Научная статья на тему 'Особенности правового положения пожарных команд в системе министерства внутренних дел Российской империи'

Особенности правового положения пожарных команд в системе министерства внутренних дел Российской империи Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
381
94
Поделиться
Ключевые слова
ПОЖАРНАЯ ОХРАНА / FIRE PROTECTION / РЕФОРМА ПОЛИЦИИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ / POLICE REFORM OF THE RUSSIAN EMPIRE / ПОЖАРНАЯ КОМАНДА / FIRE BRIGADE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Прокофьева Светлана Михайловна, Смирнова Анна Александровна

Статья посвящена исследованию на основе анализа нормативно-правовых актов особенностей правового положения пожарных команд в системе Министерства внутренних дел Российской империи. Авторы указывают на проблемы, связанные с определением статуса пожарных команд в Российской империи в условиях двойного подчинения органам полиции и местным властям.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Прокофьева Светлана Михайловна, Смирнова Анна Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Features of the legal position of fire brigades in the Ministry of Internal Affairs of the Russian Empire

The article is devoted to the analysis based on legal acts peculiarities of legal provisions for fire brigades in the Ministry of Internal Affairs of the Russian Empire. The authors point out the problems associated with the definition of the status of the fire brigades in the Russian Empire under dual subordination police and local authorities.

Текст научной работы на тему «Особенности правового положения пожарных команд в системе министерства внутренних дел Российской империи»

УДК: 94 + 342

С.М. Прокофьева*, А.А. Смирнова**

Особенности правового положения пожарных команд в системе Министерства внутренних дел Российской империи

Статья посвящена исследованию на основе анализа нормативно-правовых актов особенностей правового положения пожарных команд в системе Министерства внутренних дел Российской империи. Авторы указывают на проблемы, связанные с определением статуса пожарных команд в Российской империи в условиях двойного подчинения органам полиции и местным властям.

Ключевые слова: пожарная охрана, реформа полиции Российской империи, пожарная команда.

S.M. Prokofieva*,A.A. Smirnova**. Features of the legal position of fire brigades in the Ministry

of Internal Affairs of the Russian Empire. The article is devoted to the analysis based on legal acts peculiarities of legal provisions for fire brigades in the Ministry of Internal Affairs of the Russian Empire. The authors point out the problems associated with the definition of the status of the fire brigades in the Russian Empire under dual subordination police and local authorities.

Keywords, fire protection, police reform of the Russian Empire, the fire brigade.

Сохранение внутреннего правопорядка и безопасности граждан традиционно называется главнейшей и в то же время, исключительной внутренней функцией государства. В рамках осуществления данной функции государства в России с древнейших времен особое значение имеет функция обеспечения пожарной безопасности. В контексте продолжающегося процесса совершенствования системы межведомственного взаимодействия между МВД России и МЧС России по вопросам обеспечения безопасности граждан представляется интересным обращение к историческому опыту взаимодействия органов полиции и органов пожарной безопасности и анализу правового положения пожарных команд в Российской империи в период, когда пожарные команды находились в подчинении органов внутренних дел. В истории Российского государства вплоть до середины XVIII в. борьбой с пожарами занимались сами обыватели, все необходимые инструменты для тушения пожаров обязаны были храниться во дворах домов на средства местных жителей, а государство только осуществляло дознание по делам о пожарах и в определенных случаях, например, в столице, привлекало к тушению пожаров регулярные воинские подразделения.

Во времена Екатерины II в Санкт-Петербурге функции обеспечения пожарной безопасности были переданы государственному аппарату в лице Главной Санкт-Петербургской полиции. Значение екатерининского «Наказа Главной полиции» очень велико, ведь в этом документе впервые на законодательном уровне были закреплены принципы организации и деятельности полиции [1, с. 78]. Перечисляя функции органов полиции, Екатерина II в Дополнении к своему знаменитому «Наказу» назвала и предупреждение пожаров [2, с. 477]. Таким образом, вся профилактическая деятельность по предупреждению пожаров отныне вменялась в обязанность органам полиции. Вопросами тушения пожаров в обеих столицах (в XVIII-XIX вв. столицами официально считались Санкт-Петербург и Москва), согласно Штату главной Санкт-Петербургской полиции [3, с. 468], должны были заниматься специальные служащие «при пожарных конторах».

