Научная статья на тему 'Особенности объективных и субъективных признаков статьи 207 уголовного Кодекса Российской Федерации'

Особенности объективных и субъективных признаков статьи 207 уголовного Кодекса Российской Федерации Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1250
84
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ / A TERRORIST ACT / ОБЩЕСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / PUBLIC SAFETY / ЗАВЕДОМО ЛОЖНОЕ СООБЩЕНИЕ ОБ АКТЕ ТЕРРОРИЗМА / A KNOWINGLY FALSE MESSAGE ABOUT AN ACT OF TERRORISM

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Янгуразова Гузель Джафяровна

Анализ судебной и правоохранительной практики показывает, что проблема заведомо ложного сообщения об акте терроризма проявляет те же закономерности, что и сам терроризм, и неразрывно связана с ним. В последние годы росту заведомо ложных сообщений об акте терроризма поспособствовал, в частности, заметный рост числа совершаемых террористических актов. В данной статье анализируются особенности объективной и субъективной сторон заведомо ложного сообщения об акте терроризма. Актуальность изучения данной темы обусловлена изменениями, внесенными в ст. 207 Уголовного Кодекса Российской Федерации, вступившими в силу с января 2018 г. Раскрываются отдельные признаки субъекта заведомо ложного сообщения об акте терроризма. В статье отражены дискуссионные вопросы квалификации данного преступления.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Янгуразова Гузель Джафяровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Особенности объективных и субъективных признаков статьи 207 уголовного Кодекса Российской Федерации»

УДК 343.3

Г. Д. Янгуразова

магистрант

Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

ОСОБЕННОСТИ ОБЪЕКТИВНЫХ И СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ СТАТЬИ 207 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Аннотация. Анализ судебной и правоохранительной практики показывает, что проблема заведомо ложного сообщения об акте терроризма проявляет те же закономерности, что и сам терроризм, и неразрывно связана с ним. В последние годы росту заведомо ложных сообщений об акте терроризма поспособствовал, в частности, заметный рост числа совершаемых террористических актов. В данной статье анализируются особенности объективной и субъективной сторон заведомо ложного сообщения об акте терроризма. Актуальность изучения данной темы обусловлена изменениями, внесенными в ст. 207 Уголовного Кодекса Российской Федерации, вступившими в силу с января 2018 г. Раскрываются отдельные признаки субъекта заведомо ложного сообщения об акте терроризма. В статье отражены дискуссионные вопросы квалификации данного преступления.

Ключевые слова: террористический акт, общественная безопасность, заведомо ложное сообщение об акте терроризма.

G. D. Yangurazova

Master student

Penza State University, Penza, the Russian Federation

FEATURES OF OBJECTIVE AND SUBJECTIVE CRITERIA OF ARTICLE 207 OF THE CRIMINAL CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION

Abstract. An analysis of judicial and law enforcement practice shows that the problem of a knowingly false report about an act of terrorism shows the same patterns as terrorism itself, and is inextricably linked with it. In recent years, the growth of knowingly false reports about the act of terrorism was facilitated, in particular, by a significant increase in the number of terrorist acts committed. In this article, the features of the objective and subjective sides of a knowingly false report about an act of terrorism are analyzed. The relevance of studying this topic is due to the changes introduced in Article 207 of the Criminal Code of the Russian Federation, which came into force in January 2018. The individual signs of a knowingly false information about an act of terrorism are disclosed. The article reflects the discussion of the qualifications of this crime.

Key words: a terrorist act, public safety, a knowingly false message about an act of terrorism.

На сегодняшний день главным назначением российского уголовного судопроизводства является защита личности от необоснованного и незаконного обвинения, ограничения прав и свобод, а также защита законных прав и интересов лиц и организаций, которые выступают потерпевшими от преступления. Для реализации вышеперечисленных задач немаловажную роль играет правильная квалификация преступлений, которая требует достаточной изученности объективных и субъективных признаков того или иного преступления.

