Научная статья на тему 'Особенности назначения наказания за неоконченное преступление: проблемы теории и практики'

Особенности назначения наказания за неоконченное преступление: проблемы теории и практики Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
300
39
Поделиться
Ключевые слова
НЕОКОНЧЕННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ / ПРИГОТОВЛЕНИЕ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ / PREPARATION FOR A CRIME / ПОКУШЕНИЕ НА ПРЕСТУПЛЕНИЕ / ATTEMPTED CRIME / НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ / ASSIGNMENT OF PUNISHMENT / СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ / SPECIAL RULES OF ASSIGNMENT OF PUNISHMENT / ОБСТОЯТЕЛЬСТВА / СМЯГЧАЮЩИЕ НАКАЗАНИЕ / MITIGATING CIRCUMSTANCES / ПОЖИЗНЕННОЕ ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ / LIFE IMPRISONMENT / СМЕРТНАЯ КАЗНЬ / DEATH PENALTY / СУДЕБНАЯ ОШИБКА / JUDICIAL ERROR / INCHOATE OFFENCES

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Решетников Александр Юрьевич

проблемы назначения наказания в современной правоприменительной практике ввиду особенностей уголовно-правовой регламентации этого института являются одними из наиболее сложных. Среди них особое место занимают положения уголовного законодательства, регламентирующие правила назначения наказания за приготовление к преступлению и покушение на преступление. Неразрешенность ряда общих вопросов, связанных с наказуемостью неоконченного преступления, и слабая теоретическая база по этому поводу обусловили потребность в проведении анализа положений ст. 66 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) и практики ее применения, результаты которого представлены в публикации. В частности, разрешаются вопросы о возможности признания смягчающим наказание обстоятельством факта недоведения преступления до конца при ненаступлении тяжких последствий, о сокращении максимальных границ наказания при его назначении за неоконченное преступление, о совпадении новых сокращенных границ наказания за неоконченное преступление с минимальными параметрами, закрепленными в санкции статьи, об особенностях наказуемости неоконченных преступлений при наличии в санкциях статей указаний на пожизненное лишение свободы или смертную казнь. Установлено, что признание факта недоведения преступления до конца обстоятельством, смягчающим уголовное наказание, не соответствует идее законности и образует двойное применение одного и того же обстоятельства. Обращается внимание на важность учета со стороны правоприменителя правила об обязательном смягчении наказания за неоконченное преступление в соответствии с положениями ст. 66 УК РФ, а также позиции высшей судебной инстанции по вопросу о том, как следует назначать наказание в случаях, когда сокращение верхней границы санкции за неоконченное преступление приводит к тому, что новый максимум становится ниже минимального размера наказания, определенного в санкции статьи. В последнем случае, равно как и при совпадении таких границ, руководствуясь принципом системности, суд должен обращаться к положениям Общей части УК РФ о видах и размерах наказаний и моделировать новые скорректированные пределы наказания неоконченного преступления. Согласно букве закона возможно только такое решение. Однако более точным видится другой подход, связанный с корректировкой положений ст. 66 УК РФ. В соответствии с ним предлагается изменить формулировку правила и одновременно пропорционально снижать минимальные и максимальные границы санкции. Опираясь на практику высшей судебной инстанции, формулируется правило, согласно которому при сокращении срока или размера наказания, назначаемого за неоконченное преступление, судам следует исходить из тех максимальных пределов наказаний, назначение которых возможно за неоконченное преступление.