В новейшем издании «Пожарная охрана Санкт-Петербурга» говорится о том, что в столице «был сформирован для перевозки и пожарный обоз. В том же Штате полиции определено финансирование "на всякие по Полициям и съезжим дворам расходы, на дело и починку пожарных инструментов, труб, бочек и упряжек", и "для смотрения над ними «из отставных» определены в двух столицах по 1 вахтмистру и по 2 капрала с жалованием 30 и 20 руб. соответственно" [4, с. 68]. Для оповещения о пожарах на Главной полицмейстерской канцелярии был установлен 50-пудовый колокол» [5, с. 54]. В это время отряды ночной стражи заменили воинские патрули и караулы, учрежденные еще в 1737 г. «На каждой улице были устроены будки для несения ночной службы, при которых был набор пожарного инвентаря. Кроме того, стражниками совершались конные объезды города для вылавливания поджигателей и воров» [5, с. 54]. За данным учреждением закрепилось также название «пожарная контора».

«Чины при пожарных инструментах», или «пожарная контора» явилась первой попыткой создания особых пожарных команд на регулярной основе и напрямую подчинялась Главной

* Прокофьева, Светлана Михайловна, профессор кафедры уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России, доктор юридических наук, профессор. Адрес: Россия, 198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1.

* Prokofieva, Svetlana Mikhajlovna, Professor of the Criminal Procedure Department of Saint-Petersburg University of MIA of Russia, Doctor of law, Professor.

** Смирнова, Анна Александровна, доцент кафедры теории и истории государства и права Санкт-Петербургского университета ГПС МЧС России, кандидат исторических наук. Адрес: Россия, Московский проспект, д. 149.

** Smirnova, Anna Alexandrovna, Associate Professor of Theory and History of State and Law Department of Saint-Petersburg university of State fire service of EMERCOM of Russia, candidate of history sciences.

© Прокофьева С.М., Смирнова А.А., 2014

полицмейстерской канцелярии. Однако на практике зачастую во время тушения пожаров главное руководство «пожарными» работами осуществлялось руководством прибывавших на пожары воинских частей [6]. Таким образом, в столице возникла система двойного подчинения «пожарных контор». Данное обстоятельство подтверждается также примечательным фактом: в 1796 г. в некоторые воинские уставы (пехотной полковой и полевой кавалерийской служб) были введены инструкции по пожарному делу.

Губернская реформа 1775 г. существенным образом изменила организационную структуру и правовое положение полиции, фактически спровоцировав в губерниях и уездах появление нового административно-полицейского аппарата. Продолжением данной реформы для полиции стало утверждение 8 апреля 1782 г. «Устава благочиния» [7, с. 461-468].

«Устав благочиния, или Полицейский» предусматривал разделение больших городов на части, и в каждой из них обязывал «иметь Брантмейстера или огнягасительного мастера», каждую часть предписывалось делить на кварталы, и в каждом квартале иметь трубочистного мастера.

6 мая 1782 г. был Высочайше утвержден «Примерный штат Градского благочиния или полиции в столичном и Губернском городе С. Петербурге» [8, с. 191]. Согласно этому штату, при каждой полицейской части были сохранены должности брандмейстеров (по одному на часть). Кроме того, в Книге штатов отдельной таблицей приведено «Примерное положение огнегасительных орудий по Частям и Кварталам», в котором подробно перечислялся весь пожарный инвентарь и определялось количество работников и помощников для его обслуживания. Практически сразу были утверждены штаты Градского Благочиния или Полиции для Новгородского наместничества, а в 1786 г. - для Киевского [9], поэтому для удобства и экономии составители Полного собрания законов Российской империи объединили данные Штаты в Книге штатов в единую таблицу. Штатом для г. Санкт-Петербурга и Киева для каждой части города были предусмотрены 106 работников и 10 помощников, для Новгорода - 84 и 6 соответственно. А если учесть, что Санкт-Петербург был разделен на 10 частей, то общее число работников с помощниками составляло 1160 человек - количество весьма существенное. Отдельно Штатом были предусмотрены для каждого квартала работники для обслуживания заливной трубы и возки воды (4+4 для всех городов Штата). Итого для 42 кварталов Санкт-Петербурга - 336 человек, для 10 кварталов Новгорода - 80 и для 29 кварталов Киева - 232 человека.

