Научная статья на тему 'Особенности отображения иконографического сюжета «Тридцать пять Будд покаяния» в бурятской традиционной живописи'

Особенности отображения иконографического сюжета «Тридцать пять Будд покаяния» в бурятской традиционной живописи Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
242
47
Поделиться
Ключевые слова
ТИБЕТ / БУРЯТИЯ / БУДДИЗМ / ЖИВОПИСЬ ТАНКА / ТРАДИЦИЯ / ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ БУДД ПОКАЯНИЯ / TIBET / BURYATIA / BUDDHISM / THANG-KA PAINTING / TRADITION / THIRTY-FIVE CONFESSION BUDDHAS

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Асалханова Екатерина Владимировна

В статье анализируется один из основных иконографических сюжетов искусства северного буддизма — «Тридцать пять Будд покаяния» и рассматриваются особенности его отображения в традиционной бурятской живописи. Указывается на две традиции в объяснении тридцати пяти Будд покаяния, основанные на философских системах Йогачара и Мадхьямака буддизма Махаяны. Исследуются три различные иконографические системы для описания тридцати пяти Будд покаяния. Производится анализ икон-танка «Тридцать пять Будд покаяния» второй половины XIX в. из коллекций Музея истории Бурятии им. М. Н. Хангалова, Иркутского художественного музея им. В. П. Сукачева и Иркутского областного краеведческого музея, прослеживается краткая история становления коллекций, исследуются особенности иконографии, композиции, колористического решения икон. Интерес к буддийской живописи актуален не только в музееведческом аспекте, при том, что даже в крупных отечественных музеях коллекции икон-танка не до конца изучены и полностью не опубликованы. В статье выявляются стилистические особенности живописи северного буддизма, делаются выводы о необходимости сохранения ее традиций в современной художественной практике.

Похожие темы научных работ по искусствоведению , автор научной работы — Асалханова Екатерина Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«The Thirty-five Confession Buddhas» in the Buryat traditional painting

The article analyses one of the fundamental compositions of the Himalayan and Tibetan art «Thirtyfive Confession Buddhas». The author outlines two traditions to explain the Thirty-five Confession Buddhas based on the Yogachara and Madhyamaka philosophical systems of Mahayana Buddhism. In the article three different iconographic systems for depicting the individual Thirty-five Confession Buddhas are considered. The author analyses iconography of some buddhist thang-ka «Thirty-five Confession Buddhas» of the second half of XIX century from the collections of The Museum of the History of Buryatia named after M. N. Khangalov, the Fine Arts Museum of Irkutsk named after V. P. Sukachev and The Irkutsk Regional Studies Museum. The article pays special attention to the composition, symbolic signs, colour of icons, manner of painting. The article concludes that it is necessary to preserve cultural traditions and support their development in contemporary art.

Текст научной работы на тему «Особенности отображения иконографического сюжета «Тридцать пять Будд покаяния» в бурятской традиционной живописи»

2013 ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Сер. 15 Вып. 4

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО: НАСЛЕДИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

УДК 351.758.5 (571.531) Е. В. Асалханова

ОСОБЕННОСТИ ОТОБРАЖЕНИЯ ИКОНОГРАФИЧЕСКОГО СЮЖЕТА «ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ БУДД ПОКАЯНИЯ» В БУРЯТСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ ЖИВОПИСИ

«Тридцать пять Будд покаяния» — один из наиболее распространенных в искусстве северного буддизма сюжетов икон-танка1. Они составляют устоявшуюся единую иконографическую группу, символизирующую власть Будд, дающих прощение и улучшающих негативную карму2. Об их почитании говорится в «Ратнакуте», в «Арьятрискандха-сутре» («Покаянные молитвы бодхисаттвы, обращенные к тридцати пяти Буддам»), «Сокто Занданай зальбарил» (бур. «Обращение-молитвословие к Тридцати пяти Буддам»), молитвы им включены во все тибетские требники.

