2 до 3,6 [5, 6]. Быстрое увеличение числа лиц с подозрением на инфекцию и подтвержденных случаев COVID-19 предполагает, что передача вируса может происходить как воздушно-капельным, так и фекально-оральным путем. Передача вируса от больных с легкой формой заболевания до начала клинических проявлений или от лиц с бессимптомным носительством может снизить эффект используемых в настоящее время в разных странах стратегий изоляции [7, 8].

Патогенез заболевания. Коронавирусы представляют собой большое семейство вирусов, которые вызывают проявления симптомов острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ) от легких до тяжелых проявлений, таких как тяжелый острый респираторный синдром (SARS) и ближневосточный респираторный синдром (MERS). Тяжелый острый респираторный синдром, вызванный коронавирусом(SARs-CoV), вызвал вспышку заболевания в Китае в 2002 г. [9, 10], коронавирус MERS (MERS-CoV) — возбудитель, который явился причиной вспышки тяжелых ОРВИ на Ближнем Востоке в 2012 г. [11]. SARS-CoV-2 является седьмым идентифицированным членом семейства коронави-русов, которые являются патогенными для человека. Основные симптомы заболевания, включающие лихорадку, кашель и астению, аналогичны таковым, которые возникают при инфекциях SARS-CoV и MERS-CoV [12].

Коронавирусы — крупные одноцепочечные РНК-вирусы, способные инфицировать человека и ряд видов животных. SARS-CoV-2 принадлежит к роду бета-коронавируса, последовательность генома SARS-CoV-2 примерно на 90% идентична таковой генома коронавируса летучей мыши, на 80% — SARS-CoV и на 50% — MERS-CoV [13, 14].

SARS-CoV-2 содержит четыре ключевых структурных белка: нуклеокапсидный (N), спайко-вый (S), малый мембранный белок (SM) и мембранный гликопротеин (M). Ангиотензинпревращающий фермент 2 (ACE2), который экспрессируется на альвеолярных эпителиальных клетках типов I и II, является основным рецептором SARS-CoV-2. В свя-

зи с этим инфекция вызывает респираторные симптомы. Также этот рецептор экспрессируется в небольшом количестве в кишечнике, поэтому в отдельных случаях в качестве симптомов инфекции наблюдаются диарея и рвота [12, 13].

Белок S необходим для слияния вируса с клеткой-хозяином путем взаимодействия с рецептор-связывающим доменом. Этот белок включает две субъединицы — S1 и S2. S1 определяет клеточный тропизм, S2 опосредует слияние вирус-клеточной мембраны. После слияния мембран вирусная РНК высвобождается в цитоплазму и начинается репликация вируса. Вновь образованные зародыши вирусных частиц затем сливаются с плазматической мембраной через вирион содержащие пузырьки для высвобождения вируса [14, 15].

Примечательно, что SARS-CoV также использует рецепторы к ангиотензин-превращающему ферменту 2 типа (ACE2) в качестве рецептора для входа в клетку, однако способность SARS-CoV-2 связываться с рецепторами в 10-20 раз выше, чем у SARSCoV. У мужчин уровень экспрессии рецепторов ACE2 обычно выше, чем у женщин. Также следует отметить, что у лиц монголоидной расы отмечаются более высокие уровни экспрессии ACE2 в альвеолярных клетках по сравнению с европеоидами и афроамериканцами [15].

После контакта с инфицированным пациентом средний инкубационный период составляет около 5 дней, в диапазоне от 1 до 14 дней [5]. Сообщают, что спектр клинических проявлений инфекций SARS-CoV-2 варьирует от бессимптомных инфекций до тяжелой дыхательной недостаточности. Тем не менее, в большинстве случаев заболевание протекает так же, как у пациентов с ОРВИ и MERS. Наиболее частые симптомы — лихорадка и кашель, которые часто сопровождаются поражением нижних дыхательных путей с неблагоприятными клиническими исходами у пожилых пациентов и больных с сопутствующими заболеваниями.

Подтверждение инфекции требует тестирования нуклеиновых кислот на образцах тканей, полученных из дыхательных путей (например, мазки из глотки)[1б].

В рамках одного из исследований были проанализированы описания приблизительно 45 000 случаев COVID-19 в Китае. Было показано, что в большинстве случаев (86%) течение заболевания было легким, в 14 % случаях — тяжелым (с проявлениями одышки частотой > 30/мин, насыщение крови кислородом составило < 93%, парциальное давление кислорода во фракции вдыхаемого кислорода < 300, с наличием инфильтратов в легких более чем в 50% случаев) и критическим — 5% (с развитием дыхательной недостаточности, септического шока, дисфункции или недостаточности нескольких органов).