SPECIAL ASPECTS OF ASSIGNMENT OF PUNISHMENT FOR INCHOATE OFFENCES: THEORETICAL AND PRACTICE PROBLEMS

problems of assignment of punishment in modern law enforcement practice are the most difficult for resolving, because institute of assignment of punishment has a lot of peculiarities of criminal legal regulation. Among them a special place is occupied by the penal provisions governing the rules of punishment for preparation of a crime and attempted crime. A number of unresolved common issues about penalties for inchoate offences, in conjunction with a weak theoretical base on this issue shaped the demand for research of the provisions given in Article 66 of the Criminal Code of the Russian Federation and the practice of this Article implementation. The results of this analysis are presented in this publication. In particular, the article dwells upon the following: whether it is possible to recognize it as a mitigating circumstance of incomplete offense, if there are no serious consequences; how to reduce maximum limits of punishment for inchoate offences; what to do in case of coincidence of the boundaries of reduced punishment for inchoate offenses with a minimum value in the sanctions; assignment of punishment for a inchoate offences when the sanction includes a life imprisonment or the death penalty... problems of assignment of punishment in modern law enforcement practice are the most difficult for resolving, because institute of assignment of punishment has a lot of peculiarities of criminal legal regulation. Among them a special place is occupied by the penal provisions governing the rules of punishment for preparation of a crime and attempted crime. A number of unresolved common issues about penalties for inchoate offences, in conjunction with a weak theoretical base on this issue shaped the demand for research of the provisions given in Article 66 of the Criminal Code of the Russian Federation and the practice of this Article implementation. The results of this analysis are presented in this publication. In particular, the article dwells upon the following: whether it is possible to recognize it as a mitigating circumstance of incomplete offense, if there are no serious consequences; how to reduce maximum limits of punishment for inchoate offences; what to do in case of coincidence of the boundaries of reduced punishment for inchoate offenses with a minimum value in the sanctions; assignment of punishment for a inchoate offences when the sanction includes a life imprisonment or the death penalty. It was found that the incompleteness of the crime is not a mitigating circumstance, since it does not correspond to the idea of rule of law and constitutes a situation of double imputation. Attention is drawn to the importance of rules on mandatory mitigation of punishment for inchoate offences in accordance with Article 66 of the Criminal Code of the Russian Federation as well as positions of the Supreme Court of Russian Federation on the question of how to assign punishment in cases where the reduction of the upper limit of penalties for inchoate offences leads to the fact that a new maximum becomes less than a minimum penalty in sanction. In the latter case, as well as in case of conjunction of limits of punishment, guided by the principles of the system, the court must apply to the provisions of the General Part of the Criminal Law on the types and amounts of penalties and model new adjusted limits of punishment of inchoate offences. According to the rule of law it's a unique solution. However, another approach is more accurate. It is connected with the amendments to Article 66 of the Criminal Code of the Russian Federation. In the premises, it is proposed to change the wording of the relevant rules and at the same time reduce proportionally to the minimum and maximum boundaries of penalties. Based on the practice of the Supreme Court of Russian Federation, it is possible to formulate the following rule: while reducing limits or sizes of penalties imposed for an inchoate offence, the courts must proceed from the maximum limits of penalties, that is possible to assign for an inchoate offence. function show_eabstract() { $('#eabstract1').hide(); $('#eabstract2').show(); $('#eabstract_expand').hide(); } ▼Показать полностью

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Особенности назначения наказания за неоконченное преступление: проблемы теории и практики»

УДК 343 .236 АЛЕКСАНДР ЮРЬЕВИЧ РЕШЕТНИКОВ,

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин (Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации),

e-mail: criminal-law@mail.ru

ОСОБЕННОСТИ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ ЗА НЕОКОНЧЕННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ:

ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Реферат: проблемы назначения наказания в современной правоприменительной практике ввиду особенностей уголовно-правовой регламентации этого института являются одними из наиболее сложных. Среди них особое место занимают положения уголовного законодательства, регламентирующие правила назначения наказания за приготовление к преступлению и покушение на преступление. Неразрешенность ряда общих вопросов, связанных с наказуемостью неоконченного преступления, и слабая теоретическая база по этому поводу обусловили потребность в проведении анализа положений ст. 66 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) и практики ее применения, результаты которого представлены в публикации. В частности, разрешаются вопросы о возможности признания смягчающим наказание обстоятельством факта недоведения преступления до конца при ненаступлении тяжких последствий, о сокращении максимальных границ наказания при его назначении за неоконченное преступление, о совпадении новых сокращенных границ наказания за неоконченное преступление с минимальными параметрами, закрепленными в санкции статьи, об особенностях наказуемости неоконченных преступлений при наличии в санкциях статей указаний на пожизненное лишение свободы или смертную казнь.

