Научная статья на тему 'ОСОБЕННОСТИ ПРАГМАТИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ЛИТЕРАТУРНОЙ СКАЗКИ (НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕВОДОВ СКАЗКИ Р. ДАЛЯ "ЧАРЛИ И ШОКОЛАДНАЯ ФАБРИКА")'

ОСОБЕННОСТИ ПРАГМАТИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ЛИТЕРАТУРНОЙ СКАЗКИ (НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕВОДОВ СКАЗКИ Р. ДАЛЯ "ЧАРЛИ И ШОКОЛАДНАЯ ФАБРИКА") Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY-NC-ND
26
7
Поделиться
Ключевые слова
РОНАЛЬД ДАЛЬ / ЭКВИВАЛЕНТНЫЙ ПЕРЕВОД / АДЕКВАТНЫЙ ПЕРЕВОД / ПРАГМАТИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ / ВОЛШЕБНАЯ СКАЗКА / ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ / ВОЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД / RONALD DAHL / EQUIVALENT TRANSLATION / ADEQUATE TRANSLATION / PRAGMATIC ADAPTATION / MAGIC FAIRY TALE / TEACHING FUNCTION / FREE-WHEELING TRANSLATION

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Федотова Ольга, Кузьмичева Елена

Статья посвящена переводу художественного текста, при котором для достижения адекватного перевода необходимо добиться не только денотативной эквивалентности, но и того же эмоционального воздействия на рецептора переводного текста, которое оказывает на читателя текст оригинала. Статья рассматривает четыре вида прагматической адаптации и анализирует стратегии переводчиков, направленные на сохранение прагматического потенциала исходного текста в тексте перевода. Объектом данного исследования является литературная авторская сказка Р. Даля «Чарли и шоколадная фабрика». На материале трех переводов сказки на русский язык анализируется и обосновывается использование различных приемов прагматической адаптации для достижения эквивалентности перевода. Основные задачи жанра сказки определены как развлечение и воспитание. В статье рассматривается положение, в соответствии с которым выбор переводческих решений при передаче традиционно проблемных для переводчика языковых единиц (реалии, имена собственные, неологизмы) во многом детерминирован особенностями литературного жанра сказки и ее основными задачами. В статье приводятся примеры различных видов прагматической адаптации, и делается вывод о допустимости переводческих трансформаций вплоть до вольного перевода для достижения адекватности перевода на эмоциональном и прагматическом уровнях при условии сохранения основных функций жанра сказки (воспитательной и развлекательной).

Peculiarities of pragmatic adaptation in translation of a modern fairy-tale into Russian (on the example of “Charlie and the Chocolate Factory” by R. Dahl)

The present paper deals with translation of literary text, which alongside denotative equivalence requires the same emotional effect on the reader of the translation as that of the original. The article describes four kinds of pragmatic adaptation and analyzes different strategies of translation, which aim at preserving in translation pragmatic potential of the original text. The object under study is R. Dahl’s fairy tale “Charlie and the Chocolate Factory”. Different strategies of pragmatic adaptation of the fairy tale are analyzed on the material of three variants of its translation into Russian and different approaches to translation are evaluated. The main functions of fairy tales are defined as entertaining and teaching moral values. The article considers the impact of the main functions of the genre of fairy tale on the choice of pragmatic strategies, especially in translating such culturally determined words and lexical units as realities, onomastic realities, neologisms. The article illustrates different ways of pragmatic adaptation used in three variants of translation. The conclusion is made that as long as the main functions of a fairy tale to entertain and teach moral values are preserved and the emotional effect is strong, free-wheeling translation can be regarded as acceptable and adequate.

Текст научной работы на тему «ОСОБЕННОСТИ ПРАГМАТИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ЛИТЕРАТУРНОЙ СКАЗКИ (НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕВОДОВ СКАЗКИ Р. ДАЛЯ "ЧАРЛИ И ШОКОЛАДНАЯ ФАБРИКА")»

УДК 37.016:8Г255.2

БОТ: 10.28995/2073-6398-2018-3-118-131

Особенности прагматической адаптации при переводе литературной сказки (на примере переводов сказки Р. Даля «Чарли и шоколадная фабрика»)

Ольга В. Федотова

Российский государственный гуманитарный университет, Москва, Россия; alaeva.o@yandex.ru

Елена Г. Кузьмичева

Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, Москва, Россия; shina64@mail.ru