Общая летальность инфицированных пациентов составила 2,3%, у больных в возрасте 70-79 лет — 8,0% у пациентов в возрасте 80 лет и старше — 14,8%. Установлено, что показатели летальности выше у пациентов с сопутствующими заболеваниями от 5,6 до 10,5%, в зависимости от вида патологии [16]. Уровень летальности при инфекциях SARS и MERS составил соответственно 9,6 и 35% [17].

Можно предположить, что истинное количество инфицированных COVID-19 выше, чем количество зарегистрированных случаев, что обусловлено сложностью выявления легких и бессимптомных случаев заболевания в дополнение к недостаточ-

ным возможностям тестирования COVID-19 в большинстве стран, охваченных пандемией [16].

COVID-19 и беременность. Иммуносупрессия и другие физиологические изменения во время беременности способствуют высокой восприимчивости организма женщины к патогенам, вызывающим ОРВИ и пневмонию [18], что может потребовать госпитализации в отделение интенсивной терапии и проведения искусственной вентиляции легких (ИВЛ) [19].

Как известно, концентрации гормонов и уровень иммунокомпетентности значительно варьируют на протяжении всей беременности. Ранняя беременность более подвержена риску развития различных осложнений вследствие адаптивных изменений, которые являются ответом на появление в организме женщины антигенов плода. В дальнейшем, как правило, происходит стабилизация с постепенной корректировкой состояния иммунной и эндокринной систем матери, наибольшая стабильность характерна для поздних стадий беременности. Ранняя беременность является критическим периодом развития органов плода, иммунная система особенно чувствительна на этой стадии, что, безусловно, влияет на течение инфекций [20].

Опыт предыдущих эпидемий респираторных вирусов позволяет составить некоторое представление о восприимчивости организма беременной к COVID-19 и возможной частоте осложнений во время беременности. Во время эпидемии вируса свиного гриппа типа А (H1N1) в 2009 г. у беременных отмечался более высокий риск осложнений, госпитализация этого контингента была в 4 раза выше, чем в общей популяции населения [21].

Эпидемия атипичной пневмонии в 2002-2003 гг. привела к 8 442 случаям заболевания и 916 случаям летальных исходов, при этом исходы у беременных были хуже, чем у небеременных. У пациенток, инфицированных SARS-CoV, отмечалось увеличение частоты преждевременных родов и абортов [22]. Примерно 50% беременных женщин с ОРВИ нуждались в интенсивной терапии, 33% — в проведении ИВЛ, уровень смертности беременных женщин в этот период достиг 25% [20].

При эпидемии MERS было зафиксировано 2500 подтвержденных случаев заболевания, которые привели к 858 летальным исходам. Было установлено, что MERS значительно быстрее приводит к дыхательной недостаточности, для этого заболевания был характерен более высокий уровень летальности по сравнению с SARS. При этом свидетельств вертикальной передачи MERS или SARS отмечено не было. На основании этого можно утверждать, что инфекции SARS-CoV и MERS-CoV, как и H1N1, ассоциированы с более высокой частотой осложнений беременности [22].

Вирусные инфекции могут вызвать синдром, известный как вторичный гемофагоцитарный лим-фогистиоцитоз (ВГФЛГ). У пациентов с ВГФЛГ наблюдается молниеносная гиперцитокинемия и полиорганная недостаточность, которые в конечном итоге приводят к смерти. Поражение легких, включая острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС), выявляется у 50% пациентов с ВГФЛГ. При критических формах COVID-19 цитокиновый профиль в значительной степени напоминает таковой у пациентов с ВГФЛГ, при этом повышение уровней провоспалительных интерлейкинов, в том числе ФНО-а, ассоциировано с высоким уровнем летальности [23].

Известно, что для беременности характерен своего рода модулирующий эффект в отношении иммунной системы. Хорионический гонадо-тропин человека и прогестерон ингибируют Т1п1-провоспалительный путь активации посредством снижения уровня ФНО-а [24]. Есть мнение, что подобные изменения функции иммунной системы в значительной степени защищают беременную от синдрома цитокинового шторма и связанных с ним осложнений и летальности [1].