«Арьятрискандха-сутра» или «Трискандхадхарма-сутра» (тиб. phung ро дзиш ра'1 mdo) — ритуальный текст Махаяны3, используемый первоначально, в основном, монахами и монахинями в целях покаяния в прегрешениях, подразумевающих нарушения Винаи4 и обетов бодхисаттвы5. Тридцать пять Будд покаяния связаны с прак-

Асалханова Екатерина Владимировна — старший преподаватель, Национальный исследовательский Иркутский технический университет; e-mail: asalhane@yandex.ru

1 Танка (тиб. thang-ka, санскр. pata — букв. 'свиток') — традиционная буддийская живопись минеральными красками на грунтованном полотне.

2 В статье анализируются композиционные и художественно-стилистические особенности икон-танка «Тридцать пять Будд покаяния», которые принадлежат коллекциям Национального музея республики Бурятия, Иркутского областного художественного им. В. П. Сукачева и Иркутского областного краеведческого музеев. Ранее иконы из иркутских музеев входили в буддийскую коллекцию Восточно-Сибирского Императорского географического общества (ВСОИРГО). В 1920 г. в связи с прекращением деятельности ВСОИРГО буддийская коллекция перешла в Музей народоведения (позднее Краеведческий музей). В 1936 г. часть буддийской коллекции музея бывшего ВСОИРГО была передана в Отдел Востока Иркутского художественного музея.

3 Махаяна (санскр. mahayana, тиб. theg-pa'i chen-po 'великая колесница') — направление в буддизме, провозгласившее идеал бодхисаттвы и цель — достижение бодхи (духовного просветления, высшего состояния сознания). Махаяну также называют северным буддизмом.

4 Буддийский монашеский устав, моральный кодекс.

5 Бодхисаттва (санскр. bodhisattva, byang-chub-sems-dpa' 'существо просветления') — тот, кто решил идти по пути к просветлению и дал обет перед лицом одного из будд (или бодхисаттв) спасти все живые существа от уз перерождений.

© Е. В. Асалханова, 2013

тикой очищения, когда монахи в полно- и новолуние начитывают «Пратимокша-су-тру», содержащую двести пятьдесят три буддийских монашеских обета, доказывая свою чистоту. Поклонение Тридцати пяти Буддам покаяния имеет особое значение в Махаяне с ее идеалом «чистой славной жизни» [1, с. 72]. Название сутры восходит к трем главным разделам текста: 1) почтение, 2) покаяние и 3) посвящение. Существуют и другие тексты покаяния, обнаруженные в различных махаянских сутрах, однако ни один из них не нашел отражения в тибетском искусстве [2].

Тридцать пять Будд покаяния, включая Будду Шакьямуни, — центральный объект почитания. Каждый из Будд имеет символическое имя, подчеркивающее один из аспектов его божественной природы, так, Будда Амогхадаршин обладает способностью познавать суть всех вещей. Перечислим имена Будд: Шакьямуни, Ваджра-гарбха, Ратнарчис, Нагешварараджа, Вирасена, Виранандин, Ратнагни, Ратначан-драпрабха, Амогхадаршин, Ратначандра, Вимала, Шурадатта, Брахман, Брахмадатта, Варуна, Варунадэва, Бхадрашри, Чанданашри, Анатауджас, Прабхасашри, Ашокаш-ри, Нараяна, Кусумашри, Брахмаджьетис, Падмаджьетис, Дханашри, Смритишри, Парикиртита-Намашри, Индракетудхваджа, Сувикранта, Юддхаджайя, Викранта, Самантавибхасашри, Шайлендараджа, Ратнападма [3, с. 61].

Традиции в объяснении сюжета «Тридцать пять Будд покаяния» складывались на основе двух философских систем буддизма Махаяны — Йогачара и Мадхьяма-ка, из которых развились два различных ритуала дарования обетов бодхисаттвы, включающих наряду с начитыванием (декламацией) сутры покаяния, визуализацию тридцати пяти Будд. В тибетском сакральном искусстве на основе комментариев и ритуальных текстов наиболее авторитетных авторов — Нагарджуны, Сакьи Пан-диты и Цзонхавы — оформились, по меньшей мере, три различные иконографические системы изображения тридцати пяти Будд покаяния. Из двух, ставших базовыми, типов иконографического описания тридцати пяти Будд покаяния первый представляет каждого из Будд, их мудры6 без атрибутов, второй — некоторых или всех Будд — с различными атрибутами и разнообразными положениями рук.

