Научная статья на тему 'Особенности словотворчества в современных нижегородских СМИ'

Особенности словотворчества в современных нижегородских СМИ Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
504
68
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЖАРГОННОЕ СЛОВООБРАЗОВАНИЕ / УЗУАЛЬНАЯ И ОККАЗИОНАЛЬНАЯ ДЕРИВАЦИЯ / РЕЧЕВАЯ (ВЕРБАЛЬНАЯ) АГРЕССИЯ / СОЦИАЛЬНО ЗНАЧИМЫЕ СЛОВА ЭПОХИ / ЯЗЫКОВАЯ ШУТКА

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Шишкарева О. А.

Рассматриваются особенности словотворчества в современных нижегородских СМИ, связанные с производством окказионализмов на базе маркированных основ (просторечных, разговорных, жаргонных) и имен собственных, принадлежащих, как правило, к социально-значимым именам эпохи, а также с деривацией от одного мотивирующего целого ряда инноваций, что приводит к формированию новых словообразовательных гнезд.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SOME PECULIARITIES OF WORD FORMATION IN PRESENT-DAY NIZHNI NOVGOROD MEDIA

Some peculiarities of word formation in present-day Nizhni Novgorod media are considered. Such peculiarities are related to the formation of nonce words on the basis of marked stems (vernacular, colloquial, argotic) and proper names (as a rule belonging to socially significant names of the epoch) and to the derivation of a number of innovations from one motivating word that results in the forming of new derivational nests.

Текст научной работы на тему «Особенности словотворчества в современных нижегородских СМИ»

Филология. Искусствоведение Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лоб ачевского, 2009, № 1, с. 276-281

УДК 81 '373.612

ОСОБЕННОСТИ СЛОВОТВОРЧЕСТВА В СОВРЕМЕННЫХ НИЖЕГОРОДСКИХ СМИ

© 2009 г. О.А. Шишкарева

Нижегородский государственный педагогический университет oksana-shishkareva@yandex.ru

Поступила в редакцию 25.09.2008

Рассматриваются особенности словотворчества в современных нижегородских СМИ, связанные с производством окказионализмов на базе маркированных основ (просторечных, разговорных, жаргонных) и имен собственных, принадлежащих, как правило, к «социально-значимым именам эпохи», а также с деривацией от одного мотивирующего целого ряда инноваций, что приводит к формированию новых словообразовательных гнезд.

Ключевые слова: жаргонное словообразование, узуальная и окказиональная деривация, речевая (вербальная) агрессия, социально значимые слова эпохи, языковая шутка.

По замечанию исследователей, «в наши дни газета - самый чуткий регистратор новых слов, значений, словосочетаний. Она значительно быстрее всех других жанров письменной речи отражает сдвиги, которые происходят во всех сферах жизни общества, и в большинстве случаев является первым письменным источником, фиксирующим рождение новых слов, значений и выражений, претендующих на общеупотребительную лексику. Кроме того, именно в газете возникают и определяются многие важнейшие тенденции развития современного русского литературного языка» [1, с. 69]. Именно поэтому демократизация общественной жизни (смена социального строя, отмена цензуры, провозглашение свободы слова, личности, печати) привела к демократизации (Журавлев), а позднее либерализации (Костомаров) языковой системы. Одно из следствий данного явления «...проникновение потоков сниженной, жаргонной, а нередко и нецензурной лексики за пределы устной бытовой речи и буквальное затопление всех жанров, требующих экспрессии: газетные и телевизионные репортажи, публицистические выступления, политические дебаты» [2, с. 9].

Приметой современных СМИ становится производство окказионализмов на базе основ жаргонного характера. Характеризуя «жаргонное словообразование», Е.А. Земская отмечает его «высокую образность, нацеленность на передачу разного рода оценок, что приводит к преобладанию экспрессивной функции словообразования над номинативной [3, с. 26].