Установлено, что признание факта недоведения преступления до конца обстоятельством, смягчающим уголовное наказание, не соответствует идее законности и образует двойное применение одного и того же обстоятельства. Обращается внимание на важность учета со стороны правоприменителя правила об обязательном смягчении наказания за неоконченное преступление в соответствии с положениями ст. 66 УК РФ, а также позиции высшей судебной инстанции по вопросу о том, как следует назначать наказание в случаях, когда сокращение верхней границы санкции за неоконченное преступление приводит к тому, что новый максимум становится ниже минимального размера наказания, определенного в санкции статьи. В последнем случае, равно как и при совпадении таких границ, руководствуясь принципом системности, суд должен обращаться к положениям Общей части УК РФ о видах и размерах наказаний и моделировать новые скорректированные пределы наказания неоконченного преступления. Согласно букве закона возможно только такое решение. Однако более точным видится другой подход, связанный с корректировкой положений ст. 66 УК РФ. В соответствии с ним предлагается изменить формулировку правила и одновременно пропорционально снижать минимальные и максимальные границы санкции. Опираясь на практику высшей судебной инстанции, формулируется правило, согласно которому при сокращении срока или размера наказания, назначаемого за неоконченное преступление, судам следует исходить из тех максимальных пределов наказаний, назначение которых возможно за неоконченное преступление.

Ключевые слова: неоконченное преступление, приготовление к преступлению, покушение на преступление, назначение наказания, специальные правила назначения наказания, обстоятельства, смягчающие наказание, пожизненное лишение свободы, смертная казнь, судебная ошибка.

В ряду теоретических и прикладных проблем института неоконченного преступления обособленное место занимают вопросы назначения наказания за приготовление к преступлению и покушение на преступление. Это связано с тем, что наряду с общими началами назначения наказания, закрепленными в ст. 60 УК РФ, суду следует обяза-

тельно учитывать так называемые специальные правила о назначении наказания за неоконченное преступление, закрепленные в ст. 66 УК РФ.

Уголовный закон в ст. 66 устанавливает несколько правил назначения наказания за неоконченное преступление, которые могут быть охарактеризованы следующим образом:

© Решетников А. Ю., 2015

- суду следует учитывать обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца;

- в соответствии с ч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за неоконченное преступление исчисляется от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за оконченное преступление (не более 1/2 максимального размера или срока наказания за оконченное преступление при приготовлении к преступлению и не более 3/4 за покушение на преступление);

- за неоконченное преступление смертная казнь и пожизненное лишение свободы не назначаются.

Что касается вопроса об учете судом обстоятельств недоведения преступления до конца, то в этом отношении существенных проблем при назначении наказания не наблюдается. В целом, как отмечают специалисты, уяснение этих обстоятельств обычно не влияет на выбор и размер наказания, назначаемого лицу за неоконченное преступление [9, с. 14].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вместе с тем можно задаться вопросом: может ли факт недоведения преступления до конца быть признан судом обстоятельством, смягчающим наказание, если при этом не наступили общественно опасные последствия (например, тяжкие) или имелся факт позитивного посткриминального поведения, направленного на устранение последствий преступления?

В качестве примера приведем судебное решение, в котором в качестве одного из обстоятельств, смягчающих наказание, названо ненаступление тяжких последствий по делу. Вместе с другими обстоятельствами (привлечение к уголовной ответственности впервые, признание своей вины и раскаяние в содеянном) суд счел их исключительными и, руководствуясь специальным правилом, закрепленным ст. 64 УК РФ, посчитал целесообразным назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией ч. 1 ст. 105 УК РФ [7].