В своем тексте Ри^ро'1 8ишра'1 Do Dontab Shug знаменитый тибетский ученый Сакья Пандита (1182-1251) описывает тридцать пять Будд покаяния, разделяя их на пять групп, по семь в каждой. Каждая из них связана с татхагатами7 пяти семейств: Вайрочана, Амитабха, Акшобхья, Ратнасамбхава и Амогхасиддхи. Отметим, что каждая группа Будд имела в живописной традиции свой цвет: Будды Вайрочаны — белый (изображались с жестом дхармачакра-мудра, дарования Учения), Будды Ами-табхи — красный (руки в жесте медитации, сосредоточения), Будды Акшобхьи — темно-синий, Будды Ратнасамбхавы — желтый, Будды Амогхасиддхи — зеленый. Исключение составляет цветовое решение образа Будды Нагешварараджа. Его тело в традиции пишется синими красками, но лицо покрывается белыми. Характерен жест этого Будды, называющийся «покорение наг».

6 Мудра (санскр. шudra, тиб. phyag-rgya 'печать') — символическое положение рук, ладоней, пальцев, зафиксированное каноном. Представляют собой иконографические признаки персонажей пантеона.

7 Татхагата (санскр. tathagata 'постигший истинную сущность') — эпитет Шакьямуни Будды. В учении ваджраяны — один из будд созерцания.

Система описания тридцати пяти Будд изложена и в текстах Цзонхавы8, основанных на его собственных видениях во время медитации. Этот эпизод из жития Цзонхавы подробно отражен в искусстве. Пять уникальных особенностей, связанных с изображением Будд, следующих этой системе, заключаются в том, что четверо из тридцати пяти имеют такие атрибуты, как знамя победы или меч в руках, кольчугу, символ горы Меру9 на коленях, а также в характерном изображении Будды Нагешварараджи, тело которого традиционно покрывается синим цветом, лицо и шея — белым, вокруг его головы — изогнутые в виде капюшона семь змей, руки расположены на уровне сердца (эта форма Будды следует текстам Атиши10, описывающим медитативное божество Нагешварараджа). Остальные тридцать из тридцати пяти Будд не имеют атрибутов, демонстрируя различные мудры [2].

Как правило, центральная фигура композиции «Тридцать пять Будд покаяния» — Будда Шакьямуни, однако нередко встречаются Нагешварараджа, Ами-табха, Майтрейя или Авалокитешвара. Тридцать пять Будд покаяния, как правило, изображаются в качестве основного сюжета отдельной композиции, но могут выступать и как второстепенные фигуры (фигуры второго плана) в многофигурных группах, изображающих Будду Шакьямуни и шестнадцать архатов. При этом только два из тридцати пяти Будд могут изображаться и почитаться самостоятельно — Будда Шакьямуни и Нагешварараджа Будда.

Иконы и серии икон-танка, изображающие Будду Шакьямуни и шестнадцать архатов являют собой воплощение базовых текстов буддизма Хинаяны11, главным образом Винаи и др. Тридцать пять Будд покаяния олицетворяют изображение чистоты стремления бодхисаттвы и морального кодекса буддизма Махаяны. Эти два сюжета чрезвычайно распространены в тибетском искусстве и зачастую объединяются в одну композицию [2].

Иконография тридцати пяти Будд приведена в сборнике «300 бурханов» [4, с. 57-67, № 97-132]. Представляют интерес (в том числе с точки зрения иконографии) миниатюрные иконы-цакли12, на которых у тридцати пяти Будд покаяния мы замечаем в руках различные атрибуты: Будда Ашокоттама13 держит в руках храм (дацан с изогнутой в китайском стиле крышей), у Шайлендараджи в руках (в жесте дхьяна-мудра) — сине-белая драгоценность (гора Меру?), у Джины Саманта-даршина — два цветка лотоса с пышными листьями, у Джины Сувикранты в правой руке — меч;

8 Цзонхава (1357-1419) — выдающийся реформатор тибетского буддизма, основатель школы гелуг («школа добродетели»).

9 Гора Меру или Сумеру — мифическая гора, на которой обитает бог Индра и которая представляет собой центр или вертикальную ось Вселенной.

