Научная статья на тему 'Основы предупреждения криминализации молодежной субкультуры: поиск идеологического содержания'

Основы предупреждения криминализации молодежной субкультуры: поиск идеологического содержания Текст научной статьи по специальности «Социология»

285
86
Поделиться
Ключевые слова
ДЕВИАНТНОСТЬ / ДЕЛИНКВЕНТНОСТЬ / ПРЕВЕНТИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / РИСКОГЕННОСТЬ / СТРАТИФИКАЦИЯ

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Федосеева Анжелика Андреевна

В статье автор исследует проблемы криминализации молодежной субкультуры, распространения девиантных и делинквентных практик в среде несовершеннолетних. В работе рассматривается идеи гуманизма как социально-философская основа современной системы ювенальной профилактики, альтернатива криминальной идеологии, оказывающей непосредственное влияние на ценностные стереотипы современной российской молодежи.

The paper examines problems related to criminalization of youth subculture and distribution of deviate and delinquent practices among minors. The author considers ideas of humanism as a social-philosophical basis for modern system of juvenile preventive maintenance and as an alternative of the criminal ideology, making direct impact on value stereotypes of the Russian youth.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Основы предупреждения криминализации молодежной субкультуры: поиск идеологического содержания»

УДК 316.346.32 - 053.6 ББК 60.542.15 Ф 32

А.А. Федосеева,

соискатель кафедры философии и социологии Адыгейского госуниверситета, г.

Майкоп, тел. 8 961 828 82 00

Основы предупреждения криминализации молодежной субкультуры: поиск идеологического содержания

(Рецензирована)

Аннотация. В статье автор исследует проблемы криминализации молодежной субкультуры, распространения девиантных и делинквентных практик в среде несовершеннолетних. В работе рассматривается идеи гуманизма как социальнофилософская основа современной системы ювенальной профилактики, альтернатива криминальной идеологии, оказывающей непосредственное влияние на ценностные стереотипы современной российской молодежи.

Ключевые слова: девиантность, делинквентность, превентивная деятельность, рискогенность, стратификация.

A.A. Fedoseyeva,

Applicant for Candidate degree of Philosophy and Sociology Department of the Adyghe

State University, Maikop, ph. 8 961 828 82 00

Bases of the prevention of youth subculture criminalization: search for the ideological content

Abstract. The paper examines problems related to criminalization of youth subculture and distribution of deviate and delinquent practices among minors. The author considers ideas of humanism as a social-philosophical basis for modern system of juvenile preventive maintenance and as an alternative of the criminal ideology, making direct impact on value stereotypes of the Russian youth.

Keywords: deviation, delinquency, preventive activity, risk generation, stratification.

Проблема детской и подростковой девиантности и делинквентности, беспризорности и безнадзорности и, особенно, организация системы превентивной деятельности социальных институтов регулярно становится предметом дискуссий в обществе. Однако следует отметить, что настоящее дискуссионное обсуждение происходит в основном на уровне научных кругов и общественных организаций.

Вопрос влияния процесса криминализации подростковой среды на эффективное функционирование российского социума, на наш взгляд, недостаточно рассматривается на уровне государства (Парламента и Правительства), хотя данная проблема косвенно может иметь отношение к некоторым законодательным инициативам. Например, процесс ужесточения борьбы с терроризмом в РФ определяет необходимость констатировать, что участники бандформирований в большинстве своем люди до 30 лет, т.е. представители молодежи.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

В то же время криминализация как социальный процесс характеризуется массовым распространением делинквентных практик и участием в них в той или иной степени большинства населения страны. Такое явление, по сути, приводит к переопределению понятия «криминализация»: оно должно быть рассмотрено не как проявление неправового

характера в отдельном сегменте функционирования социума, а как процесс, оказывающий влияние на все общество и поэтому требующий адекватной социокультурной методологии анализа [1].

По мнению Ж.Т. Тощенко, криминальное перерождение общества становится реальной угрозой, которая может перерасти из сферы криминологической, правоприменительной в политическую, затрагивающую не только судьбы государственности, но и жизнь всего российского социума [2].

Учитывая вышеизложенное, следует отметить, что в общественной дискуссии обозначился так же достаточно значимый вопрос, связанный с происходящим в обществе процессом трансформации и модернизации молодежной субкультуры, и формирующейся в ней идеологической парадигмы современной молодежи.