Квалификация преступлений, которая осуществляется органами дознания, предварительного следствия, прокуратурой и судом, играет важную и значимую роль как для правоохранительной системы, так и для государства и общества в целом. Результативность противодействия случаям заведомо ложных сообщений об акте терроризма также непосредственно зависит от степени изученности состава данного преступления.

Криминализация заведомо ложного сообщения об акте терроризма произошла сравнительно недавно. Данная статья, под номером 2134, была внесена в Уголовный кодекс РСФСР 1 июля 1994 г. До этого времени подобные деяния квалифицировались по статье 206 УК РСФСР, как хулиганство. Уголовный кодекс РФ, вступивший в действие с 1 января 1997 г. [13; 6; 7], ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма предусмотрел ст. 207.

Для правильной квалификации преступления необходимо точно и полно определить признаки деяния, имеющие уголовно-правовое значение. Рассмотрим их подробнее.

Общественная опасность заведомо ложного сообщения об акте терроризма заключается в том, что такие сообщения наводят страх, панику и беспорядок в обществе, а также порождают у людей мысль о том, что органы власти бессильны в борьбе с терроризмом. Вместе с тем, факты заведомо ложных сообщений об акте терроризма дезорганизуют работу органов власти и управления, предприятий, транспорта, отвлекают силы правоохранительных органов на безрезультативный поиск взрывных устройств, проведение необходимых мероприятий.

Повышенную опасность такого рода преступного деяния подтверждает и отнесение его Федеральным законом «О борьбе с терроризмом» [4] к «преступлениям террористического характера» (ст. 3).

Объектом рассматриваемого преступления является общественная безопасность. Дополнительным объектом могут выступать права и интересы граждан, отношения собственности, выражающиеся в материальном ущербе, вызванном затратами правоохранительных органов на проведение мероприятий по проверке, а также упущенная в результате приостановления работы выгода предприятия, где якобы будет совершен акт терроризма.

Объективная сторона выражается в активной форме - действиях, выражающихся в заведомо ложном сообщении о готовящемся акте терроризма - взрыве, поджоге или иных действий, которые создают опасность гибели людей, причинение значительного имущественного ущерба или иных последствий, содержащих признаки терроризма [5].

Совершение преступления только в форме активных действий объясняется тем, что сама природа сообщения представляет собой выполнение операций по доведению информации другим лицам. Форма и способ совершения в уголовном законе не определены, т.е. они могут быть различными и не влияют на квалификацию содеянного.

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма - это преступление с формальным составом. Для его квалификации достаточно наличия одного обязательного признака объективной стороны - совершения общественно опасного деяния, независимо от того, наступят ли какие-либо последствия, вызванные им. Оконченным преступление признается с момента доведения ложной информации до адресата [11, с. 812].

Таким образом, в уголовно-правовом толковании под сообщением понимаются «действия лица по доведению определенной информации (сведения) до адресата». В то время как для квалификации деяния по ст. 207 УК РФ в заведомо ложном сообщении должны содержаться сведения именно о готовящихся действиях террористического характера, а не о любом преступном деянии.

Обращаясь к субъективной стороне исследуемого преступления, она характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла. Интеллектуальный момент умысла при заведомо ложном сообщении об акте терроризма характеризуется осознанием субъектом общественно опасного характера своих действий, то есть заведомой ложности сообщаемых сведений о готовящемся взрыве, поджоге или иных подобных действиях. Желание совершить такие действия (сообщить ложные сведения) образует волевой момент умысла. Заведомая ложность сообщаемых сведений является обязательным признаком преступления. Признак заведомой

ложности можно назвать объективно-субъективным, потому что сообщение не только является не соответствующим действительности, но виновный это осознает, заведомо знает об этом как до, так и во время совершения преступления.

Добросовестное заблуждение лица относительно сообщаемых им сведений исключает признак «заведомой» ложности. В таких случаях уголовная ответственность по ст. 207 УК РФ не предусматривается [8, с. 37-42].