10 Атиша (982-1054) — знаменитый индийский учитель, монах. С его приходом в 1042 г. в Тибет начинается второй период истории тибетского буддизма. Атиша способствовал становлению в Тибете учения Калачакра, сущность системы изложена в «Калачакра-тантре» (IX в.).

11 Хинаяна (санскр. Ыпауапа, тиб. theg-dman, theg-chung) — термин, применявшийся махаяни-стами к последователям направления, ставившего своей целью достижение архатства. В современной буддологической литературе употребляется как обозначение южного буддизма.

12 Цакли (тиб. tsak 11) — миниатюрные буддийские иконы без обрамления, размером не более 20 см, выполненные на грунтованном полотне красками природного происхождения (минеральными, земляными) на клеевой основе; отпечатанные с деревянных матриц на ткани; нарисованные карандашом, черной или красной тушью.

13 Имена некоторых Будд в этом иконографическом сборнике отличаются от вышеприведенных.

Рис. 1. Тридцать пять будд покаяния. Грунтованное полотно, минеральные краски. Бурятия, XIX в. Иркутский областной художественный музей им. В.П. Сукачева. Фото автора.

у Будды Синханада в левой руке — патра, у Юддхаджайи джины в руках — красная ткань с зеленой каймой (кольчуга?), также среди Будд изображен Будда Нагешвара-раджа [5, с. 502-507, № 457-491]. На каждом отдельном листе цакли изображен один Будда, восседающий на белом лотосовом троне на фоне зеленых гор, голубого неба и белых облаков. Образы отличаются лаконизмом и монументальностью.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рассмотрим этот сюжет на примере икон-танка, принадлежащих коллекции иркутских музеев. В каталоге буддийской коллекции ВСОИРГО И. А. Подгорбунского (1888) есть следующая запись: «№ 109. Шакьямуни. Картина на холсте. Центральная фигура окружена 34-мя фигурами меньшей величины» [6, с.18]. Подобная по композиции икона-танка «Тридцать пять Будд покаяния» (конец XIX в.) находится в коллекции Иркутского областного художественного музея им. В. П. Сукачева (рис. 1).

В центре ее изображен Будда Шакьямуни в традиционной иконографии с двумя главными учениками Шарипутрой и Маудгальяяной в окружении тридцати четырех Будд, восседающих на лотосовых тронах, которые символизируют изначальную чистоту. Будда Шакьямуни сидит на лотосовом троне в ваджрасане (санскр. уа^газаиа), трон расположен на специальных подушках-ольбоках (монг). На голове — ушниша

(санскр. и8П18а) — возвышение на макушке, характерное для Будд «явленного тела» (санскр. пншапакауа). В левой руке, сложенной в жесте созерцания (санскр. dhyana-mudra), Будда держит патру (санскр. ра^а) — чашу для сбора подаяний, непременную принадлежность буддийских монахов, символ отречения от мирской жизни. Правая рука опущена в мудре прикосновения к земле или, иначе, призывания земли в свидетели (санскр. bhumisparshamudra).

Все поле иконы плотно заполнено изображениями Будд покаяния. Для буддийской живописи характерен контраст масштабов в изображении персонажей: центральная фигура значительно большего размера, стоящие ученики — чуть меньше, остальные Будды — еще меньше. В написании иконы автор следовал системе Цзон-хавы для описания тридцати пяти Будд покаяния: двое из Будд держат в руках знамя победы и меч. В нижнем ряду первый слева — Будда Нагешварараджа (с телом синего цвета, белой головой и шеей и нимбом с семью изогнутыми змеями).

Колорит иконы построен на контрасте зеленого (фон, нимбы) и красного цветов (последний входит в цветовую гамму для письма тел и одеяний некоторых Будд), их оттеняют белые, розовато-сиреневые тона лотосового трона, облаков и других деталей. Письмо свободное, широкое, линия рисунка смелая, уверенная. Трактовка фигур и лиц плоскостная. Изображение орнамента на одеждах Будд отличается большой степенью условности, вернее, он нанесен скорописью: белыми линиями по подкладке. Это объясняется тем, что подобных танка требовалось очень много, так

как практика покаяния была обязательной для всех верующих.