Аннотация. Статья посвящена переводу художественного текста, при котором для достижения адекватного перевода необходимо добиться не только денотативной эквивалентности, но и того же эмоционального воздействия на рецептора переводного текста, которое оказывает на читателя текст оригинала. Статья рассматривает четыре вида прагматической адаптации и анализирует стратегии переводчиков, направленные на сохранение прагматического потенциала исходного текста в тексте перевода. Объектом данного исследования является литературная авторская сказка Р. Даля «Чарли и шоколадная фабрика». На материале трех переводов сказки на русский язык анализируется и обосновывается использование различных приемов прагматической адаптации для достижения эквивалентности перевода. Основные задачи жанра сказки определены как развлечение и воспитание. В статье рассматривается положение, в соответствии с которым выбор переводческих решений при передаче традиционно проблемных для переводчика языковых единиц (реалии, имена собственные, неологизмы) во многом детерминирован особенностями литературного жанра сказки и ее основными задачами. В статье приводятся примеры различных видов прагматической адаптации, и делается вывод о допустимости переводческих трансформаций вплоть до вольного перевода для достижения адекватности перевода на эмоциональном и прагматическом уровнях при условии сохранения основных функций жанра сказки (воспитательной и развлекательной).

© Федотова О.В., Кузьмичева Е.Г., 2018

Ключевые слова: Рональд Даль, эквивалентный перевод, адекватный перевод, прагматическая адаптация, волшебная сказка, воспитательная функция, вольный перевод

Для цитирования: Федотова О.В., Кузьмичева Е.Г. Особенности прагматической адаптации при переводе литературной сказки (на примере переводов сказки Р. Даля «Чарли и шоколадная фабрика») // Вестник РГГУ. Серия «Психология. Педагогика. Образование». 2018. № 3 (13). С. 118-131. БОТ: 10.28995/2073-6398-2018-3-118-131

Peculiarities of pragmatic adaptation in translation of modern fairy-tale into Russian (on the example of "Charlie and the Chocolate Factory"

by R. Dahl)

Olga V. Fedotova

Russian State University for the Humanities, Moscow, Russia, alaeva.o@yandex.ru

Elena G. Kuzmicheva

A.S. Griboedov Institute of International Law and Economics, Moscow, Russia, shina64@mail.ru

Abstract. The present paper deals with translation of literary text, which alongside denotative equivalence requires the same emotional effect on the reader of the translation as that of the original. The article describes four kinds of pragmatic adaptation and analyzes different strategies of translation, which aim at preserving in translation pragmatic potential of the original text. The object under study is R. Dahl's fairy tale "Charlie and the Chocolate Factory". Different strategies of pragmatic adaptation of the fairy tale are analyzed on the material of three variants of its translation into Russian and different approaches to translation are evaluated. The main functions of fairy tales are defined as entertaining and teaching moral values. The article considers the impact of the main functions of the genre of fairy tale on the choice of pragmatic strategies, especially in translating such culturally determined words and lexical units as realities, onomastic realities, neologisms. The article illustrates different ways of pragmatic adaptation used in three variants of translation. The conclusion is made that as long as the main functions of a fairy tale - to entertain and teach moral values - are preserved and the emotional effect is strong, free-wheeling translation can be regarded as acceptable and adequate.

Keywords: Ronald Dahl, equivalent translation, adequate translation, pragmatic adaptation, magic fairy tale, teaching function, free-wheeling translation

For citation: Fedotova OV., Kuzmicheva EG. Peculiarities of pragmatic adaptation in translation of modern fairy-tale into Russian (on the example of "Charlie and the Chocolate Factory" by R. Dahl). RSUH/RGGUBulletin. "Psychology. Pedagogics. Education" Series. 2018;3:118-31. DOI: 10.28995/20736398-2018-3-118-131

Введение

Целью любого перевода является установление функциональной тождественности между текстом, написанным на языке оригинала, и переводом. При этом уровень эквивалентности должен быть максимальным: от эквивалентности на уровне слов/словосочетаний до эквивалентности на уровне цели коммуникации. Только такой перевод может называться адекватным.

Самой сложной иерархией функций обладает художественный текст, где на первый план выступает функция эмоционального воздействия. При переводе художественного текста, обращенного не только к разуму, но и чувствам, перевод, осуществленный на уровне денотативной эквивалентности, не может быть признан адекватным.