Позиция суда о признании факта ненаступления тяжких последствий в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, является неприемлемой. Правовая специфика неоконченного преступления заключается в том, что преступление не доводится до конца в связи с обстоятельствами, не связанными с волевыми установками субъекта. Так, нормативно закрепленное понятие покушения на преступление, изложенное в ч. 3 ст. 30 УК РФ (применительно к приготовлению - в ч. 2 ст. 30 УК РФ), содержит в себе указание на этот факт незавершенности. Учитывая меньшую общественную опасность покушения на преступление, чем оконченного состава, законодатель предусмотрел специальные правила назначения наказания за не-

оконченное преступление (ст. 66 УК РФ), согласно которому устанавливается пониженный верхний предел санкции оконченного состава преступления при совершении неоконченного преступления, поэтому признание этого обстоятельства судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, образует двойное применение одного и того же элемента.

Другая особенность наказуемости неоконченных преступлений, определяемая положениями ст. 66 УК РФ, связана с сокращением максимальной границы наказания при его назначении за неоконченное преступление. Установленные в названной статье параметры сокращения наказания могут вызывать ряд вопросов.

Наиболее типичной ошибкой при назначении наказания за неоконченное преступление является то, что суды не всегда учитывают специальное правило об обязательном снижении наказания максимальной границы наказания. На это обстоятельство регулярно обращает внимание Верховный Суд РФ. Так, при назначении наказания С., осужденному по приговору Ульяновского областного суда по ст. 15, пп. «а», «е», «н» ст. 102 УК РСФСР, судом не были учтены требования ч. 3 ст. 66 УК РФ, в соответствии с которой срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать 3/4 максимального срока или размера наказания, предусмотренного за оконченное преступление, что повлекло изменение приговора [1].

Отдельного внимания заслуживает проблема, связанная с установлением границ наказуемости неоконченных преступлений при их сокращении в соответствии с положениями ч. 2, 3 ст. 66 УК РФ.

Исходя из правила об обязательном сокращении срока или размера наказания за неоконченное преступление в случае совершения лицом, например, приготовления к преступлению, ответственность за совершение которого установлена ч. 2 ст. 211 УК РФ, при отсутствии смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, верхней границей наказания, которой следует руководствоваться суду, будут 6 лет лишения свободы. При этом минимальный срок лишения свободы, который может быть назначен лицу, составляет 7 лет. Возникает резонный вопрос, касающийся реальной возможности назначить лицу, признанному виновным в приготовлении к угону воздушного или водного транспорта или железнодорожного подвижного состава при наличии квалифицированных обстоятельств, наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 6 лет с ограничением свободы до двух лет. Подобная нелогичность сокращения санкций наблюдается и по ряду других составов.

Решение этой проблемы предлагает высшая судебная инстанция. В п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» отмечается, что если назначенное по правилам ч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ наказание является менее строгим, чем нижний предел санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, то ссылка на ст. 64 УК РФ не требуется.

Не вдаваясь в обсуждение сущности этого разъяснения высшей судебной инстанции и соотношения предлагаемого правила с положениями УК РФ, зададимся вопросом прикладного характера: какими минимальными границами наказания следует руководствоваться суду при выходе за нижний предел санкции? Формальное сокращение наказания за приготовление к преступлению в два раза приводит суд к абсолютно определенной санкции, что не соответствует идее справедливости. В названном случае вне зависимости от характеристик личности и содеянного, смягчающих или отягчающих обстоятельств, приготовление к квалифицированному угону воздушного судна будет наказуемо лишением свободы на срок 7 лет. Если воспринимать изложенное Верховным Судом РФ правило лишь как указание на то, что положения ст. 66 УК РФ подобно ст. 64 УК РФ дают основания для выхода за нижний предел санкции, то логично предположить, что в этом случае суд может руководствоваться минимальным размером наказания, предусмотренного ч. 2 ст. 56 УК РФ. И в этом случае наказание за приготовление к угону воздушного судна должно назначаться в пределах от 2 месяцев до 7 лет лишения свободы.