Наблюдающееся в последние два десятилетия пренебрежение к рискогенности процессов, являющихся следствием неэффективности существующей системы организации работы с подрастающим поколением, приводит к достаточно общественно опасному результату. Подростки, попадая в субкультурную среду, в которой достаточно активно легитимируются элементы субкультуры криминальной, и, не подвергаясь правильному организованному воздействию со стороны государственных институтов, еще более укореняются в своей асоциальной направленности.

Если охарактеризовать данную тенденцию с точки зрения социальной проблематики, следует отметить, что отсутствие институционального воздействия на делинквентов с признаками рецидивности преступного поведения, определяет формирование в подростковой преступной среде устойчивой криминальной категории несовершеннолетних, чей статус в стратификационной системе межличностных отношений определяется, прежде всего, наличием преступного опыта, приверженностью и культивированием криминальной субкультуры. Убедительным нам кажется утверждение А.В. Клочковой о том, что одним из основных девиантогенных факторов является стихийно сложившийся в постперестроечной России механизм вытеснения молодежи в девиантные группы. Необязательность оконченного полного общего образования («выбраковка» учащихся школ после 9 класса), преимущественно платное высшее образование, разрушение исторически традиционных для России нравственных принципов и идеалов, правовой нигилизм, рост толерантности по отношению к противоправному поведению, вседозволенность, неуважение к закону с неизбежностью толкают молодежь к поиску наиболее легких путей для достижения широко пропагандируемых в обществе квазиценностей: культа денег и чувственных удовольствий. В обстановке затрудненности их достижения социально приемлемыми способами возникает или усугубляется ценностно-нормативная деформация личности [3]. Неуверенность, тревога по поводу своей социальной неопределенности и низкого социального статуса, материальная необеспеченность невозможность соответствовать определенным социальным ожиданиям, даже собственным, толкают молодежь на путь девиантного поведения. А попадая в девиантную группу, молодой человек обязан принять те устои и традиции, которые уже сложились в данной среде, где, как правило, переплетаются различные виды социальных девиаций.

Эта категория, как правило, в свою очередь выступает в роли «лидеров» в группировках несовершеннолетних, определяя ее асоциальную направленность.

Приведенные нами экспертные мнения предопределяют необходимость понимания роли и влияния социокультурного кризиса, имевшего место в процессе перехода общества от одного типа устройства к другому, и в то же время, безусловно, доказывают значительную вероятность образования дисфункциональных, травмирующих последствий в процессе социализации молодежи.

А.М. Шевченко, в современном исследовании «Ресоциализация в России (социокультурные модели)» утверждает: «Кризис по своей сути является комплексным, затрагивающим все стороны жизнедеятельности общества. Автор выделяет следующие составляющие этого комплекса:

- утрата самоидентификации массовых социальных групп;

- крушение идеологии и морали;

- упрощение, примитивизация системы ценностей;

- снижение престижа науки, массовое распространение антинаучной идеологии;

- внешняя культурная интервенция;

- усиление криминальной субкультуры;

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

- социальная ностальгия;

- изменения в образе жизни крупных слоев населения;

- как итог всех названных изменений - тотальная аномия общества [4].

Однако, акцентируя внимание на необходимости построения эффективно функционирующей системы ювенальной профилактики, способной противодействовать посткризисным последствиям, нам хотелось бы сформулировать основные ценностные ориентиры, на которых данная система могла бы базироваться.

В качестве социально-философской, идеологической основы, на которой может быть выстроена настоящая модель, нам хотелось бы предложить идеи гуманизма как научного течения в общем процессе человеческого познания.

Необходимость выбора эффективной социокультурной модели, которая может стать содержательной основой самой государственной политики в области ювенальной проблематики, вызвана тем, что избранная идейная направленность определит те цели, задачи и методы, которые будут обозначены при определении структуры институциональной системы влияния общества на процессы девиации подростковой среды.

Раскрывая сущность идей гуманизма, следует отметить, что историческая ретроспектива развития человеческого общества свидетельствует о постоянной многовековой борьбе самых различных идей, которые, обрастая теоретическими обоснованиями, именами великих ученых, а то и целыми науками, зачастую предопределяли развитие огромных государств.