Мотивы и цель заведомо ложного сообщения об акте терроризма, хотя и не имеют квалифицирующего значения, но их установление необходимо для выяснения побудительных причин совершения преступления и отграничения данного преступного деяния от угрозы актом терроризма. Вместе с тем, правильное определение цели совершения преступного деяния позволяет правильно квалифицировать преступление по совокупности с другими.

Немаловажное значение при квалификации деяния по ст. 207 УК РФ имеет правильное определение субъекта преступления, как элемента состава преступления, и совокупности социально-психологических свойств, присущих личности преступника.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, выступает вменяемое физическое лицо, достигшее на момент совершения преступления 14 лет.

Применительно к заведомо ложному сообщению об акте терроризма признак вменяемости субъекта подразумевает под собой способность лица, у которого отсутствуют заболевания, исключающие вменяемость, осознавать фактический характер и общественную опасность совершаемого им общественно опасного деяния, заключающегося в заведомо ложном сообщении об акте терроризма, а также руководить своими действиями [10, с. 48-54].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следует отметить, что в большинстве случаев доказывать необходимо как раз состояние невменяемости, а вменяемость презюмируется. Иными словами, в судебно-следственной практике, в том числе и по обвинению в совершении заведомо ложного сообщения об акте терроризма, лицо признается изначально вменяемым до тех пор, пока экспертиза не подтвердит или не опровергнет данный факт. Основываясь на выводах экспертов, лицо может быть привлечено к уголовной ответственности по ст. 207 УК РФ, либо ему назначаются принудительные меры медицинского характера, предусмотренные гл. 15 Уголовного закона.

Как уже отмечалось выше, лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за заведомо ложное сообщение об акте терроризма по достижении им 14 лет. Если же данное преступление совершается лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности, возмещение денежных затрат, как показывает судебная практика, производят законные представители малолетних преступников.

В последнее время увеличилось количество случаев заведомо ложных сообщений об акте терроризма, совершенных школьниками, не достигшими возраста уголовной ответственности. Невозможность привлечения их к уголовной ответственности приводит к повторным аналогичным правонарушениям.

По мнению многих ученых, к четырнадцатилетнему возрасту несовершеннолетние уже приобретают социальный опыт, способны осознавать фактический характер совершаемых действий, руководить ими и вполне могут осознавать за-прещенность уголовным законом деяний. Примечательно, что число заведомо ложных сообщений об акте терроризма, совершенных несовершеннолетними, увеличивается постоянно.

Проведенные опросы несовершеннолетних подростков показывают, что почти 75% из них не осознают, что противоправные деяния, указанные в ст. 207 УК РФ, являются уголовно-наказуемыми. Более того, 82% опрошенных подростков не знают, что за подобные деяния уголовная ответственность наступает с 14 лет.

Несомненно, привлечение подростка в таком юном возрасте к уголовной ответственности негативно влияет на его последующую жизнь. Наличие судимости может поставить «клеймо» на ребенке в глазах других людей и, тем самым, нанести

психологическую травму. Подобные последствия не способствуют успешной социализации подростка и не способствуют его исправлению, в то время как главной целью применения наказания к несовершеннолетним является как раз их исправление [10, с. 40-44].

Стоит отметить, что в редакции от 31.12.2017г. в ст. 207 УК РФ были внесены значительные изменения. Статья дополнена частями 3 и 4, кроме того, изменения внесены и в диспозиции и санкции 1 и 2 частей. Примечание дополнено пунктом вторым, где дается определение объектов социальной инфраструктуры. Словом, с учетом последних изменений, уголовная ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма ужесточается [2, с. 571].

Таким образом, при назначении наказания за деяния, предусмотренные ст. 207 УК РФ, необходимо уделять должное внимание рассмотрению объективных и субъективных признаков совершенного преступного деяния. Также, если вопрос встает о привлечении к ответственности несовершеннолетнего, не достигшего 16-ти лет, то необходимо учитывать все многообразие обстоятельств, способных повлиять на развитие, в которых происходило формирование личности подростка. Применение одних только принудительных мер воспитательного характера не может обеспечить профилактику и предупреждение рассматриваемых преступлений.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ковтун Ю.А. Террористические угрозы на объектах транспорта: общие и вопросы противодействия / Ю.А. Ковтун, Р.М. Шевцов // Проблемы правоохранительной деятельности. — 2017. — № 3. — С. 66-70.