В центре иконы-танка «Тридцать пять Будд покаяния» из коллекции Иркутского областного краеведческого музея (рис. 2) изображен Будда Шакьямуни на лотосово-лунном троне, расположенном у водоема. Шарипутра и Маудгалья-яна стоят на фоне зеленых холмов, в центре внизу растет дерево, позади фигур Будд симметрично изображены синие и зеленовато-охристые горы. Три верхних ряда Будд расположены на фоне темно-синего неба, остальные фигуры — на фоне зеленой земли. В нижнем ряду узнаваемы образы Зеленой Тары, Авалоки-тешвары, Белой Тары, в верхнем ряду — Манджушри, и, предположительно, пять татхагат (Амитабха, Акшобхья, Вайроча-на, Ратнасамбхава, Амогхасиддхи). Слева от центрального образа Будды Шакьяму-ни — Будда Нагешварараджа с характерными, присущими ему каноническими признаками изображения. У некоторых Будд в руках патра. Для этой иконы характерна плоскостная трактовка письма,

Рис. 2. Тридцать пять будд покаяния. Грунтованное полотно, минеральные краски. Бурятия, XIX в. [7].

Рис. 3. Сокто Зандан. Бурятия, начало XX в. Грунтованное полотно, минеральные краски. 80,2 х 67,8 [1, с. 74].

без затенений, колорит строится на контрасте плотных желтых, синих, оранжевых, красных, зеленых цветов различных оттенков. Танка не закончена, не дописаны лица Шарипутры и Маудгальяяны, некоторых других Будд, в том числе Нагешварараджи. Именно это обстоятельство позволяет проследить технологическую последовательность процесса написания иконы-танка: очевидно, что вначале лицо персонажа покрывалось одним определенным локальным цветом, и только затем художник прописывал черты лица. В иконе присутствует народное начало, наивное восприятие мира. Танка написана, безусловно, талантливым мастером, хотя и не прошедшим профессиональной выучки. Подобных икон-танка сохранилось очень немного, тем более велика ее ценность.

Рассмотрим икону-танка начала ХХ в., находящуюся в коллекции Музея истории Бурятии (рис. 3). Несмотря на то что она была опубликована, описание ее иконографических особенностей осуществлено не было [1, с. 72-73, № 27]. Итак, в центре композиции изображен восседающий на лотосовом троне Будда Шакьямуни с нимбом насыщенного красного цвета, радужная прабхамандала14 обвита стеблями цветов. Ниже центрального образа (справа и слева) стоят ближайшие ученики Ша-рипутра и Маудгальяяна с монашескими посохами и патрами в руках. Причем патра Будды Шакьямуни и патры учеников соотносятся между собой в виде равнобедрен-

14 Прабхамандала (санскр. рга№аша^а1а, тиб. Бки! lod-zen 'светящийся круг') — ореол, обрамляющий всю фигуру божества.

ного треугольника, так же как их красные нимбы и в целом фигуры. На лотосах, расположенных на стеблях вокруг мандорлы, восседают два Будды, уравновешивая центральную композицию «Будда Шакьямуни, Шарипутра, Маудгальяяна» и образуя четырехугольник. Изображения тридцати пяти Будд как бы создают обрамление: правый ряд Будд с нимбами зеленого цвета, левый и верхний ряд — с желтыми. Будды в верхнем ряду изображены на фоне темно-синего неба с симметрично расположенными дисками солнца и луны. Таким образом, преобладающим цветом фона становится символический зеленый цвет земли, и колорит строится на контрасте алого цвета нимба Будды Шакьямуни и зеленого фона. Синий цвет неба уравновешивают Будды с нимбами голубого цвета, расположенные в нижнем ряду. В нижнем ряду второй справа — Будда Нагешварараджа с характерными, уже неоднократно отмеченными нами иконографическими чертами, присущими этому персонажу. В правом ряду Будды держат многообразные атрибуты: знамя победы, меч, кольчугу, драгоценность (гора Меру?).

