Научная статья на тему 'Особенности перевода безэквивалентной лексики с английского языка на русский на примере терминов финансовой сферы'

Особенности перевода безэквивалентной лексики с английского языка на русский на примере терминов финансовой сферы Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
4580
713
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БЕЗЭКВИВАЛЕНТНАЯ ЛЕКСИКА / ФИНАНСОВАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ / ПЕРЕВОДЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ / ОПИСАТЕЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД / КАЛЬКИРОВАНИЕ / ПЕРЕВОДЧЕСКАЯ ЗАМЕНА / ГЕНЕРАЛИЗАЦИЯ / NON-EQUIVALENT LEXIS / FINANCIAL TERMS / TRANSLATION TECHNIQUES / DESCRIPTION / CALQUING / TRANSLATION REPLACEMENT / GENERALIZATION

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Баскакова Екатерина Сергеевна, Гарбузова Валентина Владимировна

В статье рассматривается проблема перевода безэквивалентной лексики финансовой сферы с английского языка на русский язык, в современных СМИ. В статье дается определение понятия безэквивалентной лексики, а также основные характерные особенности терминов финансовой сферы, которые позволяют вычленять их из текста. Кроме того, в статье рассмотрены основные причины возникновения безэквивалентности финансовых терминов. Методом сплошной выборки проведен качественный и количественный анализ приемов перевода терминов финансовой сферы, вычленены наиболее частотные переводческие трансформации для передачи безэквивалентных терминов с английского языка на русский.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Баскакова Екатерина Сергеевна, Гарбузова Валентина Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Translating Non-Equivalent Financial Terms from English into Russian

The article deals with the problem of translating non-equivalent financial terms in newspaper articles from English into Russian. The article defines a term, states its characteristics, and points out reasons for financial terms occurrence. Qualitative and quantitative analysis of the data was conducted. The translation techniques were pointed out, the most frequent translation techniques used for translating non-equivalent financial terms from English into Russian were defined.

Текст научной работы на тему «Особенности перевода безэквивалентной лексики с английского языка на русский на примере терминов финансовой сферы»

УДК 8И.1И'25:33 ББК 81.2

Баскакова Екатерина Сергеевна

кандидат филологических наук, доцент

кафедра методики преподавания английского языка и перевода Сургутский государственный университет ХМАО-Югры

г. Сургут

Гарбузова Валентина Владимировна

магистрант

кафедра методики преподавания английского языка и перевода Сургутский государственный университет ХМАО-Югры

г. Сургут Baskakova Ekaterina Sergeevna Candidate of Philology, Associate Professor Department of the English Language and Translation teaching

Surgut State University Surgut

Garbuzova Valentina Vladimirovna

Graduate Student Department of the English Language and Translation teaching

Surgut State University Surgut trypbi@yandex.ru

Особенности перевода безэквивалентной лексики с английского языка на русский на примере терминов финансовой сферы Translating Non-Equivalent Financial Terms from English into Russian

В статье рассматривается проблема перевода безэквивалентной лексики финансовой сферы с английского языка на русский язык, в современных СМИ. В статье дается определение понятия безэквивалентной лексики, а также основные характерные особенности терминов финансовой сферы, которые позволяют вычленять их из текста. Кроме того, в статье рассмотрены основные причины возникновения безэквивалентности финансовых терминов. Методом сплошной выборки проведен качественный и количественный анализ приемов перевода терминов финансовой сферы, вычленены наиболее частотные переводческие трансформации для передачи безэквивалентных терминов с английского языка на русский.

The article deals with the problem of translating non-equivalent financial terms in newspaper articles from English into Russian. The article defines a term, states its characteristics, and points out reasons for financial terms occurrence. Qualitative and quantitative analysis of the data was conducted. The translation techniques were

pointed out, the most frequent translation techniques used for translating non-equivalent financial terms from English into Russian were defined.

Ключевые слова: безэквивалентная лексика, финансовая терминология, переводческая трансформация, описательный перевод, калькирование, переводческая замена, генерализация.

Key words: non-equivalent lexis, financial terms, translation techniques, description, calquing, translation replacement, generalization.

В современном мире важность и актуальность изучения проблемы перевода терминов финансовой сферы не подлежит сомнению. Она обусловлена все более усиливающимися процессами глобализации и интернационализации, расширением торгово-экономического и финансового сотрудничества, растущим объемом коммуникации в финансовой сфере.

Эквивалентность исходного и конечного текстов, как известно, является одним из основных требований, выдвигаемых теорией и практикой переводческой деятельности с самого ее появления. А.О. Иванов считает, что под эквивалентом в переводе следует понимать функциональное соответствие в языке перевода, передающее на аналогичном уровне плана выражения (слова, словосочетания) все «релевантные в пределах данного контекста компоненты значения или одного из вариантов значения исходной единицы» [2, c. 11].