В результате только в «Санкт-Петербурге было "определено" 1396 огнегасительных работников и 226 извозчиков. Сверх штата вводились ночные сторожа (их в Санкт-Петербурге в 1794 г. было 500). Москва была разделена на 20 частей и 88 кварталов, к восстановленным будкам определялись 1200 стражников» [10]. При этом только брандмейстеру полагалось жалование от государства. В его обязанности входил контроль за чисткой от сажи труб, наблюдение за неразведением огня рядом с легковоспламеняющимися материалами, за состоянием пожарных инструментов и соблюдением прочих мер пожарной безопасности.

Данным нормативно-правовым актом «пожарные» работники были введены в штатную структуру полиции. В то же время вряд ли можно согласиться с мнением, что «Устав благочиния, или Полицейский» 1782 г. внес четкий порядок формирования государственной противопожарной службы в городах России, порядок определения в должности брандмейстеров (т.е. огнегасительных мастеров) и некоторых других должностных лиц» [11, с. 85]. В действительности до тех пор пока денежное содержание «чинов при пожарных инструментах» не осуществлялось за счет государственной казны, данный порядок обеспечить было невозможно.

Кроме того, правовое положение «пожарных чинов» в этот период являлось сложным по причине отсутствия самостоятельности [12]. Фактически «пожарные чины» сочетали в своей деятельности функции своеобразного пожарного надзора (но без права применять санкции) и хранителей пожарных инструментов. Даже собирать работников для тушения пожаров вменялось в обязанности полиции, а не «пожарным чинам».

Восшествие на престол императора Павла I ознаменовалось попытками совершенствовать систему государственных органов власти Российской империи. В 1797 г. учреждается должность министра уделов, в 1800 г. - министра коммерции, что явилось попыткой Павла I ввести принцип единоначалия в систему центрального управления. И хотя историки данную попытку реформирования органов власти называют непоследовательной и малоуспешной [13, с. 7], фактически она стала предтечей знаменитой министерской реформы 1802 г. Изменения коснулись и органов полиции, в составе которой находились пожарные службы.

1 августа 1800 г. генерал-прокурором Сенату был объявлен именной указ следующего содержания: «Его Императорское Величество, по поводу представления, сделанного от Псковского губернского правления, о разрешении в рассуждении суждения полицейских чиновников в преступлении их должности, зависящих от военных начальников, Высочайше указать соизволил: как Полиция есть часть гражданская, то и чиновников ее, в случае преступлений, судить гражданскому правительству» [14, с. 251]. Этот очень небольшой по объему нормативно-правовой акт внес существенное изменение в понимание правового положения полиции в стране. С этого момента служба в полиции в Российской империи была определена как исключительно служба гражданская. Следовательно, и порядок ее прохождения регулировался общими положениями о гражданской службе.

В царствование Павла I изменения касаются и системы управления столицей. 12 сентября 1798 г. был утвержден Устав столичного города Санкт-Петербурга [15], согласно которому в Санкт-Петербурге учреждена «пожарная экспедиция» под управлением брандмайора. Положения о пожарной

экспедиции были размещены в шестой главе, посвященной органам полиции. Эта «пожарная экспедиция» была не чем иным, как существовавшими ранее «чинами при пожарных инструментах», или «пожарной командой». В Уставе говорилось, что «при Полиции учреждается пожарная экспедиция, под управлением брандмайора, которая ведет записку о числе состоящих в городе пожарных команд, лошадей, инструментов и прочего... В каждой части определяется брандмейстер, который повинуется брандмайору».