Следует отметить, что огромное место в системе общих исследований, проводимых за всю историю цивилизации, занимает вопрос о Человеке как явлении социальном, т.е. о его роли, его предназначении, становлении личности в процессе исторического развития. Это стало предметом дискуссии еще со времен античности, когда был обозначен основной вопрос философии - вопрос об отношении мышления к бытию. Именно из этого многовекового спора вытекает ряд научных теорий о назначении Человека, начиная от основополагающих, таких, как материалистическая и идеалистическая, и заканчивая менее известными и распространенными их направлениями, например такими, как персонализм, экзистенционализм, позитивизм и т.д. В то же время, пытаясь дать характеристику социальной сущности Человека, некоторые мыслители все чаще стремились рассматривать его как личность, констатируя ее права на свободу и равенство, проповедуя уважение принципов справедливости как нормы отношения между людьми. Со временем на этой основе возникла устойчивая система взглядов, которая получила название гуманизм (от лат. слова hymanis), что означает человечный. Предпринимаемые попытки в свете исторической перспективы четко определить содержание понятия "гуманизм", показали, что существует много подходов к настоящему вопросу [5].

Истоки альтернативности теоретических подходов к вопросам личностного влияния заложены в гуманистической психологии, основателями которой являются А.Маслоу, Ш. Бюллер, К. Роджерс.

Абрахам Маслоу (1908-1970 гг., США) разработал стратегию целостного анализа высших сущностных проявлений человека - любви, творчества, высших ценностей и т.д. В основе личности, считал А.Маслоу, заложена мотивационная сфера, т.е. то, что движет человеком, то, что делает его личностью. Эту сферу образует ряд взаимоподчиненных потребностей: физиологические потребности в безопасности, любви и уважении. Но высшее место занимает потребность самоактуализации: человек стремится максимально реализовать весь свой потенциал способностей, чтобы «быть тем, кем он хочет стать».

С позиции саморазвития, как главной движущей силы развития, по мнению Шарлотты Бюлер (1893-1974гг, Австрия, США), является потребность личности в самоосуществлении. Разработанный ею «коэффициент развития» (вместо «коэффициента интеллекта») привнес гуманистическую направленность в исследования возрастных особенностей личности. Человеческая жизнь, по Бюлер, характеризуется четырьмя сосуществующими базисными тенденциями: удовлетворением потребностей, адаптивным самоограничением, творческой экспансией и установлением внутренней гармонии.

Развитие и практическое применение идей гуманистической психологии в практической психотерапии Карла Роджерса (1902-1987 гг., США) определило возможность использования их и в социологическом научном поле. Помимо обозначенных А. Маслоу и Ш. Бюлер личностных структур, К. Роджерс определяет как фундаментальный компонент личности Я-концепцию, формирующуюся в процессе взаимодействия субъекта с окружающей социальной средой и являющуюся интегральным механизмом саморегуляции его поведения [6].

По мнению известных современных ученых И.Б. Котовой и Е.Н. Шиянова, понятие «гуманизм» употребляется, по крайней мере, в десяти смысловых значениях:

- название эпохи Возрождения и различных культурных движений,

идейных течений, направлений общественной мысли;

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

- название области теоретических знаний, которая отдает предпочтение гуманитарным наукам;

- характеристика марксистского мировоззрения, пролетарской идеологии,

социалистического образа жизни;

- обозначение нравственных качеств личности: человечности, доброты, уважения;

- определение важнейшего фактора всестороннего развития личности;

- выражение особого отношения к человеку как высшей ценности

жизни;

- название практической деятельности, направленной на достижение

общечеловеческих идеалов и др [7].

Если проследить историю развития гуманистической мысли, то необходимо отметить, что идеи гуманного отношения к человеку обнаруживаются уже в глубокой древности: в устном народном творчестве, нравственных и религиозных воззрениях различных народов. Но как широкое идейно-культурное движение гуманизм сформировался в эпоху Возрождения (середина 14 - середина 16 в.в.) в сочинениях Петрарки, Данте, Боккаччо, Леонардо да Винчи, Эразма Роттердамского и др. Гуманисты выступали за духовное возрождение классической античности, апеллировали к достоинству индивида, критиковали духовную деспотию средневековой схоластики.

Свою многовековую историю имеет и русская гуманистическая мысль. Прежде всего, необходимо отметить, что она всегда была ориентирована на человека, который рассматривался обычно не как отдельно существующая особь, самодовлеющая в своем противостоянии другим людям, а как сопричастная, "соприродная" с ними. Яркой особенностью русской гуманистической мысли являлось то, что личность и народ, свобода и равенство рассматривались мыслителями в неразрывной связи с понятием Отечества..