Последняя позиция разделяется отдельными авторами [4, с. 25], ее же придерживается высшая судебная инстанция. Так, по приговору Московского городского суда от 20 декабря 2013 г. осуждены: М. по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к девяти годам лишения свободы, Г. по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к девяти годам шести месяцам лишения свободы и по ч. 1 ст. 228 УК РФ к двум годам лишения свободы.

М. и Г. признаны виновными в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств и психотропных веществ, совершенном организованной группой, в особо крупном размере, а Г. также в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в значительном размере.

В апелляционном представлении государственный обвинитель просил приговор изменить в части назначенного осужденным наказания за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 30 и ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, поскольку суд назначил им наказание в

виде девяти лет и девяти лет шести месяцев лишения свободы соответственно, однако по смыслу ч. 2 ст. 66 и ч. 1 ст. 60 УК РФ максимально возможное и одновременно минимальное наказание за указанное преступление с учетом того, что судом не установлено оснований для применения ст. 62, 64 УК РФ, составляет десять лет лишения свободы. В связи с этим просил назначить осужденным по ч. 1 ст. 30 и ч. 5 ст. 228.1 УК РФ наказание в виде десяти лет лишения свободы каждому.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 26 марта 2014 г. приговор оставила без изменения, апелляционное представление - без удовлетворения по следующим основаниям.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Наказание назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60, ч. 2 ст. 66 УК РФ с учетом характера степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности осужденных, смягчающих и других обстоятельств, влияющих на назначение наказания.

Вопреки доводам апелляционного представления положения ч. 2 ст. 66 УК РФ устанавливают лишь верхний предел максимально возможного срока и размера наказания за приготовление к преступлению и каких-либо других ограничений не содержат.

Более того, по смыслу закона если максимальное наказание, которое может быть назначено по правилам ч. 2 ст. 66 УК РФ, является менее строгим, чем нижний предел санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, то ссылка на ст. 64 УК РФ не требуется.

Вместе с тем согласно требованиям ст. 6, 60 УК РФ при назначении наказания суд должен учитывать характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, а при наличии оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 62 УК РФ, за неоконченное преступление следует назначить не более 2/3 максимального срока и размера наиболее строгого вида наказания от максимального наказания, предусмотренного за неоконченное преступление, при этом ссылка на ст. 64 УК РФ также не требуется.

Таким образом, доводы апелляционного представления о том, что по смыслу ч. 2 ст. 66 и ч. 1 ст. 60 УК РФ максимально возможное и одновременно минимальное наказание за совершенное осужденными преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228-1 УК РФ, при отсутствии оснований для применения ст. 62, 64 УК РФ составляет десять лет лишения свободы, являются необоснованными, противоречащими требованиям закона.

Поскольку судом установлено наличие смягчающего наказание М. обстоятельства, а также наличие у него и Г. других влияющих на назначение наказания обстоятельств, суд обоснованно учел их, а также положительные характеристики осужденных, степень их фактического участия в преступлении при назначении наказания и назначил осужденным наказание ниже максимально возможного.

При таких данных оснований для признания назначенного осужденным наказания незаконным и назначения им более строгого наказания, как об этом ставился вопрос в апелляционном представлении, не имеется [3].

Однако как следует поступать судам в тех ситуациях, когда при сокращении максимальных границ наказания верхний и нижний пороги санкций совпадают? Например, назначая наказание за покушение на террористический акт, сопряженный с посягательством на объекты использования атомной энергии (п. «а» ч. 3 ст. 205 УК РФ), применяя положения ч. 3 ст. 66 УК РФ, суд должен назначить наказание в виде лишения свободы на срок от 2 месяцев до 15 лет.

Представляется, что сложившаяся практика восполнения пробелов уголовного закона подобно тому, как это делает Верховный Суд РФ при назначении наказания за неоконченное преступление, не в полной мере отвечает идее законности. В литературе обозначенную проблему предлагается разрешить за счет корректировки буквы закона. При этом наиболее часто звучат предложения об установлении правила об одновременном снижении не только максимального, но и минимального пределов санкции [5, с. 61; 6, с. 12].