Наиболее активно жаргонизмы в нижегородской печати образуются путем суффикса-

ции. Широко используются суффиксы, способствующие выражению «экспрессии грубости, пренебрежительности, ироничности» [3,18]: -ух(а),-л(а), -ун, -ёж, -ак (-як). При помощи данных формантов были образованы инновации замануха, болела, бомбила, опоздун, звездун, охмуреж, быдляк крупняк, заказняк, блатняк, наградняк, кисляк, трезвяк: «Среди «заманух» - мастер-классы, где желающих научат необычно накрыть новогодний стол, изготовить симпатичный сувенир и др.» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2007. 13 но-яб.], «Сеанс «охмурежа» длился по 6-7 часов» [Проспект. 2005. 22 мар.], «И Гус был тут же атакован теми самыми «болелами», которые ждали автографов эстонцев» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2006. 13 окт.], «Бомбила» [Проспект. 2007. 7 июня], «Опоздун-2006» (победитель чемпионата объяснительных записок» [Проспект. 2006. 21 дек.], «Пусть каждый ваш рабочий день скрашивает карнавал ваших любимых людей дома!» — пожелал наш звездун (Боря Моисеев. - О.Ш.)» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2005. 11 но-яб.], «Они называют его «быдляк» и не скрывают, что работают для уровня «ниже плинтуса» [Комсомольская правда - Нижний Новгород.

2005. 2 сент.], «А потом нужно было снимать поочередно «крупняки» каждого из сыновей -реакцию на мамины слезы» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2005. 29 нояб.], ««Заказняк» в СМИ бурлит декларациями о том, что «победил» в конкурсе на гарантирующего поставщика тот, кто предложил услугу и качественнее, и дешевле» [Ленинская смена.

2007. 23 авг.], «В маршрутках запрещают слу-

шать «блатняк» [Комсомольская правда -Нижний Новгород. 2005. 22 мар.], «Теперь экспертам предстоит выяснить, не они ли и стали причиной гибели. И если это так, то уже оперативники будут узнавать, где и когда эти травмы были получены - до или во время визита в «трезвяк» [Ленинская смена. 2007. 6 сент.]. «Все, конечно, промолчали, а искать ответ на вопрос «Кто такой Владимир Кумарин? Поручили следователям - «важнякам» из Генеральной прокуратуры» [Комсомольская правда -Нижний Новгород. 2007. 22 февр.]. «Когда год назад я надела коньки и вышла на беговую дорожку, на лицах спортивных чиновников обозначился явно выраженный «кисляк»: «Да разве эта толстая тетка сможет когда-нибудь кого-то обогнать?» (из речи С. Журовой) [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2006. 15 мар.], «А в случае смерти владельца «наградняк» изымается органами внутренних дел» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2006.

13 дек.].

При помощи нейтральных -нщ(е), -чик, -ник суффиксов в нижегородской печати образование инноваций жаргонного характера осуществляется менее активно. Можно выделить новообразования котлетчик, разводчик, барсеточ-ник, ошакаливание: «Обыск вновь увенчался успехом - Алексей нашел в заднем кармане джинсов пять рублей, которые мама каждый день давала сыну на еду. И опять «ошакаливание» сошло с рук» [Проспект. 2007. 12 сент.], «Он выхватил его из рук «разводчика» и побежал» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2006. 11 апр.], «Прохожий просто подбирал пачку с деньгами, но уйти с ней далеко ему не давали. С самого начала неподалеку дежурил ещё один «котлетчик» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2005. 22 нояб.], «Перепуганный парень сначала протянул телефон, но потом, словно очнувшись, вырвал его из рук «разводчика» и побежал» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2006. 11 апр.]. Жаргонный характер инновации в данных случаях обусловлен характером мотивирующей основы.

Также к жаргонному словообразованию относят усечения типа : сбер ,цивил, бутер, буки и усечения, которые сопровождаются суффиксацией - Черкизон: «Аналитики говорят, что другие, более мелкие банки, не станут рассматривать ставки по кредитам, если они до этого были выше, чем в «сбере» [Комсомольская правда

- Нижний Новгород. 2007. 15 авг.], «Практически у всех молодежных субкультур есть своя Идея. Спорная, вредная, глупая или вздорная, с

точки зрения взрослых «цивилов», но есть» [Комсомольская правда - Нижний Новгород.