В настоящее время в доступной литературе представлен ряд исследований особенностей инфекции COVID-19 у беременных. В нескольких исследованиях были проанализированы данные 69 пациенток, в том числе 5 женщин во втором триместре беременности, остальные пациентки были на третьем триместре беременности. У большинства женщин наблюдались легкие или умеренные симптомы ОРВИ, из них 3 женщины нуждались в проведении интенсивной терапии. Преждевременные роды произошли у 8 из 61 родивших женщин [25-28].

Совместное исследование специалистов ВОЗ и Китая, в которое были включены 147 беременных женщин из КНР (64 подтвержденных и 82 подозреваемых случая COVID-19, одна бессимптомная пациентка), показало, что у 8% женщин была тяжелая форма заболевания, у 1% — критическое течение заболевания. Был сделан вывод о том, что для беременных с COVID-l9 не характерен высокий риск развития тяжелой формы инфекции [29]. Безусловно, большое количество беременных женщин с бессимптомным или легкими симптомами заболевания не были включены в эту статистику. Один случай инфицирования SARS-CoV-2 у новорожденного был подтвержден через 36 ч после рождения, при этом неясно, было ли это связано с вертикальной передачей инфекции от матери ребенку [30].

Е^1^ееу Р еt а1. (2020) проанализировали данные 33 оригинальных исследований, в которых сообщалось о 385 женщинах, перенесших инфекцию COVID-19 в период беременности. В этих сообщениях представлены: одно исследование типа «случай-контроль» из Китая [31], ряд клинических случаев (Австралия [32], Китай [33-35], Южная Корея [36], США [37] и другие страны). В этих сообщениях были представлены данные за период с 8 декабря 2019 г. по 19 апреля 2020 г. Возраст женщин, включенных в исследование, варьировал от 21 до 42 лет. Срок гестации на момент постановки диагноза варьировал от 6 до 41 недели беременности, у 276 (71,7%) женщин на сроке позже 24 недель беременности, у 109 (28,3%) — на ранних сроках беременности.

Инфекция протекала бессимптомно у 29 (7,5%) женщин. Симптомы на момент постановки диагноза были зарегистрированы у большинства пациенток (п = 356, 92,5%), наиболее частыми из них были: повышение температуры тела (п = 259, 67,3%); кашель (п = 253, 65,7%); одышка (п = 28, 7,3%); диарея (п = 28, 7,3%); боль в горле (п = 27, 7,0%); усталость (п = 27, 7,0%); миалгия (п = 24, 6,2%); и озноб (п = 21, 5,5%).

Другие симптомы были зарегистрированы менее чем у 5% женщин и включали заложенность носа, сыпь, образование мокроты, головную боль, недомогание и потерю аппетита. У 19 (4,9%) женщин симптомы проявились в послеродовом периоде.

Лабораторное подтверждение COVID-19 с использованием метода полимеразной цепной реак-

ции (ПЦР) было выполнено у 346 (89,9%) женщин. Образцы собирали путем выполнения мазков из носоглотки. Дополнительно были собраны образцы мочи, кала и мокроты. Клинические и рентгенологические признаки послужили основанием для постановки диагноза у 39 (10,1%) женщин. Рентгенологические исследования (компьютерная томография — КТ) грудной клетки были выполнены 1б1 (41,8%) женщине, при этом данные, доступные для анализа, были представлены от 125 (32,5%) пациенток. Из этого количества случаев типичные двусторонние признаки поражения легких, по данным КТ грудной клетки, наблюдались у 99 (79,2%) женщин, односторонние — у 22 (17,6%) пациенток. У 4 (3,2%) женщин по результатам КТ грудной клетки не было выявлено патологических изменений. Преобладающим рентгенологическим паттерном была непрозрачность по типу «матового стекла» — у 102 (81,6%) женщин, консолидация — в 22 (17,6%) случаях. Утолщение прилежащей плевры было отмечено у одной (0,8%) женщины, выпот в плевральной полости у 9 (7,2%), ателектаз у одной (0,8%) пациентки.

Изменения лабораторных показателей у этих женщин включали: повышение уровня D-димера — в 86 (22,3%) случаях, увеличение С-реактивного белка — у 72 (18,7%) женщин, лимфоцитопению — у 54 (14,0%), умеренное увеличение ферментов печени (аспартатаминотраснферазы — у 22 (5,7%) пациенток, аланинаминотраснферазы — у 21 (5,45%) пациентки), тромбоцитопению — у 4 (1,0%) женщин.