В начале ХХ века в российской педагогике оформился идеал гуманной демократической школы, ориентированной на личность. Образ такой школы нарисован И.И. Горбуновым-Посадовым. «В нашей школе, - писал он, - не будет места никакому насилию. Никакому принуждению над детской душой, во имя чего бы они ни производились. Там в основу всего будет положена любовь и такое глубокое уважение личности ребенка, как и к личности каждого взрослого человека [8].

Таким образом, на протяжении всей человеческой истории система идей гуманизма находилась в непрерывном развитии. В современную эпоху обострения глобальных проблем человечества, процессами модернизации и трансформации принципов организации экономической и управленческой структуры, идеи гуманизма приобрели особую актуальность, стали жизненной необходимостью. Глубокий кризис морально нравственных сфер нашего

сегодняшнего общества, связанный с полным разрушением прежних нравственных, эстетических и идейных эталонов и не созданием взамен новых, предопределил необходимость поиска новых теоретических концепций одной из наиболее значимых общественных проблем - социализации подрастающего поколения. Создавая новые культурные модели данного процесса, ученые постоянно сталкивались с вопросом, что же принять за методологическую основу необходимой, отвечающей требованиям сегодняшнего дня методики [5].

Все чаще, отказываясь от оценки человека как "винтика огромной машины", исследователи осознавали острую необходимость во главу угла поставить такое понятие, как личность человека, ее индивидуальные особенности. В связи с этим, например, в педагогической науке появился термин "гуманистическая педагогика", философской основой которой послужили идеи и принципы гуманизма, системы, проповедующей право личности на свободу творчество, самореализацию.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Характеризуя процесс гуманизации в системе социальной работы с подростками и молодежью, следует отметить, что основные понятия гуманистического направления транслированы из различных отраслей гуманитарного знания. Так, понятие "гуманизм" является общефилософской категорией: «гуманность» - этико-психологическое понятие,

"гуманизация" - одна из важнейших социально-политических категорий, а производное от них - "гуманизация образования и воспитания" представляет собой социально-педагогическое понятие, вобравшее в себя весь комплекс философских, этических, социально психологических и идейно-политических установок.

Ранее упомянутые авторы И.Б. Котова и Е.Н. Шиянов отмечают, что гуманизм как социально ценностный комплекс идей требует создания условий (политических, экономических, психологических, педагогических и др.) для свободного развития сущностных сил человека и творческой реализации его жизненных устремлений. Следовательно, гуманизм, являясь личностно-ориентированной системой взглядов, есть своеобразный идеал мироустройства. Он может выступать в виде широких социальных программ, направленных на человека. В то же время гуманность воспитывается как качество личности, как ее гуманистическая направленность. Далее, раскрывая содержание понятия гуманизации, следует обратить внимание на то, что необходимо различать выражения "воспитание в духе гуманизма" и "воспитание гуманности". Первое предполагает раскрытие не только методов и средств воспитания гуманистической направленности личности, но и показ самого процесса гармоничного ее развития и становления субъективности. Однако более адекватным является термин «гуманистическое воспитание», который долгое время в нашей литературе имел негативную оценку, поскольку связывался с одним из направлений буржуазной педагогики. Гуманистическое воспитание имеет своей целью гармоничное развитие личности и предполагает гуманный характер отношений между участниками педагогического процесса. Для обозначения именно таких отношений употребляется термин "гуманное воспитание" [7].

Осознание данной тенденции поставило науку перед необходимостью пересмотра сложившейся ранее в ней адаптивной парадигмы, апеллирующей к определенным личностным параметрам, среди которых наибольшую ценность представляли идейность, дисциплинированность, исполнительность, общественная направленность, коллективизм. Это было основным содержанием "социального заказа", на который работали социологическая и педагогическая науки в советский период своего существования. Выход из "прокрустова ложа" такого социального заказа требовал изучения, и развития личности как целостного начала, интегрирующего в себе наиболее важные проявления ее духовности. Анализируя процесс коррекционного воздействия на личность, следует отметить, что гуманистические стереотипы осуществляются в актах социализации, собственного воспитания и саморазвития, каждый из которых вносит свой вклад в гармонизацию личности, формирует новый менталитет гражданина. При формирование нового менталитета требуется личность, глубоко знающая себя, владеющая собой, самореализующаяся. И поэтому данные

личностные параметры становятся перспективной линией гуманистического формирования мировоззрения. В этой связи особую значимость приобретают процессы самореализации, которые дают возможность приобщить растущую личность к социокультурным ценностям, создают духовное и предметное пространство, необходимое для саморазвития и самореализации.