2008. 19 февр.], «Поделив зарплату на стоимость закуски, узнаем, сколько «бутеров» можно купить на одну получку» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2005. 1 окт.], «По подсчетам самих букмекеров, по всему миру крушение голландцев, называвшихся главными соискателями золотых медалей Евро, принесло «букам» около 150 миллионов долларов» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2008. 24 июня], «Вот и получается, что все здесь поверхностно, фальшиво и лживо. Эта «Дольче и Габбана», купленная на «черкизоне» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2008. 21 февр.], то есть на Черкизовском рынке в Москве.

Путем сложения просторечной лексемы дерьмо и лексемы жаргонного характера жаба с суффиксоидом -воз образован окказионализм дерьмовозы, входящий в состав заголовка «Блатные дерьмовозы» [Ленинская смена. 2007. 2 авг.] и жабовоз. «На машинах, кроме шашечек, как у такси, были нарисованы жабы. И написано: «жабовоз». Таким хитрым образом молодожены, оказывается, протестуют против «жаб» - по терминологии жениха и невесты, женщин, живущих за счет богатых мужчин.» [Комсомольская правда - Нижний Новгород.

2006. 20 июня].

В нижегородской печати производство инноваций жаргонного характера также осуществляется окказиональными способами и приемами словопроизводства. Так, окказионализм биз-несменты [Экспресс газета. 2005. № 12], образованный путем междусловного наложения (бизнесмен + менты), является заголовком к статье о работниках органов, использовавших свое служебное положение с целью наживы. Путем междусловного наложения с частичным усечением одной из производящих основ и совмещением формально совпадающих частей образован окказионализм МЕНТальный (МЕНТ+ (ле)тальный), входящий в состав заголовка «МЕНТальный исход» [Проспект. 2005. 12 июля]. Графическое выделение жаргонной лексемы способствует усилению рекламной функции заголовка. Окказионализм баблонав-ты образован по конкретному образцу космонавты ( к основе жаргонного бабло присоединяется суффикс -навт): «А то наша страна гордилась поколением покорителей Арктики, потом - поколением космонавтов. А завтра - поколением «баблонавтов»? [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2007. 8 сент.]. В результате так называемого заменительного

словообразования, при котором в исходном узуальном слове меняется одна из частей, корневая или служебная морфема, образована инновация «хапчасть», входящая в состав заголовка «Раз запчасть, два хапчасть» [Комсомольская правда

- Нижний Новгород. 2004. 17 дек.]. В данном случае первая часть сложносокращенного слова меняется на корень стилистически сниженного глагола «хапать». В целом, активное включение новообразований, произведенных на базе маркированных лексем, объясняется тем, что данные инновации являются «средством стилизации живой разговорной речи, средством создания особого, дружески-непринужденного тона беседы с читателем-единомышленником», а также участвует в выражении оценки: «употребление в текстах СМИ «сниженных» языковых средств (жаргонов, просторечий, варваризмов) наряду с ресурсами книжного стиля является одним из наиболее эффективных средств имплицитного выражения оценки, ненавязчивой и в тоже время экспрессивной» [4, с. 14].

Существует мнение, согласно которому включение жаргонизмов в публицистический текст относят к проявлению речевой (вербальной) агрессии: «Журналисты, употребляя арготические слова, сами того не подозревая, осуществляют акт вербальной агрессии по отношению к читателю, невольно превращая его в человека, сочувствующего уголовным элементам и покорно воспринимающего их субкультуру <...> залихватски описывая события арготическими словами, употребляя их всуе, невольно начинают симпатизировать уголовному миру, его морали, законам и субкультуре» [5, с. 74]. Авторы данного высказывания придерживаются широкого понимания речевой агрессии, когда под данным явлением понимают «не только словесное насилие, но и включение в речь жаргонной, просторечной, обсценной лексики, немотивированное употребление варваризмов». «Словесное насилие выражается в обвинительной направленности текста, в резких оценках, характеризующих тех, о ком идет речь [6, с. 19]. Другие исследователи определяют речевую агрессию как «жесткое, подчеркнутое средствами языка выражение негативного эмоциональнооценочного отношения к кому-, чему-либо, нарушающее представление о этической и эстетической норме, а также перенасыщение текста вербализованной информацией, вызывающее у адресата тягостное впечатление» [7, с. 217]. С речевой (вербальной) агрессией тесно связана проблема инвективы и инвективности. Исследователи языка СМИ современности говорят о «богатом арсенале приемов инвективы: это и