Роды на фоне инфекции произошли у 252 (65,5%) женщин, беременность продолжалась у 124 (32,2%) женщин, медицинский аборт был произведен 4 (1,0%) женщинам, самопроизвольный аборт произошел у 3 (0,8%) пациенток, у 2 (0,5%) была диагностирована трубная беременность.

Среди 252 родивших 175 (69,4%) пациенткам было выполнено кесарево сечение, у 77 (30,6%) роды произошли естественным путем. Сведения об использованной анестезии были представлены у 57 женщин, при этом нейроаксиальная анестезия (непрерывная эпидуральная, комбинированная спинально-эпидуральная или спинальная) использовалась в 53 (93,0%) случаях, общая эндотрахе-альная анестезия — у 4 (7,0%) пациенток. При выполнении непрерывной эпидуральной анестезии у 12 женщин развилась гипотензия.

Степень тяжести заболевания была легкой у 368 (95,6%) женщин, тяжелой у 14 (3,6%) и критической — у 3 (0,8%) пациенток. В критических случаях был отмечен синдром полиорганной недостаточности (СПН), включая ОРДС. 17 (4,4%) женщин нуждались в лечении в отделении интенсивной терапии, среди них 6 (1,6%) женщинам потребовалось проведение ИВЛ, в том числе одной из них экстракорпоральная мембранная оксигенация (ЭКМО). Все описанные выше случаи госпитализации в отделение интенсивной терапии закончились улучшением и выпиской пациенток, за исключением одного случая летального исхода.

Анализ сведений о 256 новорожденных показал, что в отделение интенсивной терапии поступили 8 (3,1%) новорожденных, у 3 (1,2%) был диагностирован респираторный дистресс-синдром, у 3 (1,2%) — неонатальная пневмония. 3 случая окончились летальными исходами. 2 мертворожде-ния были зарегистрированы у двух женщин в кри-

тическом состоянии (одна материнская смерть и одна женщина на ЭКМО). Одна ранняя неонатальная смерть произошла из-за осложнений, связанных с недоношенностью после кесарева сечения на 34 неделе по причине предродового кровотечения.

У четверых (1,6%) новорожденных, родившихся с помощью кесарева сечения, был положительный результат ПЦР на COVID-19, у них была диагностирована легкая форма заболевания, эти новорожденные выздоровели и были выписаны.

Необходимо учитывать, что нередко у беременных пациенток, госпитализированных с симптомами COVID-19, может быть принято решение о выполнении планового кесарева сечения, которое вызвано так называемым «эпидемическим давлением», хотя его можно было бы избежать в конкретном клиническом.

В настоящее время отсутствуют исследования по описанию акушерских осложнений при тяжелом течении COVID-19 в течение первого триместра беременности.

При инфекциях, вызываемых другими коронави-русами, в частности, атипичной пневмонии и MERS, корреляции частоты инфицирования с частотой выявления пороков развития у плода и новорожденного. Однако этот аспект должен быть тщательно изучен при текущей эпидемии, вызванной COVID-19, поскольку клиническое течение заболевания и реакция организма на проводимое лечение, по-видимому, отличаются от таковых при предыдущих вспышках, вызываемых другими типами коронавирусов[38].

К настоящему времени появляющиеся сообщения, в которых отмечается, что клинические характеристики беременных с подтвержденной инфекцией SARS-CoV-2 аналогичны таковым у небеременных женщин с пневмонией COVID-19. Доказательств вертикальной передачи SARS-CoV-2 на поздних сроках беременности не выявлено. В то же время Elshafeey F. Et al. (2020) считают потенциально возможной вертикальную передачу COVID-19. У четырех новорожденных с подтвержденной инфекцией с помощью ПЦР пробы, взятые из крови пуповины и амниотической жидкости, были отрицательными. Однако доказательства того, что описанные случаи явились результатом вертикальной передачи, отсутствуют. Отрицательные результаты тестов на наличие COVID-19 в грудном молоке в 26 случаях, вероятно, свидетельствуют об отсутствии необходимости прерывания грудного вскармливания [1].

Необходимо проведение дальнейших исследований для уточнения особенностей эпидемиологии и патогенеза инфекции SARS-CoV-2 во время беременности, включая такие аспекты, как срок инфицирования матери, гестационный возраст, сопутствующая патология, частота неблагоприятных исходов. Предварительные наблюдения инфицированных беременных позволяют предположить оптимистический прогноз клинического течения заболевания.