Еще одним камнем преткновения для практики стало правило о невозможности назначения пожизненного лишения свободы и смертной казни за неоконченные преступления. Перед практиками встал вопрос: подлежат ли применению правила ч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ при назначении наказания в виде лишения свободы за неоконченное преступление в тех случаях, когда в санкциях статьи со-

держится указание на пожизненное лишение свободы или смертную казнь? Иными словами, не являются ли положения ч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ и ч. 4 ст. 66 УК РФ взаимоисключающими?

Как представляется, оснований для такого вывода уголовный закон не содержит. Весьма определенно на этот счет высказался Верховный Суд РФ по делу Берлева. Кировским областным судом он был осужден за покушение на убийство Новикова, заведомо для Берлева находившегося в беспомощном состоянии, по ч. 3 ст. 30 и пп. «в», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы.

Изменяя состоявшееся судебное решение в части наказуемости, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации за оконченное преступление.

Максимальный срок наказания, установленный в ст. 105 УК РФ, составляет двадцать лет лишения свободы за оконченное преступление, поэтому срок наказания Берлеву за покушение на убийство не мог превышать пятнадцати лет [2]. Из этого судебного решения следует, что при сокращении срока или размера наказания, назначаемого за неоконченное преступление, судам следует исходить из тех максимальных пределов наказаний, назначение которых возможно за неоконченное преступление.

Как указывают правоприменители, одна из трудностей при назначении наказания за неоконченное преступление - отсутствие в комментариях и юридической литературе достаточных рекомендаций [8, с. 147]. В связи с этим следует отметить, что представленные общие соображения по проблемам обязательного смягчения наказания за неоконченное преступление будут способствовать минимизации правоприменительных ошибок.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Список литературы

1. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 10.

2. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. № 8.

3. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 2014 г. № 5-АПУ14-11 // Бюл. Верховного Суда Рос. Федерации. 2015. № 2.

4. Анисимов А. А. Неоконченные преступления и особенности их доказывания : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Воронеж, 2003. 28 с.

5. Питецкий В. Назначение наказания за неоконченное преступление // Уголовное право. 2001. № 4. С. 60-61.

6. Решетников А. Ю. Покушение на преступление в российском уголовном праве : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. 31 с.

7. Приговор Элистинского городского суда Республики Калмыкия по делу № 1-275/2004.

8. Ситникова А. И. Приготовление к преступлению и покушение на преступление. М., 2006. 160 с.

9. Устинова Т. Д. Назначение наказания за неоконченную преступную деятельность : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1980. 22 с.

ALEXANDER YURIEVICH RESHETNIKOV,

phd in law, associate professor, associate professor of the criminal law department (The Academy of the prosecutor general's оffice of the Russian Federation)

e-mail: criminal-law@mail.ru

SPECIAL ASPECTS OF ASSIGNMENT OF PUNISHMENT FOR INCHOATE OFFENCES: THEORETICAL AND PRACTICE PROBLEMS

Annotation: problems of assignment of punishment in modern law enforcement practice are the most difficult for resolving, because institute of assignment of punishment has a lot of peculiarities of criminal legal regulation. Among them a special place is occupied by the penal provisions governing the rules of punishment for preparation of a crime and attempted crime.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