Специфические особенности жанра художественного текста также влияют на то, как происходит прагматическая адаптация, т. е. какие изменения вносит переводчик, чтобы добиться такого же эмоционального воздействия текста перевода на рецептора, какой вызывает текст оригинала.

В рамках перевода художественного текста принято говорить о четырех видах адаптации. К первому виду относятся добавление, опущение и замена, которая, по мнению Л.С. Бархударова [1], является наиболее распространенным и многообразным видом переводческой трансформации. Необходимость этого вида прагматической адаптации вызвана различием в фоновых знаниях рецептора исходного теста и текста перевода. Второй тип адаптации ставит перед собой задачу минимизировать разницу в ассоциациях и эмоциональном воздействии. Используя третий тип адаптации, переводчик в значительной степени отходит от оригинала: выбирает иные средства, чем те, что использованы в исходном тексте, выражает эксплицитно то, что в оригинале подразумевалось, стре-

мится максимально приблизить текст оригинала к принимающей культуре. Четвертый вид прагматической адаптации направлен на решение «сверхзадачи». В стремлении к этому переводчик может пренебрегать формальными особенностями оригинала: искажать исходный текст, переводить выборочно или вносить значительные добавления вплоть до создания нового произведения на основе исходного.

Данная работа посвящена анализу переводческих решений, направленных на сохранение прагматического потенциала текста, которые во многом детерминированы особенностями жанра сказки.

Актуальность анализа перевода авторской сказки Р. Даля обусловлена большим интересом издательств к переводной литературе для детей и подростков. Новизна исследования состоит в том, что, рассматривая проблемы перевода волшебной сказки, исследователи, как правило, обращались к серии романов Дж. Роулинг о Гарри Поттере. Переводы произведений Р. Даля никогда не являлись объектом исследования переводоведов.

Прагматическая адаптация

при передаче культурно-маркированных единиц

Сказка Р. Даля «Чарли и шоколадная фабрика», адресованная дошкольникам и младшим школьникам, была опубликована в 1964 г. С тех пор она несколько раз переводилась на русский язык. Известны переводы И. Богданова, М. Барона, М. Фрейд-кина, С. Обломова и М. Лахути. «Чарли и шоколадная фабрика» Р. Даля принадлежит к жанру волшебной сказки. По определению В.Я. Проппа, волшебные сказки - это тот жанр сказок, который начинается с нанесения какого-либо ущерба или вреда или с желания иметь что-либо и развивается через отправку героя из дома, встречу с дарителем, который дарит ему волшебное средство или помощника, при помощи которого предмет поиска находится [2 с. 68].

В случае авторской (литературной) сказки эта четкая композиция соблюдается с оговорками. По мнению В.Я. Проппа, сказочное произведение в первую очередь носит развлекательный характер, а также преследует воспитательные цели. В народной сказке развлекательно-эстетическая функция преобладает, в то время как авторская сказка, как правило, создается именно с воспитательными целями. Интересно, что идейно-воспитательный признак в значительной степени зависит от того, насколько читатель (слушатель)

готов воспринять воспитательное значение произведения, или же восприятие ограничивается развлекательным аспектом. Как любое литературное произведение, сказка «Чарли и шоколадная фабрика» Р. Даля не может рассматриваться как культурно недетерминированная.

Задача переводчика на пути создания адекватного перевода состоит в следующем:

1) адаптировать текст на лексическом уровне, передавая безэквивалентную лексику языка оригинала на языке перевода;

2) сохранить развлекательную функцию сказки;

3) сохранить воспитательную функцию сказки.

Дополнительные трудности заключаются в том, что потенциальным рецептором текста сказки, как правило, является ребенок, чьи фоновые знания весьма ограниченны, и поэтому многие аспекты могут требовать дополнительного раскрытия. С другой стороны, текст сказки должен оставаться легким, занимательным и не перегруженным пространными объяснениями.

Данная работа рассматривает переводы М. Барона, М. Лахути и С. Обломова. Для достижения главной цели перевода - «передачи художественно-эстетических особенностей оригинала и создания полноценного художественного текста на языке перевода», по мнению В.Н. Комиссарова [3], - все три переводчика прибегают к прагматической адаптации текста.

Как правило, начиная работу над переводом, переводчик обращается к установлению эквивалентности на уровне слов/ словосочетаний. Уточнение значения слов с учетом контекста происходит позже. Наибольшие трудности на уровне слов/словосочетаний вызывает безэквивалентная лексика. В эту категорию входят такие лексические единицы, как термины, междометия, имена собственные, обращения, отклонения от общелитературной нормы и реалии.