Следует учитывать, что пандемия COVID-19 способствовала широкому распространению психологического стресса и повышению тревожности населения в целом, в том числе и беременных. К другим факторам, существенно влияющим на особенности течения беременности и ее исходы при текущей пандемии, относят:

— потенциальная вероятность заражения SARS-CoV-2 во время визитов к врачам;

— необходимость срочного прерывания беременности путем выполнения планового кесарева сечения;

— широкое использование гипохлорита натрия и алкоголя в качестве дезинфицирующих средств, что может оказывать токсическое влияние на плод и потенциальные послеродовые осложнения [39].

Заключение. Последние эпидемиологические данные об особенностях течения инфекции COVlD-19 при беременности свидетельствуют об отсутствии повышенного риска для матери и плода. Течение болезни после заражения вирусом у беременных женщин не отличается от такового у женщин аналогичных возрастных групп.

Согласно определению ВОЗ о преждевременных родах до 37 недель беременности и предполагаемой частоте преждевременных родов 10% (WHO, 2018), показатели преждевременных родов у беременных женщин, пораженных COVID-19, по-видимому, соответствуют таковым в целом в популяции.

Последние данные свидетельствуют об отсутствии связи между вертикальной передачей инфекции и пороками развития плода. В связи с этим ведение беременных пациентов следует индивидуализировать на основе учета акушерских показаний и состояния здоровья матери/плода. Важно учитывать, что нынешняя пандемия COVID-19 вызывает у беременных психологический стресс и беспокойство, которые могут оказывать неблагоприятное воздействие не течение беременности. При этом, безусловно, необходимо помнить о необходимости выполнения рекомендаций, касающихся социальной изоляции и карантина.

ЛИТЕРАТУРА

1. Elshafeey F., Magdi R., Hindi N. et al., A systematic scoping review of COVID-19 during pregnancy and childbirth // Int J. Gynaecol. Obstet. — 2020. doi: 10.1002/ijgo.13182. [Epub ahead of print]

2. Monteleone P.A., Nakano M., Lazar V. et al. A review of initial data on pregnancy during the COVID-19 outbreak: implications for assisted reproductive treatments // JBRA Assist. Reprod. — 2020. — Vol.24 (2). — P. 219-225. doi: 10.5935/1518-0557.20200030.

3. WHO — World Health Organization. Coronavirus disease 2019 (COVID-19) Situation Report — 41. 2020a. Available at: https://www.who.int/docs/default-source/coronaviruse/situation-reports/20200301-sitrep-41-covid-19.pdf?sfvrsn = 6768306d_2.

4. Hellewell J., Abbott S., Gimma A. et al. Centre for the Mathematical Modelling of Infectious Diseases C-WG, 2020.

5. Li Q., Guan X., Wu P. et al. Early Transmission Dynamics in Wuhan, China, of Novel Coronavirus-Infected Pneumonia // N. Engl. J. Med. — 2020. — Vol. 382. — P. 1199-207.

6. Zhao S., Lin Q., Ran J. et al. Preliminary estimation of the basic reproduction number of novel coronavirus (2019-nCoV) in China, from 2019 to 2020: A data-driven analysis in the early phase of the outbreak // Int. J. Infect. Dis. — 2020. — Vol. 92. — P. 214-217.

7. Khan S., Siddique R., Shereen M. et al. The emergence of a novel coronavirus (SARSCoV-2), their biology and therapeutic options // J. Clin. Microbiol. — 2020. [Epub ahead of print] DOI: 10.1128/JCM.00187-20

8. Rothe C., Schunk M., Sothmann P. et al. Transmission of 2019-nCoV Infection from an Asymptomatic Contact in Germany // N. Engl. J. Med. — 2020. — Vol. 382. — P. 970-971. DOI:10.1056/ NEJMc2001468

9. Drosten C., Gunther S., Preiser W. et al. Identification of a novel coronavirus in patients with severe acute respiratory syndrome // N. Engl. J. Med. — 2003. — Vol. 348. — P. 1967-1976.

10. Ksiazek T.G., Erdman D., Goldsmith C.S. et al. SARS Working Group. A novel coronavirus associated with severe acute respiratory syndrome // N. Engl. J. Med. — 2003. — Vol. 348. — P. 1953-1966.