Л.Л. Нелюбин определяет безэквивалентную лексику как «лексические единицы (слова и устойчивые словосочетания), которые не имеют ни полных, ни частичных эквивалентов среди лексических единиц другого языка» [4, с. 24].

В своем исследовании Н.А. Иванова приходит к выводу, что безэквива-лентность вызывается расхождением референциальных значений лексических единиц исходного и переводящего языков, частным случаем которого является полное отсутствие соответствующего понятия в переводящем языке, либо невозможность выразить референциальное значение исходного слова на аналогичном уровне плана выражения переводящего языка [3, c. 50]. Характерной чертой безэквивалентных слов является их непереводимость на другие языки с помощью постоянного соответствия, их несоотнесенность с определенным словом другого языка.

Термины, т. е. слова или словосочетания специального языка, создаваемые для точного выражения специальных понятий и обозначения специальных предметов, в большинстве своем имеют постоянные эквиваленты в других языках. Однако нельзя не принимать в расчет и существование безэквивалентной терминологии. Так, указание на принадлежность ряда терминов к безэквивалентной лексике мы находим у А. В.Федорова [8, c. 138], а Л.Л. Нелюбин говорит о «временно безэквивалентных терминах» [4, с. 25].

Безэквивалентными, таким образом, можно считать только те термины, которые являются новыми для языка перевода, отражающими некие новые для него понятия. [7, c. 27].

По мнению ведущих современных теоретиков перевода, наиболее распространенными способами передачи безэкивалентных лексических единиц являются транскрипция, транслитерация, гипо-гиперонимический перевод, а также калькирование [5, c. 19].

Согласно данным О.В. Дробыш, подавляющее большинство безэквивалентных терминов финансовой сферы может быть передано в переводе посредством калькирования, например: deferred tax - отложенный налог; fair value -справедливая стоимость. Описательный перевод, отличающийся громоздкостью, она рекомендует использовать значительно реже, когда нет других вариантов, например: custodian — депозитарий, управляющий ценными бумагами акционера. Транскрипцию и транслитерацию исследователь предлагает использовать лишь в единичных случаях при переводе терминов-слов, таких, как, например, outsourcing - аутсорсинг [1].

В поддержку калькирования как основного способа передачи сложных терминов выступают и М.Ю. Семина и Н.А. Трофимова [6].

В нашем исследовании рассматривались безэквивалентные финансовые термины, встречающиеся на страницах англоязычной периодической печати. Методом сплошной выборки было отобрано 100 лексических единиц требуемой категории, имеющих, в большинстве случаев, определение на английском

языке и взятых в оригинальном контексте. Материалом послужили термины финансовой сферы США, выявленные в статьях таких газет, как The New York Times, The New York Post, The Washington Post и Wall Street Journal за 20092014 годы. Исходный материал был разделён на группы в соответствии со способом перевода, выбранным для той или иной терминологической единицы, а именно: калькирование, замена, описательный перевод, генерализация, транскрипция/транслитерация.

Было определено процентное соотношение частотности употребления способов перевода и получены следующие результаты: из 100% терминов 60% было переведено описанием, 27% - приёмом калькирования, 11% - транслитерацией и по 1% трансформациями замены и генерализацией.

Рассмотрим примеры использования безэквивалентных финансовых терминов в статьях периодической печати и их перевода на русский язык.

The financial crisis we're in today stems from the invention by Drexel Burn-ham Lambert of the junk bond," Martin Lipton, the superlawyer who co-founded Wachtell, Lipton, Rosen & Katz, said derisively at a conference last month. [The New York Times, May 2009].

В этом примере используется финансовая реалия "Junk-bond", которая появилась относительно давно и уже успела закрепиться на страницах СМИ. «Мусорные облигации», или как их иногда называют «Джанк - облигации» (в данном случае при переводе используется приём полукальки) - это спекулятивные высокодоходные облигации, выпускаемые, как правило, небольшими компаниями, не имеющими солидной деловой репутации. Доходность таких облигаций на 3-4 % превышает доходность государственных, однако, их выпуск и реализация сопряжены с высоким риском. Обычно организация Стандарт энд Пур присваивает статус "Junk - bond" компании, находящейся на грани банкротства. Это понятие не является новым для большинства читателей новостей в области экономики и финансов, поэтому наиболее логичным будет следующий вариант перевода, в котором данный термин калькирован: Причи-

ной финансового кризиса, который мы переживаем сегодня, послужило изобретение Дрекселем Бёрнхэмом Ламбертом мусорных облигаций ", - с иронией заявил на конференции в прошлом месяце Мартин Липтон, блестящий юрист, соучредитель компаний Wachtell, Lipton и Rosen & Katz».