Реалии, по мнению С.И. Влахова и С.П. Флорина, - это слова (и словосочетания), называющие объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа и чуждые другому; будучи носителями национального и/ или исторического колорита, они, как правило, не имеют точных соответствий (эквивалентов) в других языках [4 с. 47].

Характер лексических замен и дополнений при передаче реалий, например «пища» (табл. 1), обусловлен в значительной степени желанием приблизить оригинальный текст сказки к восприятию маленького читателя /слушателя на языке перевода.

123 Таблица 1

Оригинал Р. Даля Перевод Перевод Перевод

(реалия «пища») М. Лахути М. Барона С. Обломова

...The only meals ...Хлеб с марга- ...Бакеты могли .На завтрак

they could afford рином на завтрак, позволить себе они ели кашу

were bread варёная картошка только хлеб с маргарином,

and margarine с капустой с маргарином на обед - щи

for breakfast, на обед и пустые на завтрак, из капусты,

boiled potatoes щи на ужин - вареную кар- а на ужин -

and cabbage вот и всё, тошку и капу- картошку или

for lunch, and что они могли сту на обед макароны.

cabbage soup себе позволить. да капустный Чаще

for supper. суп на ужин. макароны.

Так, bread and margarine, boiled potatoes and cabbage soup [5] превращаются в пустые щи [6] или в щи из капусты [7]. Оба переводчика используют лексическую замену аналогом. Перевод М. Барона [8] наиболее близок к оригиналу, сохранены как синтаксическая структура, так и лексика. С. Обломов решает сделать текст более понятным для русскоговорящего ребенка и заменяет продукты не столь традиционные на более привычные потенциальному читателю. Например, хлеб с маргарином - нетипичная еда для завтрака в нашей стране, в отличии от каши. С. Обломов делает акцент на низком достатке семьи Бакет через перечисление более дешевых продуктов (например, макароны чаще, чем картошка, так как они еще дешевле), таким образом передавая смысл фразы «The only meals they couldafford...» и опуская саму фразу при переводе. При таком переводе теряется национально-культурный колорит, однако текст становится более доступным для юного читателя.

Различие между переводом и оригиналом при передаче реалий «пища» может быть обусловлено не только желанием переводчика приблизить реалию к пониманию читателем языка перевода, но и усилить эмоционально-эстетическое воздействие.

В случае перевода реалии «marshmallow» (табл. 2) все переводчики прибегают к замене, при этом слово «мармелад» наименее близкое из всех. Главное волшебное свойство marshmallow, а именно taste of violets, - «фиалковый вкус», «который пахнет фиалкой» - показалось С. Обломову недостаточно волшебным,

и, оттолкнувшись от реалии violet, он предлагает более сказочное развитие: «...который растет, как цветы, если посадить его дома в сахарную землю...» Этого условия нет в оригинале, но С. Обломов, придерживаясь «сверхзадачи» создать более увлекательную и удивительную сказку, чем у Р. Даля, последовательно использует третий вид прагматической адаптации, значительно отходя от оригинала.

Таблица 2

Оригинал Р. Даля (реалия «пища») Перевод М. Лахути Перевод М. Барона Перевод С. Обломова

.Mr. Willy Wonka can make marshmallows that taste of violets. .Мистер Вонка умеет делать пастилу с фиалковым вкусом.... .Мистер Вилли Вонка делает зефир, который пахнет фиалкой. .Вилли Винки еще делает мармелад, который растёт, как цветы, если посадить его дома в сахарную землю.

Во многих случаях перевод С. Обломова может быть примером четвертого вида адаптации, когда опускаются значительные фрагменты текста и дописываются свои (табл. 3).

В данном фрагменте С. Обломов заменяет титул «a duchess» на «наследника японской династии» и переносит события из англоязычной культуры в Киото, где они обрастают множеством подробностей японской жизни, что расширяет рамки волшебного в стремлении сделать сказку максимально занимательной для детей.