Перед Буддой Шакьямуни изображены «Пять видов подношений Триратне» (санскр. panchakamaguna, тиб. 'dod yon sna lnga 'пять наслаждений'). Это «символы пяти групп качеств, которые, будучи восприняты нашими органами чувств, могут породить влечение к удовольствию: к зримым образам, звукам, запахам, к тому, что вкушается и осязается» [8, с.125]. Пять подношений представляют объекты, привлекающие пять чувств: видимость или форма (санскр. rupa, тиб. gzugs), звук (санскр. shabda, тиб. sgra), запах (санскр. gandha, тиб. dri), вкус (санскр. rasa, тиб. ro), осязание (санскр. sparsha, тиб. reg bya). Группа «Пять видов подношений Триратне» — это символическое подношение божествам или учителю, означающее «одновременно желание доставить удовольствие просветленным существам и жест отречения от чувственных наслаждений со стороны совершающего подношение» [9, с. 210]. В рассматриваемом произведении в группе «Пять видов подношений Триратне» изображены следующие предметы: плоды (тиб. shing tog, санскр. пала), музыкальный инструмент — металлические тарелки-кимвалы (тиб. zil snyan), перевязанные красной шелковой тканью (тиб. dar, санскр. нетра). В Индии раковина, помещенная на небольшую подставку-треногу, использовалась как сосуд для подношений и наполнялась ароматизированной водой. Вот почему именно в этом случае раковина символизирует обоняние. Икону характеризует ясность, монументальность, лаконизм и чистота композиции, характерные для бурятских танка.

Следующая икона отличается пышностью, перегруженностью композиции и некоторой витиеватостью в изображении деталей (листьев, цветов, облаков) [1, с. 74-75, № 28] (рис. 4). Будда Шакьямуни восседает на лотосовом троне, помещенном на престол с изображениями львов (санскр. simhäsana 'львиный трон'). Эта иконографическая деталь ведет свое происхождение от сравнения Будды со львом; Будда — «лев среди людей», его первая проповедь была подобна голосу льва [10, с.345]. На нем одежда монаха из лоскутов. Такая же одежда у Шарипутры и Маудгальяяны. Чередование полос кусочков ткани напоминает о том, как Будда, однажды, проходя мимо полей ароматного проса, обратил внимание учеников на межи и сказал, что монашеская одежда должна быть также скроена из кусочков [1, с.116]. Нимб и ман-дорла Будды Шакьямуни богато орнаментированы, мандорла украшена драгоценно-стями-чинтамани. Такие мандорлы составляют характерную особенность монгольской живописи. Наверху изображен Цзонхава — источник ритуала изображения

Рис. 4. Сокто Зандан. Бурятия, XIX в. Грунтованное полотно, минеральные краски. 50 х 36 [1, с. 75].

«тридцати пяти Будд покаяния»; слева и справа от него — бодхисаттвы Манджушри и Майтрейя, символизирующие две традиции передачи учения, которые сливаются в передаче «степеней Пути просветления» (Лам Рим) Цзонхавы [1, с.74]. Внизу — три божества долгой жизни: Амитаюс, Ушнишавиджая и Белая Тара. Группа Будд с атрибутами сосредоточена в правом нижнем углу, среди атрибутов отметим кольчугу, гору Меру, знамя победы, меч. Будда Нагешварараджа с телом синего цвета, белыми лицом и шеей, но без змей вокруг головы изображен в верхнем ряду вторым справа. В целом, налицо следование системе Цзонхавы, принятой для изображения тридцати пяти Будд покаяния. В иконе чувствуется сильное влияние китайской школы.

Рассмотренные нами произведения бурятской религиозной живописи — иконы-танка с одинаковым сюжетом «Тридцать пять Будд покаяния» — в целом следуют системе Цзонхавы, при этом их иконографические особенности и язык форм обусловлены сложным влиянием различных региональных школ буддийской живописи: китайской (пекинской, утайшаньской), монгольской (ургинской), тибетской (лавранской, лхасской и др.). Они различаются степенью авторской одаренности, творческой фантазии и профессионального мастерства. По-разному трактуются детали (лотосовые сидения, мандорлы, одеяния, облака, цветы и листья), что демонстрирует разнообразие возможностей воплощения одного и того же сюжета в рамках достаточно строгого канона.