Анализируя правовое положение пожарной экспедиции столицы в данный период, необходимо отметить, что она не только находилась в непосредственном подчинении полиции: пожарная экспедиция была структурным подразделением полиции. Одновременно этим же указом 1798 г. учреждалась воинская команда для организации караула на пожарах под управлением оберполицеймейстера. Очень важно, что и брандмайор, и брандмейстеры во время тушения пожаров должны были выполнять все распоряжения оберполицеймейстера. Это естественное, на первый взгляд, замечание законодателя (раз брандмайор подчиняется обер-полицмейстеру, следовательно, он ему подчиняется во всем и везде, в т.ч. на пожаре), очень интересно. Ведь ранее в нормативно-правовой базе не встречается упоминания об обязанности «чинов при пожарных инструментах» именно тушить пожары! Контроль за соблюдением мер пожарной безопасности и содержание в исправности пожарных инструментов - ранее это был исчерпывающий перечень функций пожарных контор. Конечно, было бы абсурдом предположить, что «чины при пожарных инструментах» не тушили пожаров, но в нормативно-правовых актах эта обязанность за ними все-таки закреплена не была. Однако на практике, как уже отмечалось выше, «чины при пожарных инструментах: а) участвуют в тушении пожаров; б) на пожарах подчиняются военному руководству.

Начало царствования Александра I в истории России навсегда связано с подготовкой и проведением министерской реформы. 8 сентября 1802 г. был подписан манифест «Об учреждении министерств», который провозгласил создание в России новой системы центрального управления. Эту дату, ознаменовавшую начало коренного преобразования системы государственных учреждений Российской империи, исследователи справедливо называют «одним из самых судьбоносных законодательных актов в истории российской государственности» [13, с. 9]. В этот период существенные изменения коснулись и системы органов полиции в целом, и органов пожарной охраны страны, в частности.

Первоначально в числе вновь создаваемых органов планировалось разделить полицию и ведомство внутренних дел, создав два самостоятельных учреждения одного уровня. Образцом для подражания рассматривалось устройство министерств в наполеоновской Франции [13, с. 8].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Знаменитыми указами от 29 ноября 1802 г. и от 24 июня 1803 г. Александр I заложил основы правового регулирования новых государственных учреждений по обеспечению функции пожарной безопасности в стране. 29 ноября 1802 г. для освобождения населения от обязанности тушения пожаров лично при Санкт-Петербургской полиции была учреждена особая пожарная команда [16, с. 377-378]. В указе, в частности, говорилось: «Приказал Я [Александр I] учредить при Полиции особенною для исправления данной повинности так как и для содержания ночной стражи команду.». Указом от 24 июня 1803 г. жители Санкт-Петербурга были освобождены от обязанности содержания пожарных служителей [17, с. 32-36].

Необходимо обратить внимание на проблему соотношения правового положения существовавших ранее «пожарных контор» и вновь создаваемых «пожарных команд». На первый взгляд, пожарные команды - это не что иное, как старые пожарные конторы с новыми дополнительными обязанностями по участию в тушении пожаров.

При более детальном рассмотрении можно обратить внимание на принципиальные различия.

К общим особенностям можно назвать только: 1) подчинение полиции; 2) заведование пожарными инструментами.

Отличия в правовом положении более существенны.

Как отмечалось выше, функцией пожарных контор являлось осуществление контроля за соблюдением мер пожарной безопасности; основная функция пожарной команды - тушение пожаров.

Финансирование пожарных контор осуществлялось, в основном, за счет подрядчика, только брандмейстеры имели государственное жалование; финансирование пожарных команд целиком осуществлялось за счет казны.

В пожарных конторах работники «натурой» набирались из населения, «праздношатающихся» и т.д.; в пожарной команде - работники входили в штат и состояли на государственной службе.

Наконец, как следствие предыдущих положений, службу в пожарной команде можно и должно назвать профессиональной деятельностью. Именно с этого момента уместно говорить о рождении профессии пожарного в нашей стране.