прямое оскорбление, и косвенное оскорбление, и навешивание ярлыков, риторические вопросы, мотивированные и немотивированные обвинения» [8, с. 10].

Примерами прямых оскорблений частных лиц являются инновации собчатина, собчако-ненавистники, грефы-потрошители :«Вы, журналисты, изо дня в день предлагаете читателю жирный гамбургер из «собчатины» - и при этом ссылаетесь на рейтинг» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2005. 5 окт.], «Сбылась мечта собчаконенавистников, - констатировал ведущий шоу Иван Ургант. Публика взорвалась аплодисментами» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2007. 7 апр.], «Главный тезис программы: в России смутное время. У власти временщики-притеснители, разорители, губители, «грефы-потрошители» [Проспект. 2007. 4 сент.]. Инновация собчатина образована от фамилии К. Собчак при помощи суффикса -ин(а) и имеет значение «название мяса названного мотивирующим словом, употребляющееся в качестве пищи» [9, § 354], что противоречит законам словообразовательного типа (должно быть мясо животного ) и этическим законам. Вторая инновация образована путем словосложения с суффиксацией (Соб-чак+-о- ненавист+-ник). Субституцией (замена имени собственного Джек в прозвище маньяка-убийцы Джек-потрошитель на фамилию министра экономического развития Греф (на момент написания) образована инновация грефы-потрошители, употребленная в ряду однородных членов с отрицательной оценочностью. Производство окказионализмов от фамилий К. Собчак и Г. Грефа не только оскорбляет личностей, «ставших объектом номинации, но и вызывает справедливую брезгливость у читателя, также становящегося в этом смысле жертвой агрессии» [7, с. 219].

Примерами косвенного оскорбления личностей, фамилии которых используются как производящие основы, являются инновации запет-росянили (приставочно-суффиксальный способ), Шанцевстан (сложение), «Сург» («скорнение»), кучмизм (суффиксация): «Запетросянили страну!» - пишет автор в другом стихотворении» [Проспект. 2007. 13 нояб.], ««Смак» всегда был авторской программой. Он изначально делался под Макаревича; там даже в названии присутствовал намек на его фамилию. Сейчас мы останемся с малоаппетитной передачей «Сург», её сюжетом будет лицо Ивана Урганта» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2006. 17 янв.], «Странно, что во времена Леонида Кучмы, о которых победившие брезгливо говорят

как об эпохе «кучмизма», такого раздрая не было» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2006. 24 мар.], «Процветающий регион или «Шанцевстан»?»: «Мы хотим процветающую Нижегородскую область, а нам предлагают коррумпированный «Шанцевстан») [Ленинская смена. 2007. 15 мар.]. В данных случаях инвек-тивная направленность текстов реализуется не столько через сами инновации, сколько благодаря их «конкретизаторам» (малоаппетитная, брезгливо, раздрай, коррумпированный), соответствующему контексту, ироничному тону повествования.

В целом включение инноваций, связанных с явлением речевой агрессии в современных СМИ, «заставляет задуматься о речевом поведении журналистов, у которых в пылу изобретательства нередко снимаются этические и эстетические табу» [10, с. 44]. Несмотря на достаточно небольшое количество примеров проявления речевой («вербальной») агрессии в нижегородской публицистике правомерна постановка вопроса о «необходимости её правового ограничения» [11, с. 6], отсутствие которого может привести к лингвистическому хаосу на страницах СМИ.