2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / К.А. Барышева, Ю.В. Грачева, Г.А. Есаков и др.; под ред. Г.А. Есакова. — М. : Проспект, 2017. — 736 с.

3. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) / Правовой Сервер КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ (дата обращения: 22.04.2018).

4. О противодействии терроризму: федер. закон от 06.03.2006 № 35-ФЗ / Правовой Сервер КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www. consultant.ru/document/cons_doc_LAW_58840/ (дата обращения: 29.04.2018).

5. Романовская О.В. Ограничения права на жизнь при пресечении террористических актов в воздушной среде / О.В. Романовская // Экономика, педагогика и право. — 2017. — № 3 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://ecoedulaw.ru/ru/2017/3/2 (дата обращения: 26.04.2018).

6. Романовский Г.Б. Особенности правового закрепления понятия национальной безопасности в России и странах ближнего зарубежья / Г.Б. Романовский // Информационная безопасность регионов. — 2015. — № 2. — С. 11-16.

7. Романовский Г.Б. Принципы правотворческой политики: проблемы реализации / Г.Б. Романовский // Российский журнал правовых исследований. — 2015. — № 2. — С. 45-50.

8. Рычкова Т.Н. О субъективных признаках заведомо ложного сообщения об акте терроризма / Т.Н. Рычкова // Российский следователь. — 2009. — № 12. — С. 37-42.

9. Торговченков В.И. К вопросу о совершенствовании уголовного законодательства об ответственности за заведомо ложное сообщение об акте терроризма / В.И. Торговчен-ков // Вестник Московского университета МВД России. — 2014. — № 3. — С. 84-88.

10. Торговченков В.И. К вопросу о субъекте преступления, предусмотренного ст.207 УК РФ / В.И. Торговченков // Вестник ТГУ. — 2015. — № 1. — С. 48-54.

11. Уголовное право России. Части общая и особенная / А.В. Блинников, А.В. Бриллиантов, О. А. Вагин и др.; под ред. А.В. Бриллиантова. — М. : Проспект, 2015. — 1184 с.

12. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 31.12.2017)/ Правовой Сервер КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34481/ (дата обращения: 29.04.2018).

13. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-Ф3 / Правовой Сервер КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_10699/ (дата обращения: 29.04.2018).

14. Шуняева В.А. Преступность несовершеннолетних: современные реалии /

B.А. Шуняева // Библиотека уголовного права и криминологии. — 2014. — №3 (7). —

C. 40-44.

REFERENSES

1. Kovtun Iu.A., Shevtsov R.M. Terrorist threats on transport: General trends and issues of resistance. Problemy pravookhranitel'noi deiatel'nosti = Problems of law-enforcement activity, 2017, no. 3, pp. 66-70 (in Russian).

2. Barysheva K.A., Gracheva Iu.V., Esakov G.A. (ed.) Kommentarii k Ugolovnomu kodek-su Rossiiskoi Federatsii (postateinyi) [The comment to the Criminal Code of the Russian Federation (itemized)]. Moscow, Prospekt Publ., 2017, 736 p.

3. Konstitutsiia Rossiiskoi Federatsii (priniata vsenarodnym golosovaniem 12.12.1993) (s uchetom popravok, vnesennykh Zakonami RF o popravkakh k Konstitutsii RF ot 30.12.2008 № 6-FKZ, ot 30.12.2008 № 7-FKZ, ot 05.02.2014 № 2-FKZ, ot 21.07.2014 № 11-FKZ) (The Constitution of the Russian Federation (it is accepted by national vote 12.12.1993) (taking into account the amendments made by Acts of the Russian Federation about amendments to the Constitution of the Russian Federation from 30.12.2008 no. 6-FKZ from 30.12.2008 no. 7-FKZ, from 5.02.2014 no. 2-FKZ, from 21.07.2014 no. 11-FKZ)). Available at: http://www.consultant.ru/ (accessed 22.04.2018).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. O protivodeistvii terrorizmu: feder. zakon ot 06.03.2006 № 35-FZ (On counteraction to terrorism: the federal law from 06.03.2006 no. 35-FZ). Available at: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_58840/ (accessed 29.04.2018).