31 мая 1804 г. от обязанности нести повинность по тушению пожаров были освобождены жители г. Москвы. О пожарной команде, учреждаемой в Москве, законодатель также дал пояснение в специальном указе на имя московского военного губернатора от того же числа, что и указ Сенату. В нем, в частности, говорилось: «Из прилагаемого при сем в списке указа, Правительствующему Сенату данного, усмотрите вы распоряжение, принятые по представлению Московского Комитета об уравнении повинностей, относительно распространения и исправления казарм, расположения постоя и составления команды ночных стражей и пожарных служителей. Кмерам, в указе сем означенным, признал Я нужным присовокупить к особенному вашему наблюдению, следующие распоряжения: ...

Признав нужными в облегчении обывателей составить особенную для исправления сих повинностей команду, препровождаю к вам при сем для надлежащего исполнения, представленное от Комитета об уравнении повинностей и конфирмованное Мною расписании содержания сей команды. Вы не оставите, согласно сим штатам, как в укомплектовании оной, так и в содержании сделать все нужные распоряжения, руководствуясь главными правилами прилагаемом при сем особенном положении, изображенными и составленными в Комитете по применению к тому порядку который на сию часть в С. Петербурге ныне существуют» [18, с. 363].

25 июля 1810 г. изданием манифеста «О разделении государственных дел на особые Управления, с означением предметов каждому Управлению принадлежащих» [19, с. 278-280] начинается второй этап министерской реформы. Данным манифестом функция «устройства внутренней безопасности» из ведения Министерства внутренних дел была передана вновь создаваемому Министерству полиции. В параграфе 12 Манифеста Министерство полиции по предметам ведения разделено на две части: полицию предохранительную и полицию исполнительную [19, с. 280]. Для настоящего исследования необходимо подчеркнуть, что в период с 1810 по 1819 гг. в России существовало самостоятельное Министерство полиции [20].

Согласно «Учреждению полиции», департамент полиции исполнительной был разделен на три отделения по два стола. В предмет ведения первого стола первого отделения данного департамента входило «учреждение городовой стражи и пожарных команд» [20, с. 720].

10 января 1818 г. был издан именной указ «Об устройстве полиции в губернских городах и в особенности пожарной части» [21, с. 58-59]. Начинается текст указа комментарием, что «хотя в губернских городах и содержатся пожарные инструменты, но без всякого устройства сей важной части, и что некоторые Губернаторы находят необходимым вообще дать лучшее образование Полиции». Современные исследователи единогласно считают, что «данный документ имеет достаточно большое значение в развитии отечественного пожарного дела вообще и военизированной пожарной охраны, в частности», потому что «этим документом, по существу, определяются два вида профессиональной пожарной охраны: по вольному найму и военизированная; ее материально-техническая база и подчиненность только полиции, причем приоритет при этом отдается военизированным командам» [22, с. 188].

Таким образом, в период существования Министерства полиции выстраивается четкая система организации пожарных служб в Российской империи: Министерство полиции - (департамент полиции исполнительной - первое отделение - первый стол) - Управа благочиния - пожарные команды.

Подводя итог общей характеристике правового положения пожарных команд, созданных в Российской империи в начале XIX в., можно прийти к следующим выводам.

В изучаемый период усиливается активность государственных инициатив в сфере обеспечения правового регулирования деятельности органов по борьбе с пожарами.

В это время оформляется сама система органов государства по борьбе с пожарами, вершиной которой следует назвать попытку государства упорядочить деятельность полицейских органов, в состав которых входили подразделения пожарной безопасности, в форме отдельного самостоятельного ведомства - Министерства полиции;

Изменению подвергается система пожаротушения в государстве: от обязательного участия в тушении пожаров освобождается население, упорядочивается и ограничивается система привлечения к борьбе с пожарами воинских подразделений и, наконец, впервые создаются профессиональные пожарные команды.

Органы пожарной безопасности начинают финансироваться из государственного бюджета.

Указом «Об устройстве полиции в губернских городах и в особенности пожарной части» приводятся к единообразию пожарные команды по всей стране.