11. Zaki A.M., van Boheemen S., Bestebroer T.M. et al. Isolation of a novel coronavirus from a man with pneumonia in Saudi Arabia // N. Engl. J. Med. — 2012. — Vol. 367. — P. 1814-1820.

12. Liu J., Zheng X., Tong Q. et al. Overlapping and discrete aspects of the pathology and pathogenesis of the emerging human pathogenic coronaviruses SARS-CoV, MERS-CoV, and 2019- nCoV //

J. Med. Virol. - 2020. - Vol. 92. - P. 491-494. DOI: 10.1002/ jmv.25709

13. Lu R., Zhao X., Li J. et al. Genomic characterisation and epidemiology of 2019 novel coronavirus: implications for virus origins and receptor binding // Lancet. — 2020. — Vol. 395. — P. 565-574. DOI: 10.1016/S0140-6736(20)30251-8

14. Guo Y.R., Cao Q.D., Hong Z.S. et al. The origin, transmission and clinical therapies on coronavirus disease 2019 (COVID-19) outbreak — an update on the status // Mil. Med. Res. — 2020. — Vol. 7. — P. 11. D0I:10.1186/s40779-020-00240-0

15. Sun P., Lu X., Xu C. et al. Understanding of COVID-19 based on current evidence // J. Med. Virol. — 2020. — [Epub ahead of print] DOI:10.1002/jmv.25722

16. Wu Z., McGoogan J.M. Characteristics of and Important Lessons From the Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) Outbreak in China: Summary of a Report of 72314 Cases From the Chinese Center for Disease Control and Prevention // JAMA. — 2020. — [Epub ahead of print] DOI: 10.1001/jama.2020.2648

17. Hui D.S., E I.A., Madani T.A. et al. The continuing 2019-nCoV epidemic threat of novel coronaviruses to global health — The latest 2019 novel coronavirus outbreak in Wuhan, China // Int. J. Infect. Dis. — 2020. — Vol. 91. — P. 264-266. DOI: 10.1016/j. ijid.2020.01.009

18. Jamieson D.J., Theiler R.N., Rasmussen S.A. Emerging infections and pregnancy // Emerg. Infect. Dis. — 2006. — Vol. 12. — P. 1638-1643. DOI: 10.3201/eid1211.060152

19. Goodnight W.H., Soper D.E. Pneumonia in pregnancy // Crit. Care Med. — 2005. — Vol. 33. — P. 390-397.DOI: 10.1097/01. ccm.0000182483.24836.66

20. Wong S.F., Chow K.M., Leung T.N. et al. Pregnancy and perinatal outcomes of women with severe acute respiratory syndrome // Am. J. Obstet. Gynecol. — 2004. — Vol. 191. — P. 292-297. DOI: 10.1016/j. ajog.2003.11.019

21. Jamieson D.J., Honein M.A., Rasmussen S.A. et al. Novel Influenza A (H1N1) Pregnancy Working Group. H1N1 2009 influenza virus infection during pregnancy in the USA // Lancet. — 2009. — Vol. 374. — P.451-458. DOI: 10.1016/S0140-6736(09)61304-0

22. Schwartz D.A., Graham A.L. Potential Maternal and Infant Outcomes from (Wuhan) Coronavirus 2019-nCoV Infecting Pregnant Women: Lessons from SARS, MERS, and Other Human Coronavirus Infections // Viruses. — 2020. — Vol. 12 (2). pii: E194. DOI:10.3390/ v12020194

23. Mehta P., McAuley D.F., Brown M. et al. COVID-19: consider cytokine storm syndromes and immunosuppression // Lancet. — 2020. — Vol. 395. — P. 1033-1034.

24. Mor G., Cardenas I. The immune system in pregnancy: a unique complexity // Am. J. Reprod. Immunol. — 2010. — Vol.63. — P. 425-433.