Неотъемлемой приметой современного словообразования является производство новых слов на базе имен собственных, принадлежащих к разряду «социально значимых слов эпохи» [12, с. 153] : «Усиление личностного начала -как характерная черта языка нашего времени -находит специфическое выражение в сфере словопроизводства. В качестве базовых основ в словопроизводство активно вовлекаются собственные имена лиц наших современников. В этом обнаруживается тесная связь языка с современной действительностью. Имена лиц порождают целые серии производных разнообразной семантики и структуры. Шире всего используются фамилии ( имена - реже) политических и общественных деятелей » [13, с. 177178].

Наиболее распространенными являются наименования лиц мужского пола со значением «сторонник кого-либо или чего-либо» [14, с. 103]. Следует отметить, что особенно активно используются суффиксы -ец и -ист: «Главный «путинец» Украины Ременюк полностью копирует своего кумира» [Комсомольская правда -Нижний Новгород. 2006. 24 марта]; «Одновременно «зюгановцы» вычистили из КПРФ «семи-гинцев» [Проспект. 2007. 16 окт.]; «Мир отечественной культуры словно раскололся на «швыдковцев» и «соколовцев» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2005. 5 июля]; «Из-

вини, что не сразу сообщаю. Кучу депутатов пока обзвонил - и «тимошенковцев», и «яну-ковцев» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2006. 4 авг.]; «Если там, как ожидается, победят «шредеровцы», то это изменит общевыборное процентное соотношение» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2005. 20 сент.]; «В начале 80-х, когда эстрадных кумиров в СССР было раз-два и обчелся, меломаны делились на «леонтьевцев», «гнатюковцев». Самым многочисленным, разношерстным и веселым был клан «пугачевцев» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2006. 2 июля]; «Она уже давно скомпроментирована. В нее кидали грязь, расстреливали из автоматов ель-цинисты» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2005. 14 сент.]; «В руках она держала две ленточки - оранжевую и ... синюю - символ януковистов, ярых противников нынешней украинской власти» [там же]; «Ненавидеть грузины умеют так же неистово, как и любить. Где гарантия, что по примеру «звиадистов» защищать Саакашвили не выйдут «мишисты»?» [Комсомольская правда - Нижний Новгород.

2007. 2 нояб.]. Следует отметить, что в ряде случаев (ельцинисты, звиадисты, мишисты) употребление инноваций связано с выражением негативной оценки.

Имена собственные президента РФ В.В. Путина и лидера КПРФ Г.А. Зюганова выступают в качестве производящих основ в окказионализмах «путинг» (Путин + митинг), «пу-тиномика» (Путин + экономика) и «зюгзаг» (Зюганов + зигзаг), образованных междуслов-ным наложением с частичным усечением узуальных лексем и совмещением формально тождественных частей: «В словарях значение «пу-тинга» не закреплено. Но по версии newsru.com, неологизм «путинг» получил известность «с легкой руки» журналистки Елены Трегубовой, так и назвавшей одну из глав своей нашумевшей книги «Байки кремлевского диггера» - «Легкий путинг». Правда, в последнее время это слово употребляется в журналистских кругах с другим значением - «массовые митинги в поддержку Путина» [Проспект. 2008. 23 янв.]; «Путиномика» [Проспект. 2004. 19 окт.]; «Зюгзаг удачи» [Проспект. 2009. 16 окт.]. Следует отметить, что «понимание контаминиро-ванных образований требует опоры на контекст или определенную ситуацию, поэтому в речи часто дается их непосредственная мотивация или же в контекст включаются однокоренные слова» [15, с. 312].

По замечанию исследователей, «словообразование имеет сейчас лавинообразный ха-

рактер, новые производные слова образуются и входят в речевое употребление не постепенно и ступенчато, как это бывает в периоды «спокойного» языкового развития, а стремительно, одномоментно, когда в соответствии с потребностями языкового коллектива в обиход входит целое словообразовательное гнездо» [2, с. 8]. Примером подобного словообразовательного гнезда выступает гнездо с «социальнозначимым словом» в качестве вершины:

Путин

- путинки;

- путинец, запутинец;

- путинский - по-путински;

- путинг;

- путиномик;

- путинопоклонство.