Социализация, таким образом, двусторонний процесс. С одной стороны, этот процесс адаптации личности к социально позитивному обществу путем усвоения социального опыта, ценностей, норм, установок, присущих как обществу в целом, так и отдельным социальным группам. С другой - это процесс саморазвития и самореализации личности, в ходе которого происходит не только актуализация усвоенной системы социальных связей и опыта, но и создание новых.

Именно поэтому наиболее приемлемыми в работе с подростками, склонными к правонарушениям, нам кажутся идеи и принципы гуманизма, которые, прежде всего, обеспечивают индивидуальный подход к личности несовершеннолетнего, через признание его прав и свобод, определяют гуманный характер между участниками воспитательного процесса, тем самым гарантируя максимум успеха в их ресоциализации.

Итак, проанализировав содержание понятий "гуманизм" и "гуманистический подход", необходимо определить следующее:

- гуманизм - это специфическая устойчивая система взглядов, признающая ценность и приоритет личности над государством, его права на свободу, счастье, равенство и проявление своих способностей, то есть социокультурной самореализации;

- социально-философской основой ювенальной политики государства, в том числе воспитания правовой культуры как целостного, институционального и ценностнонормативного образования, могут быть признаны идеи гуманизма как теоретической системы научных взглядов;

- гуманистическая направленность имеет своей целью гармоничное развитие личности, предполагает гуманный характер отношений между участниками процесса ресоциализации , социальной реабилитации;

- гуманистическая методика, наиболее эффективная, в условиях сегодняшнего общества, формирующая система, имеющая прогрессивное содержание, способная структурировать гармонично-развитую личность, успешно коррегировать личностные отклонения подростков-девиантов;

Изучение процесса гуманизации системы ресоциализации личности в современной науке позволило также сделать следующий вывод: принципы гуманистической идеологии как культурной основы коррекционной системы воздействия в работе с подростками с девиантным поведением наиболее приемлемы при организации превентивной деятельности и формировании ювенальной политики государства.

Примечания:

1. Кудрявцев В.Н., Никифоров Б.С. Вступительная статья // Социология преступности.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

М., 1996. С. 17.

2. Тощенко Ж.Т. Парадоксальный человек. М., 2001. С. 211.

3. Клочкова А.В. Преступление и наказание: Криминализация России как социальнополитическое явление: материалы дисскусии. М.: Альфа-М, 2004. С. 32.

4. Шевченко А.М. Ресоциализация в России (социокультурные модели): монография /

РГУ, РИНХ. Ростов н/Д, 2003. С.132.

5. Котова И.Б., Шиянов Е.Н. Философские основания гуманистической педагогики.

Ростов н/Д, 1994. С. 18.

6. Бондаревская Е.В., Кульневич С.В. Педагогика: личность в гуманистических теориях

и системах воспитания. М.; Ростов н/Д: Учитель, 1999. С. 180.

7. Горбунов-Посадов И.И. Несколько вступительных слов к журналу «Свободное

воспитание» // Хрестоматия по истории педагогики. Т. 4. М., 1936. С. 430-431.

8. Михайлов А.П. Гуманистическая направленность как социально-философская основа ювенальной политики государства // Гуманитарные и социально-экономические науки. Ростов н/Д, 2005. № 3 (18). С. 59.

References:

1. Kudryavtsev V.N., Nikiforov B.S. Introductory article // Criminality Sociology. М., 1996.

P. 17.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

2. Toshchenko Zh.T. A paradoxical person. М., 2001. P. 211.

3. Klochkova A.V The crime and punishment: Criminalization of Russia as the sociopolitical phenomenon: the materials of the discussion. М.: Alpha-M, 2004. P. 32.

4. Shevchenko A.M. The resocialization in Russia (sociocultural models): a monograph / RGU, RINKH. Rostov-on-Don, 2003. P. 132.

5. Kotova I.B., Shiyanov E.N. The philosophical foundations of humanistic pedagogics. Rostov-on-Don, 1994. P. 18.

6. Bondarevskaya E.V., Kulnevich S.V Pedagogics: a person in humanistic theories and educational systems. М.; Rostov-on-Don: The teacher, 1999. P. 180.

7. Gorbunov-Posadov I.I. Some opening addresses to magazine «Free education» // Reader on the History of Pedagogics. v. 4. М., 1936. P. 430-431.

8. Mikhailov A.P. The humanistic orientation as a socio-philosophical basis of the state juvenile policy // Humanities and socio-economic sciences. Rostov-on-Don, 2005. № 3 (18). P. 59.