25. Chen S., Huang B., Luo D.J. et al. Pregnant women with new coronavirus infection: a clinical characteristics and placental pathological analysis of three cases // Zhonghua Bing Li XueZaZhi. — 2020. — Vol. 49: E005. DOI: 10.3760/cma.j.cn112151-20200225-00138

26. Fan C., Lei D., Fang C. et al. Perinatal Transmission of COVID-19 Associated SARS-CoV-2: Should We Worry? // Clin. Infect. Dis. — 2020. — [Epub ahead of print] DOI: 10.1093/cid/ciaa226

27. Liu Y., Chen H., Tang K., Guo Y. Clinical manifestations and outcome of SARS-CoV-2 infection during pregnancy // J. Infect. — 2020. [Epub ahead of print] DOI: 10.1016/j.jinf.2020.02.028

28. Wang X., Zhou Z., Zhang J. et al. A case of 2019 Novel Coronavirus in a pregnant woman with preterm delivery // Clin. Infect. Dis. — 2020. [Epub ahead of print] DOI:10.1093/cid/ciaa200

29. WHO — World Health Organization. Report of the WHO-China Joint Mission on Coronavirus Disease 2019 (COVID-19). 2020d. Available at: https://www.who.int/docs/default-source/coronaviruse/ who-china-joint-mission-on covid-19-final-report.pdf.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

30. Wang S., Guo L., Chen L. et al. A case report of neonatal COVID-19 infection in China // Clin. Infect. Dis. — 2020. — [Epub ahead of print] DOI:10.1093/cid/ciaa225

31. Li N., Han L., Peng M. et al. Maternal and neonatal outcomes of pregnant women with COVID-19 pneumonia: a case-control study // Clin. Infect. Dis. — 2020. — [Epub ahead of print].

32. Lowe B., Bopp B. COVID-19 vaginal delivery — a case report // Aust. N. Z. J. Obstet.Gynaecol. — 2020. [Epub ahead of print].

33. Zhou R., Chen Y., Lin C. et al. Asymptomatic COVID-19 in pregnant woman with typical chest CT manifestation: a case report // Chin. J. Perinat. Med. — 2020. — Vol. 23. DOI: 10.3760/ cma.j.cn113903-20200220-00134.

34. Yao L., Wang J., Zhao J. et al. Asymptomatic COVID-19 infection inpregnant woman in the third trimester: a case report // Chin, J. Perinat. Med. — 2020. — Vol. 23. DOI: 10.3760/ cma.j.cn113903-2020221-00143.

35. Xiong X., Wei H., Zhang Z. et al. Vaginal Delivery Report of a Healthy Neonate Born to a Convalescent Mother with COVID-19 // J. Med. Virol. — 2020. [Epub ahead of print].

36. Lee D.H., Lee J., Kim E. et al. Emergency cesarean section on severe acute respiratory syndrome coronavirus 2 (SARS-CoV-2) confirmed patient // Korean J. Anesthesiol. — 2020. [Epub ahead of print].

37. Iqbal S.N., Overcash R., Mokhtari N. et al. An Uncomplicated Delivery in a Patient with Covid-19 in the United States // N. Engl. J. Med. - 2020. - Vol. 382 (16):e34.

38. Chen H., Guo J., Wang C. et al. Clinical characteristics and intrauterine vertical transmission potential of COVID-19 infection in

nine pregnant women: a retrospective review of medical records // Lancet. - 2020. - Vol. 395. - P. 809-815.

39. RashidiFakari F., Simbar M. Coronavirus Pandemic and Worries during Pregnancy; a Letter to Editor // Arch. Acad. Emerg. Med. -2020. - Vol.8: e21. PMID: 32185371

НОВОЕ В МЕДИЦИНЕ. ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

УСТОЙЧИВЫЙ К ТЕРАПИИ ЗОЛОТИСТЫЙ СТАФИЛОКОКК ПОБЕДИЛИ ПРИРОДНЫМ ЛЕКАРСТВОМ

Австралийские исследователи обнаружили антибиотик, способный справляться со стойкими бактериальными инфекциями, нередко присоединяющимися к вирусным заболеваниям вроде ЭДУЮ-19, пишет 9News. Специалисты Мельбурнского университета доказали, что природный антибиотик, тейксобактин, может быть полезен для лечения респираторных инфекций.

В частности, средство убивает устойчивый к антибиотикам золотистый стафилококк (вызывает инфекции кожи, крови, слизистых, костной ткани, суставов, менингит и эндокардит). Эта супербактерия часто поражает жертв вирусных инфекций - гриппа и коронавируса. Тейксобактин одновременно предотвращает развитие устойчивости патогена и уничтожает его.

Также новый антибиотик, действующий и против грамположительных, и против грамотрицательных бактерий, обнаружили сотрудники Принстонского университета. Они подчеркивают: бороться с грамотрицательными бактериями в особенности непросто, ведь они защищены от лекарств внешней оболочкой. Однако для соединения SCH-79797 (иррезистина) это не проблема.

Источник: www.meddaily.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.