Таблица 3

Оригинал Р. Даля Перевод Перевод Перевод

(реалия «титул») М. Лахути М. Барона С. Обломова

.But unfortu- .К сожалению, .Но, к сожа- .Однако на пер-

nately, while когда профессор лению, когда вом же испытании

the Professor Злыднерс хотел профессор в центральном

was showing продемонстри- демонстриро- супермаркете

off the machine ровать свою вал машину города Киото,

to the public машину в кондитер- где жил профес-

at the sweet в действии ском отделе сор, в машине

counter of a large у прилавка большого произошёл

department store, кондитерского магазина, компьютерный

the mechanical отдела большого механическая сбой, и она

arm shot out универмага, рука попыта- сгоряча вырвала

and made a grab механическая лась вырвать золотой зуб

for the gold filling рука попыталась изо рта изо рта находив-

in the back tooth ухватить зуб стоявшей шегося здесь же

of a duchess с золотой поблизости последнего

who was standing пломбой во рту герцогини наследника

near by. у одной золотую династии Сёгунов

герцогини, пломбу. по имени Дьзжуй,

стоявшей и разъярённая

поблизости. толпа неторопливо

растащила машину

на мелкие кусочки

палочками

для риса.

В приведенных выше фрагментах значительные отступления одного из переводчиков от оригинального текста можно трактовать как стремление наиболее полно передать характерную для жанра сказки функцию развлечения. Следующий фрагмент иллюстрирует использование четвертого вида прагматической адаптации текста с целью воплощения воспитательно-идеологической функции сказки (табл. 4).

О.В. Федотова, Е.Г. Кузьмичева Таблица 4

Оригинал Перевод Перевод Перевод

Р. Даля М. Лахути М. Барона С. Обломова

In far-off Russia, В далёкой В далёкой В России одна

a woman called России России пенсионерка по

Charlotte Russe женщина женщина имени Мариванна

claimed to have по имени по имени заявила, что

found the second Шарлотта Рюсс Шарлотта Русс нашла Золотой

ticket, but заявила, что заявила, что билет, но это

it turned out to нашла второй нашла второй оказалось ошибкой:

be a clever fake. билетик, но золотой билет. за Золотой билет

при ближайшем Но это подслеповатая

рассмотрении оказалась старушка случайно

выяснилось, что хитрая приняла золотис-

это была ловкая подделка. тую обёртку от кон-

подделка. феты «Вечерний звон», на которой с обратной стороны неизвестные злоумышленники напечатали секретный план ракетно-ядерного комплекса «Тополь» для продажи американцам под видом конфет.

Переводы данного фрагмента (табл. 4) М. Лахути и М. Барона очень близки между собой и к оригиналу. Имя собственное Charlotte Russe передается с помощью вариантов транскрибирования. С. Обломов придумывает совершенно новую историю, насыщенную российскими реалиями, понятными русскоязычному читателю: «конфеты "Вечерний звон"», «ракетно-ядерный комплекс "Тополь"». Имя старушки передается с помощью замены на просторечие Мариванна с целью приблизить перевод к русскоязычной бытовой культуре. Так, если в исходном тексте Charlotte Russe представлена мошенницей, что отражает стереотипное восприя-

тие русских людей времен «холодной войны», то у С. Обломова Мариванна предстает подслеповатой старушкой и вызывает лишь сочувствие. Таким образом, переводчик сохраняет воспитательно-идеологическую функцию сказки, значительно изменяя прагматику оригинала.

Воспитательная функция реализуется Р. Далем в большинстве антропонимов (табл. 5). Коннотативное значение имен, отражающее особенности пороков героев сказки осталось бы не раскрытым для читателя перевода, если бы переводчики сохранили лишь дис-криптивное значение имен. В большинстве случаев переводчикам удается подобрать соответствующее говорящее имя на русском языке, семантика которого выполняет ту же функцию для русскоязычного читателя.

Таблица5

Оригинал Перевод Перевод Перевод

Р. Даля М. Лахути М. Барона С. Обломова

Mr. Willy Wonka Мистер Вонка Мистер Вилли Вилли Винки

Вонка

Augustus Gloop Огастес Хрям Август Глуп Огастус Рот

Foulbody Злыднерс Фаулбоди Комударом

Veruca Salt Верука Соль Верука Солт Верука Перец

Bucket Бакет Бакет Голь

Miss Violet Мисс Виолетта Мисс Виолетта Виолетта

Beauregarde Пети Бьюргард Скукинсон

Mike Teavee Майк Тиви Майк Тиви Майк Телек

Как следует из таблицы, М. Барон максимально сохранил формальное подобие антропонимов. М. Лахути в ряде случаев удачно подобрала эквивалент говорящему имени, понятный русскоязычному читателю (Хрям, Злыднерс). С. Обломов придерживается стратегии не только сохранить говорящие имена, данные героям Р. Далем, но и создает новые имена с коннотативным значением (Голь, Скукинсон, Перец).