Однако при переводе терминологического словосочетания "junk-bond status" приём калькирования не раскрывает значение данного явления в полной мере. По нашему мнению, в данной ситуации правильнее всего будет применить приближенный перевод. Например, этот термин встречается в следующем предложении: The grades - ranging from C, or junk-bond status, to triple-A - gauge the risk that a company or a country might default on its debts. [The New York Times, July 2011].

Мы предлагаем следующий вариант перевода, где термин передан посредством описательного перевода: Шкала, варьирующая от уровня «С», показывающего, что компания находится на уровне банкротства, до уровня «ААА», даёт оценку риска невыполнения компанией или страной долговых обязательств.

Таким образом, следует подчеркнуть, что контекст и окружение безэквивалентной терминологической единицы играют одну из ключевых ролей при выборе способа перевода.

Содержание термина-реалии "The Troubled Asset Relief Program (TARP)" частично раскрыто в самом её названии. Она является основным компонентом широкомасштабной государственной кампании 2008 года, направленной на устранение кризиса субстандартного ипотечного кредитования. В рамках данной программы Казначейство США покупает неликвидные, трудно реализуемые активы банков и других финансовых учреждений с целью увеличения их ликвидности. Если воспользоваться при переводе приёмом калькирования, то название будет звучать как «Программа по спасению проблемных активов». Тем самым, для достижения понимания осведомлённым читателем значения данной реалии, не обязательно прибегать к подробному описанию. В качестве

примера возьмём следующий отрывок из статьи, опубликованной в The Wall Street Journal: Any overhaul is likely to be tied to the Obama administration's broader efforts to curb systemic risks to the economy. That means the new rules could apply to financial firms like hedge funds or private equity firms that never accepted money from the Troubled Asset Relief Program, or TARP. It would also mean greater oversight on compensation for banks that are seeking to return the TARP money in an effort to avoid the new strings attached to pay. [The Wall Street Journal, May 2009].

В приведенном отрывке трижды встречается вышеуказанная терминологическая реалия. В первом случае уместно применить приём калькирования, в то время как при переводе аббревиатуры, соответствующей данной реалии, достаточным будет транслитерировать её для передачи средствами русской графики. Данный приём характерен для перевода акронимов. Например, NATO (North Atlantic Treaty Organization) обычно передаётся на русский язык как НАТО. По аналогии получаем TARP - ТАРП. Что же касается словосочетания "TARP money", то тут ни калькирование, ни транслитерация не уместны. В данном случае наиболее оптимальным будет применить приближенный перевод - «активы», так как под "TARP money" подразумеваются именно активы банков и компаний выкупленные Казначейством. Следовательно, перевод данного отрывка будет выглядеть следующим образом: Все реформы и нововведения связаны с усилиями, прилагаемыми Администрацией Обамы для снижения систематического риска, которому подвергается экономика. То есть новые правила могут распространяться на финансовые фирмы, такие как хэджевые фонды или фонды прямых инвестиций, которые никогда не принимали деньги из «Программы по спасению проблемных активов» (ТАРП). Это также будет большим упущением для банков, стремящихся вернуть свои активы, желая избежать новых обязательных выплат».

Как было указано выше, прием генерализации при передаче безэквивалентных финансовых терминов используется достаточно редко. Связано это, в

первую очередь, с тем, что финансово-экономические категории в большинстве своём являются однозначными и конкретными, и любое отклонение от первоначального значения при переводе может исказить смысл всей статьи. Поэтому переводчику следует как можно более аккуратно обращаться с данным способом перевода. Тем не менее, это вовсе не означает, что от генерализации следует вообще отказаться. Проведённое нами исследование подтвердило, что такой приём, хоть и редко, но допустим при передаче финансовой терминологии. Обратимся к выбранному для анализа примеру, взятому из статьи газеты The New York Post: In the latest blow to his riddled reputation, New York money manager and philanthropist J. Ezra Merkin agreed to cede control of three hedge funds that have been tainted by convicted Ponzi-schemer Bernie Madoff. [The New York Post, May 2009].