Кроме того, государство начинает решать вопрос обеспечения пожарных команд новейшими образцами пожарной техники, для чего в Санкт-Петербурге создается особое Пожарное депо.

В итоге пожарная служба, хоть и в составе органов полиции, выделяется в службу самостоятельную.

Список литературы

Закиматова, А. Ю. Правовое регулирование службы в органах полиции Российской империи : дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01. - СПб., 2006.

Полное собрание законов Российской империи. -Собр. 1. - Т. XVIII. - № 13075. - Дополнение к Большому Наказу, гл. XXI. О благочинии, называемом инако Полициею. - Ст. 577.

Полное собрание законов Российской империи. - Собр. 1. - Т. XVI. - № 11991. - Штаты... 12) Главной Полиции с подведомственными оной местами. - С. 468. Сам Штат помещен в отдельной Книге штатов ПСЗ РИ. - Ч. II. - Т. 44. - С. 67-68.

Полное собрание законов Российской империи. - Собр. 1. - Т. XLIV. - Ч. II. - № 11991.

Виноградов, В. Н., Щаблов, Н. Н., Киселев, В. Ф. Пожарная охрана Санкт-Петербурга. - СПб.,

2012.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Высоцкий, И. П. Санкт-Петербургская столичная полиция и градоначальство. 1703-1903. -СПб., 1903.

Устав Благочиния, или Полицейский // Полное собрание законов Российской империи. - Собр. 1. - Т. XXI. - № 15379. - С. 461-488.

Полное собрание законов Российской империи. - Собр. 1. - Т. XXI. - № 15390. - С. 500. Сам Штат помещен в отдельной Книге штатов ПСЗ РИ Т. 44. - Ч. II. - С. 191.

Полное собрание законов Российской империи. - Собр. 1. - Т. XXI. - № 15430; №16385. Полное собрание законов Российской империи. - Собр. 1. - Т. XX. - № 15047. - С. 971-972; Т. XXI. - № 15347. - С. 396; № 15390. - С. 500; № 15397. - С. 502-503; № 15530. - С. 690-693.

Бабенко, А. М. Формирование государственной системы пожарной безопасности в дореволюционной России (по материалам Курской губернии) : дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02. -Курск, 2005.

Немченко, С. Б., Смирнова, А. А. Пожарный служащий Российской империи на рубеже XVIII-XIX вв.: определение, состав, правовое положение // Вестник Санкт-Петербургского университета ГПС МЧС России. - 2013. - № 2.

Министерская система в Российской империи: К 200-летию министерств в России / под ред. В.П. Козлова и Д.И. Раскина - М.: РОССПЭН, 2007.

Полное собрание законов Российской империи. - Собр. 1. - Т. XXVI. - № 19502. Высочайше утвержденный Устав столичного города Санкт-Петербурга // ПСЗ РИ. - Собрание первое. - Т. 25. - 1798-1799. - Ст. 18663. - СПб., 1830. - С. 369-382.

Об учреждении при Полиции особенной пожарной команды // ПСЗ РИ. - Собрание первое. - Т. 27. 1802-1803. - Ст. 20532. - СПб., 1832.

Смирнова, А. А., Опарина, Т. И. Нормативно-правовое регулирование деятельности первых пожарных команд в Российской империи // Право. Безопасность. Чрезвычайные ситуации. - 2013. - № 1(18).

Полное собрание законов Российской империи. - Собр. 1. - Т. 28. 1804-1805. - Ст. 21322. Именной, данный Московскому военному губернатору Беклешову. О построении и исправлении казарм в Москве и составлении команды ночных стражей и пожарных служителей. - СПб., 1830. - С. 362-363.

Полное собрание законов Российской империи. - Собр. 1. - Т. 31. 1810-1811. - Ст. 24307. Июля 25. Манифест. - О разделении Государственных дел на особые управления, с означением предметов, каждому управлению принадлежащих. - С. 278-280.