Интересна изобретательность переводчиков в передаче авторского неологизма Оатра-Ьаатраз: только М. Барон использует транскрипцию; в переводе М. Лахути очевидна ассоциативная связь с песенкой Винни-Пуха; слово «Бабы-Ежки» С. Обломова буквально заимствовано из детской речи (табл. 6). Адаптация не-

ологизма к детскому восприятию в принимающей культуре позволяет сохранить сказочный стиль и настроение.

Таблица 6

Оригинал Р. Даля (неологизм) Перевод М. Лахути Перевод М. Барона Перевод С. Обломова

'Oompa-Loompas!' everyone said at once. 'Oompa-Loompas!' - Пум-пурумцы! -повторили все хором. - Пум-пурумцы?! - Умпа-лумпы! -закричали все. - Умпа-лумпы! - Бабы-Ёжки! - воскликнули все хором. -Бабы-Ёжки!!!

Прагматическая адаптация при переводе текста осуществляется не только на уровне отдельных лексем (реалии, неологизмы, имена собственные) и устойчивых выражений (идиомы, фразеологизмы). В ряде случаев культурно-маркированными являются целые фрагменты текста. Н.В. Багринцева называет «.отрезки текста различной протяженности, содержащие описание той или иной культурно-специфической ситуации.», лингвопереводче-ской культуремой [9 с. 92].

Рассматривая варианты передачи культурно-специфических элементов исходной культуры на языке перевода, выделяют три основных способа:

- переводчик сохраняет культурную специфику исходного текста;

- переводчик утрачивает культурную специфику, не сохраняя ее в тексте перевода;

- переводчик заменяет исходные культурно-специфические элементы более привычными элементами принимающей культуры.

Примером культуремы может служить ситуация, в которой Виолетта приклеивает жвачку на кнопку лифта и ликует, когда жвачка пристает к пальцам женщин в дорогих перчатках (табл. 7).

Таблица 7

Оригинал Перевод Перевод Перевод

Р. Даля М. Лахути М. Барона С. Обломова

.Ha-ha! .Ха-ха! .Ха-ха! .Ха-ха! Клёво?

And what Некоторые Какой они А один раз я была

a racket they начинали жутко поднимали у одноклассницы,

kicked up, скандалить, шум! а там прямо под её

some of them. особенно дамы Особенно балконом -

You get the best в дорогих женщины парикмахерская.

results with перчатках. в дорогих Вот был прикол.

women who перчатках! Там одна дама

have expensive выходит, а я ей

gloves on. жвачку - плиньк!

Прямо в новую

причёску!

Прикинь, она потом

её выстригала!

Описанная выше ситуация знакома представителям принимающей культуры. Однако есть и различия. Такая проделка, как приклеивание жвачки в лифте, расценивается в нашей культуре как более невинный проступок, чем в культуре англоязычной. Ношение перчаток как элемента элегантного костюма может быть совершенно непонятно ребенку - читателю перевода. М. Лахути и М. Барон не пытаются адаптировать культурему. С. Обломов же использует третий способ перевода, а именно замену на специфические элементы принимающей культуры. Тот факт, что Виолетта бросала жвачку в волосы, особенно после того, как дама сделала прическу, усиливает негативное впечатление от ее хулиганского поступка. Таким образом, важная воспитательно-оценочная функция сказки сохранена в полной мере, а типично английский образ «дамы в перчатках» утрачен. С. Обломов создает свою культурно-маркированную ситуацию, внося в нее добавление: типичный подростковый сленг («клево», «прикинь») и звукоподражание («плиньк»).

Заключение

Анализ трех вариантов перевода на русский язык сказки Р. Даля «Чарли и шоколадная фабрика» и сопоставление их с исходным текстом позволяют сделать вывод, что все переводчики применяют первый и второй виды прагматической адаптации, т. е. используют замены, опущения, добавления, стремясь приблизить лингво-культурные особенности текста к опыту читателя принимающей культуры. Дополнительной сложностью становится необходимость создать этот волшебный мир, основываясь на незначительном опыте маленького читателя.