Фамилии также очень популярных личностей В. Ющенко и К. Собчак и топоним Кондопога также порождают целые каскады новообразований:

Ющенко - ющенки, Ющенкивщина;

Собчак - собчатина; собчаконенавистники;

Кондопога - укондопоживание, закондо-пожу.

В ситуации жесткой конкуренции и борьбе за целевую аудиторию современным журналистам нужно не просто донести до читателя информацию, а сделать это максимально ярко и необычно. При этом «речевая изобразительность, языковая шутка оказываются важнейшим способом поразить, рассмешить, создать непринужденную обстановку и тем самым оставить след в памяти» [8, с. 51]. Примером подобной «языковой шутки» является аббревиатура ВВП на базе имени собственного президента страны и совпадающая по звучанию с общеизвестной аббревиатурой (валовой внутренний про-дукт):«Трое светочей культуры/ Обратились к ВВП:/ Не насилуйте натуры, /Оставайтесь во главе!» [Проспект. 2007. 13 нояб.]; «ВВП поработал шофером» [Комсомольская правда -Нижний Новгород. 2005. 8 окт.]; «ВВП отреагировал достойно. Он нахмурил брови и заявил: «Пока ничего хорошего новый губернатор для власти не сделал» [Нижегородский рабочий. 2005. 28 сент.]. Употребление журналистами вместо полного имени собственного аббревиатурного антропонима, с одной стороны, является следствием принципа языковой экономии, с другой - приводит к некой нивелировке образа президента.

Также желание пошутить и привлечь читательское внимание приводят к обращению к жанру анекдота. При этом в контекст анекдота активно включаются инновации, произведен-

ные как узуальными, так и окказиональными способами словопроизводства. Разновидностями словосложения образованы инновации туа-лето-часов и афроквадрат в анекдотах: «Небольшой детективчик - это примерно шесть туалето-часов» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2007. 21 авг.], «Американский экскурсовод: - А вот это знаменитый «Афроквадрат» Малевича!» [Проспект. 2007. 10 июля]. Первая инновация - необычная характеристика детектива, вторая - соответствующее политической конъюнктуре название полотна К. Малевича. По конкретному образцу узуальных Хорватия и Растишка образованы окказионализмы Кроватия и Ремнишка в анекдотах: «Как явствует из социологических опросов, наиболее популярным местом отдыха россиян была и остается Кроватия» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2007. 29 сент.], «Хотите, чтобы ваши дети росли здоровыми и послушными? Педиатры рекомендуют давать детям «Ремнишку» [Комсомольская правда -Нижний Новгород. 2006. 23 июня]. При помощи заменительного словообразования образованы топлес-менеджеры (замена одной из частей композита) и посудобоечная (замена основы ) в следующих контекстах: «Для увеличения объема продаж с сегодняшнего дня Наталья, Елена и Мария, а именно наши топ-менежджеры, становятся топлес -менеджерами» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2006.

14 нояб.], «Для ленивых домохозяек, любящих устраивать скандалы с битьем посуды, в продажу поступили посудобоечные машины. Машинка бьет заранее загруженную в неё посуду и громко ругается голосом хозяйки» [Проспект. 2007. 5 июня]. Игра с внутренней формой слова (а именно псевдомотивация, псевдочленение) присутствует в анекдотах: «Петрович, ты куда это на тракторе едешь? -В солярий. - А зачем? - За соляркой» [Проспект. 2007. 15 мая], «На рынке: - А что, пальто-то драповое? - Драповое, драповое! Ещё от немцев в нем драпал!» [Комсомольская правда - Нижний Новгород. 2007. 29 нояб.], «Было у медведицы три медвежонка: умка, глупка и тупка» [Комсомольская правда -Нижний Новгород. 2006. 11 апр.]. В последнем примере первоначально псевдомотивиру-ется узуальная лексема умка, затем по её образцу осуществляется производство окказиональных глупка и тупка (пример повтора одноструктурных производных). Следует отметить, что включение инноваций в контекст анекдота связано не только со стремлением развлечь, рассмешить реципиента, но и оце-

нить описываемые события. Как правило, вышеперечисленные новообразования имеют явно ироничный характер.