Приведенный отрывок содержит термин-реалию "Ponzi-schemer", которую буквально можно перевести, как «создатель схемы Понци». Суть «схемы Понци», изобретённой американцем итальянского происхождения Кало (Чарльзом) Понци в 1920-х годах, заключается в том, что он предлагал людям зарабатывать на арбитраже, то есть покупке и продаже товара в разных географических плоскостях. Товаром, в данном случае, служили международные ответные купоны. В основу схемы была положена идея сыграть на разнице почтовых тарифов в разных странах. Купив недорого международные ответные купоны в одной стране, и впоследствии обменяв их на почтовые марки на большую сумму в другой, можно было в итоге получить прибыль. По своей сути эта схема является прототипом современных финансовых пирамид. Читателям, связанным с экономикой и финансами, данное экономическое явление знакомо, однако, чтобы сделать текст перевода понятным для большего круга читателей, уместнее применить приём генерализации. Тогда реалию "Ponzi-schemer" можно перевести как «создатель финансовой пирамиды». Перевод рассматриваемого отрывка будет выглядеть следующим образом:

Последним ударом по подмоченной репутации нью-йоркского инвестиционного менеджера и филантропа Эзры Меркина стало его решение отдать контроль за тремя хэджевыми фондами, запятнанными деятельностью осуждённого за создание финансовой пирамиды Берни Мэдофа.

При переводе смысл статьи не пострадал, поскольку в данном случае не важно, создателем какой именно финансовой пирамиды являлся вышеуказанный финансист. Автор статьи только хотел указать на его запятнанную репутацию, поэтому, применив приём конкретизации, мы не исказили значения данного термина-реалии.

Полученные в ходе исследования результаты говорят о том, что наиболее часто при передаче безэквивалентных терминов, относящихся к американской финансовой сфере используется приём описания. Приёмы калькирования и транслитерации были использованы существенно реже. Трансформация замены и генерализация, согласно полученным нами результатам, являются наименее употребительными. Переводчикам следует использовать их осторожно во избежание подмены или утраты значения терминологической единицы.

В заключение следует отметить, что терминология финансовой сферы подвержена очень быстрым изменениям. Многие существующие на сегодняшний день терминологические единицы возникли и вошли в употребление в текущем году. Они ещё не изучены и не описаны в научной литературе, редко встречаются в текстах русскоязычных СМИ, и, соответственно, пока не попали в поле зрения теоретиков и практиков перевода. Это говорит о том, что современная финансовая терминология является перспективным материалом для дальнейших переводоведческих исследований.

Библиографический список

1. Довбыш, О.В. Английская финансовая терминология и проблемы ее перевода на русский язык: На материале годовых финансовых отчетов зарубежных компаний. [Текст] / О.В. Довбыш. - М., 2003. - 186 с.

2. Иванов, А.О. Безэквивалентная лексика. [Текст] / О.А. Иванов - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2006. - 192 с.

3. Иванова, Н.А. Сопоставительно-типологический анализ безэквивалентной лексики: На материале русского, немецкого и французского языков: Дис. ... канд. филол. наук. [Текст] / Н.А. Иванова. - М., 2004. - 260 с

4. Основные понятия переводоведения (Отечественный опыт). Теминологический словарь-справочник [Текст] / Отв. ред. М.Б. Раренко - М.: ИНИОН РАН, 2010. - 260 с.

5. Нелюбин, Л.Л. Толковый переводоведческий словарь. [Текст] / Л.Л. Нелюбин. -М.: Флинта: Наука, 2008. - 320 с.

6. Семина, М.Ю. Способы перевода безэквивалентной лексики с английского языка на русский в текстах экономической тематики [Текст] / М.Ю. Семина, Н.А. Трофимова // Вестник Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова. Филологические науки. 2013. № 4. - С. 67-71.

7. Суперанская, А.В. Общая терминология: Вопросы теории. [Текст] / А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В. Васильева - М.: Издательство ЛКИ, 2007. - 248 с.

8. Федоров, А.В. Основы общей теории перевода. [Текст] / А.В. Федоров - СПб.: СПбГУ, 2002. - 416 с.

Bibliography

1. Dovbysh O.V. English financial terminology and problems of its translation into Russian. Moscow, 2003. - 186 pages.

2. Ivanov A O. Non-equivalent lexis. SPbGU, 2006. - 192 pages.

3. Ivanova N.A. Comparative-typological analysis of non-equivalent terms in the Russian, German and French languages. Moscow, 2004. - 260 pages.

4. Neljubin L.L. Explanatory dictionary of theory of translation. Moscow. Flinta, 2008. -320 pages.

5. Basic concepts of theory of translation (National experience). Terms dictionary. Moscow. 2010. - 260 pages.

6. Semina M.Ju. Types of non-equivalent vocabulary translation from English into Russian in the economic issues. Moscow, Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo gumanitarnogo universiteta im. M.A. Sholohova. Filologicheskie nauki, 2013. № 4. - 71 pages.

7. Superanskaja A.V. General terminology: Theory questions. Moscow. LKI, 2007. -248

pages.

8. Fedorov A.V. The theory of translation. Saint-Petersburg, 2002. - 416 pages.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.