Многие переводческие трансформации, а также значительные отступления от исходного текста продиктованы стремлением сохранить основные функции жанра сказки, а именно развлекательную и воспитательную. С. Обломов стремится максимально приблизить текст перевода к принимающей культуре и в значительной мере отходит от оригинала. Более того, видимо, определив воспитание и развлечение как «сверхзадачу», С. Обломов представляет читателю вольный перевод исходного текста.

В рамках любого другого жанра художественной прозы это было бы неприемлемо. Однако при условии сохранения воспитательной и развлекательной роли перевода сказки такой подход можно признать адекватным на эмоциональном и прагматическом уровнях.

Наблюдения и результаты исследования, представленные в данной статье, могут быть использованы на занятиях в рамках курса практического перевода, а также оказаться полезными для переводчиков детской литературы, выбирающих переводческую стратегию.

Литература

1. Бархударов Л.С. Язык и перевод: вопросы общей и частной теории перевода. М.: ЛКИ, 2010. 240 с.

2. Пропп В.Я. Мифология волшебной сказки. М.: Лабиринт, 2003. 156 с.

3. Комиссаров В.Н. Теория перевода. М.: Высшая школа, 1990. 253 с.

4. Влахов С.И., Флорин С.П. Непереводимое в переводе. М.: Международные отношения, 1980. 295 с.

5. Dahl R. Charlie and the Chocolate Factory. Pufin books, 2005. 190 p.

6. Даль Р. Чарли и шоколадная фабрика / Пер. с англ. М. Лахути. М.: РОСМЭН-ПРЕСС, 2005. 190 с.

7. Даль Р. Чарли и шоколадная фабрика / Пер. вольный Сергея Кладо (Обломова). М.: Захаров, 2004. 195 с.

8. Даль Р. Чарли и шоколадная фабрика / Пер. с англ. Е. Барон и М. Ба-рона. М.: Самокат, 2014. 192 с.

9. Багринцева Н.В. Трудности передачи культурно-специфичных ситуаций в процессе перевода // Перевод: взаимосвязь и взаимовлияние теории и практики: Сборник статей. М.: ВЦП, 2004. С. 92-98.

References

1. Barkhudarov LS. anguage and translation: Questions of General and particular translation theory. Moscow: LKI Publ.; 2010. 240 p. (In Russ.)

2. Propp VY. Mytholody of a fairy tale. Moscow: Labirint Publ.; 2003. 156 p. (In Russ.)

3. Komissarov VN. Theory of translation. Moscow: Vysshaya shkola Publ.; 1990. 253 p. (In Russ.)

4. Vlakhov SI., Florin SP. Untranslatable in translation. Moscow: Mezhdunarodnye otnosheniya Publ.; 1980. 295 p. (In Russ.)

5. Dahl R. Charlie and the Chocolate Factory. Pufin books, 2005. 190 p.

6. Dahl R. Charlie and the Chocolate Factory / Transl. by M. Lahuty. Moscow: ROSMEN-PRESS; 2005. 190 p. (In Russ.)

7. Dahl R. Charlie and the Chocolate Factory / Transl. by S. Klado (Oblomov). Moscow: Zakharov Publ.; 2004. 195 p. (In Russ.)

8. Dahl R. Charlie and the Chocolate Factory / Transl. by H. Baron and M. Baron. Moscow: Samokat Publ.; 2014. 192 p. (In Russ.)

9. Bagrintseva NV. Difficulties in rendering culturally determined situations in translations. Translation: Interrelation and mutual influence of theory and practice. Collection of articles. M: TDC Publ.; 2004. P. 92-98. (In Russ.)

Информация об авторах

Ольга В. Федотова, Российский государственный гуманитарный университет, Москва, Россия; 125993, ГСП-3, Россия, Москва, Миусская площадь, д. 6; alaeva.o@yandex.ru

Елена Г. Кузьмичева, Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, Москва, Россия; 111024, Россия, Москва, шоссе Энтузиастов, д. 21; shina64@mail.ru

Information about the authors

Olga V. Fedotova, Russian State University for the Humanities, Moscow, Russia; bld. 6, Miusskaya Square, Moscow, Russia, GSP-3, 125993; alaeva.o@yandex.ru

Elena G. Kuzmicheva, A.S. Griboedov Institute of International Law and Economics, Moscow, Russia; bld. 21, Entuziastov Highway, Moscow, Russia, 111024; shina64@mail.ru