5. Romanovskaya O.V. Restrictions of the right for life at suppression of acts of terrorism in the air environment. Ekonomika, pedagogika i parvo = Economics, Education and Law, 2017, no. 3 (in Russian). Available at: http://ecoedulaw.ru/ru/2017/3/2 (accessed 26.04.2018).

6. Romanovsky G.B. Features of legal fixing of a concept of national security of Russia and neighbouring countries. Informatsionnaia bezopasnost regionov = Information security of regions, 2015, no. 2, pp. 11-16 (in Russian).

7. Romanovsky G.B. Principles of law-making policy in the Russian Federation: problems of implementation. Rossiiskii zhurnal pravovykh issledovanii = Russian journal of legal studies, 2015, no. 2, pp. 45-50 (in Russian).

8. Rychkova T.N. About subjective signs of obviously untrue report on the act of terrorism. Rossiiskii sledovatel' = Russian Investigator, 2009, no. 12, pp. 37-42 (in Russian).

9. Torgovchenkov V.I. To a question of improvement of the criminal legislation on responsibility for obviously untrue report on the act of terrorism.. Vestnik Moskovskogo universi-teta MVD Rossii = Bulletin of the Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, 2014, no. 3, pp. 84-88 (in Russian).

10. Torgovchenkov V.I. To a question of the subject of the crime provided by art. 207 of the Criminal Code of the Russian Federation. Vestnik TGU = Tomsk State University Journal, 2015, no. 1, pp. 48-54 (in Russian).

11. Blinnikov A.V., Brilliantov A.V., Vagin O. A. Ugolovnoe pravo Rossii. Chasti ob-shchaia i osobennaia [Criminal law of Russia. Parts the general and special]. Moscow, Prospekt Publ., 2015, 1184 p.

12. Ugolovno-protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 18.12.2001 № 174-FZ (red. ot 31.12.2017) (The Code of Criminal Procedure of the Russian Federation from 18.12.2001 no. 174-FZ (an edition from 31.12.2017). Available at: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_34481 / (accessed 29.04.2018).

13. Ugolovnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 13.06.1996 N 63-FZ (The Criminal Code of the Russian Federation from 13.06.1996 no. 63-FZ). Available at: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_ 10699/ (accessed 29.04.2018).

14. Shuniaeva V.A. Crime of minors: modern realities. Biblioteka ugolovnogo prava i kriminologii = Library of criminal law and criminology, 2014, no.3 (7), pp. 40-44 (in Russian).

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ

Янгуразова Гузель Джафяровна — магистрант, Пензенский государственный университет, 440026, г. Пенза, ул. Красная 40, Российская Федерация, e-mail: more058@mail.ru.

AUTHOR

Yangurazova Guzel' Dzhafyarovna — Master student, Penza State University, 40 Krasnaya Street, Penza, 440026, the Russian Federation, e-mail: more058@mail.ru.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СТАТЬИ

Янгуразова Г.Д. Особенности объективных и субъективных признаков статьи 207 Уголовного Кодекса Российской Федерации / Г.Д. Янгуразова. // Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство». — 2018. — Т. 6, № 2 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://esj.pnzgu.ru.

BIBLIOGRAPHIC DESCRIPTION

Yangurazova G. D. Features of objective and subjective criteria of article 207 of the Criminal Code of the Russian Federation. Electronic scientific journal «Science. Society. State», 2018, vol. 6, no. 2, available at: http://esj.pnzgu.ru (In Russian).