Таким образом, среди особенностей словотворчества в современной нижегородской публицистике следует выделить образование дериватов на базе маркированных (жаргонных, просторечных, разговорных) лексем и имен собственных, принадлежащих, как правило, к « ключевым словам эпохи». Производство окказионализмов на базе маркированных основ может быть связано со стремлением имитировать живую разговорную речь, создать непринужденный тон общения, а также дать оценку описываемых событий. Деривация от «социально значимых имен эпохи» (особенно имен собственных) свидетельствует об усилении роли личности в обществе, что, однако, не исключает случаев речевой (вербальной) агрессии по отношению к конкретной личности на страницах СМИ. Следует отметить случаи производства от одного мотивирующего множества новообразований или словообразовательных гнезд (в качестве вершин зачастую выступают актуальные в данный период имена собственные). По замечанию исследователей, новые слова на газетной полосе «стали отражать словотворчество, а не словопроизводство, что дало основание некоторым ученым говорить об индивидуальном факторе словообразования в языке газеты» [16, с. 53].

Список литературы

1. Попова Т.В., Рацибурская Л.В., Гугунава Д.В. Неология и неография современного русского языка. М.: Флинта: Наука, 2005. 106 с.

2. Толковый словарь русского языка конца XX в. Языковые изменения / Под ред. М.Н. Кожиной. СПб.: Олио-пресс, 1998. 701 с.

3. Ермакова О.П., Земская Е.А., Родина Р.И. Слова, с которыми мы все встречались. Толковый словарь русского общего жаргона. М.: Азбуковник, 1999. 273 с.

4. Петрова Н.Е. О функциях аббревиатур-антропонимов в современной газетной речи // Филоня. 2004. № 3. С. 12-14.

5. Грачев М.А., Романова Т.В. Культура речи современного города. Лингвистический ландшафт Нижнего Новгорода. Н. Новгород: Изд-во Нижегородского лингвистического ун-та, 2006. 145 с.

6. Рылов А.С. Вербальная агрессия в современной российской прессе // Язык современных СМИ: основные проблемы и тенденции: Матер. науч.-практ. конф. Н. Новгород, 2006. С. 19-22.

7. Петрова Н.Е., Рацибурская Л.В. Проявление агрессии в речи журналистов // Проблемы языковой картины мира на современном этапе: Сб. ст. по матер. Всерос. науч. конф. молодых ученых. Н. Новгород, 2005. С. 216-222.

8. Колтунова Е.А. Случаи речевой агрессии в СМИ Нижегородской области // Язык современных СМИ: основные проблемы и тенденции: Матер. на-уч.-практ. конф. Н. Новгород, 2006. С. 10-15.

9. Русская грамматика. М.: Наука. Т. I., 1980.

10. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. СПб.: Златоуст, 1999. 319 с.

11. Рацибурская Л.В. Окказиональные слова в СМИ как средство речевой агрессии // Язык современных СМИ: основные проблемы и тенденции: Матер. науч.-практ. конф. Н. Новгород, 2006. С. 6-10.

12. Валгина Н.С. Активные процессы в современном русском языке. М.: Логос, 2001. 302 с.

13. Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры. М.: Языки славянской культуры, 1999. 252 с.

14. Земская Е.А.Словообразование как деятельность. М.: Наука, 1992. 220 с.

15. Николина Н.А. «Скорнение» в современной речи // Язык как творчество. М.: Наука, 1996. 396 с.

16. Ильясова С.В. Словообразовательная игра как феномен языка современных СМИ. Ростов-н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 2002. 360 с.

SOME PECULIARITIES OF WORD FORMATION IN PRESENT-DAY NIZHNI NOVGOROD MEDIA

O.A. Shishkareva

Some peculiarities of word formation in present-day Nizhni Novgorod media are considered. Such peculiarities are related to the formation of nonce words on the basis of marked stems (vernacular, colloquial, argotic) and proper names (as a rule belonging to «socially significant names of the epoch») and to the derivation of a number of innovations from one motivating word that results in the forming of new derivational nests.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.