A number of unresolved common issues about penalties for inchoate offences, in conjunction with a weak theoretical base on this issue shaped the demand for research of the provisions given in Article 66 of the Criminal Code of the Russian Federation and the practice of this Article implementation. The results of this analysis are presented in this publication. In particular, the article dwells upon the following: whether it is possible to recognize it as a mitigating circumstance of incomplete offense, if there are no serious consequences; how to reduce maximum limits of punishment for inchoate offences; what to do in case of coincidence of the boundaries of reduced punishment for inchoate offenses with a minimum value in the sanctions; assignment of punishment for a inchoate offences when the sanction includes a life imprisonment or the death penalty. It was found that the incompleteness of the crime is not a mitigating circumstance, since it does not correspond to the idea of rule of law and constitutes a situation of double imputation. Attention is drawn to the importance of rules on mandatory mitigation of punishment for inchoate offences in accordance with Article 66 of the Criminal Code of the Russian Federation as well as positions of the Supreme Court of Russian Federation on the question of how to assign punishment in cases where the reduction of the upper limit of penalties for inchoate offences leads to the fact that a new maximum becomes less than a minimum penalty in sanction. In the latter case, as well as in case of conjunction of limits of punishment, guided by the principles of the system, the court must apply to the provisions of the General Part of the Criminal Law on the types and amounts of penalties and model new adjusted limits of punishment of inchoate offences. According to the rule of law it's a unique solution. However, another approach is more accurate. It is connected with the amendments to Article 66 of the Criminal Code of the Russian Federation. In the premises, it is proposed to change the wording of the relevant rules and at the same time reduce proportionally to the minimum and maximum boundaries of penalties. Based on the practice of the Supreme Court of Russian Federation, it is possible to formulate the following rule: while reducing limits or sizes of penalties imposed for an inchoate offence, the courts must proceed from the maximum limits of penalties, that is possible to assign for an inchoate offence.

Key words: inchoate offences, preparation for a crime, attempted crime, assignment of punishment, special rules of assignment of punishment, mitigating circumstances, life imprisonment, death penalty, judicial error.

References

1. Bjulleten' Verhovnogo Suda Rossijskoj Federacii - Bulletin of the Supreme Court of the Russian Federation, 2000, no. 10.

2. Bjulleten' Verhovnogo Suda Rossijskoj Federacii - Bulletin of the Supreme Court of the Russian Federation, 2001, no. 8.

3. Opredelenie Sudebnoj kollegii po ugolovnym delam Verhovnogo Suda Rossijskoj Federacii ot 26 marta 2014 g. № 5-APU14-11 [The Ruling of the Criminal Division of the Supreme Court of the Russian

© Reshetnikov A. Ju., 2015

Federation from 26-th March 2014, no. 5-APU14-11]. Bjulleten' Verhovnogo Suda Rossijskoj Federacii -Bulletin of the Supreme Court of the Russian Federation, 2015, no. 2.

4. Anisimov A. A. Neokonchennie prestuplenia i osobennosti ih dokazivaniya. Avtoref. dis. kand. yurid. nauk. [Inchoate Offences and Special Aspects of Their Proving. Cand. legal sci. diss. abstract]. Voronezh, 2003. 28 p.

5. Pitetskiy V. Naznachenie nakazaniya za neokonchennoe prestuplenie [Assignment of Punishment for a Inchoate Offences]. Ugolovnoe pravo - Criminal Law, 2001, no. 4, pp. 60-61.

6. Reshetnikov A. Yu. Pokushenie na prestuplenie v rossiyskom ugolovnom prave. Avtoref. dis. kand. jurid. nauk [Attempted Crime in Russian Criminal Law. Cand. legal sci. diss. abstract]. Moscow, 2008. 31 p.

7. Prigovor Jelistinskogo gorodskogo suda Respubliki Kalmykija po delu № 1-275/2004 [Verdict Elista City Court of the Republic of Kalmykya in the case no. 1-275/2004]. Unpublished.

8. Sitnikova A. I. Prigotovlenie k prestupleniyu I pokushenie na prestuplenie [Preparation for a Crime and Attempted Crime]. Moscow, 2006. 160 p.

9. Ustinova T. D. Naznachenie nakazaniya za neokonchennuyu prestupnuyu deyatelnost. Avtoref. dis. kand. jurid. nauk [Assignment of Punishment for a Inchoate Criminal Activities. Cand. legal sci. diss. abstract]. Moscow, 1980. 22 p.