Полное собрание законов Российской империи. - Собр. 1. - Т. 31. 1810-1811. - Ст. 24687. Учреждение министерства полиции. - С. 719-728; ПСЗ РИ. - Собрание 1-е. - Т. 36. - 1819. - Ст. 27964. О присоединении министерства полиции к министерству внутренних дел. - С. 367. Полное собрание законов Российской империи. - Собр. 1. - Т. 35. 1818. - Ст. 27221. Щаблов, Н. Н., Виноградов, В. Н., Бессонов, В. П. Пожарное дело в России : хрестоматия. -СПб., 2007.

Literature

1. Zakimatova, A. Y. Pravovoe regulirovanie sluzhbyi v organah politsii Rossiyskoy imperii : dis. ... kand. yurid. nauk: 12.00.01. - SPb., 2006.

2. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. -Sobr. 1. - T. XVIII. - № 13075. - Dopolnenie k Bolshomu Nakazu, gl. XXI. O blagochinii, nazyivaemom inako Politsieyu. - St. 577.

3. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. - Sobr. 1. - T. XVI. - № 11991. - Shtatyi... 12) Glavnoy Politsii s podvedomstvennyimi onoy mestami. - S. 468. Sam Shtat pomeschen v otdelnoy Knige shtatov PSZ RI. - Ch. II. - T. 44. - S. 67-68.

4. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. - Sobr. 1. - T. XLIV. - Ch. II. - № 11991.

5. Vinogradov, V. N., Schablov, N. N., Kiselev, V. F. Pozharnaya ohrana Sankt-Peterburga. - SPb., 2012.

6. Vyisotskiy, I. P. Sankt-Peterburgskaya stolichnaya politsiya i gradonachalstvo. 1703-1903. - SPb., 1903.

7. Ustav Blagochiniya, ili Politseyskiy // Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. - Sobr. 1. - T. XXI. - № 15379. - S. 461-488.

8. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. - Sobr. 1. - T. XXI. - № 15390. - S. 500. Sam Shtat pomeschen v otdelnoy Knige shtatov PSZ RI T. 44. - Ch. II. - S. 191.

9. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. - Sobr. 1. - T. XXI. - № 15430; №16385.

10. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. - Sobr. 1. - T. XX. - № 15047. - S. 971-972; T. XXI. - № 15347. - S. 396; № 15390. - S. 500; № 15397. - S. 502-503; № 15530. - S. 690-693.

11. Babenko, A. M. Formirovanie gosudarstvennoy sistemyi pozharnoy bezopasnosti v dorevolyutsionnoy Rossii (po materialam Kurskoy gubernii) : dis. ... kand. ist. nauk: 07.00.02. - Kursk, 2005.

12. Nemchenko, S. B., Smirnova, A. A. Pozharnyiy sluzhaschiy Rossiyskoy imperii na rubezhe XVIII-XIX vv.: opredelenie, sostav, pravovoe polozhenie // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta GPS MChS Rossii. - 2013. - № 2.

13. Ministerskaya sistema v Rossiyskoy imperii: K 200-letiyu ministerstv v Rossii / pod red. V.P. Kozlova i D.I. Raskina - M.: ROSSPEN, 2007.

14. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. - Sobr. 1. - T. XXVI. - № 19502.

15. Vyisochayshe utverzhdennyiy Ustav stolichnogo goroda Sankt-Peterburga // PSZ RI. - Sobranie pervoe. - T. 25. - 1798-1799. - St. 18663. - SPb., 1830. - S. 369-382.

16. Ob uchrezhdenii pri Politsii osobennoy pozharnoy komandyi // PSZ RI. - Sobranie pervoe. - T. 27. 1802-1803. - St. 20532. - SPb., 1832.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17. Smirnova, A. A., Oparina, T. I. Normativno-pravovoe regulirovanie deyatelnosti pervyih pozharnyih komand v Rossiyskoy imperii // Pravo. Bezopasnost. Chrezvyichaynyie situatsii. - 2013. - № 1(18).

18. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. - Sobr. 1. - T. 28. 1804-1805. - St. 21322. Imennoy, dannyiy Moskovskomu voennomu gubernatoru Bekleshovu. O postroenii i ispravlenii kazarm v Moskve i sostavlenii komandyi nochnyih strazhey i pozharnyih sluzhiteley. - SPb., 1830. - S. 362-363.

19. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. - Sobr. 1. - T. 31. 1810-1811. - St. 24307. Iyulya 25. Manifest. - O razdelenii Gosudarstvennyih del na osobyie upravleniya, s oznacheniem predmetov, kazhdomu upravleniyu prinadlezhaschih. - S. 278-280.

20. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. - Sobr. 1. - T. 31. 1810-1811. - St. 24687. Uchrezhdenie ministerstva politsii. - S. 719-728; PSZ RI. - Sobranie 1-e. - T. 36. - 1819. - St. 27964. O prisoedinenii ministerstva politsii k ministerstvu vnutrennih del. - S. 367.

21. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. - Sobr. 1. - T. 35. 1818. - St. 27221.

22. Schablov, N. N., Vinogradov, V. N., Bessonov, V. P. Pozharnoe delo v Rossii : hrestomatiya. - SPb.,

2007.

УДК 341

Ю.Б. Шубников*

О социальных предпосылках существования частного и публичного права

В статье представлена авторская точка зрения на взаимосвязь фактических и правовых отношений и социальные предпосылки существования частных и публичных правоотношений.

Ключевые слова, фактические отношения, правоотношения, трансакции, сделки, издержки, публичное право, частное право.

Y.B. Shubnikov*. On social assumptions existence of private and public law. The article presents the author's point of view of the relation between the actual and legal relations and social conditions of existence of private and public legal relations.

Keywords. actual relations, legal, transaction, transaction, costs, public law, private law.

Право, будучи элементом системы общественных отношений, является результирующим от всех других отношений, складывающихся в обществе. Оно, выступая средством «определения и закрепления... наиболее значимых для общества ценностей» [8, с. 112] есть производное от этих ценностей. В качестве таковых «ценностей» вступают общественно значимые фактические (реальные) отношения между субъектами общественного бытия, в которые они вступают в ходе своей повседневной деятельности. Правовые отношения проявляются в этом случае как форма этих отношений, которую нельзя отделить от их содержания [9, с. 90].

Общепризнанным является положение о том, что форма, являя содержание, производна от него. Изменение содержания приводит к изменению формы. Это положение распространяется и на право. Поэтому существование и совершенствование права как формы явления фактических отношений определяется этими отношениями. К фактическим отношениям можно отнести всю совокупность не правовых отношений, которые приобрели институциональный характер. экономические, социальные, политические, религиозные и т.п.

Фактические отношения, существуя в различных формах, являются результатом повседневной деятельности конкретных субъектов общественной практики по удовлетворению своих жизненных нужд. Схожесть нужд (потребностей) и сопутствующих им действий, их постоянное воспроизводство приводят к формированию устойчивых (воспроизводимых) и долгосрочных фактических отношений по поводу совершения этих действий, которые в сознании людей начинают существовать как алгоритм предстоящих аналогичных действий. В последующем сложившиеся алгоритмы отношений по поводу осуществления деятельности предшествуют самой деятельности, а не вытекают из этой деятельности. Таким образом, происходит абстрагирование фактических отношений от конкретных субъектов и обстоятельств и их социализация в виде социальных правил, которые при определенных условиях приобретают форму правовых норм.

Социальные правила, организуя поведение людей на регулярной основе, образуют общественную (социальную) основу существования общества. Право, формализуя и закрепляя в общественной практике данные правила, выступает в качестве каркаса обеспечивающего социальные устои общества.

* Шубников Юрий Борисович, доктор юридических наук, профессор, начальник кафедры Санкт-Петербургского университета МВД России. Россия, 198206 ,СПб, пл. Репина 1. shubnikovub@mail.ru

* Shubnikov Yuri Borisovich, doctor of law, Professor, head of Department of St. Petersburg University of MIA of Russia. Russia. 198206, St. Petersburg, Repin square 1, shubnikovub@mail.ru

© Шубников Ю.Б., 2014