Рис. 5. Фрагмент настенной росписи в интерьере часовни, посвященной тридцати пяти Буддам покаяния. Тибет. Монастырь Самье [11].

Рис. 6. Будда Нагешварараджа. Фрагмент настенной росписи в интерьере часовни, посвященной тридцати пяти Буддам покаяния. Тибет. Монастырь Самье [11].

Рис. 7. Бодхисаттва. Фрагмент настенной росписи в интерьере часовни, посвященной тридцати пяти Буддам покаяния. Тибет. Монастырь Самье [11].

Отметим своеобразное, отмечавшееся ранее исследователями, разделение икон-танка на личные и репрезентативные (храмовые). Последние отличались большим размером, тщательной отделкой, их писали искусные мастера, прошедшие обучение в монастырях Тибета, Монголии — к таким танка можно отнести произведения из Национального музея Бурятии. Танка из иркутских музеев можно отнести к личным, которые, преимущественно, находились, в домашних алтарях. Однако это разделение достаточно условное, авторами так называемых личных икон-танка могли выступать и выдающиеся художники, работы которых чаще всего предназначались для храмов. И те и другие произведения отличают несомненные художественные достоинства.

Сюжет «Тридцать пять Будд покаяния» встречается и в настенных росписях храмов тибетских монастырей. В старейшем монастыре Самье, основанном в 775 г., находится часовня, посвященная тридцати пяти Буддам покаяния. Изображения тридцати пяти Будд находятся в верхнем регистре (рис. 5). Узнаваем образ Нагешварараджи (рис. 6) с синим телом и белым лицом, в правой руке — ветка с пышными листьями и бутонами лотоса, в левой — сосуд (тиб. bum-pa). Росписи выполнены с большим мастерством, их отличает цветовая гармония, в трактовке лиц преобладает объемное решение. Особенно замечателен образ бодхи-саттвы (рис. 7), полный внутреннего покоя и достоинства.

Искусство северного буддизма в целом и иконы-танка в частности — ценнейший памятник мировой художественной культуры. Изучение этого наследия, особенностей и специфики его древних черт имеет большое значение не только с историко-научной точки зрения, но и в практическом плане — как в области реставрации, так и в поиске научных оснований для реконструкции утраченных ансамблей, для сохранения и развития традиций национального искусства.

Литература

1. Бадмажапов Ц.-Б. Буддийская живопись Бурятии. Улан-Удэ: Нютаг, 199б. 211 с.

2. Watt J. Thirty-five Confession Buddhas. — http://www.himalayanaart.org

3. Елихина Ю. И. Тибетская живопись (тангка) из собрания Ю. Н. Рериха (коллекция Государственного Эрмитажа). СПб.: ГАМАС, 2010. 128 с.

4. Джанжа Ролби Дорже. Древо собрания трехсот изображений: иконографический сборник. СПб.: Алга-Фонд, 1997 (без указания страниц).

5. Бадмажапов Ц.-Б. Иконография Ваджраяны. Альбом. М.: Дизайн. Информация. Картография,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2003. б24 с.

6. Подгорбунский И. А. Каталог выставки предметов внешней обстановки жизни лам / составлен И. Подгорбунским и Г. Потаниным. Иркутск, 1888. 7б с.

7. Иркутский областной краеведческий музей. Каталог буддийской коллекции. Иркутск: Артиз-дат, [б.г.] (без указания страниц).

8. Дагьяб Лодэн Шераб Ринпоче. Секреты буддийских символов: Толкование девяти наиболее известных групп символов / пер. О. С Ринчинов. Улан-Удэ: Изд-во ОАО «Республиканская типография», 2012. 128 с.

9. Бир Р. Энциклопедия тибетских символов и орнаментов. М.: Ориенталия, 2011. 428 с.

10. Ганевская Э. В., Дубровин А. Ф., Огнева Е. Д. Пять семей Будды. Металлическая скульптура северного буддизма IX-XIX вв. из собрания Государственного музея Востока. М.: Едиториал УРСС,

2004. Зб8 с.

11. Tibet: Samye Monastery. Collection of Ariana Maki Photographic Archive. — http://www. himalayanart.org

Статья поступила в редакцию 23 января 2013 г.